Кристина Захарова.

Здравствуй, Заячья Нора!



скачать книгу бесплатно

– Это что, все, что там нарисовано, есть на этом аппарате?

Миссис Керк зло фыркнула:

– Не будь дураком, ты ведь все уже знаешь…

Вулмерт надул щеки и сел за инструмент. Отбросив подушку с гороховой начинкой в сторону, он деланно убрал со лба волосы и ударил обеими руками по клавишам. Миссис Керк подошла и дала ему подзатыльник: « Мерзкий жук, играй давай, разучивай Черни». С этими словами она заперла дверь на ключ и вышла во двор. Пройдя по узкой тропинке, Керк вышла за ограду и закрыла калитку на замок. Вулмерт посмотрел в окно на ее маршрут и подбежал к инструменту:

– Извини, Черри, но Пятница скоро вернется с острова людоедов и захочет зажарить меня на вертеле… из – за этого мне позарез надо заняться быстро одним дельцем....

Он скинул с подставки книгу с этюдами на пол и дернул крышку фортепиано. « Бааам», – прогудел корпус аппарата.

Забежав на кухню, он взял жестяную глубокую банку с рисом и пересыпал его в эмалированную белую кастрюлю. Прикрепив ее к себе ремнем сбоку, будто это была не обычная банка, а пистолет в кобуре, он гордо открыл окно и спрыгнул на мягкую земельную насыпь у дома. Пройдя к забору, он бойко перелез через него, и побежал к местному водоему за подсолнуховым полем. Он бежал прямо по полю, загребая сухую землю ботинками и измазывая свои носки. Он пальцами ног и ступнями чувствовал горячую землю на своей коже. Вулмерт кричал и, взяв длинные пожухлые стебли с желтыми тяжелыми головами круглолицых солнц, размахивал ими и вертел руками, словно ветряными мельницами. Он перебежал на другую сторону на поле с высокой травой и дергал рукой травинки, чувствуя на своих пальцах водяные шарики росы. Из – под его ног выпрыгивали зеленые длинноногие кузнечики, совсем рядом разбегались маленькие зеленые и коричневые ящерицы. Он каждый раз падал ничком на землю и делал руки домиком, чтобы поймать хотя бы одну из них. Поймав, он лежа рассматривал ящерку и сразу же отпускал. Его банка, пристегнутая ремнем к талии каждый раз вместе с ним ударялась о землю. Несколько раз она падала в траву. Вулмерт добегал до водоема и должен был возвратиться назад. Он выставлял палец вперед, будто шериф, со словами: «кто здесь? Сдавайтесь, я – шериф Торнтон и у меня есть пистолет», – и забегал в густую зеленую высокую траву. Забирая банку, он убирал невидимый пистолет в кобуру на поясе и затыкал жестянку за ремень. Прибежав к водоему, он принялся собирать со стеблей растений, рядом с водоемом, личинки жука – плавунца. Вулмерт закатал штанины до колена и по икры вошел в грязную воду в поисках водяных жуков. Увидев одного такого, он быстро схватил его за гладкий покров и бросил в банку к личинкам. Рассматривая жука, у Вулмерта на лице появлялась улыбка, в глазах горели огоньки. Жук – плавунец пытался карабкаться по стенкам банки, падал на спину, и снова повторял действо. Голова жука крепилась к спине, его передние ноги имели небольшие крюки, чтобы зацепляться за водоросли, задние же ноги были плоскими, как весла, чтобы он мог плавать в воде.

Вулмерт замечал у некоторых жуков странные «тарелки» на передних лапках. Его ступни скользили по гладким камням, покрытым илом. Возле бугристого берега густо поросли деревца. Их могучие корни торчали из – под земли и уходили в мутную воду. Один раз он чуть не упал в воду навзничь. Продвигаясь в толщу воды, его штаны, задранные гармошкой, промокли у колен. Мелкие водоросли цеплялись за икры и щекотали их. Насобирав одну трети банки, Вулмерт закрыл прочно крышку и понес отряд жесткокрылых плавунцов домой.

