Кристофер Браун.

Тропик Канзаса



скачать книгу бесплатно

Несмотря на то что Сига иногда ловили, он показывал во всех играх очень хорошие результаты. Но любимой его игрой был «Клондайк», когда по всей территории лагеря разбрасывали «золотые самородки», сделанные из выкрашенных желтой краской камней, которые прятали в потайных местах, словно пасхальные яйца. В конце дня можно было обменять в столовой найденные «самородки» на какие-нибудь лакомства. В том числе на шипучку, если вес «самородков» оказывался достаточным. Сиг собирал столько «самородков», что не мог потратить их все, поэтому излишки он прятал в тайнике за стрельбищем.

Именно так он обнаружил дыру в ограждении лагеря – как раз за валом с мишенями в дальнем конце стрельбища. В конце той недели он получил письмо от мамы, в котором она писала, что не знает, когда ей разрешат забрать его. В ту же самую ночь Сиг улизнул из домика через оторванную половицу, обнаруженную во время последнего смотра, и скрылся.

Вызволить маму из тюрьмы оказалось значительно труднее.

5

Сиг проснулся от голосов, звучавших перед магазином. Открыв глаза, он увидел на пластмассовом потолке своего туалета медленную пульсацию полицейских мигалок. Услышав, как люди заходят в магазин, Сиг бежал в соседний лес. Вскоре наступило утро; погони не было.

Отойдя достаточно далеко от Интернешенал-Фоллс и лагеря для задержанных, Сиг выбрался из леса и спрятался в кузове грузовика. Проснулся он в Бемиджи, где вскочил на товарный состав, который отвез его обратно на север, в Хиббинг. Оттуда Сиг прошел пешком двадцать с лишним миль, в темноте, к последнему месту, где жил. Рассвет застал его на длинной дороге, вымощенной щебнем, ведущей через лес к домику у Затерянного озера.

В лесу был пожар. Наверное, год назад, но почерневшие сосны до сих пор пахли гарью. Здесь шел бой.

Маминого дома больше не было. Его стерли с лица земли. Сиг долго копался в земле. Находки его оказались скудными. Один ботинок, треснувшее зеркало, блестящая армейская пуговица и красная заколка для волос. Сиг очистил заколку от грязи. За долгое время мамин запах полностью улетучился. Но Сиг все равно положил заколку в карман. Возможно, она ему пригодится. После побега он почти не стригся. Маме всегда нравилось, чтобы он носил волосы длинными.

Также Сиг оставил себе и пуговицу, на память. Он запомнил выбитую на меди эмблему – изображение орла, размахивающего мечом.

Затем Сиг прошел к дому Конга. Жилой прицеп стоял на месте, но Конга в нем не оказалось. Похоже, он уже давно здесь не появлялся. Конгу было много лет, еще когда Сиг был совсем маленьким, так что как знать.

Прицеп притаился в густых зарослях, но из него открывался вид на воду. Сиг вспомнил, как они в вечерних сумерках ловили здесь рыбу. Конг смотрел в небо на инверсионные следы пролетающих самолетов и предсказывал судьбу. По большей части предсказания его были мрачными: войны и кровь, кроме тех случаев, когда он заглядывал далеко в будущее, когда, по его словам, людей почти не останется.

Дверь прицепа была нараспашку.

Внутри побывали самые разные животные. Там царил полный разгром.

Сиг порылся в прицепе. Он нашел одежду, в которой какой-то зверек устроил логово. В прошлом Конг был гораздо крупнее Сига, но теперь все обстояло наоборот. Сиг нашел черную толстовку, которая растягивалась, но не рвалась, и несколько непарных носков. Вытряхнув из толстовки засохшие испражнения мелких грызунов, он надел ее на себя, а носки запихнул в большой нагрудный карман, на потом.

