Кристофер Сиб.

Сеть



скачать книгу бесплатно

Кроме Данилы здесь никого не было. Ему ничего не объяснили и даже спрашивать ни о чём не стали. Просто взяли под руки, довели до машины и привезли сюда.

Единственная в комнате дверь резко отъехала в сторону. Внутрь сразу ворвался гомон десятков голосов, но тут же стих, когда дверь встала на место. К Даниле быстрым шагом подошёл агент (один из тех, что был у нотариуса) и сел на противоположной от него стороне стола. Мужчину звали Богдан Акрапов. Высокий лоб с основательными залысинами, большие зелёные глаза, массивная нижняя часть лица. Он не походил на коренного горожанина. Да что там, его происхождение выдавал внешний чип, словно выставленный напоказ. Другие агенты старались прятать его под длинными волосами.

Как и прочие оперативные работники, Акрапов носил тёмно-синий костюм, серую рубашку и чёрный тонкий галстук. Но сейчас галстук небрежно распущен, а верхние пуговицы рубашки расстёгнуты.

Какое-то время он сидел молча, напряжённо глядя на молодого человека, а затем подался вперёд и заговорил холодным официальным тоном.

– Даниил Властиславович…

– Данила. Обращайтесь ко мне просто – Данила.

Брови мужчины недовольно поползли вверх, но он удержался от возражений – боялся вспылить и пустить подготовленный допрос насмарку.

– Данила, вы оказались в очень незавидном положении. Вас обвиняют в краже.

– Я ничего не крал, – тут же ответил Данила, подавшись навстречу агенту. – Я уже объяснял вашим коллегам, пока меня везли сюда, хотя они и слушать ничего не хотели.

– Но страница исчезла, а доступ к ней был только у вас, – не отступался Акрапов.

– Вы пораскиньте мозгами, зачем мне воровать её у самого себя? – Данила повысил голос, понимая, что будь Акрапов горожанином, он говорил бы на тон тише. – У меня же был доступ к странице деда! Или я, по-вашему, совсем идиот?

– Страница застрахована… – начал, было, агент, но Данила просто взорвался после этих слов. Выглядел он хуже, чем сегодня утром.

– Вы легко можете убедиться в моей невиновности, проверив записи терминала, в котором я находился в момент кражи! А пока постарайтесь держать обвинения при себе!

Страницу деда украли, его заперли в какой-то комнатушке, закрыли доступ к Сети, да ещё пытаются обвинить в преступлении! Сумасшедший дом какой-то! Данила вскочил с места и начал быстро вышагивать из стороны в сторону. Только сейчас он понял, что говорит с живым человеком, не прикрытым аватаром, да ещё и с нечипованным! Два таких случая за неделю – это уже слишком. Ему хотелось рвануть к двери и убежать отсюда подальше.

– Терминал уже проверяют, – невозмутимо произнёс агент, не сводя пронизывающего взгляда. – Скажите, кто знал о существовании дорогостоящей страницы, которую вы унаследовали?

Данила смутился. Он даже перестал мерить шагами комнату. Только выйдя от нотариуса, он поспешил рассказать всё в Сети, добавив в историю аватара такое интересное событие. Не часто с ним случалось что-то настолько необычное.

Сетевых друзей у него было мало – не больше сотни, но и они могли растрезвонить о редкой странице. Теперь он надеялся, что никто, как обычно, не обратил внимания на обновление его аватара.

– Много людей, – уклончиво ответил молодой человек не глядя на Акрапова.

В этот момент над столом появилась небольшая светящаяся сфера. Агент запустил в неё руку, и на его лице появилось отсутствующее выражение. «Получает информацию» – решил Данила и вернулся за стол. Сейчас всё закончится и он уйдёт.

– Терминал проверили, – взгляд мужчины снова стал осмысленным. – Имело место вмешательство извне, – сухо резюмировал он.

– Я могу идти? – уже спокойнее спросил Данила. Ноги его почему-то стали ватными и внутри всё как-то странно гудело. Молодой человек даже засомневался, сможет ли встать.

– Да, но с вами свяжутся в ближайшие сутки. Необходимо провести анализ центральной нервной системы на предмет постороннего вмешательства и проверить протоколы индивидуальной защиты, – бесцветным голосом проговорил агент, словно повторяя вызубренный абзац из учебника.

Данила кивнул и, не говоря больше ни слова, неуклюже двинулся к двери. Акрапов задумчиво смотрел ему вслед, и как только тот скрылся из виду, связался с напарником.


