Ксемуюм Бакланов.

Сон длиною в жизнь. Балтийские грёзы. Часть 3



скачать книгу бесплатно

© Ксемуюм Бакланов, 2016


ISBN 978-5-4474-8228-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Все под Богом

Папа, приезжай быстрее, случилось ужасное, просто страшное случилось! Я не знаю, что мне делать! Помоги мне! Ника разбилась! Боже, я сейчас умру!

Я глянул на часы, без пятнадцати пять. Никак не доходит смысл скороговорки, которую Костя выпалил мне в трубку. Стоп, Ника разбилась, ох ничего себе!!!

– Где ты?

– В многопрофильной, приезжай, я умираю.

– Ты тоже травмирован?!?!?!

– Нет, приезжай быстрее, я уже больше не могу.

– А с тобой что???!!!

– Со мной ничего, мне просто плохо, я не могу стоять, ноги не держат.

– Это ДТП?

– Да.

– Ты был за рулём той машины и вообще, это была твоя машина?

– Приезжа-ай!!! Я не могу говорить!

Так быстро я не одевался никогда. По ночному городу до Балтрайона проскочил минут за пять. В голове жуткий беспорядок, обрывки мыслей, обрывки фраз, всё намывное, не моё. Где же моё? Та-ак, начинаем брать себя в руки, где мой трансерфинг? Надо вспомнить, срочно надо вспомнить. Что вспомнить? Соломона вспомнить. Всё пройдёт. Всё будет хорошо, обязательно всё будет хорошо. Хотя надо говорить всё хорошо уже сейчас, а как же оно хорошо, если всё просто ужасно!

Костя не пьёт, значит авария по пьянке исключена, это хорошо. Что ещё хорошо? Хорошо, что он не травмирован, это просто замечательно, я самый счастливый человек на Земле!

У дверей приёмного покоя он сновал, как в бреду, без шапки, без куртки, никогда его таким не видел.

– Я не переживу этой смерти, сразу же умру, мне ничего не надо, надо чтобы она жила и была рядом. У неё дёргается рука и она без сознания.

Я видел, что у Кости аффект, он не похож на себя и говорит, как маленький ребёнок. Мы зашли в здание, увидев нас, сестра на приеме отвела меня в сторону.

– Мы давали ему успокоительные, он был совсем никуда.

– Вы можете мне объяснить, что случилось с Никой.

– А кто из них Ника? Та, которая без сознания?

– Наверное. Я ничего не знаю и понять не могу.

– Пол часа назад привезли двух девушек и парня, они разбились на машине. Парень уже умер. Одна девушка при памяти у неё травмированы обе ноги и таз, вторая – очень плоха, степень и количество травм ещё не до конца определены. Сейчас с ней работает наряд врачей.

– А за рулём был погибший парень?

– Я этого не знаю.

Я обнял сына, у него был озноб, лицо белое, как простынь.

– Сынок, всё будет хорошо, слышишь, всё будет хорошо.

Я опять подошёл к сестре.

– Скажите, ему можно что-нибудь вколоть?

– Я же сказала, мы уже вкололи, Ирина Викторовна, когда увидела его, сразу сделала укол, просто нужно немного времени, укол скоро подействует.

И действительно, Костя постепенно начал соображать, с ним уже можно было разговаривать.

Выяснилось, что Ника вечером уехала домой к родителям в Правдинск, у подруги был день рождения. Костя ехать не стал, к концу года у нас на фирме был просто завал. Было совсем непонятно почему Ника ехала под утро в той машине, которая, как потом выяснилось, на полном ходу врезалась в дерево. Но это уже и не важно. Важно то, что её состояние оценивалось, как безнадёжное. Ему позвонила медсестра из кареты скорой помощи во время следования в Калининград, набрав последний исходящий номер с телефона Вероники, поэтому Костя был тут раньше скорой.

Так случайно оказалось, что приятельница Викиной мамы работала именно здесь и как раз в реанимации травматологического отделения, утром этого же дня она зашла на смену. По её словам, которые она произнесла гораздо позже, где-то через пару месяцев, когда опасность летального исхода уже миновала, в то утро инструктаж начинался со слов: «Ночью поступили трое, один ушёл, вторая сегодня уйдёт». Эта вторая и была Ника, которая слава Богу не ушла. Сломано было многое, труднее сказать, что уцелело. Самое страшное – это сильнейшая травма головы. Произошло Чудо и это по словам врачей, которые редко страдают излишней скромностью и с удовольствием приписывают на свой счёт подобные подвиги, в этот раз лукавить всё же не стали, язык видимо не повернулся, поэтому честно сказали – это из разряда воскрешения Луки.

