Ксения Шанцева.

Беспокойные ноги Аксиньи. Я не умею спать…



скачать книгу бесплатно

© Ксения Шанцева, 2017


ISBN 978-5-4485-8117-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ГЛАВА 1. Я ХОЧУ СПАТЬ


Возможно, что сейчас многие наслышаны про синдром беспокойных ног (СБН). Состояние, при котором больно спать. Утрата органа сна. Четыре года назад упоминание о том, что я страдаю данным синдромом, вызывало неоднозначные реакции. К ним можно отнести: и насмешки, и недоверие, и даже обвинения в безумности. Заболевание по МКБ-10 (международная классификация болезней десятого пересмотра) находится в разделе экстрапирамидных и других двигательных нарушений (G 25.8). Что делать с этим синдромом? Такое забавное название.

Мне исполнился 21 год. Январские каникулы в Лапландии были для меня большим подарком. Потом, как оказалось, этот подарок разделил мою жизнь на две части. Я простудилась и вернулась в Петербург с высокой температурой. Зима, снег и прогулки на морозном воздухе. Никто не удивится простудам. Был самый обычный день. Отправилась вечером в постель и навсегда разучилась засыпать. Ощущение, что мешают собственные ноги. Хотелось что-то сбросить с себя. На ногах ощущался какой-то груз. Беспокойные ноги. Точное отражение состояния. Я была не в состоянии осознать происходящее. Прошло четыре года, но по сей день очень сложно описывать свои ночи. Мучилась до самого утра. Я постаралась забыть об этом явлении, но следующий приступ был решающим в вопросе, что происходит что-то жуткое с моим организмом. Очередная ночь и эта ломота началась с такой силой, что я не могла находиться в положении лежа. Я кричала от боли. Мне сильно хотелось спать. Если я пыталась снова лечь в кровать, то состояние возвращалось. Полное истощение организма. Почему мое тело не разрешает мне лежать и спать? Этот вопрос вертелся у меня в голове. Ощущение, что кто-то брал мои стопы себе в руки, ломая кости, истязая мышцы. И не разрешал мне засыпать. В таком состоянии я была до 16:00 следующего дня. Симптомы исчезали, если я ходила по комнате или мочила ноги в очень холодной воде. Стоило снова лечь и ломота возвращалась. Сон для меня стал врагом и мучителем. Моя жизнь молодой девушки, у которой было много планов и желаний на будущую жизнь, изменилась с очень резким поворотом. Я не опускаю руки и не опущу, пока точно не узнаю, что произошло с моим головным мозгом.

Я училась в университете на вечернем отделении, но даже это мне не сильно помогало. Ночами я не спала, ходила по дому. Я ложусь, а мои ноги не могут лежать. Они дергаются, шевелятся и болят очень сильно. Могла заснуть на час днем. Потом с трудом ехала в университет. Ломало не только мои ноги, ломалось и мое моральное состояние. Что делать? К кому обратиться? Почему мне так больно? Ответов я не могла найти. Это загадочное состояние прогрессировало, но могло пропасть на месяц, а могло мучить меня каждый день.

Прогрессировало заболевание очень быстрыми темпами. Раз в месяц, раз в неделю, а затем каждую ночь. Стопы, колени, кисти и локти мне уже не подчинялись. Спать нельзя ни днем, ни ночью, ни сидя, а уж тем более лежа. Звучит, конечно, интересно. Мне нельзя спать, но извините, организм должен спать. Одна из важных естественных потребностей человека. Я придумала заматывать ноги мокрыми платками, «спала» я так год. В неврологии есть понятие дефицит. Дефицит отражает утрату органа или его функции. В моем случае наступил дефицит способности засыпать. Состояние возросло до того, что мне нельзя было просто находиться в состоянии покоя. Я не могла сидеть стоять. Мне можно только ходить! Необычная активность моего организма.

