Антон Кротов.

Кыргызстан (Киргизия). Практический и транспортный путеводитель



скачать книгу бесплатно

В 1916 году прошли русско-киргизские погромы и волнения с большим количеством жертв. Они были подавлены царским правительством, но и царю оставалось править недолго. В целом к 1917 году регион оставался отсталой частью Империи.

После революции Киргизия стала частью Туркестанской АССР, которая была частью РСФСР. Только в 1936 году появилась отдельная Киргизская ССР. В советские годы Киргизия повторила судьбу других окраин Союза. Индустриализация, электрификация, строительство ГЭС, автодорог, заводов и фабрик (развалины некоторых фабрик сохранились и до наших дней), борьба с болезнями и безграмотностью. До революции писать и читать умели, вероятно, 2—3% населения, через двадцать лет после революции грамоте обучились почти все. Появились библиотеки, избы-читальни, газеты, радио. Только железных дорог не стало много – с общесоюзной ж.д.системой небольшими тупичками были соединены только Бишкек да Балыкчы, Джалал-Абад и Ош.

Кочевую сущность киргизов постарались искоренять – переселяли людей в посёлки, строили кое-где многоквартирные дома, мало кто зимовал уже в юртах, зато все были прописаны, вовремя голосовали и вообще были под присмотром. Сельское население было объединено в колхозы и совхозы, каждый знал, что ему делать, и большинство стариков, доживших до наших дней, вспоминают советские времена с ностальгией.

Многие жители Киргизской ССР отправились на фронта Великой Отечественной войны, памятники погибшим в ВОВ до сих пор имеются в каждом городе и в каждом большом селе. Борьба с частным предпринимательством, религией и свободомыслием также производилась в Киргизии, почти все мечети были закрыты, религиозные активисты – посажены, введена была новая вера в светлое будущее и в Ленина – культ этого вождя сохранился и по сей день, памятники Ильичу украшают каждый сколь-нибудь крупный киргизский населённый пункт.

В 1990 году произошёл один из первых межнациональных конфликтов в СССР – Ошская резня, погибло несколько тысяч человек. Национальный вопрос, не особенно возникавший раньше, стал раздуваться после Ошских событий (хотим ли мы жить в одном государстве с вредными соседями?). В 1991 году, после августовского путча, руководство Киргизской ССР объявило о независимости государства. День независимости Кыргызстана отмечается 31 августа. С этого момента Кыргызстан является отдельной страной, международное признание пришло почти моментально, хотя свои посольства в Кыргызстане открыли только некоторые государства: страны-соседи и страны с имперскими амбициями.


В Независимом Кыргызстане советские символы и статуи Ленина, большей частью, решили не трогать (в отличие от Узбекистана и Туркмении). Переименованию подверглись многие улицы столицы, в провинции же улицы Ленина, 50 лет СССР и т. д. сохранились почти повсеместно, как собственно и сами памятники Ильичу и другим советским деятелям. Кое-где Ленина перетащили с центральной площади на соседнюю. Центральной фигурой для киргизского народа был объявлен полумифический богатырь Манас, местный аналог Ильи Муромца, совершившего подвиги в незапамятную эпоху – предполагается, около 1000 лет назад.

Очень длинный героический эпос «Манас», содержащий несколько десятков мегабайт текста, содержит песни о подвигах Манаса, относящихся, вероятно, к X – XV векам (точные даты установить невозможно). Несмотря на размытый исторический контекст, в основных городах Кыргызстана поставили памятники этому богатырю, а для школьников даже придумали особый предмет – «Манасоведение», подогреть патриотизм и силу киргизского подрастающего народа.

Помимо Манаса, ещё несколько человек стали символами Кыргызстана – мадам Курманжан Датка (1811—1907, правительница киргизов в XIX веке, прожила 96 лет), и писатель Чынгыз Айтматов (1928—2008). Памятники обоим деятелям появились в столице и некоторых других городах Кыргызстана.

Русский язык оставили вторым государственным языком в стране, избежав ошибок некоторых других постсоветских стран. Советское прошлое не стали проклинать и называть временем оккупации, музея советской оккупации в Бишкеке нет (в отличие от, например, Вильнюса, Тбилиси или Киева). К эпохе совместной жизни в одном государстве киргизское руководство отнеслось спокойно, взвешенно, без гиперкритицизма. Впрочем, некоторые советские перегибы стали исправлять – разрешили населению религиозную свободу, в связи с чем мечети начали строиться и усеяли всю страну, а религиозные проповедники всех видов (не только мусульманские) устремились в независимый Кыргызстан со всего цивилизованного мира.


Некоторые города и посёлки с русскими названиями подверглись переименованию, например:

Быстровка – ныне Кемин

Белогорка – ныне Теш-Булак

Воронцовка – ныне Таш-Дебе

Караван – ныне Кербен

Рыбачье – ныне Балыкчы

Покровка – ныне Кызыл-Суу

Преображенское – ныне Тюп

Пржевальск – ныне Каракол

Теплоключенка – Ак-Суу

Фрунзе – ныне Бишкек

Фрунзенское – ныне Пульгон (Баткенская обл.)


Также и некоторые другие, более мелкие, населённые пункты, переименовали тоже. Но на вывесках, картах, на автобусах и маршрутках, да и в народной речи часто используется старое, советское название, особенно если разговор ведут люди старшего возраста.


Первый президент республики, учёный Аскар Акаев, бывший Президент Киргизской Академии наук (в 1989—90 годах), уроженец северной Чуйской области – был довольно уравновешенным, интеллигентным дядькой. Ему не были свойственны чрезмерные проявления собственного культа (как в Туркмении), попытки изолироваться внутри своей страны и запереться от всяческого влияния извне (как в Узбекистане и Туркмении той же). Гражданской войны, много лет шедшей в соседнем Таджикистане, удалось избежать, хотя страна изредка локально вспыхивала. Первой вспышкой были «Баткенские события» (1999), когда то ли религиозные активисты, то ли сепаратисты-террористы образовались в районе городка Баткен. С трудом и помощью Узбекистана и России сепаратистов удалось подавить в сентябре.

А через пару лет в столице вспыхнула первая из революций-переворотов, и положил конец власти самого Акаева, находящегося на третьем сроке своего президентского правления. Многие стали недовольны академиком: и на третий срок он себя переизбрал, и финансы страны прибрал к рукам своим и своего семейства, религиозно-консервативные южане были также недовольны, что страной мусульман управляет атеист, непорядок какой!

Итак, Акаева свергли в 2005 в ходе «Тюльпановой революции», и он ускользнул в Москву, где проживает и по сей день, занимается научной деятельностью на старости лет. На троне президента заменил его Курманбек Бакиев, уроженец консервативного юга, бывший когда-то губернатором Джалал-Абадской обл. Всё было нормально в течении нескольких лет.


Президент Бакиев (2007, на плакате)


Затем произошла новая революция – в апреле 2010 года. Оказалось, и второй президент тоже не без греха: и связан с криминалом, и на бизнес свою руку наложил (ввёл налог на сотовые переговоры в два цента с каждого звонка, которые, как говорят, клал себе в карман), и своих родственников ввёл во власть, а результаты своих вторых выборов подтасовал, нарисовал себе 90%, оппозиционеров презрел, а пост президента и премьера совместил и оба совмещённых кресла занял собою. Бакиев не хотел уходить, но народ возбудился, штурмовал здания власти в центре, много погибших, много и довольных – во время революции населению столицы удалось разграбить множество фирм и супермаркетов, вроде как принадлежащих Бакиеву; многие бишкекчане расскажут вам, как в дни революции тащили всё, чего можно поднять и унести, из разбитых магазинных витрин. Ситуация вылезла из-под контроля, второй президент написал заявление об отставке и отправился в Беларусь, где проживает и по сей день. Заочно он был судим в Кыргызстане, приговорён к 24 годам тюрьмы, но понятное дело – возвращаться с Минска в Бишкек не торопится.

Вскоре произошли повторные «Ошские события» – несколько тысяч киргизов на юге страны вступили в конфликт с несколькими тысячами узбеков, погромили их лавочки и магазинчики, сотни людей были убиты с обоих сторон. Следы погрома, сожжённые и разгромленные магазины и лавки были видны в Оше даже спустя пару лет после погромов.

После Бакиева кабинет президента заняла женщина по имени Роза Отунбаева, уникальное явление для Средней Азии, она стала Временным президентом на тот период, что страна успокаивается. Но через несколько месяцев и эта женщина тоже покинула место руководителя государства (она и не претендовала на пожизненное правление), и воцарился новый вождь – Атанбаев, опять уроженец Северной половины страны, человек светский, не религиозный, достаточно молодой для такой должности.


Президент Атанбаев выступает на площади Ала-Тоо, на Дне Независимости Киргизии, 1 сентября 2017 (фото А. Кротова)


Он и руководил страной в то время, что я доделывал эту книгу. Впрочем, скоро появится и очередной президент: по итогам всех революций в Конституции Кыргызстана внесли поправку, что любой человек может занимать кресло президента не более одного срока и не более одного раза в жизни.

Все руководители Кыргызстана проводят политику дружбы с Российской Федерацией, дружат с российским руководством и время от времени получают оттуда (из Москвы) разные новые кредиты и списание старых долгов. Помогает чем-то и Китай. А вот влияние американцев, проявлявшееся в наличии военной базы США, сейчас уменьшено – американскую базу закрыли, заменив её на российскую, а страна вошла в Таможенный союз вместе с Россией, Казахстаном, Белоруссией и Арменией: небольшая тень того Союза, по которому ностальгирует почти каждый пожилой кыргызстанец. Граждане КР могут свободно въезжать в РФ и Казахстан (ну и в Армению с Белоруссией, теоретически) и оставаться там на работу, что многие и делают. В Россию и Казахстан – даже по внутреннему документу (внутренний паспорт у них заменяет пластиковая ID-карта).


За годы рыночных реформ жизнь в Киргизии стала сытей и богаче, чем в начале девяностых – то же самое можно сказать и о любой стране. Но интересно, что по итогам 26 лет независимости страна оказалась самой демократической (сменилось четыре руководителя), самой либеральной в визовом отношении (без визы в Кыргызстан могут въехать граждане большинства цивилизованных стран мира, а визу на границе могут получить и граждане многих средне-цивилизованных государств), российские и казахские граждане могут въезжать сюда не по загранпаспорту, а по внутреннему документу.

Здесь сохранилось два государственных языка, киргизский и русский, – причём русский весьма популярен даже в официальной сфере на севере страны). Киргизский сом оказался самой стабильной валютой на пост-советском пространстве.


Экономику Кыргызстана подпитывают денежные переводы из-за рубежа, присылаемые соотечественниками (в основном, из России), и разные кредиты и гранты, предоставляемые большими соседними государствами – Россией и Китаем. Иметь двух таких больших соседей вообще-то хорошо, главное с ними не ссориться! Китай вкладывается в инфраструктуру Киргизии, в строительство и ремонт дорог, Россия тоже участвует, плюс киргизы благополучно продают за рубеж продукцию сельского хозяйства. Голод киргизам не грозит, и хотя тут не обнаружено пока своей нефти и газа – киргизы меньше зависят от нефтяных цен, и нормально живут и так. Основой энергетики являются гидроэлектростанции, построенные ещё в советские годы – тут хватает электричества не только для себя, можно продавать и в соседние страны.


В рейтинге больших и малых экономик стран мира по ВВП (ППС) – валовой внутренний продукт по паритету покупательной способности, Киргизия занимает, по разным оценкам, 139 или 141 место, чуть ниже Ямайки или Бенина.

Что касается ВВП (ППС) на душу населения, что нам может быть более интересно,

1 место в мире – Катар, 127.660$, 48 место – Россия, 26.490$, 146 место – Киргизия, 3521$, рядом с Папуа-Новой Гвинеей (145 место) и Кенией (148 место), Тажикистан занимает 154 место, последнее среди стран СНГ. Последняя тройка в мире – 184 место Бурунди (814$), 185 – Демократическая Республика Конго (773$), 186 – Центрально-Африканская Республика (652$) (оценка МВФ, на 2016 год).

Минимальная заработная плата, установленная законом, в Киргизии в 2017 году составляет 1140 сом, на 2018 год установлено 1220 сом (около $18) в месяц. Реально её, как я думаю, никто не получает. Прожиточным минимумом тут официально считается сумма примерно 6000 сом в месяц (около 5000 российских рублей).

Нижний уровень зарплат в провинции составляет 3000 сом в месяц, пенсий – тоже примерно 3000 сом (говорят, кто-то получает и 1500, но я таких не встречал); средней зарплатой считается 10—15000 сом в месяц; в Бишкеке всё получше, и зарплаты начинаются от 8000 сом, пенсии – от 4000, а нормальной зарплатой считается 15—20 тысяч сом в месяц. Статистика говорит, что средняя зарплата по Киргизии $200, примерно как на Украине (в Таджикистане $120, в Беларуси $360, в России $690).

Конечно, есть многочисленные отклонения в обе стороны. Есть высокооплачиваемые программисты, бухгалтеры, чиновники, шеф-повара, юристы. Есть малооплачивамые медики, учителя, работники библиотек, смотрительницы немногочисленных музеев. В целом тут денег у людей раза в два-три меньше, чем в соседнем Казахстане, и раза в три-четыре меньше, чем в России.

Религии и народ

Кыргызстан – светская страна с преимущественно мусульманским населением, подобно соседним – станам (Казахстан, Таджикистан, Узбекистан). В целом, Кыргызстан – единственная страна в Средней Азии, где одинаково привольно себя чувствуют как мусульмане и другим верующие, так и атеисты. Государство не ущемляет чувства верующих, и не старается навязать всем свою единственно верную трактовку мировоззрения. Этим Кыргызстан отличается от… от всех стран региона, не буду подробно перечислять.

Мусульманские праздники (Курбан-байрам и Ураза-байрам) тут являются государственными выходными, как и христианский праздник (Рождество) и «атеистические» – День труда (1 мая) и День Октябрьской Революции (7 ноября), чтобы никого не обидеть. Есть и общегосударственные праздники – День независимости (31 августа) и День конституции (5 мая). Если праздник попадает на воскресенье, то, как и в России, выходным становится и следующий после воскресенья рабочий день.

Религиозный и национальный состав народа разнится от севера к югу, заметны различия и при переезде из города в сельскую местность. В целом, север страны более русифицированный, более светский и менее религиозный, юг – более национальный и более религиозный.


Мусульмане в Киргизии. Соблюдающие основы мусульманской религии более распространены в сёлах Ошской области, таких как Араван, Эски-Ноокат, где процент соблюдающих мусульман около 100%. В столице, городе Бишкек, полностью соблюдающие мусульмане-мужчины составляют порядка 5% общего числа (на мой авторский взгляд), на пятничную молитву в мечеть ходит порядка 10%. В южной столице, городе Ош, соблюдающих полностью порядка 20%, в пятницу мечеть посещает около 50%. Люди, совершающие намаз (молитву) на улице, вдоль трассы, весьма редки и могут только иногда встретиться на юге.

Самый распространённый мини-признак народной религиозности такой: проезжая или проходя мимо кладбища, поднимать руки произносить небольшую молитву за покойников, так делают очень многие, или просто проводить руками по лицу (молитва подразумевается). А кладбища у них очень интересные, на надгробиях они сооружают иногда целые мавзолеи, похожие на маленькие мечети. Есть местночтимые мусльманские «святые» или известные деятели, которые имеют особо известные в народе гробницы, такие гробницы называются «гумбез». Часто вокруг значимых гумбезов вырастают большие кладбища, но кто похоронен под начальным гумбезом, не помнят и сами местные жители.

Процент женщин, одетых в хиджабы, увеличивается к югу (сёла Баткенской области, Ошской, до 100%). Самые малорелигиозные города, помимо Бишкека, находятся в Чуйской области, Иссык-Куль и его курорты.

Всего в стране около 2500 мечетей (в среднем одна мечеть на две-три тысячи человек). Почти каждый посёлок Кыргызстана содержит, как минимум, одну мечеть, а в Бишкеке и Оше их десятки. Есть крупные мечети, есть небольшие. Мечеть обычно открыта круглосуточно. В выходные дни там, помимо молитв, проходят курсы изучения религии, арабского языка, Корана, а вечером в священный месяц Рамадан – общественная трапеза (ифтар), в которой участвуют все желающие (как правило, из числа молящихся). Где нет большой мечети (на трассе, на автозаправке, в микрорайоне «советского» города), можно найти комнату для молитвы – она имеет надпись «Намазхана».

Азан – призыв на молитву – не очень громко, но разносится из динамиков пять раз в день. Если вы увидите на улице человека с бородой, в тюбетейке и в халате, то вероятно он имеет какое-то отношение к мечети – или активист-затейник, или постоянный посетитель. В пятницу посещаемость мечетей увеличивается, около 13:00 люди квартала, городского района или села собираются на общественную молитву и проповедь, которая читается на киргизском языке. Изредка встречаются заезжие гости – проповедники из других стран мира – Кувейт, Пакистан, Бангладеш и проч., которые читают лекции с переводом на киргизский. Это необычно для Средней Азии: в соседних странах проповедников гоняют, кроме как если они представители муфтията (офиицального начальства).

Все мечети в Киргизии – суннитские. Преобладающий масхаб – ханафитский. Шиитская община тоже существует, но никак себя не проявила во время моих путешествий по Киргизии. Ещё тут могут быть исмаилиты (последователи исмаилизма, распространённого на соседнем Памире), но центры этого учения тоже не выявлены.

Недостатком почти всех мечетей в Кыргызстане является то, что они «мужские» – ходят туда только люди мужского пола. Дамский отсек иногда присутствует, но почему-то он, как правило, пустует.


Православие в Киргизии. Вторая по численности конфессия в стране, к которой относит себя большая часть русского населения страны. Имеется около 25 храмов и 20 молитвенных домов. Православные храмы имеются в Бишкеке, Оше, Караколе, Чолпон-Ате, Ананьево, Джалал-Абаде, Балыкчы, Токмаке, Таласе, Кемине и в некоторых небольших населённых пунктах, где живёт много русских.

Религиозной розни в стране не обнаружено. Трения между киргизами и узбеками бывают, а между мусульманами и русскими православными – вроде не наблюдается.


Прочие религии. Религиозная толерантность государства в Кыргызстане позволяет, в теории, возникнуть тут различным сектам, но их тут немного. Видны только Свидетели Иеговы. Изредка встречаются баптисты и некоторые другие протестанты – как правило, в городах с русским населением.

Синагоги и дацаны тут не обнаружены.

Есть пара десятков запрещённых религиозных организаций, среди которых – всякие ответвления Аль-Каиды, а также секта Муна («Церковь Обьединения»)

В крупных городах Киргизии имеется достаточное количество атеистов, как впрочем и просто граждан, не задумывающихся о выборе религии, а увлечённых другими, более земными вещами.

Климат и сезоны

В Киргизии жарко, но не всегда и не везде. В среднем, на равнинах Ср. Азии, в Бишеке и в Оше днём градусов на пятнадцать теплее, чем на таких же равнинах Центральной России. Когда в осенней Москве будет дождь и противные +10, – в Чуйской или Ферганской долине будет примерно +25, а когда в РФ стоит жаркое лето, там может быть и +40. Однако, климат тут сухой, и жара легче переносится, чем во влажных местах, например в Индонезии или Таиланде, даже когда одинаково +35 и там, и здесь.

Сухо в Киргизии практически везде. Бельё будет быстро высыхать после стирки. Ваша кожа тоже может высыхать (помните, у кого чувствительный организм).

(Узбекские Ташкент и Термез, казахский Шымкент – летом обычно ещё жарче, чем Ош и Бишкек.)

Горные местности, конечно, прохладнее: на высоте около 2000 метров (Ала-Арча, или озеро Иссык-Куль, или например район Нарына) может стоять вполне российская температура, на 10 градусов прохладней, чем в Бишкеке. А на Сонг-Кёле (3015 метров над уровнем моря) или в высокогорной Алайской долине (Сары-Таш, 3200 м) в конце мая или в начале сентября может внезапно пойти снег. Начиная с октября в горах там уже делать нечего, на 3000 м идёт снег, закрываются перевалы, становится весьма некомфортно. Каждую тысячу метров подъёма температура снижается, в среднем, на шесть или семь градусов. Вот примерная усреднённая температурная таблица (средняя приблизительная температура днём)



В Среднюю Азию ездят обычно с мая по начало октября. Но в мае ещё нет фруктов, овощи дорогие, арбузы пока не поспели, Иссык-Куль холодный, горные перевалы занесены снегом, оставшимся с зимы, скот ещё не нагулялся на высокогорных пастбищах. В июне появляются фрукты, с 15 июня ходит поезд на Иссык-Куль по выходным, с 15 июля он ходит ежедневно, озеро прогревается, арбузы дешевеют, горные дороги и перевалы освобождаются от снегов. Однако, в это же время (июль) в Бишкеке, Оше, Шымкенте, Ташкенте и других равнинных городах Средней Азии бывает очень жарко!

В сентябре начинается осень и прохладность. Цены на фрукты достигают минимума, а жара постепенно спадает, на Иссык-Куле становится свежо, в Сары-Таше – холодно.

Если вы хотите ехать на Памир, на пик Ленина или в другие высокогорные местности – езжайте во второй половине июля, возвращайтесь в середине августа. В конце августа там будет уже холодно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6