Именно с этого трагического случая я начал третью книгу не случайно, этим же моментом я её и закончу. В нём есть нечто магическое, как я уже сказал. Пройдёт немало времени и мне откроется понимание тех процессов которые начинали происходить тогда в моих взаимоотношениях с Костей, не может не открыться, ибо нет ничего тайного, что не стало бы явным. Хотя теперь, спустя четыре года после аварии я пришёл к выводу, что не хочу подобных открытий, да и ни к чему мне это, так как сына у меня больше нет, вернее он есть, но сыном уже не является.

Впрочем, обо всём по порядку.

Для этого надо вернуться к одесским событиям шестилетней давности, когда в результате блестяще спланированной и удачно проведённой операции, я вернул свои деньги, потерянные шестнадцать лет тому назад, если брать отсчёт со дня написания этих строк. Своё повествование я закончил тогда, описывая возвращение из Одессы в Калининград.

Мысленно перетекаю в то время.

Мёд с привкусом горечи

Утром следующего дня я прилетел в Калининград. За все наши совместные годы мы всего однажды разлучались с Женей так надолго, это было, когда я делал развод с Ириной, та разлука совпала со смертью отца. Сейчас же целую неделю у нас был медовый месяц. За это время улеглись душевные терзания по поводу шлейфа событий, причиной которым был я сам, всё смотрелось уже более-менее оптимистично.

Всё, кроме моего пошатнувшегося бизнеса. Как мало надо, чтобы напрочь уничтожить создаваемое годами. Именно так можно было сказать о моём отлаженном деле после двухмесячного правления Аслана. Людей не было и на телефоны они не отвечали, заказчик, перед которым, как мне казалось, я уже выполнил все договорённости, за исключением мелких брызг, подал на меня в суд и суд уже состоялся, что и не странно, заказчик был родным братом военного прокурора. Мало того, мной заинтересовалась налоговая и это, наряду со штрафом, который я должен выплатить по суду, было уже очень и очень опасно.

Аслан винил во всём кого угодно, только не себя…, все вокруг козлы. Когда я отдавал деньги Ясе, мы долго разговаривали на эту тему, Аслан был его двоюродным братом по материнской линии (родственники по отцовской линии у чеченцев считаются более близкими). Так вот впервые за столько лет от него я услышал, что Аслан не тот, на кого можно положиться. Яса знал это ещё по советским временам, когда сам, будучи студентом – выпускником торгового института, привёз его в Ленинград, чтобы адаптировать под современные условия и дать возможность воспользоваться всеми благами цивилизации. Он не слишком распространялся на этот счёт, так как у чеченцев нет в обычаях привычки кляузничать на своих земляков, тем более родственников, но то, что для него не было новостью некоторая склонность Аслана поживиться за счёт близких людей, меня поразило до глубины души.

Постепенно я разрулил образовавшиеся сложности, хотя и пришлось выложить немалую сумму и уже через пару месяцев забыв о прозрачных намёках Ясы, пошёл на совместную авантюру с Асланом и его новым знакомым Валерием. Это было как раз в канун моего отъезда на Украину.

К тому времени мы с Маней опять решили работать вместе, всё-таки опыт показывал, «что вдвоём вдвойне веселей». Взяв подряд на строившемся заводе по производству и расфасовке растительного масла, мы рьяно приступили к работе. Официально зашла фирма «Стройпромтрест», имевшая строительную лицензию и принадлежавшая Маниному знакомому Александру Красныху, мы же просто осуществляли деятельность под её крылом, да так, что никто из руководства заказчика даже не знал этого Красныха.

Работы велись с потрясающим успехом, особенно если учесть, что это был первый столь серьёзный опыт в рамках совместной деятельности, всё шло просто на ура. За два месяца нами было заработано столько, сколько ранее не зарабатывалось за два года. Эйфория полнейшая, да и как иначе, попав на серьёзный уровень ведения строительных работ, ментально мы оставались бригадирами, довольствовавшимися небольшой дельтой заработка, которую могли выкроить из денег на зарплату, утаив от рабочих небольшие объемы, закрываемые сверх оговорённых, ну или что-нибудь в этом же роде. Поэтому здесь, на заводе, поначалу нас абсолютно удовлетворяла оплата труда, что и позволило конкурировать с фирмами, которых по понятным причинам такие деньги устраивать не могли.