Сейф животные не нашли. Он оставался там, где и помнил Сиг, спрятанный под полом, под коробкой, прикрытый листом фанеры. Это был простенький сейф, четырехзначным кодом был год рождения умершего сына Конга. Код не изменился. А внутри по-прежнему лежала коробка с рыболовными снастями Сига.

Коробка тоже была маленькая, такая, чтобы приманки в ней хватило на один день. Но вместо рыболовных снастей там лежали сокровища Сига, которые он собрал, когда общался с Конгом, найденные на берегу озера и в лесу. По большей части забытые и потерянные другими людьми, такие, которые подбирает маленький мальчик. Наконечники стрел, маленькие косточки, камни причудливой формы, неработающие карманные часы, стреляные гильзы от пистолета, шестьдесят два доллара и тридцать пять центов старыми монетами.

Конг всегда говорил, что коллекционная стоимость некоторых из этих монет гораздо выше номинальной; однако сейчас им, вероятно, придется снова вернуться в обращение, и выяснить это предстоит кому-нибудь другому, поскольку Сига в первую очередь волновало то, как дожить до завтрашнего дня и не попасться в руки полиции.

Сиг обрадовался, что Конг сдержал свое слово и сохранил нетронутым его тайник, но очень огорчился, поскольку самого Конга здесь не оказалось. Конг бы знал что делать. Ему доводилось выпутываться из куда более худших ситуаций.

Единственным, что оставил в сейфе сам Конг, был его старый нож. Сиг помнил историю этого ножа. Это был армейский нож, оставшийся еще с той войны, которая закончилась до рождения Сига. Конг получил его в подарок от пилота сбитого американского самолета, которому помог. Нож был хороший. Давным-давно Конг дал Сигу другой нож, с китайским лезвием, но тот нож у него отобрали. Этот нож он одолжит у Конга и не потеряет.

6

Сиг пришел пешком в Тауэр и толкался на автовокзале до тех пор, пока не нашел попутную машину. Он купил рабочие штаны, бейсболку, чтобы спрятать волосы, дешевые солнцезащитные очки, скрывающие лицо, и чистую новую футболку с логотипом компании «Поставки в Железную страну». Еще он купил сандвич с жареным судаком. Над ним смеялись, наблюдая, как он медленно отсчитывает мелочь на кассе. Кассирша сказала, что не имеет права принимать наличные, но, увидев, какими древними монетами расплачивался Сиг, передумала. Когда Сиг совершил все свои покупки, у него осталось чуть больше шестнадцати долларов. В туалете он переоделся в новые вещи, а остатки тюремного костюма разрезал на маленькие куски, которые спрятал на дне мусорного бака.

Сиг съел свой сандвич на краю стоянки, под деревом с осыпавшейся листвой. Он торчал там минут двадцать, до тех пор, пока наконец не увидел подъехавшую цистерну, и тогда решил попытать счастья. Когда он показал водителю гривенник с изображением бизона и сказал, что монета стоит триста долларов, тот рассмеялся и сказал, что подвезет его до Гранд-Портаджа, поскольку все равно туда едет. По его улыбке Сиг вообразил, что водила предложит ему оставить деньги себе, но тот, продолжая улыбаться, убрал монету в карман, после чего показал Сигу, куда сесть, пока сам он сходит в сортир.

Водила жил в Тиф-Ривер-Фоллз и возил биотопливо и другой груз от месторождений Северной Дакоты в пограничные укрепления. Когда Сиг спросил у него, почему он доставляет груз в индейское казино, водила рассмеялся и предположил, что его уже давно не было в этих краях.

Когда цистерна подъехала к контрольно-пропускному пункту у моста через Темперанс-Ривер, Сиг попытался спрятаться в задней части кабины. У него ничего не получилось. Часовой посветил на него фонариком. Водила сказал, что это его сын, он немного вздремнул, они едут уже всю ночь. Сиг постарался ему подыграть. Уселся на лежанке с заспанным видом. Движения солдат сопровождались лязгом металла. Треском раций, связанных с базой. Сигу в лицо ударил яркий луч света. Возможно, его сфотографировали.