Он шел босиком, с банкой за пазухой в рубашке, с мокрыми до середины штанами и громко пел веселую песенку группы Битлз, задрав голову и подставляя лицо солнцу: «в городке, где я родился, жил человек, который плавал по морям…» Он бежал, расставив руки самолетом, и радостно кричал: « мы все живем в нашей желтой подводной лодке». Сделав те же самые действия, он попал домой к миссис Керк через окно. Поставив банку на середину стола в кухне, Вулмерт переоделся в чистые брюки и вымыл с мылом ноги и руки, бросив измазанные штаны в корзину для белья. Потом сел за аппарат, открыл крышку и поставил на место этюд Черни. Вулмерт не долго ждал прихода миссис Керк. Он услышал, как замок заскрежетал в калитке и невысокие каблуки няни застучали по каменной дорожке. Вулмерт со всей дури ударил по клавишам локтями так, что миссис Керк взялась за сердце и почти бегом в один прыжок оказалась у крыльца. Она открыла дверь и вбежала в гостиную. Вулмерт посмотрел на нее большими детскими глазами.

– Что ты делал тут, мерзкий водяной жук? – Крикнула она и ударила мальчика по щеке. Этому она научилась у самого Пола Торнтона.

– Миссис, я просто упал со стула, играя этюд для черни.... – Произнес Вулмерт, задергав деланно от обиды подбородком и скривив губы.

– Черни – это фамилия, безголовый навозный жук, – отрезала Керк, – давай, играй…

Она поставила сумку на пол и поджала тонкие сухие губы.

Вулмерт убрал руки с клавиш и виновато опустил голову.

– Что еще? – Строго спросила няня.

– Сначала откройте подарок, он на кухне… на столе…

Миссис Керк повернулась на каблуках и прошла в кухню.

– Старая гаргулья, – прошептал мальчик.

– В банке с рисом? – Спросила она, взяв ее в руке.

– Да, миссис, я сделал его своими руками… он ваш…

Керк открыла плотную жестяную крышку. Ее глаза сделались огромными, будто пятипенсовики, она глубоко вздохнула и на выдохе прокричала: «помогите». Уголки ее рта были приподняты в дурацкой улыбке, будто на нее надели японскую маску хання и теперь она играла на сцене японского театра ноо. Из банки на воздух полезли личинки и их родители – жуки. Один из них, влажный и гладкий, сел на костлявую руку няни и та, сбрасывая его с себя, швырнула всю банку на пол. Жуки – плавунцы ринулись на свободу, разбегаясь по всей плитке в разные стороны. Теперь они больше были жуками – сухопутниками, нежели пловцами. Женщина схватилась за голову, закрываясь от жуков руками, и попятилась к стене. Ее губы что – то произносили. Казалось, будто ее выловили рыбаки и теперь ей не доставало перепонок для прыжков по земле и носа заместо жабров. Будто Керк не могла дышать кислородом на суше, так она глубоко дышала. Вулмерт спокойно встал у дверного проема и сложил руки на груди. Он смотрел в ее глаза своими холодными карими «вишнями». Уголки его рта были приподняты.

– Вулмерт, убери их отсюда… собери их всех до одного из моей кухни… – Крикнула Керк, указывая пальцем на уже пустую банку.

Вулмерт отрицательно покачал головой.

– Вулмерт Торнтон, убери этих мерзких жуков немедленно… – Произнесла она со слезами на глазах.

– Нет, миссис Манки. Они – мои друзья, вы разве забыли? Я ведь и сам мерзкий водяной жук. Да?

– Нет – нет, Вулмерт, ты не жук, отнеси их обратно, пожалуйста… – Говорила она, вставая на цыпочки, стоя в углу.

– Я не жук?! – Удивился Вулмерт. Он поднял вопросительно брови и подался вперед.

– Нет! – Крикнула она.

– И не порченое яблоко, и не безголовый навозник?

– Нет, нет, Вулмерт, нет....

– Тогда кто я, миссис Манки? – Спросил серьезно мальчик.

– Ты – человек, Вулмерт…извини меня…прости… Святой Плегмунд, убери отсюда эту мерзость…

Вулмерт улыбнулся и подошел к банке. Он осторожно брал каждого жука и личинку и клал обратно в банку.