Нет, конечно же я – человек, в прошлом имевший за плечами серьёзный опыт производственной деятельности на Украине, понимал некоторую ущербность наших представлений о том, сколько должна зарабатывать средняя строительная компания, но после стольких не очень денежных лет, основательно подзабыл это состояние свободы и уверенности, принцип синицы вместо журавля эти пару месяцев всё ещё давил и на меня. Но уже к осени мы оперились и решили, что пора заявить о своих правах во весь голос, это случилось, как раз перед моим отъездом на юг.

Возвращаясь к теме авантюры, которую мы решили провернуть с Асланом, могу сказать, что это был высший пилотаж глупости с моей стороны. Часто думая о том времени, не понимаю, как можно быть таким наивным и доверчивым, ведь никогда раньше я не грешил этими пороками. Хотя почему не грешил, а «Руслан фрахт», ну чем не повод усомниться в моей вменяемости. И тут пройдя уже Крым и рым, опять, как мальчишка попал на деньги. Я никому не рассказывал эту историю, так как любой здравомыслящий человек вряд ли смог бы найти какое-нибудь оправдание моей бестолковости, если я и сам не могу.

Вывод напрашивается только один – во всех подобных случаях меня губит то, что я имею дело с близкими друзьями или родственниками. Хотя это и не всегда плохо, в случае с Манушак всё было просто идеально и являло собой пример порядочного, не жлобского отношения друг к другу. Именно этот прецедент расслабил меня и позволил безоговорочно, сломя голову, довериться сыну несколько лет спустя. А как же иначе, ведь сын – это твоё продолжение, твои надежды и чаяния, мы живём и творим ради детей.

Тот, кто читает эти строки, наверняка сейчас подумал обо мне, как о каком-то чудовище, дескать, даже сына не щадит и хулит на чём свет стоит, я и сам бы так подумал ещё совсем недавно. Но не спешите, уважаемый читатель, всему своё время. Пока что сын у меня самый лучший парень, я его очень люблю и он меня, кажется, тоже.

Аслан давно говорил о том, что в Бельгии живут много его друзей и родственников. Среди них есть несколько человек, оказывающих существенное влияние на компанию, обеспечивающую подержанными пикапами американского производства наши российские регионы. Фирма закупала битые машины в США, ремонтировала и обеспечивала товарный вид этой техники, как говорится, красила губы. В этой связи представлялась возможность выступить в качестве посредника на этом рынке, забрав на себя маленькую дельту прибыли, что по сути вполне распространённая практика, было грех не воспользоваться такими преференциями. Эту тему очень сильно подогревал приятель Аслана Валерий, с которым он недавно познакомился. Тот в свою очередь уже набил канал на поставку пикапов в Пермь, откуда он собственно и приехал. Всё срасталось очень удачно, так, что комар носа не поточит. Зная, что на Украине у меня есть дополнительно двести двадцать тысяч евро, я не был слишком избирателен соглашаясь участвовать в деле.

Всё сводилось к тому, что самую первую партию пикапов надо было брать по частичной двадцати процентной предоплате, которая отменялась после этой сделки. В случае, если она пройдёт без проблем, в дальнейшем всё будет поставляться под стопроцентную реализацию и необходимость в своих деньгах вообще отпадёт. Таким образом моё участие в деле тупо сводилось к частичному финансированию первой пробной партии автомобилей.

Для этой цели я слетал на Украину и опять инкогнито. Очень волновался проходя пограничный контроль, ведь закулисные одесские интриги так и остались для меня наполовину неразгаданными. Правда тот факт, что Павел жив и здоров вселял некоторую уверенность в удачное разрешение возможных неувязок и надежду на счастливое будущее для всех участников тех событий. По его словам Лариса тоже не бедствует, хоть и вряд ли он смог бы понять все хитросплетения, что до Ларисы, но привет от неё он мне передал, с надеждами на нашу скорую встречу. Я благополучно забрал часть денег и уже через день вернулся назад.

