Антон Кротов.

Медина. Мекка. Хадж. Заметки паломника



скачать книгу бесплатно

Фотограф Антон Викторович Кротов


© Антон Викторович Кротов, 2017

© Антон Викторович Кротов, фотографии, 2017


ISBN 978-5-4483-8499-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Заметки паломника

Во имя Аллаха, милостивого, милосердного, начнём.


Каждый год тысячи паломников из России, и миллионы людей со всего мира, совершают хадж – паломничество в Мекку. В августе 2016 года, по милости Всевышнего, и мне довелось отправиться в это необычное путешествие.

Ещё находясь там, в Саудовской Аравии, я задумал описать всё, что наблюдал в хадже. Мусульманам, собирающимся в хадж, эта книжка пригодится, чтобы они знали, чего им ждать, к чему готовиться, и чего не стоит опасаться. Тем, кто интересуются исламом и Саудовской Аравией, узнают о том, как организуется и происходит паломничество. А мне самому эти записи тоже пригодятся, ведь возможно, что я окажусь там, в Мекке, ещё раз когда-нибудь, инша Аллах11
  Инша Аллах, также пишется «иншалла», «инша Алла» – по воле Всевышнего Бога (Аллаха). Объяснение прочих, возможно непонятных читателю, слов и арабизмов имеется в конце книги.


[Закрыть]
, и сравню, как всё меняется со временем.

Нужно, однако, предупредить, что эта книга – не религиозное пособие и не руководство по хаджу, а, скорее, бытовые наблюдения и заметки. Поэтому о важных вопросах, касающихся религии и правильного исполнения всех обрядов паломничества, – читателю нужно всегда уточнять всё в специальной литературе или у более знающего человека.


* * *

Хадж – паломничество в Мекку, происходящее в особый период мусульманского (лунного) года – один из пяти столпов (основ) ислама. Каждый взрослый человек, имеющий ум и здоровье, деньги и все прочие возможности для совершения хаджа, должен это сделать хотя бы один раз в жизни.

Однако, до 2016 года побывать в Мекке и совершить хадж мне так и не удавалось. Пятнадцать лет назад принял ислам, объездил почти сотню стран, а в Саудовской Аравии не был. Но и не только я, – ведь большинство мусульман ни разу не побывали в Мекке. Почему так? Оказывается, не всё так просто. Сейчас подробнее объясню трудности, связанные с этим.

Среди людей, которые близко не интересовались этим вопросом, бытует простонародное мнение, что в хадж может отправиться любой человек (мусульманин), хоть даже и пешком. Раньше, столетия назад, действительно, так и делали. В первые 1200 лет ислама технология попадания в Мекку существенно не изменялась.


В Коране есть такие слова (в смысловом переводе):


«Возвести людям о хадже, и они будут прибывать к тебе пешком и на всех поджарых верблюдах с самых отдаленных дорог.

Пусть они засвидетельствуют то, что приносит им пользу, и поминают имя Аллаха в установленные дни над скотиной, которой Он наделил их.

Ешьте от них и кормите несчастного бедняка!» (Сура 22 «Хадж», аяты 27—28, смысловой перевод Э. Кулиева.)


Древние учёные писали, что совершать паломничество лучше пешим, если паломник в состоянии это сделать. Некоторые единицы стараются и сейчас проникнуть пешком. В среднеазиатском мире пересказывают из уст в уста историю о человеке, который пешком добрался до границ Саудовской Аравии, и там его пропустили (вариант: проезжал мимо принц или король и распорядился пропустить). Удалось в Интернете найти и действительный прообраз этих легенд: это настойчивый житель Таджикистана, Абдулазиз Раджабов из Куляба, который совершил такое пешее паломничество в 2005 году, его после этого стали называть «ходжи-пьёда» (хаджи-пешеход).