Я стала обращаться к врачам самых различных специальностей. Происходило весь год одно и то же. Врачи говорили, что это не их профиль. А чей? Что с мои здоровьем? Чей же я профиль? Ноги и руки оказались полностью здоровы, как и весь мой организм. Но что-то же происходит! Я сталкивалась со стеной незнания и непонимания. Я была истерзана своими ночами. Я пробовала многое: и мази, и упражнения, и какие-то постоянные новые лекарства от врачей. Вены, мышцы, кости, гормоны, витамины все в идеальном состоянии. Бестактность, как медицинского персонала, так и просто окружающих меня людей, в начале болезни убивала морально. Меня выставляли симулянткой, лгуньей и бездельницей. Мама постоянно слышала, что я обманываю окружающих, чтобы не устраиваться на работу. Мы с мамой боролись. Мы старались доказать, что я действительно больна. Мне срочно нужна была помощь. Диагноза нет. Болезнь набирает обороты.

Я обратилась к неврологу Ч. Рассказала подробно о своем состоянии. У меня уже было больше слов, чтобы описать себя. Я говорила: «Здравствуйте, я не могу лежать и спать, сидеть и стоять. У меня сильное выкручивание ног и рук. Они мне мешают, дергаются. У меня горят ноги и руки, но температура и давление в норме. Что со мной? Вздутые вены до ужасающей картины. Меня кто-то чешет под кожей локтей и колен. Мурашки». За этим следовала немая пауза. Девочка не в себе… Унизительно доказывать, что ты не страдаешь психическими расстройствами. Невролог Ч. предложил мне посетить психотерапевта, ссылаясь на то, что у меня якобы депрессия из-за учебы. Я была готова посетить любого специалиста. Никаких депрессивных расстройств у меня не наблюдалось, у меня наблюдалась невозможность сна. Под конец нашего сеанса психотерапевт бросила фразу, что у меня синдром беспокойных ног. Может быть… Она сказала это так тихо, что набор незнакомых слов еле запомнился. Я пыталась хвататься за любую мысль. Диагноз официально она не решила устанавливать и с этим я отправилась домой. Лечащего врача у меня не было. Было мое стремление вернуть себе нормальную жизнь. Бесконечное чтение медицинских статей, книг по нейробиологии и нейрохимии. Мое состояние вполне можно назвать нейропатической болью, которая проявляется в виде мурашек, покалываний. Существуют препараты от нейропатической боли. При сахарном диабете возможна такая боль. Но никто не мог сказать, что именно нарушено у меня. Ничего не было известно про причины заболевания, про последствия, про шансы на излечение. Усмирить боль не было возможности. Про мой синдром никакой информации. Мои бессонные ночи стали заняты исследованием самой себя. Четыре года назад найти информацию про синдром беспокойных ног было очень сложно, сейчас в интернете много статей, но пользы практически от этого нет.

Меня зовут Аксинья и у меня СБН. Не надо стесняться своих трудностей, а особенно заболеваний. Чем больше окружающих знает, тем больше потока новой информации. Многие думают, что свои болезни нужно скрывать. Я должна притвориться, что здорова. Беспочвенно улыбаться. Я себя не стыжусь. Да, я тяжело больна! Прошло уже 1,5 года после первого приступа. Мы с мамой искали информацию и помощь везде. Одна из наших соседок работает травматологом. Она посоветовала сделать электронейромиографию. Это исследование позволяет выявить заболевания и травмы периферической нервной системы. Это и был следующий пункт моей борьбы с болезнью.