– Еще я хотел бы вам сказать, миссис Манки, что я – человек, но не пианист, у меня до этих этюдов ваших не доходят ни ноги, ни руки, ни, если хотите, голова…

Керк закивала:

– Хорошо, Вулмерт, хорошо… ни слова больше про аппарат, обещаю…

– Ну тогда все, урок закончен, – сказал Вулмерт. Он поднялся с корточек и, вытерев руку о штанину, подал ее ей.

Она брезгливо посмотрела на его влажные пальцы, и, сглотнув ком слюны в горле, подала ему свою сухую руку в ответ.

– Вулмерт, отнеси их туда, где взял…пожалуйста, Вулмерт… – Шептала она, смотря на открытую банку.

– Отнесу, но только когда вернется мой отец, миссис Керк, обещаю. А пока они могут жить в вашей раковине в ванной, потому что они водяные жуки, разве можно жалеть воды для таких красавцев? Нельзя, чтобы они умерли, правда?

Миссис Керк смотрела широко открытыми глазами на жуков и на Вулмерта.

– Да, Вулмерт…

– Здорово, – произнес мальчик и бегом пустился в ванную с банкой.

Остаток дней Вулмерт занимался своими жуками, бегал к водоему, читал книгу Жюля Верна « Путешествие к центру Земли», которую ему дала сама миссис Керк. Вулмерт с ногами забирался в кресло и читал. Керк надевала квадратные большие очки и читала свои книги рядом с ним.

Потом приехал Пол. Вулмерт заранее сбегал к водоему и отпустил всех жуков до одного в воду, личинок посадил на стебли на берегу и запустил банку в воздух. Та взлетела вверх и плюхнулась в воду. По водной глади заходили круги. Жестянка зацепилась об илистое темно – зеленое днище водоема. « Так вот иметь дело с жуками!»: – произнес он и побежал обратно.

Когда приехало такси, Пол попросил водителя подождать его, и направился к калитке миссис Керк. Та вышла сама к нему на улицу. Открыв калитку, Керк начала что – то рассказывать Полу, разводя руками между собой и указывая в сторону водоема. Отец грустно смотрел на нее сверху вниз и в окно, где слегка заходили ходуном тяжелые тюли. Он знал, что Вулмерт подсматривал, знал, что он боялся отца. Он, не отводя своих голубых ледяных глаз от окна, скривил губы и сморщил нос, будто держал во рту горькую таблетку. Миссис Керк все говорила и говорила, а потом, вдруг, закрыла лицо руками и так стояла перед высоким сильным Полом, согнувшись, как девяностолетняя старушка. Ее плечи вздрагивали. Она плакала.

Отец забрал Вулмерта. Они сели в черный кэб и поехали домой. Отец сидел напротив водителя слева. Вулмерт сидел на заднем сидении и смотрел в окно.

– Больше мы не поедем к миссис Керк, она отказалась прийти в четверг, – произнес Пол.

– Ну и ладно… миссис Манки… – Вулмерт запнулся и уставился в окно. Назвав ее при отце Манки, Вулмерт уже понял, что он сильно влип.

– Папа, Манки – это индеец из народа апачи… – говорил виновато мальчик, – почти как Манко Инка Юпанки… он ведь тоже боролся за свободу индейцев в Америке против всех нас… он – хороший, как миссис Керк…

У Пола заходили желваки. Он глубоко вздохнул и провел красивыми длинными пальцами руки по своим белым густым седым волосам. Но ничего не ответил сыну. Вулмерт понял, что его дело труба.

