Андрей Крюков.

Дело всей смерти



скачать книгу бесплатно

Его тянуло к Неелову, ему было отрадно говорить о «Бороде Зевса» – пусть это всего лишь сказка. Ему хотелось вспоминать себя персонажем из этой сказки – бесстрашным богатырем. Слова «операция», «контрразведка», фамилии друзей-разведчиков звучали для него сладкой музыкой. Поэтому он без раздражения отечески увещевал Неелова:

– Согласитесь, Дмитрий Дмитриевич, что я не могу принять то, что вы излагаете. Ад, по-вашему, – контрразведка и полиция? Это же ни в какие ворота не лезет. Противоречит всем канонам. Как и ваши представления о рае. Уж поверьте мне, священнику.

– А вы соглашайтесь на мое предложение, и своими глазами убедитесь, – настаивал Неелов. – И своих товарищей вызволите из беды.

– И поправлю дела вашей фирмы?

– Это одно и то же.

– Я помолюсь за вас. И за товарищей. Это все, чем я могу посодействовать.

– Нет! – отрезал Неелов. – Отказа я не приму! Вы должны сказать «да». Жизнь детей от этого зависит.

– Каких детей?

– Моих внуков! – Неелов разнервничался и покраснел. – А вы бесчувственный, жестокий! Какой же вы священник? Где же ваша любовь?!

Последние слова он выкрикнул, собрав взгляды всех присутствующих в вестибюле.

«У него, видно, и правда большая беда», – подумал отец Алексий. Из желания успокоить старого знакомого, сказал:

– Хорошо, хорошо. Допустим, я соглашусь отправиться на небо. Вы меня на ракете туда доставите, как когда-то сулили? У вас имеется и частный космодром?

– Нет, космодрома у меня не имеется, – ответил академик. Он уже взял себя в руки.

– А как же тогда я доберусь в рай? Ну, поведайте мне! Представим, что я согласен. Что тогда?

– Тогда я попрошу вас покончить с собой. Или придется убить вас. Вы должны умереть. Другого пути на небо нет.

Глава 7
Чертова контрразведка

Демон сыска по имени След за ликвидацию шпионского гнезда в райской библиотеке судеб получил должностное повышение и пять земных дней отпуска. Каникулы адский контрразведчик провел на Южном полюсе. След раздувал черными крыльями метели и парил исполинской летучей мышью в снежных вихрях над полями антарктических торосов, нежась в веющей от них стуже, катался на айсбергах.

Но пока он отдыхал от пекла и толчеи преисподней в холодильнике планеты, завершенное дело не шло у него из ума. По возвращении, воцарившись в своем новом кабинете – начальника контрразведывательного отделения – в форменном облачении с соответствующими высокому чину распростертыми десятиметровыми крылами, он затребовал дело и вчитался в него.

Оттиснутые на пергаменте строки наливались кровью под взглядом горящих глаз падшего ангела. Да, сомнения не напрасно точили его. След нашел, где дело проседает, понял, что же осталось не выясненным следствием.

Демон поднял огненный взгляд от кожаных страниц и задумчиво вперил его в прямоугольник картины, мерцающей на стене во мраке кабинета. На холсте был он сам, реющий над алебастровыми наконечниками гор. Тело атлета вытянуто в стрелу, в чеканном лице – вдохновенная дерзость.

Мятежно развернутые крылья похожи на черную мантию, полог беспросветной ночи, который он хотел бы опустить над всем мирозданием.

«Демон летящий»[2]2
  «Демон летящий» – картина художника Михаила Врубеля, незаконченная. Находится в Русском музее в Санкт-Петербурге.


[Закрыть]
. След узнавал себя в изображении и очень гордился им. Только он обладал законченным шедевром. Автор, чья фамилия была как удар долота по мрамору, коротавший вечность в геенне, не отказал ему в просьбе сделать повторение. А вот на земле вызывал восторги недоработанный первенец.

Мастер писал два земных года. На это время хлопотами Следа его освободили от адских мук. Райского блаженства художник был лишен как раз за воплощенную в красках «демониаду». Впрочем, покинул своего заказчика художник без сожаления.

– Творчество – это пытка пострашнее любых ваших терзаний. А наслаждение от творчества я испытал такое, что все прелести рая меркнут перед ним, – оставил он демону парадокс, возвращаясь во тьму и скрежет зубовный адских застенков.

Портрет всегда окрылял демона, если можно так выразиться о крылатой твари. Он ощутил прилив сил и бодрости. И перестал винить себя в недостатках следственной работы.