ГЛАВА 2. БЕЗУМНАЯ НЕВЕСТА


Я стала изучать медицинские центры, где можно осуществить новое для меня исследование. Нашла один центр и пришла на прием. Все чисто, красиво и уютно. И я влюбилась… Ощущение влюбленности согрело мое больное тело. Влюбилась я в своего молодого невролога. Пребывая в состоянии постоянной боли, не особо посещают мысли о личной жизни. Мне повезло, что я нашла силы и защитила диплом. Это мое большое достижение. Больная девушка не совсем мечта мужчин., поэтому у меня и не было мыслей искать себе пару. Во всех сферах жизни была полная пустота. Влюбленность сама меня нашла. Обратил ли на меня внимание врач П.? Я никогда этого не узнаю. Это лишняя информация. Он с достоинством следовал врачебной этике и не переходил границ общения врача и пациента. Я хоть и болею, но женское начало пробивалось и через болезнь. Я увидела что-то теплое в свой адрес. Как тепло смотрит мужчина на женщину, так и он смотрел на меня. Не как на больную пациентку, а как на обычную девушку. Есть предположение, что это был перенос. В психологии этот термин означает перенос своих переживаний на другое лицо. Например, на психотерапевта в ходе психотерапии. Может даже и контрперенос, который возник у врача к пациенту. Я не должна унижать себя мыслями, что не могу понравится мужчине. Влюбленность пациентки в своего врача достаточно частое явление. Об этом пишут целые романы, снимают фильмы. Я вступила в ряды этих женщин. Это очень хорошо. Я отвлеклась от своей болезни и могла думать о чем-то еще.

Вернемся к самому исследованию. Электронейромиография. Прибегая к электрическим импульсам, можно выявить нарушение периферической нервной системы. Исследование было довольно болезненным. Я терпеливая. Результаты исследования показали, что никаких отклонений нет. Каждый раз я расстраивалась из-за того, что оказывалась полностью здоровой. Звучит, конечно, странно. Но что-то же происходит. Но что? Невролог П., выслушав меня, ответил общими фразами. Это состояние не являлось его профилем и он посоветовал мне обратиться к психиатру. Влюбиться в мужчину, который считает тебя сумасшедшей, не совсем то, что нужно девушке. Невролог П. повел себя, как остальные врачи. Врач не может установить диагноз, но позволяет себе утверждать, что у меня боль из-за депрессивного расстройства. Врач П. настоял на том, что мне надо пить препараты из группы антидепрессантов (АД). Это элементарное снятие с себя ответственности. В каждом неврологическом справочнике есть информация про синдром беспокойных ног. Почему большая половина неврологов о нем не слышали? Ответа у меня нет. В наше время все больше книг по психологии, семинаров и различных курсов. Психосоматика обширная и важная тема, но очень часто люди перестают заниматься своим здоровьем, ссылаясь на стресс. Таким образом происходит отрицание настоящей проблемы. В моем случае это постоянное навязывание, что я не в себе. Может многие посмотрели бы на меня странно после слов, что у меня кто-то шуршит под коленкой и ползает, но не невролог! Полиневропатия нижних конечностей не была установлена. Мой организм не имел отношения к поражениям моторных, сенсорных и вегетативных нервных волокон. Невролог П. отрицал синдром беспокойных ног, хотя я не встречала иного заболевания с подобными симптомами. Вышла я из кабинета окрыленная теплыми чувствами, рецептами на антидепрессанты и с рекомендацией посетить психиатра. При моем заболевании категорически нельзя принимать многие препараты: нейролептики, амитриплин, СИОЗС, бета-андреномиметики и блокаторы, антагонисты кальция и Н2-рецепторы, антигистаминные средства. Все эти препараты только усиливают боль. В тот период своей жизни я об этом не знала. Мои неврологи тем более. Кто будет нести за это ответственность? Неправильный диагноз, неправильное лечение, которое только усугубляет мое состояние. С этим обязательно нужно бороться! Препараты оказались именно из запрещенной группы лекарств. В тот момент я поверила столь привлекательному мужчине и купила лекарство. Это стало огромной ошибкой. Слушайте свое сердце. Сомневайтесь даже в словах врачей. Я не соглашалась с мыслью, что у меня депрессия или психические нарушения. Из-за отчаяния я сдалась и приняла препарат.

Проходя тяжелой путь болезни, я могу сказать, что человек в силах помочь себе, не прибегая к различного рода препаратам. Я буду твердить об этом постоянно. Не берусь говорить про настоящие нарушения психики. Я говорю про обыденность депрессий. Такое ощущение, что стало модно придумывать себе депрессии. Не всегда трудный период в жизни и плохое настроение являются депрессией. Я не психолог, не психотерапевт и даже не психиатр. Я делюсь своими наблюдениями во время тяжелого заболевания. Любой препарат из таких групп является подменой понятий. Это не решит душевных проблем, только усугубит ситуацию. Нужно действовать, искать выход. Заглушать симптомы не лучший способ лечения. Это совершенно не лечение. Поэтому я против препаратов, которые воздействуют на мое настроение и создают мне лжесчастье. Я надеялась, что новый препарат избавит меня от боли, но это было очень глупо.