Расплатившись с таксистом, Пол открыл заднюю дверцу машины и взял Вулмерта за локоть. Пройдя в дом, отец не говоря сыну ни слова, снял с крючка в холле свой армейский ремень с большой медной бляшкой, и повел сына в свою спальню. Обычно Вулмерту не разрешалось входить в комнату к отцу, эта дверь всегда была закрыта на ключ. Но теперь отец, не задумываясь, завел его за дверь спальни и запер дверь на ключ. Вулмерт стоял напротив него и во все глаза смотрел на действия отца. Тот развернулся и грубо ударил сына по лицу. Мальчик не удержался на ногах и упал на пол рядом с кроватью, больно ударив коленку. От страха, Вулмерт быстро встал с пола, в его глазах застыли первые слезинки. Он раскрыл рот, чтобы сказать «папа». Но отец толкнул его рукой в грудь и ребенок спиной упал на мягкую широкую отцовскую кровать. Мальчик живо отполз на другую сторону постели в самый угол, поджав ноги под себя.

– На живот, Вулмерт! – Скомандовал он. Пол спокойно расстегнул защелку на своих наручных часах и положил их на высокий старинный дубовый комод с зеркалом. Затем он закатал рукава своей рубашки до локтей. Вулмерт боязливо смотрел на него и на ремень с большой бляшкой, лежащий на кровати совсем рядом с ним. Пол взял ремень в свои сильные руки и снова крикнул:

– На живот! – Он придвинулся ближе к мальчику и взял его за ногу. Вулмерт проскользил по покрывалу к отцу. Руками он пытался зацепиться за покрывало или простынь. Тот быстро перевернул его животом вниз и задрал рубашку сыну.

– Штаны сам снимешь или это тоже скажешь мне сделать за тебя? – Грозно произнес отец.

– Не надо, папа, я больше так не буду, честно – честно… Сэр, нет… – Просил Вулмерт. По его щекам потекли слезы.

Отец стянул мальчику штаны и сильно ударил толстым кожаным ремнем по слегка смуглым ягодицам.

Мальчик вскрикнул и громко заплакал. Отец бил ребенка, ударяя ремнем по ногам, спине и ягодицам. Вулмерт сначала кричал от боли, но потом затих и только вздрагивал всем телом от наносимых ремнем ударов. Он кусал край наволочки и сжимал в кулаках содранное покрывало. Соленые слезы текли ему в рот. Боль прожигала всю спину и ноги, будто это он лежал на раскаленных углях в том самом камине вместо Киплинга. Он не мог считать ударов, но их было много, как ему казалось. Он слышал, как над его спиной заносился в воздухе кожаный ремень, прежде чем опуститься на его тело с громким: « шшш». Кружилась голова, губы пересохли и были солеными из – за слез. Он зубами чувствовал отцовскую подушку, дыша запахом его одеколона. Отец ругался и кричал: «ты не музыкант, значит, а кто же ты?! Кто?! Быть может, мореплаватель… шериф… путешественник… летчик?! Кто ты такой, сопляк?! Ты еще зеро… зеро, сукин сын!» Вулмерт не просил отца, не кричал, он держал зубами крепко подушку и зажмуривал глаза. Его руки все сильнее сжимали покрывало. « Мама, мне больно, мамочка, мне так больно»: – билось у него в голове.

Когда Пол решил закончить, он бросил ремень в сторону и сел на край кровати, рядом с сыном. Тот лежал, не двигаясь. Только лишь всхлипывания давали понять, что он жив и что он все чувствует. Рубашка прилипла к сильной спине отца. Он сильно вспотел. Его лицо раскраснелось. С головы катились крупные градины пота. Пол впервые избил семилетнего сына так сильно. Теперь он сидел и смотрел на результат. Вся детская смуглая кожа его сына была покрыта темными подтеками и полосами, кое – где, где на тело попадала бляшка, была разодрана кожа. В маленьких ранах и царапинах выступили полосочки крови. Пол взял себя за голову и сжал зубы.

– Ты так похож на твою мать, Вулмерт, – грустно сказал он.

Вулмерт не мог разжать зубов, он лежал на животе с закрытыми глазами. По щекам скатывались слезы и впитывались в подушку. Иногда он глубоко неровно вздыхал и снова из его глаз катились слезы. Ни слова больше Вулмерт не смог сказать отцу. Все его растерзанное тело, как одна большая рана, болело. Отец сидел с сыном. Потом укрыл его чистой простыней и вышел из комнаты. Вулмерт пролежал так еще несколько часов, а потом заснул.