Упущения в таком исключительном расследовании извинительны. Никто ведь не хотел думать о мелочах, внимание к частностям расценивалось как саботаж. Начальство требовало гнать дело, интересуясь только подтверждением главного – факта Отступничества.

И когда факт этот был, безусловно, доказан собранными уликами, темный мир охватило неслыханное ликование. Ад узрел надежду на решительную победу в историческом соперничестве с силами света.

Только подумать, впервые три души, уже спасенные и допущенные в рай, добровольно отринули райские услады и общество самого Всевышнего! Проявив свободу воли, они направили деяния на то, чтобы, пребывая рядом с Богом, вредить ему. Эта троица – Круглов, Непейвода и Зуев – была незамедлительно вышиблена из небесного рая, подобно Адаму и Еве, изгнанным из рая земного. Но если первых людей после выдворения из Эдема ждала полная превратностей земная жизнь, то души отступников были брошены в ад.

Разоблачение шайки было целиком заслугой демона сыска. А все потому, что След всегда стоял за пресечение любых контактов между миром живых и миром мертвых. Кое-кто в их системе сквозь пальцы смотрел на спиритические диалоги людей и духов. В конце концов, рассуждали такие попустители, вреда от этой «почты» не много.

Ведь духи умерших, которых наивные земляне считали всеведущими, на самом деле не могли сообщить достоверных сведений ни о судьбах Вселенной, ни об устройстве загробного мира, ни о будущем человечества или отдельных индивидуумов. Духи грешников – потому, что не имели доступа к этим секретам. А духи, вызываемые из рая, способны были только тарахтеть об испытываемом блаженстве общения с Богом, прочие темы их не интересовали. Разве что посредством спиритических «свиданий» со своими почившими родичами, организованных медиумом, люди узнавали о припрятанных завещаниях и банковских счетах…

Созданная демоном сыска служба психопеленгации позволила быстро выявлять эти наводимые спиритами мостки. Она же засекла устойчивый спиритический канал, через который группа богоотступников сливала информацию.

И эта информация была не чета пустословию духов. Она была из райской святая святых – библиотеки судеб. Проникнув туда, грязные души видели будущее, как на ладони. К своим прегрешениям они добавили еще одно: склонили к преступному соучастию смотрительницу библиотеки – Атлантиду. И подвели ее под исключение из рая.

«Но почему они замахнулись на Божий промысел? Почему действовали согласованно? Когда успели сговориться?» – ставил След вопрос за вопросом на полях пергаментов. Вот на что дознание не дало ответ. А именно здесь демон сыска увидел опасность. Он поручил этапировать фигурантов дела к себе для дополнительного допроса.

В ожидании преступников След сложил крылья и с подобающей важностью прошелся по кабинету. Он был доволен собой. За каких-то пять тысяч земных лет из рядового ангела мрака, с крохотными, размером с капустный лист, крыльями, он выбился в значительные персоны! А начинал-то, смешно вспомнить: с кочегара в секторе огненного воздаяния. Швырял уголь в топку печи на миллион погибших душ, а позже подкладывал дрова под сковороды эксклюзивно поджариваемых грешников. Тяжелая, грязная работа, и только следи, как бы искры не подпалили оперение! С тех самых пор он возненавидел пламя, пекло, брызги кипящего жира, маркую золу.

Впрочем, его восхождение на административные высоты могло быть стремительнее. Не один и не два раза на этом пути он заходил в тупики, надолго застревал между этажами.

Опыт пригодится в новом походе. Ведь почивать на лаврах След не собирался. Вон как дерзок и честолюбив взгляд на любимом портрете. Даже, пожалуй, излишне, разоблачительно честолюбив. Не кликнуть ли опять художника? Пусть притушит бросающиеся в глаза гордыню и вызов. Не время выдавать свои амбиции.

След вернулся за стол, расправил крылья, вдохнул полной грудью. Из этого кресла открывались захватывающие карьерные дали. Только теперь и настала пора крупной игры. Отсюда начиналась дорога на самую вершину власти. К трону Сатаны.

У демона сыска сладко заныли клыки от предвкушения триумфа. Он грезил наяву, уже видя себя владыкой ада. След фантазировал, как геенну огненную сделает ледяной. Его царство теней – не крематорий, а морозильник с мириадами скованных льдом грешников. Пропащие души здесь будут наказывать не вечной болью, а безмерным одиночеством. Зачем каждое утро раскаленными щипцами вырывать у бывшего карманника отрастающие за ночь ногти, как по старинке практикует нынешняя администрация, если довольно один раз ампутировать у него все ощущения: от зрения, слуха, обоняния, осязания. Лишить равновесия, ориентации в пространстве, чувства времени. И на века оставить в сиротстве и покинутости.

