Кристофер Сиб.

Сеть



скачать книгу бесплатно

Часть первая.

Живущие в Сети.


Долгожданный звонок.

Видеофон за стеной надрывался уже не первую минуту. В крохотной пустой комнатушке, на мягкой и узкой кровати ворочался худощавый парень, пытаясь сообразить, что так настойчиво буравит его мозг.

Изнутри спальня больше походила на пузырь с белёсыми матовыми стенами, мягко и едва заметно светившимися во тьме. В ней помещалась только постель – ни окон, ни полок, ни шкафов и ни одного острого угла. Комнату можно было преобразить как угодно, да хоть водопады установить и отражение реального неба на потолке (в Сети обязательно найдется подходящая программа), но у Данилы не было на это денег.

Молодой человек со стоном поднялся на локтях. В голове странно гудело, отдавая тупой болью в висках. Этот гул не проходил ни днем, ни ночью, мешая ясно думать. Будто неуёмные соседи переговаривались без остановки через слишком тонкие стены.

Комната постепенно наполнялась настойчивым сигналом вызова. Как только ноги Данилы коснулись пола, стены вспыхнули холодным белым светом. Он лился почти отовсюду – местами тускнели пятна, где светящееся волокно изжило свой срок.

Одна из стен озарилась ярким свечением и, спустя миг, на ней появилось несколько изображений: выпуск новостей, трансляция из третьей марсианской колонии и сводка происшествий за ночь. Старомодный телевизор вещал прямиком из стены, сливаясь с ней, когда гасили свет. Отвратительное изображение только раздражало. И кто сейчас это смотрит?!

Две комнаты разделяла мягкая полупрозрачная перегородка в овальном дверном проёме. Выставив перед собой руку и уронив не до конца пробудившееся лицо в ладонь второй руки, Данила легко прошёл через обволакивающую завесу.

Гостиная, она же кухня и столовая, плавно осветилась. Помещение было вдвое больше крохотной спальни, но почти такое же пустое и безжизненное. Здесь тоже не было окон, а стены украшали старомодные снимки пейзажей (как и телевизор, они появлялись вместе с остальным светом). У стены, примыкавшей к спальне, стоял низкий столик. Рядом, такой же плоский и упругий, как кровать, диванчик. На стене слева вздулся гладкий пузырь – он служил Даниле шкафом. Справа – холодильник и миниатюрная душевая со встроенной раковиной. Данила едва помещался там, когда хотел помыться. Напротив стола была дверь.

С трудом поднимая ноги, молодой человек подошёл к столику, бухнул на него обе ладони, прохрипев: «Ответ»

Перед ним появилось широкое лицо мужчины, внимательно разглядывающего какие-то бумаги.

– А, вот и вы, – звонивший осторожно отложил листки в сторону, за пределы изображения. – Даниил Властиславович, простите, что побеспокоил, но у меня для вас срочные новости.

Пристально взглянув на Данилу, мужчина смутился. Видеть человека, не принявшего «росу» – не самое приятное зрелище.

– Можно без отчества, – раздраженно вставил Данила.

Он пытался припомнить, как зовут этого мужчину, который кажется, был нотариусом.

Последний раз они виделись, сразу после смерти дедушки.

– Как скажете, Данила. Может быть, мне навестить вас в другое время? – на лице гостя отразилось замешательство. Он старался не смотреть прямо на молодого человека.

– Нет, все хорошо.

– Хм, так мне продолжать?

– Да, прошу вас, – процедил Данила. Он начал выходить из себя.

– Мы проверили завещание вашего дедушки и готовы приступить к процедуре передачи наследства, – мужчина снова поднял к лицу бумажные листки. – Как вы знаете, после прошлогоднего сбоя многие данные были утеряны, но Сергей Анатольевич предусмотрительно распечатал завещание, сохранив его на бумаге. Экспертиза заняла больше времени, чем потребовалось бы с обычным документом, но его подлинность подтвердили на девяносто восемь процентов.

– Прекрасно, – внутри пробежало радостное волнение.

– Вы можете прибыть к нам в офис для подписания документов сегодня после полудня, – Данила поморщился от одной мысли, что придётся беседовать вживую с посторонним. – К сожалению, использовать сетевую подпись без личного визита не получится – закон требует вашего присутствия, – как бы извиняясь, добавил нотариус.

– Хорошо, я буду через полтора часа.

– Всего доб…

Но Данила уже прервал связь, опустив уставшее лицо в ладони.

Надо позавтракать. В холодильнике завалялся готовый пакет с кашей и сок, хотя скорее это был концентрат из заменителей вкуса, воды и витаминов. Нормального сока он уже много лет не пробовал. И не потому, что сидел без работы с того дня, как узнал о смерти дедушки, просто в городе редко встречались натуральные продукты.

Данила бросил упаковку с едой на столик, прямиком в синий кружок, размером с большую тарелку, и тот мгновенно покраснел. Сам он шагнул к стене у входа, где вздулся ещё один овал – душевая – и его поверхность отъехала в сторону. Внутри узкого цилиндра оказалась раковина с краном, а чуть повыше зеркало. Они складывались, когда надо помыться. Тут же были и все принадлежности для умывания. Данила жил в старомодном доме, где кухня, ванная и шкаф прятались в стенах. В современных квартирах всё это скрывалось от взгляда «Визусом».

Закончив с утренними процедурами, Данила пригладил взъерошенные волосы и вернулся к столику. Еда разогрелась, сообщая об этом тихим попискиванием, а упаковка растворилась в воздухе. Данила отправил запрос на встречу своему лучшему другу.

Несколько секунд и комната разделилась надвое. Вторая половина преобразилась в просторную, ярко обставленную квартиру. Она ничем не напоминала унылое жильё Данилы – цветастая, живая, постоянно меняющаяся и движущаяся, тогда как на этой стороне всё будто замерло, и выглядело потёртым и обветшалым.

– Даня, привет! – Данила уселся на диванчик, и устало махнул в ответ на приветствие Ромки. Его друг уже завтракал. – Ну как тебе денёк? Слышал, к нам в Сибирский новые чипы завезли? Только на установку, говорят, придётся в центр тащиться. Там даже здоровенное здание для этого отгрохали!

– Нет, не слышал, не до чипов было. День у меня не с того начался.

– Значит, позвонил-таки своему психотерапевту?

Данила слегка оторопел.

– Я его удалил, – виновато ответил он. – Вернее, пытался. А сегодня нотариус звонил, по поводу наследства деда.

– Удалил?! Ты совсем с катушек съехал?! Росу теперь, где брать будешь?! И вообще… – парень растеряно развел руками.

Данила ждал такой реакции. Программу «Психотерапевт» устанавливают в три года, и после она уже не покидает человека до смерти. Пока она действует, можно покупать «росу» – таблетки в форме шара, напоминающие маленькие капельки воды с голубым свечением. Их принимали по утрам (может, поэтому их и называли «роса»), чтобы взбодриться и поднять настроение. Хватало на весь день.

– Не переживай, у меня осталось немного. Пью по половинке иногда. Хотя врача мне так и не дали удалить. Сеть запретила. Но заблокировать его можно на месяц, – уже радостнее добавил он. – Да это сейчас и не главное. Послушай лучше хорошие новости – я сейчас за наследством поеду!

– Наконец, отдать решили, – угрюмо пробурчал Ромка. – Как думаешь, что там?

– Не знаю, может программы старые или фотографии, – при одной мысли, что он получит бумажные снимки, которые так любил разглядывать в детстве, Данила на миг улыбнулся. Но тут же улыбка растаяла. Деда этим не вернешь. Да и охотники за раритетами насядут в Сети.

Если бы у Данилы был чип деда, с его воспоминаниями или аватар с историей, он мог бы разбогатеть. Виртуальные личности очень ценились, особенно если жизнь усопшего была яркой. А в этом его дед легко переплюнет большинство сетевиков!

Ромка понимающе смотрел на друга, пока тот перечислял, что мог бы оставить ему дедушка. И лишь изредка перебивал, уточняя или спрашивая что-то. Но делал это ненавязчиво и в подходящий момент, как и положено программе. Приложение «Лучший друг» устанавливали каждому пятилетнему ребёнку, и у большинства они оставались единственными друзьями до старости. Так случилось и с Данилой.

Ромка был идеальным приложением – постоянно обновлялся, всегда находился рядом и не способен был предать. Он терпеливо выслушивал Данилу, когда тому было плохо, позволял «помочь» себе виртуальными деньгами или советом, который непременно оказывался полезным. И если другие ещё пытались искать друзей в Сети, знакомили свои аватары или даже женились, то Даниле, после гибели родителей, хватало только деда Серёжи и Ромки.

– А я вот сегодня узнал ещё об очередной выходке нечипованных, – заговорил Ромка, когда предположения Данилы насчет наследства иссякли.

Без разговора о нечипованных не обходилось ни одно утро. Так уж Ромка был запрограммирован. Каждый, кто живет в городе, должен знать, насколько опасно за стеной. А кто об этом сообщит, как не лучший друг?!

– Эти дикари, – продолжил Ромка, – какими-то булыжниками забросали посланника из города, который хотел передать всей деревне старые вышки для связи, чтоб они могли наше телевидение смотреть. Вот ведь животные, скажи?! Сразу и не подумаешь, что они электричеством пользоваться умеют.

В городе нечипованные стали синонимом чего-то грязного и первобытного. «Лучшие друзья», сетевая реклама, домашние приложения – все напоминало, что города – это самое безопасное место на планете. И это убеждение – единственное, чего Данила не принимал в друге. И как его исправить, он не знал.

Закончив завтракать в тишине, он попрощался с другом и стал собираться к нотариусу. Так начался новый день Данилы, который станет последним нормальным днём в его жизни.


Редкая страница

Данила был типичным представителем своего поколения – тревожный, депрессивный, потерянный человек. Один из миллионов себе подобных. Отчуждённым его сделало сетевое воспитание. В городах с детства приучали к виртуальным родителям, их аватарам, заменяя ими живое общение. Считалось, что так ребёнок быстрее привыкнет к Сети и станет самостоятельным.

Все, чего хотел Данила после стольких ограничений – это свобода. Но взять её он ужасно боялся, а потому, был вынужден придумывать всё новые причины оставаться зависимым.

Он вёл рутинную жизнь: бесконечные игры, пока находишься вне дома, и блуждание по Сети, когда возвращаешься обратно. Хотя на улицу Данила не показывался с неделю, если не больше. Да и что там делать? Всё, что нужно, машины доставляли к порогу. И сегодняшний поход к нотариусу его совсем не радовал.

В последнее время он так исхудал и ссутулился, словно надеялся, что так будет проще поместиться в толпе, что его не заметят и тихо примут. Но физически находиться рядом с людьми для Данилы было невыносимо. Его хватало на несколько минут, а потом он сбегал под любым предлогом или уходил в Сеть, если сбежать в реальности не получалось.

Он с детства был таким. И даже внешне мало изменился, разве что вытянулся всем телом, да приобрел угрюмый вид. Всё те же чёрные волосы, торчащие в разные стороны – только раньше они были длиннее – слегка удивлённый взгляд больших круглых глаз, неказистый нос и, его гордость, единственное, что он оставил как есть, создавая аватар – улыбка.

С четырёх лет Данила просиживал большую часть дня формируя аватар. Если в детстве это была лишь сжатая история жизни (снимки, видеозаписи и прочее), хранящаяся за фотографией малыша, то сейчас он превратился в полноценную виртуальную личность. Детям разрешали надевать её, когда те отправлялись на прогулку или в школу.

В реальности аватар видели только те, кто подключён к Сети (то есть все), и только тогда, когда разрешал владелец (то есть практически всегда). Самого человека под ним никто не замечал. В Сети же аватар перемещался отдельно от носителя, исполняя его команды. Обычно так встречались с виртуальными же друзьями и ходили на работу.

В семье Данила был единственным ребенком. Родителей он почти не знал, но их аватары помнил в деталях. Последний раз они виделись вживую, когда ему едва исполнилось десять лет. Тогда же он переехал к дедушке, с которым и прожил до совершеннолетия, продолжая навещать маму и папу в Сети. И только потом узнал, что они умерли.

С тех пор Данила возненавидел симуляторы воспоминаний, оберегавшие его психику целых семь лет. Сколько времени потеряно… Он думал, что сойдет с ума от отчаяния и горя. Тогда-то дед Серёжа – единственный живой родственник – вытащил парня из этой трясины.

С дедушкой они часто виделись вне Сети, вместе обедали и смотрели кино. Он возил внука к стене, за которой жили нечипованные. Тогда городская стена казалась Даниле неприступной и огромной.

Позднее они выезжали за город, просто побродить среди деревьев, поесть малины с куста. Он даже познакомился там с девушкой (тоже горожанкой), гостившей у родственников. До сих пор он помнил её светлое, улыбчивое лицо. Но было в нём и что-то необъяснимо грустное, будто след тяжёлой утраты. И вдруг дед Серёжа перестал его брать с собой, подолгу не появляясь в Сети. Тогда-то мечта Данилы, наконец, исполнилась – сетевая масса приняла его, постепенно растворяя в себе.


***

Едва выйдя за дверь квартиры, и оказавшись в длинном, узком коридоре, Даниле сообщили о погоде, которая редко менялась в крупных городах, таких как Сибирский. Метео-машины создавали здесь особый климат.

Сам коридор, в котором оказался Данила, мгновенно преобразился, став сегодня светлым футуристическим тоннелем. Шагая по нему, молодой человек продолжал размышлять, что же ему оставил дед. Он не был состоятельным человеком и большую часть жизни проработал штатным программистом в Специальной Службе. И всё, что он мог передать Даниле – это неиспользованные программы. Более ценные вещи достанутся городу. От этой мысли тугой узел у него в груди сжался чуть сильнее.

Оказавшись на улице, он понял, что синоптики не ошиблись – в чистом небе светило яркое солнце. Хотя прогноз, конечно же, давала сетевая программа, а не люди. Высокий и худой, Данила легко передвигался в плотной толпе. Его самого почти никто не замечал, все взоры застилало изображение виртуального мира.

Он не представлял, кто были все эти люди и зачем они вышли на улицу. В школу или на работу ходили через Сеть. Еду и вещи тоже заказывали онлайн. Здесь же встречались, развлекались и просто жили. Объяснение было одно – каждый город населяли миллиарды людей, и среди них обязательно находились любители реальных прогулок или сетевых игр. Но без «Визуса» – программы, преображающей городские виды по вкусу носителя, на этот мир мало кому хотелось смотреть.

Пустые стены громадных и неповоротливых домов неприветливо уставились на Данилу отовсюду, выставив напоказ редкие безликие окна. Самые низкие здания вырастали до десяти этажей, но даже они прятали под землей часть своих помещений. В центре таких малоэтажек не встретишь. Они остались только в приграничных районах. Нигде за пределами «Визуса» не видно ни клочка зелени. Все растения перебрались на крыши домов, поставляя оттуда добрую долю чистого кислорода.

Данила жил на подземном этаже, или, как их называли горожане – на нижнем секторе. Здесь круглые сутки царствовало электрическое освещение, а чтобы получить шикарный «вид из окна», нужно установить приложение. Сейчас же он знал, стоит ему захотеть, и стены раскрасит реклама (которую он заблаговременно отключил) или же «Визус» добавит эффектов. Здания, конечно, останутся прежними, один лишь Данила увидит их новый облик.

Одному упрямому приложению, несмотря на запрет, удалось прорваться через фильтры. Перед Данилой возник хорошо одетый мужчина, шагавший не глядя задом наперёд. Странно, раньше защита не давала сбоев.

– Здравствуйте, Данила! – бодро заговорил он. – Только сегодня, для Вас особые условия на приобретение универсального костюма! В базовой комплектации пять оттенков и два вида парфюма. Дополнительно Вы можете установить…

Данила отмахнулся от него. Надо запустить игру, так он быстрее доберётся к нотариусу. Едва он подумал об этом, как перед ним выскочили анимированные иконки со стандартными для такого маршрута заданиями. Нехотя выбрал то, которое знал назубок (не хотел разбираться в сюжетах новых игр).

Данила быстро огляделся: взгляды прохожих устремлены на предметы, не существующие в реальности, кто-то вскрикивает, время от времени, другие начинают часто дышать или вдруг срываются на бег. На мгновение ему стало не по себе. Так долго без «Визуса» он ещё не бывал на улице. Секунду помедлив, Данила запустил его снова, а следом и игру.

Он выбрал задание «Обогни вершину» и мир тут же преобразился. Люди исчезли, превратившись в персонажей игры (огромные движимые ветром растения), тротуар стал узкой тропой, опоясывающей гигантскую гору (здания), а проезжая часть, по которой тихо шелестели автомобили, превратилась в бездонную пропасть с хлипкими мостиками – пешеходными переходами. Прорисовка потрясающая, а от ощущения высоты обычно перехватывает дыхание. Но не сегодня.

Данила привычно двинулся вперёд, огибая «растения» и перепрыгивая особо крупные «валуны». Теперь он мог ускориться, чтобы заработать больше очков за прохождение. Глупо было бы просто так бегать.

Сейчас Данила не заботился о зрелищности, он несся вперед, уклоняясь от летящих сверху камней и хищных птиц, ловко прыгая по хлипким дощечкам мостиков (белые полосы пешеходного перехода) и собирая призовые бонусы.