Видит бог, если б не Аслан, мне бы и в голову не пришло отдать кому-то пятьдесят тысяч евро, не видя за что, да и вообще, автомобили не были моим профилем. Для реалистичности картины, был представлен курьер, который якобы приезжал в Москву по делам фирмы. По дороге назад тот заехал в Калининград, чтобы забрать деньги, снимался головняк с открытием счёта и так далее, словом всё было просто супер чудненько, что само по себе не могло не вызывать подозрения. На всё про всё десять дней и первая партия автомобилей, съёмки которых уже были показаны потенциальным покупателям по интернету в Перми, приходят на место. Далее тот же курьер привозит нам пятьдесят тысяч назад и ещё пятнадцать – нашу долю. По прибыльности такое предложение было достаточно выгодным. Я с лёгким сердцем отдал деньги курьеру, который, кстати сказать, был моим земляком. Мы сыграли с ним партию на бильярде и выпили по кружечке пива. Всё это время Аслан расспрашивал о своих друзьях и родственниках, обсуждая с ним, то подробности соревнования по вольной борьбе, где участвовал его племянник, то причины развода близкого друга и уход того к худой и страшной бельгийке. Это были простейшие упражнения для лохов, но я повторюсь, речь шла об Аслане, человеке, которого я считал своим братом. В этом смысле он даже переиграл со спектаклем, убирая фактор случайности, ни на секунду не позволяя усомниться в реальности существования всех этих выдуманных персонажей. Он явно перестарался и будь на моём месте кто-нибудь другой, всё могло на этом этапе и развалиться. Меня же это совсем не беспокоило, я всецело доверял ему и тот факт, что его друзья были в деле, добавлял уверенности в положительном исходе.

Уже через несколько дней мы с Евгенией уехали на Украину. Ехали на своём «Мондео» через Польшу с выходом на Львовскую границу, я всё ещё переживал проходя её, но и тут всё прошло достаточно спокойно. И вот мы уже летим по украинским просторам, впереди встреча с мамой, братом, моими друзьями и конечно же с сыном, я уже успел соскучиться по нему. Настроение великолепное, вновь открывающиеся перспективы вселяли уверенность в будущее. Целый месяц беззаботного отдыха, в планах поездка к морю, в этом году мы уже второй раз будем на море, в январе ездили в Таиланд.

Мама уже ждала нас, так как я перезвонил ей на подъезде, когда оставалось километров пятьдесят, мой брат Слава и Костя тоже уже сидели у неё, все были рады и счастливы. Далее, собственно, встреча и её логическое завершение – праздничный сабантуй.

Дни летели незаметно, как обычно бывает на отдыхе.

Подходило время, когда техника из Бельгии должна быть уже на подъезде к Перми, телефон Аслана перестал отвечать, а потом и вовсе отключился.

– Валера, что случилось, я не могу дозвониться до Аслана, как там дела, техника ещё не пришла в Пермь, уже пора бы? – по телефону с ним мне всегда было говорить предпочтительнее, недолюбливал я его, на уровне интуиции ощущая недоброе.

– Да кто его знает, этого Аслана, как сквозь землю провалился, проблем теперь выше крыши из-за него.

– А дома ты у них был, что говорит его брат Ахмед?

– Съехали они со старой квартиры, я же говорю, как сквозь землю провалился и отключился.

Валера говорил как-то слишком уж спокойно, меня это насторожило, чувствовалось, что он чего-то недоговаривает. Я решил позвонить Ясе.

– Привет, дружище, как ты там жив здоров?

– Привет, Юра, раз звонишь, то отдых у тебя не совсем складывается, иначе бы не вспомнил про старого бродягу.

– Ну вот, даже не интересно с тобой, всё ты знаешь наперёд. Хотя это и не совсем так, мы сейчас на море передо мной на столе десяток азовских бычков величиной с локоть и три бутылки пива, жара неимоверная, а пиво только с холодильника, всё в инее.

– Ты это специально так издеваешься, тут у нас дождь уже неделю не прекращается, ну Юра, ты садист.

– А ты прыгай в самолёт и завтра жду тебя здесь, у меня по соседству такие тёлки поселились, слюни текут, но Гаврила жёнам верен был.

– Меня к концу недели ждут в Пятигорске, ты же знаешь – это моё любимое место, и девочки там не хуже. Ну так что там у тебя случилось?

– Яса, ты не знаешь где Аслан?

– А ты что не в курсе, он же в Чечню уехал и походу будет там минимум до нового года, ему как раз деньги выделили за грозненскую квартиру, будет восстанавливать. Мне тоже компенсацию за дом обещают вскоре, хотя со мной всё гораздо сложнее, там нужна взятка посерьёзнее. Странно, что ты этого не знал, вы же друзья не разлей вода.

– Он наверное сейчас на другом номере, ты не смог бы мне дать этот номер?