О, какое восхитительное мучение, какая безнадежность вырастут в такой заброшенной душе! Демон даже застонал от удовольствия. Тут смертной боли запросишь, как наслаждения. Грубого прикосновения палача возжаждешь, как ласки. Бесчувственная душа обречется на самые чудовищные переживания! И если телесные ощущения узников ледяного ада будут погашены, то ярче вспыхнут чувства у людей на земле. Он, князь тьмы, позаботится о таком перераспределении «напряжения».

Возрастет накал впечатлений, сила восприятия. Тем самым увеличится сладость удовольствий, которые ведут к гибели души. Обнаженные тела станут желаннее, кушанья аппетитнее, краски тропических морей еще интенсивнее и ярче, ереси обольстительнее! Полевые работники ада – вербовщики и искусители, ловцы человеков – не преминут этим воспользоваться для заманивания в греховные сети. Какой двуногий откажется от услад, даже грозящих вечной погибелью, если они несказанно приятны?

– Все, все, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья, – с пафосом вслух продекламировал След пушкинские строки. Он знал не только земную живопись, но и литературу – отдавая предпочтение детективам, и другие людские искусства, придерживаясь правила, что бить врага можно, только изучив его оружие.

И совсем короток станет шаг от насыщения к обжорству, от любви к разврату, от сомнения к богохульству.

«У всякого найдем слабину. Каждого ухватим! Не станет праведников, и рай опустеет. И в конце истории не Он, Бог, а я, хозяин ада, буду судить род людской. Ко мне перейдет право сильного, а у Папочки, так издевательски демон именовал Отца Небесного, останется только право первородства. Он – породил, а я воспитаю. Взращу порочное племя и уведу в тлен и небытие. И поставлю точку в проекте „Человек“. И посмеюсь, и восторжествую над ним!»

След услышал свой ликующий смех, опомнился. И вовремя: в кабинет после предупредительного карябанья когтями о дверь, которого погруженный в мечты демон не уловил, прошмыгнул конвойный бес. Доложил, что обреченные доставлены.

«Надо же, как высоко я воспарил. Но грандиозный масштаб дерзаний – мой великий признак!» – самодовольно подытожил демон сыска.

Пристально посмотрел на конвойного. Бес подергивал свиным рылом, как бы принюхиваясь. Не показался ли хвостатому подозрительным одинокий смех начальника?

– Введите обреченного Круглова. Остальных придержите за дверью, – строго приказал След.

Впрочем, он не боялся, что его тщеславные замыслы станут известны. Психопеленгаторы берегли от телепатических взломщиков. Сам Сатана не смог бы порыться в голове демона сыска. А вот контрразведка давно провела телепатическую прослушку в кабинеты адских функционеров, и След имел компрометирующие досье на многих своих крылатых и рогатых сослуживцев.

Только в райские границы доступ гражданам ада был наглухо закрыт. Преисподняя, алчущая разрушения рая, словно в насмешку была вынуждена оказывать услуги по охране райских рубежей. Защищать от просачивания флюидов – психического тока, испускаемого спиритами. Выискивать души, незаконно проникшие в рай – из тех, что временно отделились от тела при клинической смерти, коме и заблудились в мире теней.

Сторожевая миссия была платой темного мира за малую толику любви, которую Творец уделял своим падшим созданиям. Без любви не могло существовать даже царство зла. Но полицейскую и контрразведывательную работу в интересах рая демоны вели только извне. В рай их не допускали, командировок в Эмпирей не оформляли, информаторами в раю адская секретная служба не располагала. В рай из чертовой контрразведки уходили только донесения. А порядок в обители блаженных наводили ангелы. Так, именно херувимы по наводке демона сыска навечно выставили за райские врата Круглова, Непейводу и Зуева, а заодно и Атлантиду.

«А как бы славно было запустить руки в рай. Разведать, что у Него на уме. Познакомиться с Его планами, – снова вознесся в облака воображения След. – Узнать, например, дату второго пришествия, последней битвы, срисовать схему расположения полков этого финального сражения. И выведать, что Папочка предначертал для меня, уготовил ли мне стать царем ада? Хоть бы одним глазком глянуть в книгу судеб, на страничку, где прописан мой путь. Какая досада, что не дано нашему брату полистать эту книжку».