Когда стемнело, Пол решил отнести сына в его комнату, но ребенок весь горел. У него был жар. Губы ссохлись, он весь мерз и дрожал. Не открывая глаз, Вулмерт бредил и звал маму. Пол принес таз с теплой водой и полотенце. Он обтирал раны сына, его побитые ноги и спину. Делал компрессы из мокрого полотенца на лоб. У Вулмерта градинами выступал холодный пот на лбу. Губы продолжали шептать. Он звал самого дорогого ему человека на помощь с болезнью – маму. Пол всю ночь провел у кровати. Он брал за руку сына и проверял пульс. Под глазами у мальчика выступили темные круги. Отец попробовал перевернуть ребенка на спину, но тот сильно закричал и снова заплакал. Тогда Пол снова уложил его на живот, подложив под голову сына свежую подушку. Утром Пол пошел к соседям и набрал номер своего военного друга – врача. Тот приехал из Саутгемптона и посмотрел мальчика. Увидев его спину и ноги, доктор укоризненно уставился на Пола. Но ничего не сказал. Обработав ссадины антисептиком, он сделал ему жаропонижающий укол и сказал, что ребенку нужен покой, обильное питье и отдых. Пол обратился в социальные службы, чтобы найти няню на целый день. Он сам съездил в Саутгемптон и купил Вулмерту книгу Жюля Верна «Двадцать тысяч лье под водой». Отец сам читал сыну при тусклом свете ночной лампы, сам кормил его с ложки куриным бульоном и мазал спину и ноги мазью. Вулмерт перестал говорить, он всегда молчал и большую часть дня лежал с закрытыми глазами животом вниз. Пол читал ему книгу, в надежде, что вот он встанет и сам захочет читать, подойдет к нему и все будет по – старому.

Однажды Пол снова читал Вулмерту книгу, он дочитал одну из глав и елеслышно произнес: «Извини меня, Вулмерт, извини меня, пожалуйста, сын». Вулмерт тихо спал на отцовской кровати на животе. Он закрыл лицо рукой, другой держал книгу. Отец не плакал, он действительно боялся за сына, боялся смерти Вулмерта и винил себя за сделанное им несколько дней назад, что не взял себя в руки и обрушил весь свой гнев на мальчика. Но, эти побои были лишь началом. Пол не мог не избивать сына, видя в нем глаза и характер его матери. Он сходил с ума. Кровь сына его даже радовала, после же он убивался чувством вины.


4

Потом пришла другая няня – миссис Кук. Вулмерт выздоровел и сам взялся читать книгу, подаренную отцом. С этих пор он боялся каждого взгляда отца, каждого его слова, боялся его холодных глаз. Он мало говорил с Сэром, так он его теперь часто называл. Пол увидел, как на деле подействовало его наказание, и чувство его вины перед сыном сошло на нет. Значит, это было нужно в воспитательных целях, – думал он.

Вулмерту нравилась новая няня. От нее всегда вкусно пахло молотой гвоздикой, травами и специями. Он читал ей вслух книгу, пока та пекла рыбный пирог с палтусом или налимом, пока стирала белье и развешивала его во дворе на бельевой веревке, закрепляя деревянными прищепками. Рассказывал о шерифе Маккенне и о корабле «Наутилус». Тогда няня вытирала руки о передник, облакачивалась своими толстыми локтями о кухонный стол и, улыбаясь, слушала рассказы мальчика. Он хотел купить все – все книги Жюля Верна и прочитать их. Несколько раз он просил отца подарить ему «Танственный остров» или «Вокруг Луны», но отцу было не до сына. Он делал вид, что не слышал просьбы ребенка и давал понять рукой, указывая в сторону ремня в холле, что сейчас мальчику лучше уйти к себе на чердак. Он не хотел, чтобы Вулмерт забивал себе голову всякой научной фантастикой, а потом рассказывал всем, что его отец – летчик или космонавт, а его мама ездит на космическом летательном корабле по планетам. Няня сама решила показать ребенку сказку. Миссис Кук съездила в Саутгемптон и купила ему два книги: «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями» Сельмы Лагерлеф и «Робур – Завоеватель» Жюля Верна. По большому секрету няня подарила книги Вулмерту, но Пол увидел в руках ребенка одну из них. Он много кричал на няню, бросив на стол подарки и указав ей на дверь. Вулмерт так хотел дочитать хотя бы одну из них. Он забрал обе книги, сжал в своих руках и завел их за спину, не давая в руки ни Сэру, ни няне, которой они не были нужны и даром.