Спустя минуту, в комнату вошёл мужчина средних лет, в стандартном тёмно-синем костюме. На его смуглом восточном лице читалось беспокойство.

– Присядь, Анвар, – пригласил напарника Акрапов. Анвар Тамилов сел и вопросительно посмотрел на коллегу. Тот рассеяно теребил манжету рукава, выдавая своё волнение.

– Он уже знает? – обычно спокойный и тихий голос Тамилова звучал напряжённо.

– Нет, и, похоже, не догадывается, – Акрапов потер ладонью лоб, крепко зажмурившись и давая глазам отдохнуть.

– Ты должен его предупредить.

– Ну, уж нет! – нервно усмехнулся Акрапов. – Мы это уже обсуждали и хватит. Пока они следят за его чипом, я буду держать парня в неведении.

– Собрался на живца ловить? – напарник Акрапова откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди и недовольно хмыкнув.

– С ними нельзя иначе, – просто ответил Богдан. – Ты ведь знаешь, насколько важна эта страница, – он заговорил тише. – Теперь-то к нам точно прислушаются. Ты погляди, какой переполох в отделе.

– Кто ещё знает? – не разжимая рук, спросил Анвар.

– Никто, кроме тебя. Сегодня ночью они начнут действовать. Мы с тобой должны быть начеку.

Анвар Тамилов кивнул, понимая, что теперь от них двоих зависит сохранность не только Данилы, но и всей Сети!


***

Когда Данилу отпустили, было уже поздно. Он ужасно проголодался, решив сначала немного перекусить, а потом отправляться домой. Одна знакомая забегаловка находилась неподалёку. В этом районе было всё, что нужно: магазины, кафе, огромные парки, стоянки, офисы полиции и Специальной Службы, прокат техники, развлечения и многое другое. И таких районов бесчисленное множество в каждом городе, тянувшемся на сотни километров во все стороны. До двадцати районов обычно входили в округ, а сколько округов в Сибирском, знали только статистические машины.

Округ, где жил Данила, прилегал к городской стене, за которой начиналась территория нечипованных. И чем дальше от стены, тем больше власти имели те, кто не пожелал присоединяться к Сети.

Каждый горожанин знал, что там опасно. Хотя выбираться за пределы города не было нужды (разве что за острыми ощущениями), ведь здесь действительно было всё. Но родителей Данилы ещё в школе вывозили на открытых уроках к нечипованным. Их знакомили с бытом людей, показывали, как тяжело жить вне города, замкнутыми в собственной голове, без связи с Сетью и миллиардами других горожан. Даже Данила часто бывал за стеной. Почему же сейчас все так изменилось?

Данила шагал, не разбирая пути. В голове гудело от напряжения и злобы. Он даже не вспомнил о «росе», которая вмиг бы подбодрила его. Да это и не имело значения. Никто ведь его по-настоящему не видел – хмурого, неприветливого, спрятавшего голову в плечи, а руки в карманы, сжав кулаки. Для каждого, кто взглянет на Данилу, по улице шагал его аватар – бодрый молодой человек с лёгкой полуулыбкой на губах и ясным взглядом.

Он хотел было вызвать Ромку, но Сеть ещё не запустилась (обычно она запускается сама, но только не после принудительного отключения властями), а Данила не хотел облегчать свои страдания погружением в виртуальное пространство. И тут молодой человек кое-что вспомнил, резко остановился и со вздохом облегчения мысленно произнес: «Позвонить лучшему другу». Рядом тут же возникло довольное лицо Ромки, а затем появился и он сам.

– Даня, куда ты пропал сегодня?! – озабоченно спросил он, поднимаясь из кресла и протягивая руку, словно мог прикоснуться к плечу Данилы.

– Сразу всего и не расскажешь, – угрюмо проговорил Данила. Теперь он медленно зашагал, а изображение Ромки просто плыло рядом. Раньше они могли часами вот так болтать, но сейчас…

– Что-то с наследством? – догадался Ромка.

– Ага, – Данила рубанул кулаком воздух, напугав прохожего, не погружённого в игру. Тот ошарашенно отшатнулся, но молодой человек ничего не заметил, он просто пошёл дальше. Услышал только, как прохожий ещё раз охнул – его случайно толкнул высокий мужчина с острым взглядом. Он не сводил глаз с Данилы и медленно следовал за ним. Вдалеке показались ещё двое. – Дед оставил мне свою старую страницу, с тех времен, когда ещё был молодым…

– Ого! – Ромка даже подпрыгнул, но тут же осёкся, увидев, что Данила едва не плачет.