Когда солдаты наконец пропустили цистерну и Сиг вернулся на место впереди, водила спросил у него, в чем дело.

– Не люблю солдат, – ответил Сиг.

– Тогда ты живешь не в той стране, – протянул водила.

Сиг посмотрел в зеркало заднего вида на двух пограничников в темно-зеленой форме. Разглядеть в темноте было трудно, но, похоже, они о чем-то говорили и при этом смотрели на Сига.

Один из них достал телефон.

Взревев двигателем, грузовик тронулся.

Перемена настроения в кабине встревожила Сига. Посмотрев на водилу, он увидел, что тот возится с навигатором, словно пытается что-то найти.

Они молча ехали минут двадцать, показавшихся Сигу несколькими часами. По обеим сторонам прямого шоссе тянулись высокие сосны. То и дело попадались предупреждающие знаки:


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ПОГРАНИЧНЫЙ СЕКТОР ОЗЕРО ВЕРХНЕЕ

ДОСТУП ВОСПРЕЩЕН

ВСЕ ТРАНСПОРТНЫЕ СРЕДСТВА ПОДЛЕЖАТ ДОСМОТРУ


Справа в просветы между деревьями проглядывало большое озеро. На горизонте холодные синие воды сливались с облаками.

Цистерна проехала через маленький городок, выглядевший брошенным или зачищенным. Разницы никакой. Почтовое отделение было взорвано: большие черные потеки копоти выливались из выбитых окон.

За городком снова начался лес. Внезапно из зарослей вышли солдаты, держа наготове автоматы. Их предводитель махнул рукой, приказывая грузовику остановиться.

Водила повернулся к Сигу.

– Думаю, парень, ты сто?ишь подороже, чем какая-то старая монетка, – сказал он.

Громко завизжали тормоза. Мощная гидравлика.

Сиг метнулся к двери, но водила запер ее с приборной панели, прежде чем Сиг ухватился за ручку.

Водила усмехнулся.

Сиг набросился на него, словно объятый паникой зверь. Вонзил нож Конга ему в ногу. Это вынудило водилу еще сильнее надавить на педаль тормоза, и грузовик пошел юзом. Сига швырнуло на лобовое стекло. Он ударил водилу ногой в лицо. Дверь распахнулась так быстро, что Сиг буквально вывалился на землю, руками вперед, выронив нож.

Лес был совсем рядом. Грузовик унесло с дороги.

Сиг подобрал с земли нож.

Он побежал, преследуемый пулями, спеша укрыться в лабиринте деревьев, интуитивно выбирая тропы, идти по которым преследователям будет трудно. Солдаты полагались на то, что добычу увидит их техника, однако электронные глаза плохо видели сквозь густые заросли. Слишком сильные помехи.

Сиг услышал вертолет. Вертолет пролетел совсем близко. Быть может, с него заметили Сига, однако сделать прицельный выстрел оказалось невозможно.

Сиг попытался представить себе, что видели на экране преследователи.

Переправляясь через болото, он едва не потерял кроссовку. Топкая жижа вцепилась ему в ногу, как пасть голодного чудовища. Пошарив рукой в трясине, Сиг нащупал слетевшую кроссовку и понес ее в руке.

Наконец он остановился. Время от времени были слышны выстрелы. Не очень близко, но и не очень далеко.

На поляне на противоположном берегу болота лежал умирающий лось. Молодой самец, взрослый где-то на две трети, рожки пушистые, словно первая поросль на лице подростка.

Лось был застрелен. Три красные раны на груди. Из большого пулемета.

Сиг не стал задерживаться.

Лось издал крик, и звук этот был похож на призыв древнего рога. На слово из никому не известного языка.

7

Уже ближе к вечеру Сиг вышел на самоуправляемую территорию. Одежда его была заляпана грязью и сосновой хвоей, штаны промокли до колен, но его не подстрелили и не схватили.