В интернете пишут об этом, в частности, вот что: «Три раза он безуспешно штурмовал границу. Помогла арабская пресса. О паломнике, идущем пешком из Москвы, узнали коронованные особы Саудовской Аравии. А. Раджабов был приглашен на прием сначала к главному муфтию королевства Абдуль-Азизу Аш-Шейху, потом к принцу Салману и, наконец, к королю Саудовской Аравии Абдалле». Паломнику помог Аллах, его собственная настойчивость и стечение удачных обстоятельств22
  [битая ссылка] http://www.islam.ru/content/obshestvo/40871 – вот подробней статья про этого необычного паломника-пешехода, а вот ещё про него: [битая ссылка] http://news.tj/ru/news/khadzhi-peshekhod. Кстати, во второй статье написано, что визу Саудовской Аравии ему помогло сделать консульство Таджикистана. Вот и третья статья: [битая ссылка] http://rus.ozodi.org/a/ pilgrims_from_hamadoni_walking_hajj/24574395.html. Как видно из этих заметок, «хаджи-пьёда» потом совершал пару раз пеший хадж повторно, а в подготовке документов на длительное путешествие и получении виз помогали представители Управления по туризму при администрации г. Куляба.


[Закрыть]
.

Однако, власти Саудовской Аравии стараются сделать так, чтобы таких пешеходов было поменьше. Население планеты растёт, а в мусульманских странах оно увеличивается особенно быстро, и каждым годом в Мекку и Медину старается попасть всё большее число людей. Вот и стараются этот поток регулировать, вводя в паломничество строгие рамки и ограничения.


В средние века поток паломников из дальних стран был меньшим, чем сейчас – многие ли найдут смелость и энтузиазм, средства на дорогу и целые месяцы времени, чтобы добраться на верблюдах, парусных судах или пешком из той же Казани, Средней Азии, Индонезии или Индии?

В конце ХIX и начале ХХ столетия число паломников колебалось между 40 и 100 тысячами человек, были годы, что собиралось всего 30 тысяч. Многое зависело от политической обстановки в мире, ведь приходилось пересекать немало стран, где могли быть войны или иные неприятности. На суше – эпидемии, войны, местные грабители, на море – пираты, прочие элементы нестабильности. Человек, отправляясь в хадж, обычно оставлял завещание, и в старину оно, действительно, пригождалось нередко.

На протяжении более тысячи лет основным перевалочным пунктом для иностранных паломников была Джидда на Красном море, в 60 км от Мекки. В Джидде они высаживались с кораблей, и дальше следовали пешком или на верблюдах. До сих пор это самый интернациональный город Саудии.


Сейчас развитие авиации сделало технически возможным путешествие на Аравийский полуостров хоть из Австралии. Независимо от того, какие трудности и международные конфликты происходят на поверхности земли, самолёты могут доставить человека в Саудовскую Аравию почти из любых точек обитаемого мира. Прилетают, чаще всего, в ту же Джидду, оттуда уже едут в Мекку на автобусах.

Технически попасть стало проще, безопасней. Многие миллионы людей, теоретически, приехали бы в Мекку, если бы имели визу Королевства. Но юридически попасть стало, наоборот, труднее.

В 1950-х годах паломников было по 350—500 тысяч в год; в 1960 году – 750 тысяч; вскоре, в 1960-е годы, число хаджистов возросло до миллиона, сейчас же их стало ещё больше.

Мекка же не совсем «резиновая». И хотя святые мечети постоянно расширяют, но уже давно власти Саудовской Аравии ввели квоту на выдачу хадж-виз – эта квота составляет, округлённо говоря, 1 виза на 1000 человек мусульманского населения в стране, а для некоторых стран и меньше.

Во многих странах это регулируется на уровне государства, если религия и власть более-менее срослись, как в Пакистане, Ираке, Иране и т.п.. Квоту на визы получает местное духовное управление, или управление по делам хаджа, а оно уже делегирует организацию хаджа разным фирмам. У нас государство в этот процесс распределения не вмешивается.


России в 2015 и 2016 годах была выделена квота в 16,400 виз. Кстати, эти визовые квоты потом разделяются по регионам. Больше всего, 6200 мест, получает Дагестан, 2600 – Чечня, 1400 – Ингушетия, 1200 – Татарстан, 300 – Крым и так далее.33
  Подробней про то, сколько каким регионам выделяется квот, и насколько они используются, можно прочесть в интернете тут: [битая ссылка] http://www.ansar.ru/analytics/hadzh-2016-vozvrashhenie-avtobusnyh-turov-ozhidanie-strashnoj-zhary-i-devalvacionnaya-skidka. Про другие страны можно тоже найти информацию в Интернете. Например, Узбекистану выделают квоту всего в 5200 виз в год. Чтобы отправиться в паломничество, граждане Узбекистана должны записываться в специальную очередь по месту прописки в местном органе самоуправления (махаллинском комитете). [битая ссылка] http://marwa.ru/news/hadzh-v-Mekku-sovershat-tyisyachi-uzbekskih-palomnikov.html. Азербайджан получает 1500 виз ([битая ссылка] http://marwa.ru/news/Sokraschena-kvota-na-hadzh-dlya-palomnikov-iz-Azerbaydzhana.html).