– …и её украли! Если её не найдут, завтра воспоминания деда купит какой-нибудь коллекционер или того хуже. И меня ещё допрашивали! Думали, я подстроил эту кражу, идиоты.

Данила шёл, не замечая перемен в поведении Ромки. А тот заметно насторожился.

– Послушай, Даня, – голос друга так резко стал другим, что Данила невольно сбавил шаг. Теперь он говорил взволнованно, чуть ли не заговорщически. – Я тебе ничем помочь не могу, но если ты запустишь Сеть на своем чипе, сообща можно будет найти воров.

При этом Ромка глядел куда-то в сторону.

– Чего? – Данила опешил, не зная, что думать. Такого с его лучшим другом ещё не случалось. Он всегда был участливым, понимающим, поддерживающим, каким и должен быть.

– Это очень важно, Даня, в Сети должны знать о краже. Нам нужны глаза и уши всех, кто мог бы опознать вора, да и ты сейчас не в безопасности. Полиция должна знать, где ты находишься.

Данила как раз остановился у забегаловки – окошко в стене, где можно заказать недорогую еду. Хотя о голоде он уже позабыл. Кажется, у его друга произошел программный сбой, когда он ощутил весь букет негодования Данилы. Оставалось только попрощаться. Свяжется с ним позже, когда раздобудет немного «росы», чтобы успокоить нервы. Только сейчас он вспомнил, что оставил все запасы дома.

– Я тебя понял, Ромка. Спасибо и до скорого!

– Подожди, Данила, ты не…

Но связь уже оборвалась. Легче от этого разговора не стало. Купив дешевую питательную смесь в бутылке, молодой человек жадно заглотил её, отправившись на ближайшую автобусную остановку. Ходить пешком больше не было сил.


***

Домой Данила возвращался затемно. Хотя в городе ночная тьма больше не имела власти. Погружённый в гневные мысли он быстро запрыгнул в подошедший автобус и плюхнулся на жёсткое сиденье. Следом зашли ещё трое мужчин, усевшись позади него.

Внутри, бесшумно и мягко катившего по дороге автобуса, не осталось свободных мест. Несколько ребят школьного возраста испуганно вцепившись в спинки сидений, глядели невидящим взором перед собой. Данила сразу распознал групповой режим игры. Скорее всего, они загрузили симулятор ракеты или «американских горок». Голый адреналин, как называл такие игры Данила. Когда повзрослеют, тоже полюбят более сложные игры, с заданиями и набором репутации. Может даже зарабатывать на этом будут

Взрослые пассажиры вели себя спокойнее. Их развлекали фильмы, где они – главные герои и влияют на сюжет. Некоторые что-то невнятно бормотали себе под нос, беседуя с виртуальными персонажами, другие тихо улыбались или держали за руку невидимых людей. Эти используют собственные архивные записи, чтобы провести время с умершими друзьями или родственниками.

От мысли об этом Данилу передёрнуло. Он представил, как заменяет своего деда жалким суррогатом, скроенным из старых записей его аватара. Но тут же его вздёрнутые плечи мягко опустились, а руки бессильно повисли вдоль тела. Данила кое-что вспомнил из своего прошлого, о чём старался не думать. Он целых семь лет точно так же общался с умершими родителями, пусть и не знал об этом.

На нужной остановке он быстро выскочил из автобуса (трое мужчин вышли следом) и спустился на свой этаж, зайдя в дом. Шагая по коридору, Данила не замечал серые стены – не прикрытые графикой виртуального мира, они выглядели совсем уныло. «Визус» ещё не работал, показывая неприглядную действительность молодому человеку, слепо бредущему вперёд. Дойдя до нужной двери, он со слегка потухшим удивлением обнаружил то, чего раньше не замечал – номер «2907».

Войдя в квартиру, Данила на мгновенье застыл у двери, а затем яростно швырнул куртку в сторону, словно она была этим отвратительным днём, о котором он хотел скорее забыть. Данила полностью выбился из сил. Сегодня он окончательно лишился того хрупкого равновесия, которого удалось добиться при помощи таблеток. Желание было одно – забыться в беспамятстве.

Его не заботила цена редкой страницы или её престиж. Но от одной мысли, что её получит перекупщик или заберёт себе «ценитель старины», он весь вскипал. Данила хотел обладать частичкой жизни того, кого любил больше других своих родственников. Последнего, оставшегося у него родного человека! Только дед давал ему то человеческое тепло, которого были лишены его сверстники. Родители всегда были заняты собой. Они глядели на маленького Данилку отсутствующим взглядом через завесу «Визуса». Специальная программа предписывала им правила воспитания малыша, помогая вырастить достойную единицу общества.