Добравшись до места, Данила «выскочил» из задания, шагнув на виртуальную вершину горы. Прекрасный мир разом исчез, уступив место привычным городским пейзажам, искусно нарисованным «Визусом». Перед ним выросло здание. Оно упиралось макушкой в небо, бросая исполинскую тень на Данилу. У входа одиноко стоял автомобиль Специальной Службы – чёрная тонированная «Волга». Чего они здесь забыли? Агенты занимаются настоящими кибер-преступлениями, им нечего делать в этом районе. С этими мыслями молодой человек исчез за входной дверью.


***

Кабинет нотариуса выглядел также пусто, как и гостиная Данилы, и был таким же тесным. Только самое необходимое: стол и два стула, на одном из которых сидел сам нотариус. Но в отличие от жилища молодого человека, здесь все сверкало новизной. В «окнах» сменялись проекции городских видов.

В стороне стояли ещё два человека – те самые агенты, что оставили свою машину у входа. Один – среднего роста, крепко сбитый, серьёзный на вид и коротко стриженный, а второй – высокий, жилистый, черноволосый, со слегка раскосыми глазами. Оба они не спускали глаз с визитёра. Данила тоже уставился на них, недоверчиво глядя из-под накинутого на себя аватара. Он почуял неладное.

Машинально сделав несколько трёхмерных снимков обстановки, он отправил их в Сеть. В каждое его глазное яблоко встроены по четыре миниатюрные камеры. Две – выше и ниже зрачка, а ещё две – по бокам от него. Выглядели они как едва заметные чёрные точки на белой поверхности глаза. Это был подарок деда на совершеннолетие. Самому Даниле пришлось бы год на них копить.

Сделав снимки, он пригляделся к коротко стриженому агенту. На затылке виднелся какой-то прибор, не заметный у его длинноволосого напарника. «Внешний чип! – ужаснулся Данила. – Так этих двоих взяли в агенты из нечипованных?!» Но следом он совсем обмер – агенты стояли перед ним без аватаров. Иначе внешний чип было бы не разглядеть. Его бросило в жар.

Данила мигом вернулся в Сеть, куда только что отправил снимки, и с удивлением обнаружил, что цензура сделала их приватными. Может всё дело в том, что на них агенты Специальной службы, а может причина в людях без аватаров.

Отбросив эти мысли, Данила, наконец, взглянул на виртуальную личность нотариуса и узнал его имя – Илья Озеров. Личность высветилась сразу, как молодой человек посмотрел на него.

– Здравствуйте! – нотариус немного привстал, приветствуя гостя.

– Добрый день.

– Не обращайте внимания, это формальность. Так всегда бывает при вступлении в наследство, если его предметом являются виртуальные данные, – нотариус заметно нервничал, поглядывая на агентов, однако сумел взять себя в руки, принявшись за работу.

Документы оформили за пару минут. Затем агенты проверили их подлинность и сверили данные Данилы со своей базой. Наконец, эти двое подписали бумаги и ушли, а Данила, вздохнув с облегчением, ждал координаты наследства.

– Ваш дедушка, – торжественно начал нотариус, как только вышли агенты, – оставил вам свой аватар.

Это обычная практика, когда виртуальные личности передавались по наследству и становились собственностью детей или внуков. Многие отправляли их на специальное кладбище, куда наведывались раз в году посмотреть, как жил их родственник, о чём думал и с кем общался.

– Это не простая личность, – продолжил мужчина, видя замешательство гостя, – а одна из тех, что существовали при Интернете! Это настоящая страница старого образца, встроенная в аватар! Самого аватара у нас нет, но его передадут вам сразу, как обнаружат чип. Страница одна из старейших – ей почти пятьдесят лет! Точный возраст определить сложно. Сергей Анатольевич долго её не использовал и всегда держал в закрытой. Поэтому мы не знаем, что на ней, – смущенно улыбнувшись, нотариус развел руками. – Но вам это станет известно уже сегодня… Ах нет, – он взглянул на часы, – сегодня вы не успеете в хранилище. Придётся дождаться понедельника, здание закроют на все выходные.

Эта новость слегка расстроила Данилу, но очередная порция «росы» быстро поправила дело. Домой он отправился на автобусе. Ехал молча, погруженный в Сеть, и тихо радовался обретённому сокровищу.


Украденное наследство

Данила валялся в кровати до обеда. Этой ночью он спал как никогда крепко, даже без снотворного. Ромка был уже тут. Он глядел на друга с улыбкой, радуясь тому, как хорошо Дане. А тот полностью погрузился в Сеть, физически ощущая её присутствие в комнате – воздух для него будто бы становился плотнее. «Визус» прикрывал огрехи в отделке, делая спальню уютнее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3