[Закрыть]
А всего же по планете – выдаётся около полутора миллионов хадж-виз в год. И все их владельцы собираются в Мекке в дни хаджа одновременно.

Совершают паломничество и сами обитатели Саудовской Аравии – арабы и живущие тут временно трудяги из прочих мусульманских стран. В обычные месяцы они могут попасть в Мекку свободно, но на совершение хаджа им нужно специальное разрешение, выдаваемое раз в пять лет, чтобы они каждый год там не толпились. Оно ещё для местных жителей и платное – стоит около двух тысяч долларов, но работникам этот хадж, раз в пять лет, обычно оплачивает их фирма или компания, если они где-то устроены официально. Это сотни тысяч человек каждый год, если посмотреть на общее население Саудовской Аравии (27 миллионов человек), а может быть даже и под миллион.

Ну и помимо этих легальных паломников, какое-то число мусульман дополнительно оказывается в Мекке. Среди них сами граждане Королевства и соседних стран Персидского залива, и студенты, обучающиеся в Саудии – им попасть в Мекку проще, они знают язык, границу пересекать не надо, можно приехать в Мекку заранее и там как-то зашифроваться, или же просочиться на хадж в обход полицейских постов, проверяющих наличие разрешения на хадж у паломников. Проникает неофициально довольно много людей44
  В сентябре 2016, как я узнал позднее, полиция Мекки отловила и депортировала 188,747 паломников, которые не имели разрешения на хадж. Значит, ещё тысяч триста-четыреста остались не пойманными. Газета Ас-Салам, №18 (511), 15 сентября 2016.


[Закрыть]
, главное тут – оказаться на территории самой Саудовской Аравии. Многих, впрочем, и отлавливают.

Также в Мекке оседают некоторые граждане бедных стран – приезжают на хадж в виде паломников и потом остаются на несколько лет, в качестве «левых» работников и торговцев, пока их не обнаружит иммиграционная полиция и не выгонит из страны.

Ну и нужно добавить постоянных жителей самой Мекки (это, по данным Википедии, 1,7 миллиона) и сезонно официально подрабатывающих там людей-мусульман. В результате выходит, что не меньше четырёх миллионов человек собирается в дни хаджа на небольшом участке планеты, и саудовские власти стремятся как-то ограничить и упорядочить паломничество – всё и так идёт на пределе вместимости: дороги, туалеты, транспорт, всё имеет свою пропускную способность.

На старинных фотографиях, рисунках и гравюрах видно, что размеры мечети были раньше значительно меньшими, чем сейчас. В последние полвека Запретная мечеть постоянно увеличивается, достраивается, – перестройки и расширения идут одна за другой. О ритуалах хаджа я расскажу в середине книги. Сейчас только хочу упомянуть, что всем миллионам паломников не обязательно сразу и одновременно находиться в мечети или обходить кругами Каабу.

Есть только два места, где все миллионы пилигримов долго находятся единовременно: это долина Мина, и местность Арафат («гора Арафат»), на которой осуществляется стояние 10-го числа лунного месяца зуль-хиджа.

Хадж начинается

Утром рано 20 августа я вышел из московского жилища и отправился в аэропорт Домодедово. Шёл довольно сильный дождь в это утро. Руководитель группы сообщил всем по телефону накануне, чтобы все паломники собрались в аэропорту не позднее десяти часов утра. Я прибыл в половину десятого и отправился разыскивать группу.

В просторном зале вылета, группа паломников обнаружилась без труда – стояла группа мужиков с большими бородами и большими чемоданами. Рядом ещё кучковались несколько женщин в платках. Остальные пока запаздывали.

Руководитель нашего хадж-коллектива, Марат, уже прибыл из Татарстана, и я наконец увидел его. Это был человек с густой и солидной русой бородой, чуть постарше меня, ростом чуть пониже, в белой тюбетейке, активный и с большими весёлыми глазами. Мне он сразу понравился. Любимое словечко у него было «беттэ!» По-татарски это «всё!» или «конец!» То же самое, что по-арабски «халас!», или «бас!» на урду в Пакистане.