Тот сентябрь выдался очень активным. Я влюблена, у меня появилась надежда на новый препарат и я собиралась на собеседование. Я не отрицала возможность, что собственная загруженность избавит меня от боли. Но ни университет, ни спорт, ни новая активность жизни не повлияли на мое здоровье. День приема препарата выпал на день собеседования. Очень хорошая компания, хорошие перспективы. Я приняла таблетку и слезы потекли сами собой, но это не столь важно в моей ситуации. При приеме АД нестабильность настроения в первые дни вполне нормальное явление. Я ехала в транспорте на собеседование, сдерживала слезы и вдруг меня пронзила такая боль ног. Я не могла сидеть, стоять, меня тошнило. Ломило ноги еще сильнее, чем по ночам. Мне было невыносимо плохо. Я держалась, как могла. Этот день был для меня одним из ужасных дней. Я отбросила свои эмоции, но выбросить эту боль я не могла. Все было в тумане. Я разговаривала с начальством, а сама была глубоко ранена морально и физически. Позволю себе похвалить саму себя. Я сделала шаг к изменениям своей жизни. Сама мысль о новых поступках помогает мне жить, бездействие меня тянет в темное состояние болезни. Препарат я сразу отменила. Пришла на прием снова к неврологу П. Моя влюбленность затухала после очередных фраз о моем безумии. Он стоял на своем. Я должна была продолжать принимать АД. Продолжать себя травить. Надо было спасать мой мозг. Почему мозг? Ноги и руки у меня здоровы, но мой мозг дал сбой. Даже эта неприятная ситуация смогла принести мне новые идеи. После электрических импульсов в ногах я почувствовала облегчение. Сразу записала это в свой блокнот. Хорошая идея и вполне объяснима. Электрическими импульсами можно воздействовать на ЦНС. Совпадение? Ремиссия? Прием АД испортил весь эффект.

При любом заболевании нарушается не только физическое здоровье, но и множество иных аспектов. Наше душевное состояние начинает рушиться вместе с физическими функциями. Смотришь в зеркало, но видишь уже другого человека. Вам это знакомо? Перерождение. Главное решить для себя, что это будет за перерождение. Либо полезное перерождение, либо убийственное перерождение. Я строю новую себя по кусочкам. Оглянитесь вокруг, если Вы больны, рядом с Вами есть люди, которые могут Вам помочь? Лучше даже спросить не могут, а хотят. Я изо дня в день сталкивалась с малыми дозами предательств. На тебе ставят крест, делают вид, что человека не существует. Скорее всего болезнь поглощает не больного человека, а жестокое сознание окружающих. Люди говорят: «Тебе даже врачи не могут помочь. Я тем более». Никогда не произносите эту фразу! Если в Вас нет сострадания или Вы не считаете нужным кому-то помогать, то просто уйдите. Болеющему человеку трудно и без Вашего подобного мнения. Я не поднимаю здесь вопросов нравственного поведения людей, общества. Я выбираю окружение со здоровым сознанием и с теплой душой. Не привыкла держать рядом с собой людей ради количества. Я тщательно выбираю свой круг общения, тем более в такой ситуации. Не бойтесь быть одними. Это очень хорошо. Замените слово одиночество на слово гармония с собой. Нужные люди обязательно найдутся. Не тяните себя вниз и других. Хочу сказать огромное спасибо людям, которые меня до сих пор поддерживают и дарят сладости. Спасибо. В один день я обернулась и никого рядом с собой не увидела. А может и не нужно было никого видеть? Доказывать, что я не безумная и не симулянтка? Ушли одни люди значит придут другие. Какие у них причины я не знаю. Я знаю, что мне нужно искать лечение для своего головного мозга. Душевные раны заживут, а заживет ли разрушение головного мозга? Любите себя и занимайтесь своим здоровьем. Скажу я это и себе. Социальная жизнь тоже может резко разрушиться. Человек должен быть занят, просто обязан. Это личностный рост. Порой слышала завистливые фразы про отсутствие у меня работы. Я все же нахожусь в очень болезненном состоянии, о каких прекрасных свободных днях идет речь? Я не из тех людей, которые любят сидеть на месте. Я записалась на сметные курсы. Человек, который болеет, пересматривает полностью свою жизнь. Кардинальное изменение ценностей. Скажу честно, мне самой стало очень сложно общаться с людьми, которые впустую тратят свое время. Наступила осень, пошел дождь, у людей осенняя хандра. Осень мое любимое время года. Я не могу воспринимать серьезно подобного рода трудности людей. Мне плохо, я не прошу меня жалеть, но я ищу понимая и помощи. Окружающие говорят: «Не мешай счастью другим. Тебе никто не обязан помогать». Я не могу пройти мимо человека в беде. Никто не знает, что его ждет. Врагу не пожелаешь синдрома беспокойных ног. Я ни на кого не в обиде, у меня есть мама, которая меня любит в любом состоянии. Этого самое главное. Сложно… Сложно выходить в общество, в жизнь. Хочется вернуться в прошлое. Физическая боль, моральная, да еще и постоянное доказательство того, что я не сумасшедшая.