Внезапно почувствовав себя в безопасности лишь потому, что он переступил воображаемую линию, существующую только на картах, Сиг задумался, почему не пришел сюда раньше. Быть может, потому что на самом деле эти люди были ему чужими. Они были чужими даже его отцу. А может быть, все дело было в том, что тогда ему было гораздо страшнее.

Отыскать общественный центр резервации оказалось нетрудно. Сиг увидел за деревьями высокие здания.

Он, как мог, привел в порядок одежду, после чего вышел из леса на большую автостоянку.

Рядом со старым казино построили десятиэтажное административное здание. На казино висела вывеска «Закрыто в связи с окончанием сезона», но было видно, что сезон закончился уже много лет назад. На стоянке было больше морских контейнеров, чем машин. Одни контейнеры были раскрашены камуфляжными пятнами, другие составлены один на другой.

Новое руководство. Так сказал водила грузовика.

Сиг прошел мимо выстроившихся в ряд чистеньких пикапов и внедорожников. По большей части они выглядели совершенно новыми. Дорогие и сверкающие, на высокой подвеске, со всеми мыслимыми дополнительными прибамбасами. Сиг пришел в восторг, узнав одну из машин, – старый черный фургон, переделанный для езды по бездорожью. В этом микроавтобусе ему приходилось спать не раз и не два. Трудно забыть образ, нарисованный на борту, успевший поблекнуть от солнца и мороза, – чародей, летящий на спине гигантской совы. Покрышки выглядели совершенно новыми.

Сиг огляделся по сторонам, гадая, где найти водителя.

Странно было видеть это место превращенным в офисный центр. Сиг подергал за ручки, но все двери были заперты кодовыми замками. Он попробовал заглянуть в окна, но стекла были зеркальными. Сиг видел входящих и выходящих людей, но они находились так далеко от него, что невозможно было даже разобрать их лица. В справочнике значились компании, о которых он никогда не слышал, в том числе использующие названия племен:


«Строительная группа «Чиппева»

«Транспортная компания «Наконечник стрелы»

«Корпорация «Гичигами», оснащение и ремонт»

«Литейный цех ОДЖОК»

«Банк «Верхний»


Сиг увидел, как два человека вошли в другое здание, стоящее на противоположной стороне стоянки. Старая гостиница. Он направился туда. На двери висела табличка: «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР». Дверь была открыта. Внутри находилось что-то, скорее похожее на бар.

Сиг сел у стойки. За ней стоял пожилой белый тип, давно потерявший улыбку. Прислонившись спиной к стойке, он смотрел на экран телевизора в другом конце зала. Наконец бармен посмотрел на Сига и тотчас же снова перевел взгляд на телевизор, словно никакого Сига не было и в помине. Сиг снял бейсболку в надежде на то, что это поможет.

Это не помогло.

– У вас можно поесть? – спросил Сиг.

– А у тебя есть деньги?

– Немного. – Он засунул руку в карман, проверяя, что у него по-прежнему есть шестнадцать долларов.

– Похоже, малыш, ты заблудился, – рассмеялся бармен. – И еще ты успел где-то перепачкаться. У нас здесь такое место, что все друг друга знают. Ты что, пришел с той стороны?

Сиг кивнул.

– Один?

Сиг пожал плечами.

– Вот. – Бармен поставил перед Сигом стакан воды и положил меню. – Если хочешь, я быстренько сварганю тебе запеченный сыр или что-нибудь еще. После чего ты сразу же исчезнешь.

Сиг жадно припал к стакану, залпом выпивая всю воду.

По телевизору шла прямая трансляция с места взрыва в Иране, снятая поисково-спасательной командой. Помимо Сига у стойки находился всего один посетитель, еще один пожилой белый мужчина, который нянчил в дальнем конце стаканчик с какой-то коричневой жидкостью, уставившись в планшет. Оторвавшись от планшета, он смерил Сига взглядом человека, повидавшего мир во всех его красках. После чего снова вернулся к своему стаканчику.