А вот паспорта из фирмы ещё не привезли. Все были в нетерпении увидеть свои документы с визой Саудовской Аравии, но пока гонец с документами был в ещё дороге – Марат пригласил нас в аэропортовскую мечеть, помолиться и съесть арбуз, который принёс кто-то из паломников.


Аэропорт «Домодедово» имеет крошечную мусульманскую молельную комнатку на втором этаже. Там есть один краник для омовения, коврики, несколько Коранов и смысловых переводов Корана, и постоянно дежурит служитель, цель которого – препятствовать сну и другим нецелевым действиям в мечети. Марат попросил разрешения съесть аккуратно арбуз. Служитель сказал, что кушать в молельной комнате нельзя, и даже показал какой-то запрещающий плакатик.

«Да-да, я знаю, что нельзя, – объяснил Марат, – но мы же паломники, в хадж отъезжаем, арбуз нам в дорогу дали, а провезти его в самолёте никак нельзя, он же жидкий! Поэтому мы просто вынуждены его здесь съесть!»

Удивлённый служитель смотрел на нас, тут руководитель попросил ещё подстилку в качестве скатерти и урну для корочек, – в общем, арбуз был быстро съеден, в нарушение аэропортовских инструкций. Умение идти между правил и решать проблемы в пользу паломников сохранилось у Марата и позднее, – вы ещё прочитаете об этом в конце повести.

Сам Марат уже несколько раз бывал в хадже. В обычной жизни он занимался пчеловодством, жил в Буинском районе Татарстана, а вообще имел много трудовых профессий. Человек он замечательный, со свойствами психолога и дипломата. Особенно это понимаешь уже после хаджа, когда вспоминаешь, сколько хлопот доставляет группа из почти пятидесяти человек разных национальностей, с разной скоростью передвижения, с разными темпераментами. Марат был надёжным амортизатором между паломниками (не говорящими по-арабски) и неторопливыми, и порой не очень обязательными местными жителями в Аравии. Вы об этом ещё прочитаете ниже.


После того, как арбуз был съеден, мы вернулись в основной зал аэропорта, и нам всем раздали бэджики – небольшие бирочки с надписью «HajjFund, Russian Federation», каким-то штрих-кодом и нашим ФИО, написанным почему-то по-русски. С этими бирками нам нужно было ходить постоянно, но никто их за месяц ни разу не проверил – вероятно, это на всякий случай, если человек сознание потеряет, солнечный удар или просто заблудился, чтоб знать, откуда человек и куда его везти.


Бирка паломника


«Не теряйте эти бирки, всегда носите их с собой, иначе потеряете, и всё, беттэ! Не выпустят потом из Саудовской Аравии!» Марат нас напугал, и мы действительно ходили с этими бирками.

А тут и подоспели наши паспорта! Специальный сотрудник хадж-фонда принёс их, хвала Всевышнему! Виза Саудовской Аравии на хадж у меня имелась. В визе было написано: Free (бесплатно)55
  Сама виза Саудовской Аравии бесплатна, для тех, кто совершает паломничество впервые. Со следующего года (то есть уже сейчас, дорогой читатель), виза для тех, кто уже был в Мекке, окажется весьма платной – 2000 риалов, это примерно 533 долл. США., в дополнение к стоимости всего хадж-тура. Не огорчайтесь: для работников-гастрбайтеров многократная виза выйдет ещё в четыре раза дороже.


[Закрыть]
, Hajj (виза на хадж).

Иногда бывает, что и нет у кого-то визы, всё решает Аллах и непредсказуемое посольство Саудии. А вот виза Эмиратов, через которые мы, как я думал, полетим, – у всех отсутствовала. Оказывается, мы летим через Бахрейн, этого я не знал, только сейчас это оказалось.

Часть паломников из Хадж-фонда, летящие в другие дни, действительно полетели через Эмираты – и оттуда на автобусах. Но почему-то наша группа летела на рейсе Москва – Манама (Бахрейн). Виза Бахрейна должна появиться прямо в аэропорту прилёта. Если бы я знал, что полетим через Манаму, поискал бы где-нибудь бахрейнских динаров, вдруг пригодятся и карту Манамы, чтобы знать, где едем. Ну ладно, Бахрейн так Бахрейн.