Второй год моего заболевания подходил к концу. Вечерами я ездила на сметные курсы, чтобы как-то жить. Я совсем потерялась. Запуталась в своих мыслях. Я не знала кому верить и во что. Постоянно ощущала беспомощность. Но я шла дальше и иду по сей день. Даже болезнь меня не сломит. Я буду продолжать получать новые знания. Истощение моего организма не знало пределов. Я не спала и плохо ела. Страдая, мечтала превратиться в нового человека. За два года я испробовала многое. Различные мази для вен, согревающие и охлаждающие, не давали никакого эффекта. Ни один крем не снимал боль. Народные средства: растирания яблочным уксусом или водкой, шерстяные нити, затягивания ноги эластичным бинтом, подъем ног на подушку при засыпании. Результатов не наблюдалось. Занималась спортом днями и ночами, но стоило мне снова лечь… СБН приходил. На курсы я приходила вся уставшая после болезненных ночей. Сидеть за партой для меня стало невыносимо. В семь часов вечера наступала невыносимая боль ног. Я вытягивала ноги, разминала их. С трудом высиживала занятия, слезы от боли текли сами по моим щекам. Скорее всего в группе меня и приняли за странную девушку. Убегала в дамскую комнату, сдирала с себя носочки и охлаждала, как могла ноги. Свои беспокойные ноги. Каждый подобный приступ мне хотелось все бросить. Самое коварное в этом заболевании то, что ты нигде не можешь найти успокоение. Дома не полежишь в расстроенных чувствах, ноги обязательно тебя заставят встать. Стараешься выходить в социум, но происходят подобного рода приступы. Коварно, очень коварно, пытки одним словом. Дергалась я по ночам все сильнее и сильнее. Синяки по всему телу от ударов об стенку. Наблюдала подъем стопы без моего желания. Это уже серьезное двигательное нарушение. Я ходила кругами. Учеба для меня была всегда важна, я изо всех сил пыталась получить второе образование. Курсы были всего 1,5 месяца, но постоянная жизнь с болью очень мешает достигать чего-либо. Я снова справилась. Для меня это огромное достижение. Я шла вперед и иду, не смотря на свою боль. Мне нравится находить новые силы и желания внутри себя. Своего лечащего врача я так и не нашла. Последний невролог советовал хорошего психиатра. Я хваталась за любую возможность. Врач с большим опытом из одного из лучших медицинский учреждений в Петербурге. Я ждала своей очереди. В кабинете были две женщины, одна плакала и очень сильно кричала. Мне стало не по себе. Атмосфера достаточно тяжелая. Переживала за свой прием, да еще и такие сильные эмоции в кабинете. Помню, что был вечер и все мне казалось очень серым, неприятным и даже отталкивающим. Я научилась не возлагать надежду на врачей, но ранее каждый поход к специалисту меня очень сильно ранил. Выходить с нулевым результатом было для меня невыносимо. Я столько плакала из-за ответов врачей, что очень зря. Я зашла в кабинет и увидела врача В. Бросилось в глаза ее ожерелье. Оно состояло из огромных камней, видимо от негатива. Я была очень напряжена. Началась наша беседа, она оборвала меня на полуслове. Я толком ничего не успела рассказать про свои ноги. Либо врач П. уже что-то рассказал про меня, либо она настолько отвратительно относится к пациентам. Была короткая фраза, что надо пить антидепрессанты. Почему настолько серьезные препараты легко назначают? Врачи не хотят разбираться в