Столики у стены были заняты более оживленными посетителями. Девять мужчин и две женщины пили, курили, разговаривали и смеялись.

И среди них был Дрозд. Мамин дружок, парень из фургона с колдуном, только постаревший и раздобревший, с золотыми украшениями поверх блестящего кожаного жилета и модной черной рубашки на молнии. Дрозд был в темных очках, несмотря на царящий в зале полумрак.

– Эй, Боб! – крикнул Дрозд бармену. – Ты можешь переключить на охоту или что-нибудь другое? Я больше не могу выносить эту военную шумиху!

– Без шуток, у нас тут своего такого дерьма достаточно, – подхватил один из его приятелей.

– Давай «Планету котят»! – крикнул третий.

Все рассмеялись, кроме Дрозда, уставившегося на Сига.

Сняв очки, Дрозд прищурился. Встав, он направился к Сигу, жестом остановив двух своих приятелей, которые вскочили на ноги, собираясь следовать за ним. Дрозд подошел к Сигу вплотную. Глаза у него были безумные. Налитые кровью и напряженные.

– Какого черта? – воскликнул Дрозд, хватая Сига за плечи. – Не могу поверить собственным глазам!

Сиг поборол улыбку, тронувшую уголки его губ. От него не укрылся большой пистолет, засунутый за пояс. В тон украшениям.

– Где ты пропадал, маленький засранец? – спросил Дрозд.

– На севере, – ответил Сиг.

– Проклятие, – пробормотал Дрозд. – Я всегда это знал. – Он положил руку Сигу на плечо. – А ты вырос, мальчишка! Впрочем, до своего отца пока что все равно недотягиваешь.

– Где он? – спросил Сиг.

Сдавленно застонав, Дрозд спрятался за черными очками.

– Снова ушел? – предположил Сиг.

– Ушел навсегда, – ответил Дрозд. – Наверное, ты пришел сюда за ним. Его больше нет в живых. Но, парень, видел бы ты его в ту ночь!

Сиг отступил назад. Услышав слова Дрозда, он почувствовал, как переходит на новый уровень одиночества, хотя известие это, в общем-то, не было таким уж неожиданным. Сиг попытался представить себе, что имел в виду Дрозд. Он никогда не знал, чем занимается его отец. Быть может, потому, что по большей части мать Сига, если не оставляла его с какими-то незнакомыми людьми, которых называла «семьей», брала его с собой на всякие политические сборища, лишь бы подальше от отца.

– Боб, налей этому парню пива, – распорядился Дрозд. Он посмотрел на Сига. – Встрепенись, малыш, твой отец был бы не рад, что ты так переживаешь.

Схватив стакан пива, он потащил Сига к своим столикам.

– Ребята, познакомьтесь с Сигги, – объявил Дрозд. – Это сын Мускусной Мексиканки, вернулся из долгих скитаний.

– Ты мальчишка Клайда? – спросил один мужчина. – Он всегда рассказывал о тебе.

Для Сига это явилось неожиданностью.

– Воин, как и его отец, – объяснил Дрозд. – Ему еще не исполнилось и тринадцать лет, а он уже замочил двух полицейских.

– Я помню твою мать, малыш, – сказала женщина. Она была пожилая, в поношенной кожаной куртке, а волосы здорово тронуты серебром. – Как подумаешь, что произошло, сердце кровью обливается!

– Да, пожалуй, Сигги взял лучшее от обоих родителей, – заметил Дрозд. – Даже если ему и не достались светлые волосы Эрики.

Он хотел потрепать Сига по голове, но тот отстранил его руку. Дрозд обратил все в смех.

– А я что-то не припомню, чтобы у Клайда или Эрики были зеленые глаза, – сказала вторая дама, присматриваясь внимательнее.

Отвернувшись, Сиг уставился на стену, увешанную фотографиями. Одни снимки были старыми: мирная жизнь на озере. Другие более свежие. На одном отец Сига стоял на крыше сожженного армейского джипа.