Запаздывающие паломники постепенно накапливались вокруг нас – хоть и было сказано всем явиться не позднее десяти утра, они тянулись почти до полудня, пока мы наконец не пошли на регистрацию и взвешивание багажа. Что за люди оказались в группе? Много татар (ведь главная контора Хадж-фонда базируется в Татарстане), из Казани, из Челнов, и из других мест; ингуши, таджики (с российскими паспортами), представители других национальностей. Не было среди нас дагестанцев и жителей Чечни – оттого, что у них есть свои большие хадж-фирмы, они все делают визы там, и вылетают обычно тоже оттуда, рейсами с Грозного или Махачкалы.

На 47 человек – примерно 32 мужчины и 15 женщин, все дамы были приписаны к какому-либо родственнику (махраму) – к сыну или мужу, едущему в той же группе. У всех были большие чемоданы и много съедобных припасов в дорогу, не один я набрал питания из России. Возраст паломников был, как правило, от 40 до 60 лет, хотя было несколько человек и моложе, и старше, до семидесяти. Детей, школьников или студентов не было. Постепенно знакомясь с попутчиками, мы сдали багаж, совершили в мечети дневную молитву, потом прошли на паспортный контроль, погрузились в небольшой самолёт бахрейнской авиакомпании Gulf Air – и вскоре уже летели, над степями Волгоградской области, над горами Кавказа и Ирана, потом над Персидским заливом… и вот, часов через пять, приземлились в Бахрейне. Уже стемнело.


* * *

По прилёту в Бахрейн получилась первая задержка: гид Марат сказал, что нужно поставить всем не однократную визу, а мультивизу – многократную визу, чтобы потом опять по ней в Бахрейн вернуться. Мультивиза выдавалась в аэропорту, но её стоимость оказалась чуть выше, чем предполагал наш гид; полчаса толпились, считали курсы валют и бахрейнских динаров и наконец все паспорта были прокомпостированы, а нас пустили в страну. Деньги на наши визы были у Марата, они были выданы ему в Хадж-фонде и входили в стоимость путёвки, а недостающие доллары ему потом компенсировала фирма66
  Обычный фокус на границе во многих странах: «виза стоит столько-то, в местной валюте, ах, у вас нет бахрейнских денег, ну мы примем у вас и американские (по особому, выгодному для пограничников, курсу)».


[Закрыть]
.


Бахрейнский штамп


Бахрейн встретил нас настоящей тропической жарой – хотя солнце и зашло, воздух был как в бане. Аэропорт был небольшой, не как вы может быть видели в Дубае или Сингапуре, можно сказать – скромный столичный аэропортик. Да и население всего Бахрейна порядка миллиона человек, что Челябинск или Екатеринбург в России или райцентр в Китае.

Никаких задержек в этой стране не планировалось. Помолясь, мы вынеслись с вещами из аэропорта – нас уже ждал автобус с водителем-суданцем на аэропортовской площади. У него был ещё и помощник – индонезиец. Они и должны был нас отвезти за 1500 км отсюда, в благословенную Медину. Автобус был большой, не очень новый, но с кондиционером. Мужчины сели в передней половине автобуса, женщины – в задней, или со своими махрамами (родственниками). Багаж запихнули в багажный отсек, бисмиЛлахи-ррахмани-ррахим! Поехали!


Покатились через Манаму (столицу Бахрейна), глазея по сторонам, заехали на длинную дамбу – Бахрейн находится на островке, и только очень длинный мост соединяет его с «Большой Землёй». Мост Короля Фахда строился в 1980-х годах на деньги Саудовской Аравии (а Фахд – это позапрошлый саудовский король). Тут, вообще говоря, не единый мост, а несколько мостов и дамб, общей протяжённостью аж 25 километров, с хорошим автобаном. По этой дороге богатые саудовцы ездят в Бахрейн отдыхать, и наоборот.

На материковом конце моста оказались таможни, сперва Бахрейнская, потом Саудовская.


Бахрейнцы нас легко выпустили, ведь мы пробыли в их стране только пару часов. А вот на саудовской стороне возникли какие-то непонятности. Граница работает круглосуточно, пропускали проезжающих мимо других людей, пакистанских и индонезийских гастрбайтеров, арабских богачей и бангладешских пролетариев, а мы стояли целых восемь часов. Стояли, сидели, ждали, – нужно было, конечно, мне расстелить спальник и лечь спать, но я старался особо не наглеть на въезде, мало ли что, вдруг саудиты расценят такое поведение как оскорбительное.