ситуации, им проще накачать человека жуткими препаратами? Теперь любой может получить подобного рода препарат и стать зависимым. Очередная иллюзия. Кратко я объяснила свою позицию врачу. В ответ я услышала, что я никогда не выздоровею, если не лягу к ней на отделение психиатрии. Фразу о том, что я никогда не выздоровею, постоянно слышу от врачей. Но у меня же есть головной мозг… Неужели с таким особенным строением головного мозга я не найду выход? Я услышала достаточно резкий комментарий в адрес своего характера, но я буду отстаивать себя, я буду указывать врачам на их ошибки. Врач В. рассказала мне историю про мужчину, у которого постоянно болели зубы. Ему удалили практически все зубы, но это оказалось соматоформное болевое расстройство. Ему помогли АД. Это история с хорошим концом, но причем здесь я? Симптомы полностью подходят под синдром беспокойных ног. Почему такое незнание очень опытных врачей? Очень сильно меня покоробила ее реакция на то, что у меня вздуваются вены, отекают ноги и горят. Было резкое удивление, ведь при соматоформном болевом расстройстве нет видимых симптомов. Я сразу для себя отметила ее реакцию. Ее предположение про фантомные боли тоже не попадают под мои симптомы. У меня есть видимая двигательная активность конечностей, изменение внешнего вида стоп и кистей рук в момент засыпания. Фантомная боль образуется в ходе потери той или иной конечности, когда в головном мозге остались нейроны, отвечающие за болевые ощущения той самой конечности. Причем здесь Я? Сколько поломанных судеб… Пациенты с СБН были менее уверены в своей позиции, чем я. Они оказались в психиатрической больнице. Им давали запрещенные для синдрома препараты, им становилось хуже и хуже, дозу увеличивали. Так по замкнутому кругу. Кто вернет этим несчастным людям жизнь? Будьте внимательны, не верьте сразу врачам, сходите к другому. Я решила сама заняться изучением своего заболевания, врачи ничем мне не помогают, а только вредят моему здоровью. Были зафиксированы случаи суицида при синдроме беспокойных ног. Их родственники потом очень сожалели, что не верили и не обращали внимания на больного, которому нужна была помощь. Помощь не психологического характера, а помощь невролога. Я не лягу на отделении психиатрии, чтобы меня обкололи всякими препаратами. Я ушла в жутком состоянии. Я отказывалась в это все верить. Каждый поход к такому врачу меня морально ломал. У меня нет работы, у меня нет поддержки от окружающих, я зарастала комплексами, страхами. Бездельница одним словом. Мама категорически запретила мне даже думать о том, что у меня нарушения психики. Я стала читать статьи про СБН, подробно изучать эту тему. Пару недель оставалось до Нового года. У людей праздничные заботы, поиск подарков, а я погрязла в медицинских статьях и своих невыносимых болях. Так хочется спать, моя мечта так проста. Я просто хочу снова уметь лежать. Пытаюсь уснуть каждый Божий день. Я полностью вымотана. Эта ломота происходит с такой силой, что я кричу в голос. Ползаю по дому от усталости. Такой была новая Аксинья. Я тяжело больна. Я давно это поняла, но заявить самой себе было страшно. Я училась не смотреть на жизни других людей, моя судьба наоборот очень необычна и интересна. Вам интересно, что будет со мной дальше? Мне очень.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2