– Этот «Цельнометаллический броненосец» он подорвал самодельной гранатой, – объяснил Дрозд. – Сумасшедший парень взобрался на крышу и бросил ее в люк. После этого солдаты перестали присылать болотные беспилотники.

– Вместо них они прислали снайперов, – напомнил другой мужчина, коренастый белый тип с бритой головой и золотой серьгой в ухе. – Карательные отряды и вооруженное ополчение, набранное из деревенщины Висконсина. Твой отец, возвращаясь обратно, убил человек двадцать этих великих воинов.

– И не только, Холм, – добавил Дрозд. – Но тебе откуда это знать? Ты же проспал весь день.

– Я был в Вашингтоне, выбивал деньги, – возразил Холм. – Это Бенджи и Щитомордник участвовали в том налете.

Бенджи пожал плечами. У него были непокорные вьющиеся волосы, светло-коричневая кожа и буйные, густые усы. Щитомордник сидел рядом с ним, свирепый индеец с татуировкой на лице в виде сложного геометрического рисунка, который некоторые наносят, чтобы избежать опознания.

– Нас предали, дружище, – сказал Бенджи. – Долбаные ублюдки ждали нас на месте сбора. Если бы не твой папаша, малыш, меня бы сейчас здесь не было.

– Нас бы всех выселили, – сказал Дрозд. – Или отправили бы в тюрьму особо строгого режима.

– Скорее на Остров, – уточнил Щитомордник.

Дрозд кивнул, и появившееся в его безумных глазах одобрение сделало их еще более безумными.

– Чертов Клайд, – сказал Бенджи. – Это был чистой воды героизм.

– Определенно, ребята, героизм вы в ту ночь как раз и потеряли, – вставил еще один мужчина, сидевший спиной к остальным, развернув стул от стола. Белый, лет тридцати с лишним, короткие волосы и черная рабочая куртка.

– Спасибо за ценное замечание, Член, – огрызнулся Бенджи.

– А ведь это правда, – сказала женщина, сидящая за Бенджи. Индианка из племени оджибва, она была на пару лет старше Сига, на голове громоздились длинные черные волосы, заплетенные в тугие косички. Достав перочинный нож, она добавляла новые узоры к и без того уже затейливому орнаменту на деревянном прикладе старого автомата, лежащего у нее на коленях. – Мы должны были заниматься этим сами. Мы называем себя независимыми, но на самом деле работаем на Членов.

– Без нашей помощи, Бетти, вас всех уже переселили бы, – возразил Член. – Это мы добились того, чтобы вас оставили в покое. Дали вам насладиться своим маленьким ломтем свободной пограничной зоны. Так что иногда мы просто просим о небольшой помощи.

– Дик наш спонсор, – объяснила Сигу Бетти. – Только что прилетел из Вирджинии.

– Он сбит с толку, – рассмеялся Бенджи.

– Наверное, недоумеваешь, почему закрылось казино, – сказал Дрозд.

– Потому что сейчас зима, – сказал Бенджи.

– Потому что мы перешли к более совершенной модели бизнеса, – сказал Дрозд. – Революция!

– Ради прибыли, о чем он предпочитает умалчивать, – подняв брови, заметила Бетти.

– Но это не единственное, чем мы занимаемся, – возразил Бенджи. – У нас есть свои собственные корпорации и информационный центр.

– И еще банк, – добавил Дрозд. – Принадлежит племени и подчиняется нашим законам. Поэтому мы можем принимать деньги у людей…

– Отмывать деньги Члена, – вставила Бетти.

– И инвестировать их в корпорации, – продолжал Дрозд. – Получая прибыль. Это позволяет нам оплачивать наши работы.

– Все вы слишком много говорите, – заметил Дик.

– Мы занимаемся вербовкой, – сказал Дрозд. – Сиг, мы работаем над тем, чтобы освободить Канаду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8