Няня в тот же вечер ушла из дома Торнтона. Сердитый отец выхватил книги у ребенка и сжег их вместе со своим подарком так же, как и Киплинга, на глазах у сына. Вулмерт открыто оттолкнул отца и бегом взял кочергу. Он вырвал из огненных лап остатки горящей книги, лежащей сверху, и бросил их на пол. Темно – коричневый с золотизной паркет был испорчен. Пол схватил сына за запястье, и в который раз потащил его в свою комнату. Он снял ремень с крючка. Вулмерт упирался сандалиями в пол и плакал. Его руки сжимали обгорелые страницы Нильса. Отец взял его под мышки и занес в комнату. Он посадил плачущего мальчика на край кровати и присел на корточки. Пол смотрел в его карие – карие большие глаза, из которых скатывались горькие слезинки по чуть смуглым щекам. « Сын, ты в который раз ослушался меня и испортил паркет из падука в гостиной… за это я тебя должен наказать, ложись на живот, Вулмерт», – произнес отец. Вулмерт сжимал теплые части бумаги с текстом в руках и рыдал. « Папа, папочка мой любимый, не надо, пожалуйста, извини меня, папочка», – просил мальчик. Пол смотрел в лицо мальчика. « Ложись на живот, Вулмерт, я не буду бить сильно…» Мальчик лег на живот и задрал рубашку. « Рубашку можешь не снимать, спусти только брюки, сын», – произнес отец и снял свои наручные часы. Мальчик расстегнул застежку на брюках и послушно спустил их. Он снова лег животом вниз на отцовскую кровать и обнял руками подушку, зажмурил глаза и быстро задышал. Пол посмотрел на детские тонкие длинные ноги, маленькие сандалии и ягодицы. Он заметил, как нервно дышит Вулмерт, как сжимает в руках свою книгу и знает, что с ним произойдет через считанные секунды. « Папочка мой любимый»: – кружилось у Пола в голове. Он замахнулся и сильно ударил бляшкой о дубовый старинный комод. Тот затрещал. Отец разжал руку и выбросил ремень рядом с кроватью. Пол вышел в холл и запер за собой дверь комнаты. Вулмерт еще лежал в постели с сильно зажмуренными глазами. Затем он поднялся и огляделся – отца не было. Мальчик заправил рубашку в брюки и застегнул их на заклепки. Он вышел в холл и зашел в гостиную. Отец слушал радиоприемник с новостями би – би – си. Пол сидел прямо в кресле, не облокачиваясь на спинку, и смотрел в окно. Он обернулся и увидел широко открытые глаза своего сына, в них читалась любовь к отцу. Вулмерт ринулся было к Полу, но тот вытянул руку: « уходи, Вулмерт, иди в комнату… можешь оставить у себя эту книгу, – он указал на обгорелую обложку в руках сына, – но, чтобы я ее не видел, иначе твоему Нильсу – конец, уходи». Мальчик кивнул и побежал на чердак. Перелистывая обгоревший блок с еще целым корешком «чудесного путешествия», Вулмерт читал кусочки слов, смотрел обрывки черно – белых рисованных картинок и прижимал их к губам. Чтобы отец не сжег и эту книгу, Вулмерт днем убирал ее под кровать в коробку из – под настольной игры «большое космическое путешествие». От игры не осталось даже цветной зелено – голубой карты с рисунками центра Земли, планет с марсианами и красными ходами, в коробке лежали только три цветные фишки, игральный кубик и большая круглая желтая пуговица. Ночью же мальчик доставал своего Нильса из плоской широкой коробки и читал. Он забирался с головой под одеяло с фонариком и рассматривал картинки. Это все, что было тогда у него: Нильс, Мартин и дикие гуси.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное