Кристова Анжела.

Родная кровь. Книга третья. Военные доблести



скачать книгу бесплатно

© Кристова Анжела, 2017

© Елена Александровна Лазарева, фотографии, 2017


ISBN 978-5-4483-6977-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

– Отец?

Леональ подошел к обильно увитой белыми крупными розами беседке. Какая гадость!

Эти ваши розы, ваши вазы с розами, живые изгороди и красочная керамика! Леональ был эльфом по крови и не переносил ничего, связанного с бытом сородичей, особенно, если это касалось украшения помещений и цветов.

Тишина. Никто не откликнулся на его вопрос.

Леональ еще раз собрался позвать родителя, уже открыл рот. Раздалось старческое бормотание:

– Чего стоишь столбом? Входи!

Леональ закрыл рот, мгновение задержался, придавая своему лицу нужное почтительное выражение и стремительно пригнув свою голову, ворвался с царство одуряющее благоухающих цветов, ярких красок и изысканных линий. На воздухе было не так все очевидно, как внутри искусно воссозданной оранжереи.

Его отец любил без меры яркие краски и сильные запахи. Его родной сын все это не переносил на дух. Но старательно делал вид, что ему, по крайней мере, все безразлично.

Беседка была, как и все в этом месте, искусственно выращена согласно пристрастиям его отца. Его же руками. Чужую магию, пускай это была и эльфийская, старик не признавал! Свой дом он создавал и поддерживал в нем красоту, порядок и как он часто выражался – гармонию, своими силами.

Потребовалось какое-то время, чтобы в сумраке разглядеть фигуру отца.

– Ты меня звал, отец?

– Твоя покойная мать точно изменяла мне с не мертвыми!

– Отец!

– Что не так? – старик мрачно разглядывал своего наследника. – Я не говорю, что ты не мой сын! Я говорю, что она изменяла! Это разные вещи!

Леональ осторожно вздохнул. Общение, близкое общение со своим родным отцом князь-наследник еле выносил. Особенно, если никого не было поблизости. Тогда его родитель совсем не сдерживал свой природный яд. Выливая на молодого князя все возможные потоки, и обильно перемешивая все оттенки ядовитых красок!

Как сейчас! Рядом никого… Приглашен только он. Терпи. Еще сто лет терпи! Или двести.

Старик маг не спешил вставать обеими ногами в могилу. Одной ногой он уже стоял в ней лет так триста, не меньше. Как раз с тех самых пор, как его супруга, мать Леоналя, попыталась его прибить собственноручно приготовленным блюдом на магической сковородке.

Готовить госпожа княжна не умела и не старалась научиться. Ей очень хорошо давались только сложные в приготовлении яды. Особенно из растительного сырья. Но их употреблять в пищу добровольно никто не спешил. Вот и пришлось княжне расстараться, сделать вид, что она старается научиться вкусно готовить! На магической сковородке любая сумеет приготовить изысканное блюдо. Не просто блюдо, а кулинарный шедевр!

Венценосный супруг стал первым дегустатором. Пережил, вернее, переварил шедевр.

Красавица жена, которую никто не любил.

Ни всесильный князь-муж, ни родственники, ни подданные. Похоже, не любили искренне. И очень обрадовались, когда пойманная на измене, нет, не супругу, а на измене государству, юная прекрасная эльфийка Лариниель была казнена. Попытка смертельно отравить любимого супруга, князя-мага и Верховного правителя светлых эльфов – это ли не измена государству?

Вердикт судей был обвинительным.

Сын был еще мал, ничего не понял и отец сделал ошибку, оставив его при себе. Нужно было или, не привлекая внимания, убить или отослать отпрыска в какую-нибудь глушь и скрыть его родовое имя. Магия, все эта демонова магия крови! Родственники возмутились, и он уступил. Нет! Не уступил! Он прогнулся!

Это убивало. Убивало медленно осознание сделанной когда-то роковой ошибки. После казни Лариниель, ему стала ненавистна сама мысль заводить еще детей.

Подумывал даже передать власть не прямому наследнику, а отдать все магические жилы правления в руки отпрыску младшей ветви рода. Опять родня! Кровная и такая ненавистная ему теперь родня! Большую часть времени старый князь старался проводить в одиночестве.

И вот теперь уже и поздно. Сын вырос, и вопрос с наследованием уже не изменить. Вместе со взрослением, в молодом князе стали проявляться все странности, заложенные в нем не матерью Лиррос, а не пойми кем!

Леональ был красив, умен, талантлив, а еще он поступал и думал не так, как должен думать светлый эльф. Сородичи не сразу, но со временем разобрались и намекнули стареющему правителю на бросающиеся в глаза странности молодого принца. Сомнений в его крови не было. Сомнения были в его поступках и принимаемых решениях. Поступал молодой князь так, что хватались за головы все, кто находился близко и что-то понимал.

Это с одной стороны, а с другой…

Князь наследник времени зря не терял. Рядом постепенно собралась элита из светлых эльфов, все высокородные отпрыски старших родов. Три девицы и восемь молодых парней.

Эта молодая когорта разительно отличалась от своих сверстников. В первую очередь тем, что не сидела на месте, а активно перемещалась по землям Лиррос. Кроме территорий, испокон веков принадлежавших светлым эльфам, приближенные молодого князя стали частыми гостями в землях людей. Видели их и дальше – в землях за холодным морем и в королевствах шарифатов. А однажды светлая эльфийка Альмаэль, исчезнув на десяток лет, внезапно появилась вновь в свите молодого князя, и привела с собой мрачную серую тень.

Это был первый звоночек.

Князь маг оценил важность события. Вызвал к себе на разговор князя-наследника. О чем они договорились, приближенные не узнали. Мрачная серая тень вместе с Альмаэль исчезла из покоев сына.

Но активные посещения земель соседей за гранями мира Лиррос не прекратились.

Молодой князь стал еще чаще исчезать. Первое время его отлучки заканчивались быстро. Всего пара-тройка дней, и он вновь появлялся в Светлом дворце в сопровождении своих приближенных.

Но однажды, молодой князь исчез на полгода.

Его сразу начали искать. Сигнал от маяка-амулета рода давал уверенность, что с молодым князем все хорошо. Но вот где он?!

Светлые маги точно сказать не могли. Где-то за границами миров Лиррос. У соседей, как доложился придворный.

Его неизменная компания пребывала почти в полном составе во дворце и усиленно делала вид, что ничего не знает. С молодым князем пропал только Веронель.

Веронель эльм Обидаль. Не слишком знатный род. Но многие его представители были многие столетия на службе у князей правящего рода. Отвечали за внешние связи, связи с мирами, граничащими с мирами Лиррос, и были сами неплохими строителями портальных коридоров.

Когда-то давно они дружили и были очень близки – лорд-князь и глава рода эльм Оридаль Марсинель. Его сын Веронель сейчас был правой рукой князя-наследника.

Но после казни жены лорда-князя старые приятели перестали общаться. Не для кого не было секретом, что молодую жену старому князю просватал как раз Оридаль Марсинель. И не важно, что старый лорд-князь сам настоял на свадьбе!

Все это было уже давно, но неприятный осадок остался.

Лорд-князь чувствовал себя неважно, магические силы были ослаблены тяжелым недугом. Банальная смерть ему конечно не грозила. Но вот желания и дальше править светлыми родами куда-то пропало.

Последнее его исчезновение было очень длительным – восемь лет, и вернулся князь-наследник неожиданно, перед самым вторжением людей в земли свенов. Чего им там понадобилось?!

Лорд-князь плохо соображал. Попробованный однажды яд, оставил свой след на ауре эльфийского колдуна. А еще давило бремя власти. Старик всерьез подумывал передать власть молодому наследнику, во только одно его останавливало – это мысль, что его сын перевернет все вверх ногами в его устоявшемся мирке, созданном своими руками и так любимом многие столетия.

Старик оглядел увитую цветущим плющом беседку. Вот это место… единственное место, в котором он бы хотел оставаться вечно. Нужно уходить.

Жить и дальше рядом со стареющим отцом молодому князю становилось с каждым днем все труднее и труднее. Он всего дважды побывал на могиле матери. Нет, он не скучал, он недоумевал, просто не понимал, как можно было не довести начатое раз дело до конца!

Вот он все доделывает до конца, до логического и хорошо продуманного результата, а его желания всегда совпадают со стремлениями его души.

Сейчас, приблизившись близко к родному отцу у наследника было только одно непреодолимое желание – закончить общение как можно быстрее, а значит, он сделает все возможное, чтобы разговор не перешел за грань вежливой и скучной беседы, которая быстро закончится.

– Объясни мне, будь так добр! – проскрипел старческий голос. – Ты зачем в земли людей полез?

Леональ раздумывал над вопросом, а кто ему рассказал?

– Отец! У нас есть могущественные союзники! Ты про них знаешь.

– Это немертвые теперь союзники светлых эльфов? – белые тонкие брови, когда-то красивого лица поползли вверх. Саадэль смотрел на сына и изумлялся тому, как он вырос и стал похож на него в молодости! Те же черты лица, те же манеры, тот же наклон головы и его же надменный взгляд, замораживающий все рядом своей холодностью и отчужденностью. Но сердце у его сына было чужим. Как такое произошло?!

А ему ведь говорили, что будущая супруга не выносит на дух его, Правителя светлых эльфов! Нужно было выбрать другую жену! Но так хотелось уложить в постель эту, именно эту надменную красавицу. И вот результат теперь стоит перед ним и даже без сканирования мыслей ясно, что только и ждет предлога удалиться.

***

Неурожайный год, второй неурожайный год, и нашествие полчищ саранчи выкосили стада степных кланов орков. Не прекращающиеся неделями холодные ливни размыли почву. За ливнями шли холодные туманы, и что не успело погибнуть во время нашествия саранчи, загибалось от сырости, разных болезней и плесени.

Солнечная погода и относительное благополучие еще располагались на большей части земель королевства Ольстеыр. Там пока еще за погоду отвечали сплоченные ряды магов стихийников и внимающие им со всем почтением магистраты городов и поселений. Но вот уже совсем рядом гнили посевы на полях и дох повально скот. И это на землях людей! Что творится за мрачными лесами свенов, не знал точно никто. Строились предположения, что оркам, как и людям, сильно досталось от пришлых магов. Но пока это были лишь слова…

Вензора. Совсем недавно еще – могущественное, богатое королевство людей. Люди снимались целыми поселениями и устремлялись или за холодное море к берегам неспокойной Тальмы, где жили воинственные кочевники, или же рвались через магические кордоны на земли Ольстеры. Магические барьеры, срочно выстроенные и укрепленные, ранее возведенные заградительные сооружения, с каждым прожитым днем все хуже сдерживали приток голодного населения и удары темной магии.

Со стороны земель свенов на людей навалилась орочья орда. Тоже голодная, замученная холодными дождями и несвойственной этим благодатным краям прохладной погодой. Снега и морозов не было. Была мрачная сырость, небольшой плюс и ужасающей силы ветер, гонящий серую влажную мглу на те районы и поселения, где еще усилиями колдунов и магов держался островок прежнего благодатного климата.

Все маги, работавшие со стихиями и средами Лиррос, были на боевых постах, охраняя границы, строили и укрепляли заградительные заслоны. Государство мобилизовало всех, от почтенных магистров и заканчивая недоучившимися студиозами первогодками. Каждому нашлась работа по его силам. Все очень уставали и только и надеялись, что скверная погода отступит и вернется тепло и сухость.

Другая часть магов – не стихийников, а боевых специальностей, была прикомандирована к войскам, стоявшим гарнизонами по всей условной границе. Раньше на этих землях жило больше пятидесяти тысяч людей. Сейчас оставалось не больше двух тысяч и те, все больны лихорадкой, приводящей при благоприятном течении к слабоумию. Как ни странно выживали в основном дети, особенно маленькие совсем. Видимо им было просто легче не думать обо всем происходящем вокруг с такой трагичностью и паникой. Их детский мозг воспринимал окружающую действительность не так реально и негативно, дети были в большинстве своем не безумны. Но рядом со спятившими родителями они тоже были в смертельной опасности. Взрослые, кто не успел погибнуть сразу или же бежать, куда подальше, представляли собой печальное зрелище – слабо реагирующие на происходящее вокруг человечки бродили бесцельно от поселения к поселению. Встретив знакомых или родню не узнавали никого, а повстречав что-то привлекательное на их больной взгляд, начинали творить безобразия. Грабежами и разбоем промышляли и вполне себе здравомыслящие люди, не говоря уже об орках и, свенах. Все смешалось за короткое время на землях, некогда спокойных и процветающих.

Король Саерс II уныло смотрел на своих приближенных. Верховный Совет. Ольстера, Вензора и Лаверия. Три некогда могущественных государства. Они и сейчас еще в состоянии сопротивляться натиску темных сил. Но какая разница! Всего за год с небольшим настроение у большинства его министров поменялось, планы завоевать земли свенов рухнули в небытие. Может потому, что земли свенов они завоевали, и это не дало положительных результатов? Кто же втянул их в этот конфликт?

Сегодня земли королевств топчут волосатые лапы вечных врагов – орков и это еще полбеды! Главная беда в том, что из открытых пространственных коридоров на земли людей льется темным потоком чуждая их миру темная магия, и сладу с напастью нет. И орки тут не причем, по слухам, их земли уже давно поглотила тьма.

Вместо одного стабильного темного храма Чернодера где-то запрятанного в глухих лесах свенских земель на их земли выпало из параллельных миров сразу несколько храмов и алтарей при них. Не просто алтарей, а жертвенных.

Плененных магов людей темные просто режут как скот, а пойманных людей без примеси магической крови тоже режут, но уже на этих самых алтарях и питают их кровью чуждую их миру магию перехода. Их земли все больше и больше затягивает мгла чужих реалий.

Орки. Главные силы извечных врагов всех людей стоят огромным станом совсем рядом – руку протяни и вот они: злые, агрессивные, раздосадованные, что пути к родным степям им отрезали люди, расставившие заставы и кордоны на границе. Построить обратно портальные коридоры в родные степи орочьи шаманы как прежде не могут – и им мешает чуждая темная сила, а вовсе не кордоны людей! Но как им растолковать это?!

Прорваться, конечно, они могут попробовать, и даже у них получится уйти назад, не такая уж там и сила сосредоточена, но они стоят и не двигаются с места. Чего-то ждут? Генерального сражения? Наступление готовят? Или жаждут перемирия? Но тогда почему молчат? Не шлют гонцов? Тоже заперты темными магами? Одни вопросы.

Король поднял голову и посмотрел поочередно на каждого из своих придворных. Нет Свеярда… этот в войсках, при делах, очень занят. Остальные, что рядом, бестолковая толпа лизоблюдов и прихлебателей!

***

Ситуация была патовая. Хано это понял через пару минут. Погрузился еще на пару локтей вглубь трясины и начал считать вдохи. Рядом дернулся конь. Неудачно, потянуло стремительно вглубь. Трясина поднялась до подбородка.

Хано повернул чуть голову, переместил руки и уперся локтями, погруженными в жижу, в луку седла. Животное рядом дернулось вновь в тщетной попытке поднять чуть выше свою голову. Все. Сейчас потонет! И меня потянет следом…

Неожиданно стало чуть темнее, как будто тени сместились. Хано вздохнул глубоко, может и в последний раз. Жеребец рядом опять попытался дернуться. Его испуганный глаз смотрел куда-то за спину орку. Вонючая трясина колыхнулась тягучей черной массой, натекла на голову. В следующее мгновение совсем рядом упала веревка, а к ней, привязанное стремя.

– Ухватись за стремя рукой. Постарайся, – раздалось совсем рядом.

Хано дернулся и погрузился по глаза.

Рядом раздалось тихое ругательство – смесь орочьего, людского непотребства и какая-то ерунда, не совсем ясная. Дышать было уже нельзя. Хано дернулся, и так захотелось удлинить шею! Невозможно.

– Не дергайся! Замри!

Ему на рог попал ремень? Зацепило изгиб и сильно потянуло вверх, но трясина, тягучая, густая – не пускала. Из трясины вылез нос и Хано судорожно вздохнул, рот открыл, и жижа потекла в глотку стремительным потоком. Закашлялся. Дернулся и опять пошел на дно. Которого не было! Ноги еле барахтались в вязком и плохо сдвигаемом месиве.

– Успокойся! Дыши ровно и не двигайся.

Хано замер.

– Ты стремя рукой поймал? Мотни головой!

Хано стремя не поймал. Мотнуть головой не вышло. Жижа опять накатила на нос. Его опять чуть дернули выше, ноздри вылезли наружу.

– Тихо. Не дергайся, иначе веревка с рога слезет, и ты пойдешь… ну на дно, не знаю… Первым нужно достать коня.

Хано скосил глаза. Ничего не видно. Сердце бешено колотилось в груди.

Этот голос!

От лошади на поверхности болота осталась только морда, вернее только ее часть – храп да пара испуганных глаз с ушами.

Я вытащила ремень с привязанным к нему стременем, сняла уздечку, отстегнула второе стремя и вытащила все ремни из креплений сбруи. Получилась куча мелких кожаных ремней, разной длины и толщины. Так, у меня есть еще моток веревки.

На спине Мрака осталось седло, удерживаемое ременной подпругой. Мой жеребец стоял по бабки в болотной жиже, пускай в воде, но в этом месте нет топи. Чего не скажешь о яме, в которую угодили орк со своим конем. Яма была внушительных размеров. Я в сомнении оглядела местность кругом. Это надо же так умудриться! А еще маг!

Связала все ремни, потом отстегнула перевязь меча и даже ножны прикрепила к связке. Орка она вытащит. Точно. А вот коня….

Мощное тяжелое животное затянуло очень сильно. Им и следовало заняться в первую очередь.

Подошла к самому краю ямы и протянула руку к морде. Только и смогла, что достать пальцами ноздрю, погладила храп и зашептала ласково:

– Сейчас я попробую тебе помочь.

Конь косил на меня испуганным глазом. Но как понял, больше не дергался в тщетной попытке вырваться. Рядом хозяин животного не шевелился даже, казалось, не дышал, хотя… Я видела краем глаза, нос свободен.

– Если начнешь дергаться и пытаться выбраться первым, – я замолчала, посмотрела на сук, к которому примотала ремень, на небо, – я тебя стукну по башке мечом.

Отвернулась.

Попытаться подтянуться на ремне, что я набросила ему на рог и прикрутила к ветке, он конечно может. Но я замечу это сразу, и тогда уж двину ему со всей силы. Орка я опасалась.

Замер, только глазами следит за мной. Ну и хорошо… потом с ним разберусь. Сейчас мне хотелось помочь коню.

Самым сложным было затянуть петлю на шее лошади. Промучилась я с этой задачей час не меньше, ползала на коленках в болотной жиже рядом с ямой и тихо материлась себе под нос.

Когда я наконец смогла одеть петлю, то глянула на небо – ночь давно. Темень. Болотные газы булькают рядом совсем. Воняет гнилью и кружится голова, я надышалась ядовитыми парами и давно уже все плывет перед глазами.

Осталось самое неприятное – нужно затянуть образовавшуюся петлю. И затянуть и коня не задушить.

Я встала на ноги и подошла к своей лошади. Мрак стоял там, где я его оставила.

– Давай, поворачивайся! Осторожно!

Я толкнула коня в плечо. Разнузданный конь послушно принял вправо. Повернулся и встал мордой к трясине.

Я привязала связку ремней к седлу. В одно касание взлетела в седло и сжала колени. Мрак дернулся и пошел назад корпусом. Ремни натянулись, а я обернулась.

Петля затянулась на шее коня, привязанное стремя оказалось под горлом. Конь орка начал дергать головой. Сжала колени и отдала команду: «вперед!»

Мой конь развернулся и принял теперь влево. Еще шагнул и потянул вторую лошадь за собой. Шаг и снова приказ: «вперед!»

Животное в болоте дергалось. Петля на шее его душила, но я была неумолима – это мой единственный шанс его вытянуть. Я не сдавалась. Шаг вперед, и моя лошадь останавливается. Команда: «Вперед!» И новый шаг Мрака. Ремни тянулись и скрипели. Должны выдержать. Должны! Я сильно пнула сапогом бок лошади. Мрак вскинул голову и вместо шага вперед повернулся другим боком.

– Вперед! Кому говорю! Вперед, Мрак!

Лошадь вернулась в прежнюю позицию и с большим трудом сделала новый шаг прочь от трясины.

В следующее мгновение показалась грудь и передние ноги коня. Болото с большой неохотой отпускало свою добычу. Конь вытянул шею и уложил морду на показавшиеся передние ноги. Место, из которого я немного вытащила его, стало стремительно заполняться черной водой, закрывая от моих глаз черное тягучее месиво более густого слоя, что был глубже.

Да, вытащить из такой трясины что-то тяжелое, как лошадь, очень сложно.

Я соскочила с седла. Подошла к голове коня и ослабила петлю на горле.

Мрак чуть слышно вздохнул. Отряхнулся всем телом и вернулся к краю трясины. Встал и наклонил морду к черной жиже. Нюхнул вонь, и резко вскинул голову.

– Иди сюда, Мрак!

Конь повернул голову на мой голос.

Я сама подошла и в сомнении начала думать, что бы еще привязать. До седла лежащей в трясине лошади я не дотягивалась. Посмотрела на торчащую рогатую голову рядом. Этого нельзя освободить, он дна не чувствует. Утопнет сразу, как сниму ремень с рога. Вздохнула.

На меня смотрели. Пускай смотрит. Глаза ему залепить?

Выбрала ствол деревца, что росло рядом. Подняла меч с земли и принялась рубить Затея была до того бредовая, но мне нечего было ей противопоставить. Сомнения были серьезные. Срубив деревце, я попробовала протолкнуть его конец под телом коня. Промучившись еще некоторое время, поняла, что протолкнуть под брюхом жердь не выйдет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6