В свои двадцать семь он бесконечно устал. Многие в его состоянии с головой погружались в Сеть. Она нежно обволакивала, убаюкивая тихим голоском, нашёптывая нужные мысли, создавая желанные чувства. И больше не было ничего невозможного, знания миллиардов людей у тебя на ладони, только протяни руку. Всё было изучено, промаркировано и описано Сетью. Одного взгляда хватало, чтобы узнать о предмете всё, что нужно в этот момент. Личное пространство свелось до пределов потаённых мыслей, которые, порой, автоматически, незаметно для самого думающего, отражались в истории аватара.

Как же Даниле иногда хотелось исчезнуть! Изоляция – вот, что ему сейчас нужно, чтобы не сойти с ума. Сеть стала для него паразитом, навсегда проникшим в жизненно важные органы. Если его извлечь, тело перестанет работать. Да только молодой человек не подозревал об этом.

Однажды он отказал себе в удовольствии использовать Сеть каждый день, но сдался, не продержавшись и недели. Вот и теперь, Данила до последнего не запускал «Визус» и остальные обязательные приложения. Сеть ограничили во время допроса, но терпеть больше не было сил.

Данила сдался, упав на жёсткий диванчик и дав Ей заполнить сознание. Перед глазами поплыли десятки сменяющих друг друга изображений. Он едва успевал понять, что на них, как тут же переходил к следующим. Мышцы расслаблялись, а тревога постепенно отступала. Он был един с этим миром, с его виртуальной вселенной. Сама комната будто стала осязаемой, а воздух в ней стал плотнее.

Данила глубоко вздохнул, решив, что пора забыться. Он закинул в рот сразу две таблетки снотворного и, едва улёгся в постель, как потерял сознание.


В заточении

Открыв глаза, Данила понял, что он не у себя дома. Тусклый жёлтый свет льётся с потолка, а грязная постель, на которой он лежит, окружена ржавыми металлическими стенами. В комнате, больше напоминавшей жестяной шкаф изнутри, сыро и пахнет чем-то затхлым. Данила поднял голову. Ещё одурманенный лекарствами, он начал оглядываться. Лежал он у дальней от двери стенки. Очень тесное помещение, где кроме кровати влез только старый металлический стул. На грязной потрёпанной подушке пятна, смутно напоминающие кровь. Матрас выглядит чище, но в некоторых местах безнадежно порван.

Данила сел, ощутив лёгкий приступ тошноты. Голова казалась непомерно огромной и невесомой. Он помотал ей из стороны в сторону и едва не потерял сознание. Схватившись руками за шею, он простонал – так болели мышцы. Они словно одеревенели, и, казалось, треснут от любого неосторожного движения. Молодой человек попытался размять шею затекшими пальцами.

Внезапно за дверью раздался звон ключей и, спустя мгновение, она со скрипом отворилась. В комнатку одной ногой шагнула девушка с тёмными, слегка вьющимися волосами, собранными в хвост на затылке. Она показалась Даниле смутно знакомой.

– Заноси! – скомандовала девушка, и в комнатушку тут же нырнул щуплый парнишка с подносом, на котором стояла тарелка с едой и горячий напиток, напомнивший Даниле чай. – Тебе нужно поесть, – бросила она пленнику, стараясь не глядеть на него, и исчезла в коридоре.

Вошедший ловко поставил поднос на стул и быстренько юркнул за дверь, закрыв её за собой. Данила услышал, как его заперли.

Туман в голове постепенно рассеивался и он начал понимать, что его каким-то образом вывезли из дома. Данила мысленно ругал себя за нерасторопность, ведь он мог выспросить хоть что-то, когда принесли еду. Он сделал запрос в Сеть, чтобы узнать, где находится, но та не откликнулась. И тут он с ужасом осознал, что вообще все приложения выключены. Такого с ним ещё никогда не случалось. Сколько он себя помнил, Сеть всегда была рядом, и защищала его.

Внутри, тем временем, разрасталась настоящая паника. Полнейшая тишина только добавляла тревоги. Мысли метались одна за другой, строя нелепые и пугающие предположения. Без Сети одиночество и пустота навалились на него всей своей тяжестью.

Так и не притронувшись к еде, Данила несколько часов просидел на койке, обхватив колени. Он с трудом соображал, едва сдерживая слёзы отчаявшегося ребёнка, потерявшегося в мрачном ночном лесу. Паника не покидала его ни на секунду. Стало тяжело дышать, закружилась голова. Комнатка ходила ходуном. В безнадёжной попытке вырваться из этой каморки, Данила рванул к двери. Град ударов по холодному металлу охладил его пыл. Рассечённая рука теперь кровоточила и болела. Он снова машинально спросил Сеть, когда ждать медиков (обычно сообщение о том, что они уже в пути, приходило сразу после повреждения), но быстро осёкся, стараясь не думать, что с ним станет, если руку не перебинтовать.

Спустя какое-то время дверь отворилась вновь, но теперь он не стал ждать.

– Кто вы? – Данила бросился к девушке, крича срывающимся голосом. – Зачем вы меня здесь держите?!

– Успокойся! – резанула она ледяным тоном, и пленник встал как вкопанный.

Заметив реакцию Данилы, девушка растерялась. В её глазах мелькнула тень сочувствия.

– Ты должен это съесть, тогда станет легче, – её голос стал мягче. – Заноси!

Она снова позвала парнишку, тот забрал старый поднос, и поставил свежую еду. Когда девушка уходила, она как-то неуверенно оглянулась, словно хотела что-то добавить, но передумала и вышла прочь. Через несколько минут пришел человек (наверное, единственный человек с добрым лицом, которого Данила видел за последние сутки), осмотрел рану и перевязал её белоснежно чистым бинтом.


***

Прошло два дня, по крайней мере, Даниле так показалось. Он дважды укладывался спать, когда единственная зарешёченная лампа в комнате гасла. Ему приносили еду, оказавшуюся на удивление вкусной, и не говорили ни слова. Без «росы» выносить многочасовое одиночество было невыносимо. Данила пытался говорить с собой, мешанина мыслей незаметно переходила в слова, а когда за стеной слышались шаги, он бросался к двери с криками о помощи. На третий день Данила перестал бороться. Все его мысли словно смёрзлись от страха, попрятались, боясь показаться сознанию. Проснувшись утром, он услышал знакомый скрежет двери и увидел суровое лицо охранника.

– Собирайся, с тобой хотят поговорить.


***

Пётр Сабуров родился и вырос на территории нечипованных. Он никогда не ел досыта, а иногда и вовсе приходилось голодать. Машины из городов отнимали у них всю плодородную землю, пригодную для выращивания еды. Нечипованным часто приходилось попрошайничать у стен города, воровать с полей или грабить склады своих же соплеменников. Пётр не знал, было ли так везде, но в его посёлке и соседних городках поступали именно так.

Большой город со всеми его благами был закрыт для него. Но любой житель мегаполиса мог привезти к его дому своего отпрыска, как в зоопарк. Он не знал, что это часть воспитания сетевиков.

Однажды, будучи подростком, Пётр заехал одному такому туристу по физиономии, после чего всё их поселение выжили те же машины, переселив на сотню километров дальше от города. Там-то он и встретил первых Непокорённых, как они сами себя называли.

Шайка молодых парней готовилась взорвать огромный комбайн, собиравший урожай, неподалеку от городка, ставшего новым домом Петра. Он пытался украсть немного еды с поля, когда увидел их – дерзкие, сильные, не знающие страха! Они установили оружие так быстро, и выстрелили так решительно, что машина даже не успела отправить сигнал тревоги. Спустя мгновенье пятеро парней уже потрошили комбайн, таская продукты в свой грузовик. Конечно, Пётр восхищался ими, помня нанесённую ему обиду, и не мог просто уйти. Он стал частью их группировки. С тех пор его семья не голодала.

Шли годы, и Непокорённые стали настоящей проблемой для больших городов. Во многом из-за того, какие методы выбирали Сабуров и его шайка. После них восстановить комбайны было невозможно. В своей команде он держал железную дисциплину. Каждый из членов его группировки знал, перейти дорогу главарю означало верную смерть.

Они были ненасытны – забирали всю еду, живя как короли. Такой способ добывания провизии понравился и остальным. Больше никто не хотел тайком пробираться на поля, чтобы своровать грязные и опрысканные особым составом овощи и фрукты. Очищенная и упакованная еда из комбайнов им нравилась больше. И то, что задумывалось как движение за свободу нечипованных и равные права с горожанами, превратилось в настоящую войну, в которой, однако, не гибли люди.

Но все чаще машины приходили, чтобы забрать членов Непокорённых, ловя их на месте преступления. Что с ними делали потом, неизвестно, но после таких облав никто не возвращался. Одному лишь Петру удалось бежать ценой ужасных шрамов. С тех пор он стал осторожнее. Но и его нашли, правда не те, кого он ожидал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4