И След, готовясь задать первый вопрос, с обостренным интересом и тайной завистью всмотрелся в того, кому повезло читать книгу судеб в райской библиотеке – обреченного на вечные муки Круглова. Бес прочно усадил грешника на утыканный острыми шипами стул перед столом демона и, помахивая хвостом, удалился.

Глава 8
Допрос

Узнать майора Круглова в создании, корчившемся на иглах, было нельзя. Это был голый карлик с узенькими плечами одно выше другого, впалой грудью, огромным животом, свисавшим бледной каплей до колен тоненьких бледных, как ростки картофеля, ножек и раздутой, в треть туловища, безволосой шишковатой головой. Меж близко посаженных глазок торчал длинный нос. На лоб косо падала черная челка. Левая рука по локоть отхвачена. Из обрубка обильно сочилась кровь, под стулом уже растеклась лужа.

При заключении в ад эфемерные души облачались в специальные тела. Эти «арестантские робы» из особой плоти были идеально приспособлены для восприятия адских наказаний. Тонкая кожа отлично проводила нервные импульсы, как вода электричество. Все тело от макушки до пальцев ног становилось колоссальным болевым рецептором, впитывающим муку, словно губка.

Адские дизайнеры конструировали вызывающе уродливые фигуры – кособокие, низкорослые, с несоразмерными, слишком длинными или короткими конечностями. Лицам придавали черты отталкивающих и скомпрометировавших себя в человеческой истории персонажей или кинозлодеев. Мадам Тюссо – именно она разработала модели тел всех отступников – наградила Круглова сходством с фюрером Третьего рейха.

Да, нынешнее руководство преуспело в усугублении физических и нравственных страданий грешников – в который раз убедился След, оставаясь поборником не телесных, а психологических мучений. Кстати, в раю души, заслужившие блаженство, тоже «одевались» – в молодые, красивые тела, соответствующие великолепию их нравственного совершенства. Круглова при ссылке в ад лишили райского прекрасного тела, сожаление о котором должно было усилить его муки.

– Обреченный, скажите, зачем вам понадобилось передавать на Землю содержание книги судеб? – начал допрос След.

– Я хотел помочь людям, – пропищал Круглов. К безобразным телам голоса прилагались тоже самые отвратительные.

– Но ведь от судьбы не уйдешь.

– Нет, я верю: люди должны знать, что им суждено. Тогда они сумеют выбрать достойное будущее.

– Выходит, Прометей украл для людей огонь, а вы – знания о будущем. И за это расплачиваетесь. И не жалко вам райского курорта? Совсем недавно блаженствовали в небесных чертогах, а теперь истекаете кровью в наших подвалах. Как вас наказывают?

– Распиливают на пятьсот восемьдесят частей. Потом складывают. Наутро куски срастаются.

– И снова пилят?

– Снова.

– Вот я и говорю: так глупо стать бревном на лесопилке! Когда у вас появилась мысль украсть секреты?

– Во время экскурсии по раю для новоприбывших. Нам показали библиотеку судеб. Там меня и осенило.

– Осенило? Или вас кто-нибудь надоумил?

– Никто.

– Скажем, Непейвода или Зуев?

– Нет.

– И когда вы с ними снюхались?

– Мы познакомились в библиотеке.

– А не на земле? – Демон испытующе посмотрел на карлика, ежащегося на шипастом стуле.

Тот поправил челку, сползающую на лоб.

– Нет.

Демон выдержал паузу.

– Сегодня вас пилили? – наконец спросил он.

– Да. Двадцать четыре куска уже отхватили, гады. – Круглов взмахнул обрубком руки, из которого, как из лейки, полетели алые капли.

– Значит, мой вызов прервал экзекуцию? Вот видите, допрос для вас благо. Передышка. В моей власти растянуть ее надолго. Если вы будете говорить правду, а не запираться.

– Что вы хотите, чтобы я рассказал?

– А вот что. Вы прибыли из пустыни… – След заглянул в дело. – Каракумы?

– Верно.

– Скончались от рака легких?

– Тоже в точку. Никотин убивает лошадь, слыхали? И меня прикончил.

– И вот какое совпадение странное. И Непейвода, и Зуев тоже поступили из Каракумов почти одновременно с вами, с разницей в месяц. И характерно, тоже умерли от рака.

– Значит, мы земляки и товарищи по несчастью.

Круглов освоился в кабинете крылатого следователя и вел себя все развязнее и вызывающе.

– А что вы там делали, в пустыне? Вы ведь не верблюды.

Круглов рассмеялся. Его грушеобразное тельце дернулось и глубоко насадилось на шипы.

– Ах, елки!.. Вы бы поаккуратнее с юмором, гражданин начальник, а то я всю пятую точку себе расковыряю. Не прикажете подать мягкий стульчик? В плане, значит, налаживания душевного контакта с подследственным…

– И все-таки, что вы там делали в песках?

– Что-что… Змей ловил. Яд у них целебный. Думал, помажу свой рак или настоечки глотну, и наше милое знакомство с вами состоится не так скоро. Сигареткой не угостите, гражданин следователь? Теперь мне уж здоровье нечего беречь. Ну, угостите! Не знаю, как вас по должности и званию…

– Терпеть не могу дыма.

– И это ад у них называется – без дыма! Везет мне, как утопленнику…

Демон уже понял, что перед ним крепкий орешек и расколоть его будет трудно.

– А ваша профессия? Ну, кем вы работали, чем занимались?

– Опять удивляете. Да у вас в деле небось все черным по белому.

– Да, написано, что военнослужащий. И даже больше: сотрудник секретной службы. Так что мы с вами некоторым образом коллеги.

– Ну вот, счастье привалило. Вы бы мне по-свойски какую поблажку дали. А то обрядили в Гитлера, перед сокамерниками стыдно.

– Это в моей власти. Могу даже вашу земную личину вернуть. И от наказания на время освободить.

– Вот это от души! Прямо по-родственному. Мы, профессионалы, всегда друг друга выручим. Рука руку моет. Бывших чекистов не бывает, верно?

След почувствовал уважение к противнику. Отлично держится. Из глаз катятся слезы от боли и унижения, рука воспалилась и орошает пол кровью, а он балагурит. Нет, этого не сломаешь. Но демон продолжал ставить вопросы, чтобы хотя бы формально довести допрос до конца.

– Ваши подельники Непейвода и Зуев тоже сотрудники тайной службы. А что они делали в пустыне?

– Ну, это у них надо спросить. Может, грибы собирали?

Демон недовольно взмахнул крыльями.

– Я не верю, что вы не были знакомы на земле с Непейводой и Зуевым. Вы одна банда. Вас всех послали к нам, как за линию фронта. С посмертным поручением. На кого вы работаете? Кто вам приказал узнать будущее? Ваша спецслужба?.. – Демон полистал дело, уточняя: – Ке – Ге – Бе?

– Сам ты кегебе, – передразнил Круглов. Он перестал кривляться. Из уродца словно проглянул большой и сильный человек во всем величии своей драмы и подвига. Измученный, но непокоренный. – И кончай крыльями трещать. Ничего я тебе не скажу, курица. Попадись ты мне на земле, я бы тебя ощипал и зажарил. А из потрохов суп сварил. Петух недорезанный. Бройлер. – И майор добавил, что думает о маме «следака пернатого».

Когда конвойный уводил упрямца, с языка демона так и просился приказ распилить сегодня этого обреченного на две тысячи кусков. Но След промолчал.

«В конце концов, он дважды мой собрат: разведчик и падший ангел. Ведь его тоже низвергли с небес», – смилостивился демон.

Снисходительность его объяснялась еще и приподнятым настроением. Неудачный допрос только укрепил в уверенности, что он на правильном пути. «Конечно, их послали к нам с заданием. Недаром обреченный замолчал наглухо, когда я коснулся этой КеГеБе. Это операция спецслужбы. А если прислали их, могут прислать и других. Да и всю ли сеть мы накрыли? Нет ли еще каналов связи? Ничего, из остальных я вытрясу все».

Но от обреченного Непейводы он тоже ничего не добился. Этот грешник отбывал вечное наказание, закопанный вниз головой по грудь в кадку с землей. У его тела, похожего на картофельный клубень, не было ни рук, ни ног. Землю поливали нечистотами, и каждое утро из туловища вырастали, как ветки дерева, кривые многосуставные ножки и ручки и покрывались зелеными листьями. А днем их садовыми ножницами откусывали. Кровь стекала в кадку, удобряя почву. На другой день обреченный снова зеленел.

В кабинете демона бесы выкопали несчастного, перевернули и поставили на еще не полностью сформировавшиеся ветви ног. След сразу взял быка за рога и посулил месячный перерыв в мучениях за подробности операции КеГеБе.

Непейвода, у которого вместо волос на голове змеились корни, даже не подумал говорить по теме. Он тут же плюнул в следователя землей и разразился криками о его маме и мамах всех демонов, чертей и самого дьявола. Он так буйствовал, что его пришлось вкопать в кадку. По-другому не удалось заставить героя замолчать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6