Причину задержки ни я, ни Марат-гид, не водитель, в точности не знали – в общем, утром придёт начальник, «раис», он-то вас и пропустит. Никаких обменников, банкоматов, закусочных и удобных для ожидания мест в окрестностях не было – таможенный терминал с двумя десятками сидений и с двумя отделениями, для мужчин и для женщин. И окошечки, за которыми появлялись вялые пограничники и опять уходили, пропустив в страну очередных въезжающих – но всё не нас.


* * *

Пока мы стоим на границе, расскажу ещё читателю про визы, квоты и другие бюрократические препятствия, затрудняющие хадж.

Связаны они с чрезмерным спросом на паломничество. Стремясь ограничить поток людей, предотвратить давку и бомжизм в священном городе, – посольства Саудовской Аравии выдают визы в хадж только тем, кто приобрёл у специального хадж-оператора путёвку – оплаченный пакет, включающий размещение в гостинице и транспортировку из своей страны в святую землю и обратно.

Эти визы как бы прикреплены к путёвкам, и распределяются они по лицензированным турфирмам, которые занимаются в той или иной стране хаджем. Визы, прикреплённые к путёвкам, получаются далеко не бесплатными. С каждой паломнической поездки кормится и российская фирма-организатор, и саудовская принимающая сторона, так называемый мутаваф. Без этого виз в хадж не дают. Я несколько раз пробовал, заходил в саудовское посольство, но оттуда меня вежливо выпроваживали в одну из аккредитованных фирм – их в России порядка двадцати. Так же происходит и в других странах, что в Египте, что в Индонезии, что в Азербайджане; где-то есть одна фирма-монополист, где-то их несколько.

Обычно к путёвке прицепляется ещё и авиабилет туда-обратно, хотя иногда бывают и наземные поездки в хадж из соседних стран, например из Ирака или из Йемена. Авиабилет в Саудовскую Аравию в сезон хаджа дороже, чем билет в соседние страны, поэтому некоторые фирмы предлагают комбинированные туры – перелёт в Эмираты или в Иорданию и оттуда в Саудию (и обратно) на автобусе.


Поскольку спрос на паломнические поездки большой, цены на них в мусульманском мире неадекватно велики и в несколько раз превышают стоимость обычного авиабилета на то же расстояние, или простой поездки в аналогичную по удалённости страну. «Пищевая цепочка» саудовских и местных коммерсантов подкармливается за счёт паломников, и даже из бедной Индонезии самая дешёвая поездка на хадж стоит $3600, в среднем же $5000, и стоять в очереди на визу приходится в среднем десять лет. Хадж из Таджикистана и Киргизии стоит около $3000, из Азербайджана $4000, а из соседних Эмиратов – ещё дороже.


Но ещё можно посетить Мекку в рамках «умры» – малого паломничества, которое, в отличие от хаджа, совершается в любое время года. Визу на умру можно получить отдельно, но тоже не в посольстве, а в одной из специальных фирм (тех же самых, что имеют дело и с хаджем), стоит она несколько сотен долларов (обычно от $500) и предполагает, как правило, самолётную заброску в Джидду. Билет в Джидду нужно покупать отдельно, так что в итоге тоже выйдет недёшево. В нашем случае умру можно совместить и с хаджем. Паломники, отправляющиеся в хадж, обычно совершают обряды умры и хаджа последовательно.


С той поры, как я принял ислам в 2001 году, я стал интересоваться возможностями попасть в хадж, в особенности – как поехать туда самостоятельно, наземным путём, без тура и гостиницы. Тем более что и маршрут тогда был вполне понятен и безопасен – через Грузию, Турцию (или Азербайджан, Иран), Сирию, Иорданию. Бывало, что и узнавалось – ездили люди на автобусах через Стамбул (самолётом до Стамбула, далее по земле), ездили на машинах из Дагестана, но стоило это всё дорого: когда-то от $1500 (45.000 рублей), ведь услуги мутавафа (принимающей стороны) всяко приходится оплачивать. А потом началась война в Сирии, наземные варианты исчерпались, и минимальная стоимость поездки из России достигла $3500, как и из соседних стран цивилизованного мира.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4