– Так я его и не знаю, он мне не звонил, да и вообще мне почему-то звонят только когда есть проблемы, а так просто – наверное рылом не вышел – Яса непрозрачно намекал и на меня, – а что, собственно, случилось, что за переполох такой?

Мне пришлось всё ему рассказать, он, как всегда, по настоянию Аслана, не был посвящен в это дело, чтобы не делить ещё и на него.

– Ну вот, я же говорил, что про меня вспоминают только в моменты возникновения проблем. Так я тебе скажу, не пожадничай вы на мою долю, всё уже было бы зашибись, ты думаешь Тимур не проконтролировал бы эту фигню? Да ему это, как два пальца об асфальт. Так нет же, никогда не доходит до людей, что жадный платит дважды. Можно и по-другому сказать, я имею в виду про жадность и про фраера. Ладно, сейчас попробую узнать его телефон в Чечне, интересно, что он мне сейчас будет лепить по этому поводу, вот уже… – он хотел что-то добавить, но сдержался.

Яса, как и я, не мог и предположить, что Аслан вместе с Валерой просто выдумали всю эту историю, он посчитал, что брата кинули земляки и тот поехал выяснять отношения в Чечню к их родственникам, что очень часто практикуется у чеченцев. Я попытался объяснить, что число участников изначально оговаривалось именно Валерой, как главной действующей фигурой и мозговым центром всего предприятия, меня и самого взяли потому, что я располагал достаточной суммой денег.

Через какое-то время Аслан перезвонил, он клялся, что фирму в Бельгии накрыли полицейские за какие-то криминальные хвосты и теперь надо ждать пока адвокаты отработают свой хлеб и уладят все недоразумения. Это уже потом, по приезду домой, я окончательно убедился в том, что друг меня просто предал. Тем более и Яса, в отличие от Аслана, не стал кривить душой, а прямо так и сказал.

– Юра, мне не хотелось бы тебе это говорить, ведь дело касается Аслана, какой ни есть, а он брат, но и ты мне не посторонний человек, короче говоря, он тебя кинул. Сам в шоке до сих пор, я ведь знаю какими делами вы были связаны в Питере, под каким сроком ходили, поэтому и поражаюсь, как он мог так поступить.

Уроки арифметики

Аслана я по сей день ни разу не видел, он живёт в Чечне, точно так же пропал и Валера. Если пятьдесят тысяч евро поделить на двоих, то им вышло по двадцать пять на нос. Ну что ж, много это или мало каждый решает по своему усмотрению, именно в такую сумму он оценил нашу дружбу, а значит и мне цена там же, невдалеке. Так я тогда успокоил своё сердце, решив найти Аслану оправдание, ведь гораздо легче поставить под сомнения свои человеческие качества, чем признать ошибку, длиною в десятилетие.

Но всё это было уже потом, после нашего возвращения с Украины. Пока что мы отдыхаем и радуемся жизни, ничто не омрачает нашего настроения, разве что Костя. За два месяца он так и не сделал заграничный паспорт, а значит ехать вместе с нами не мог и похоже не слишком волновался по этому поводу. Решив, что познал все азы современного строительного бизнеса, он зацепился делать фасад в здании одного из местных банков, набрав своих сверстников и тех, кто не побоялся довериться желторотому пацану. Генподрядчик, как и положено по рангу, благополучно прокидывал его, я указал на первые признаки, но, как говорится, «если бы молодость знала». Что ж, иногда прививки бывают необходимы и лучше, когда их получают в детстве, знаю это по тому, как однажды заболел ветрянкой, когда мне было уже за сорок, – не предаваемые ощущения.

Так вот ехал в этот раз он уже после нас, причём вместе с мужем своей родной сестры Людмилы, я писал о ней в первой книге. Костя взял его с собой, как я понимаю, большей частью, чтобы уйти от моей опеки, сразу стал вопрос о съёмной квартире, а раз квартиру снимать, так лучше уже на двоих.

– Заодно и буду приглядывать, чтобы Сашка с бабами не загулял, Людмила меня слёзно просила.

Я не стал возражать, это было неплохим вариантом для всех. Саша парень рукастый и конечно же сможет неплохо заработать, ну во всяком случае в сравнении с украинскими строителями, заодно и компенсировать трёхмесячный кидок с банком. На то время Людмила уже родила сына и поэтому с радостью отправила мужа в Калининград, так как денег катастрофически не хватало, а приличной работы в Никополе найти не представлялось возможным в принципе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное