Кристина Попова.

Да придет рассвет!



скачать книгу бесплатно

Моя маленькая, но такая большая история.


Сама толком и не знаю, как со мной могли произойти все эти события, но могу сказать точно – ничего не случается просто так, и ЭТО в том числе. Кто-то скажет – проклятье, кто-то назовёт это – даром, для кого-то это окажется подарком судьбы, для других – возможность заглянуть в другую, совершенною неизвестную сторону жизни. Пусть каждый решает САМ!


Бурные дни, затем недели, вечная суетливая беготня и в итоге нехватка времени, чтобы переделать все запланированные дела; именно благодаря всем этим составляющим я и оказалась на кровати с дико ноющим телом, невыносимой головной болью и с температурой за 39.

Да, упустила тот факт, что с этой температурой я отработала день в школе, а вечером упорно прилагала все усилия, чтобы научить сопляшек английскому языку. Хотя смутно помню весь этот учебный процесс, так как всё происходило на полнейшем автопилоте, а потом, еле добравшись до дома, я нырнула в мягкую кроватку, где меня охватила долговременная болезнь.

«Ну ничего! – думала я. – В запасе есть дня три-четыре для лежанья в кровати, а потом ждёт новая неделя с новыми делами».

Но, увы, не тут-то было! Гадюка температура так и не спадала и по-видимому не собиралась этого делать. Четверг был давно уже позади, а до воскресенья я свела с ума всех, особенно папочку, которого в его заслуженные выходные будили ни свет, ни заря из-за поднимающийся температуры его любимой доченьки. В конечном итоге, пришлось вызвать скорую, хотя и врач, послушав меня очень внимательно со всех сторон, и похлопав глазками сказала: «Сходите на приём к врачу в понедельник, он назначит лечение». Вот и всё. Какой чудо-врач! Какой может быть приём?! Работа не ждёт, я же ответственный человек! Но к концу воскресенья всё началось по новой!

Воскресенье. Вечер

Моё тело… Нет, это не моё тело! Меня всю ломает, болит каждая мышца, каждая отдельно взятая косточка, тело выворачивается наизнанку и обратно, температура почти 43, мозг закипает, и я, кстати, тоже! Что делать и как уснуть, когда даже рёбра ноют. Такое впечатление, что появляются галлюцинации, мыслей куча и в голове будто кто-то засел! Ну, КТО!? Я вся взмокла, стала липкая, горячая, голова наотрез отказывается работать и ясно думать, мозг постепенно отключается. Всё, звоню Евгению, своему спасителю, и завтра едем в больницу, СРОЧНО!

Воскресенье. Ночь

Метания по постели из стороны в сторону входят в привычку. На одном месте больше минуты остаться не получается. Волосы, мои волосы, что с ними-то не так? До них не дотронешься, они стали сверхчувствительны, а череп – раскалывается на все свои составляющие, горит огненным пламенем. Ногти ноют, гудят и режутся, ощущение такое, что в данный момент они слезают заживо. Такое чувство испытываю впервые! Ногти продолжают гудеть, будто с корнем их кто-то вырывает, да так усердно и с садистским настроем, что остаётся одно мясо.

Начинается то ли жар, то ли горячка в придачу с бредом, а в минуты временного затишья перед глазами всплывают чьи-то образы, то какие-то расплывчатые сюжеты, странные, незнакомые люди… Стоп, а это кто такие? Чудовища, монстры, оборотни и необъяснимые существа с острыми клыками заполнили мою горящую голову. Да нет… Кристина, ты бредишь, скорее постарайся заснуть!

Утро

Слава Богу, настал новый день! Я жива, и хоть это радует! Внешне я напоминала зомби, который с утра пораньше пытается как можно тише добраться до ванной комнаты, чтобы в очередной раз не разбудить своего драгоценного папуличку (он и так натерпелся) и заботливую мамулю.

Оцениваю происходящую ситуацию, плюс своё состояние: на троечку… с минусом, с большим. Значит, так, даю себе установку, что помыть голову и принять душ я обязана, каких бы усилий мне этого ни стоило!

Спустя час и я готова ехать в больницу, в надежде, что всё не так плохо, хотя… на ногах я держусь неуверенно и шатко. Жуть… что вообще происходит! Я постаралась собрать остатки своих сил, вздохнула поглубже, и остаётся последний рывочек – выпрямить волосы, и в дорогу.

Машина уже у дома! Евгений, как всегда, пунктуален (обожаю пунктуальность и точность). Значит, пора! Кстати, Евгений – один из самых ярких, живых и достойных молодых людей, которых я знаю. Он прекрасная находка для любой девушки. И ещё, я без памяти в него влюблена.

* * *

– Любимая моя, как ты себя чувствуешь? – поинтересовался Евгений, любезно открыв для меня дверь машины.

– Привет, мой хороший. Вроде полегче, но что-то всё равно не так…

– У меня есть знакомый проверенный доктор, с которым я договорился, и сейчас он вне очереди нас примет. Ты, главное, не переживай, всё будет хорошо, моя девочка! – его рука дотронулась до моего лба. – Да ты вся горишь! – искренне он удивился, ещё раз приложив руку ко лбу. – Ты мерила температуру? Поехали скорее.

– Нет, побоялась взорвать градусник! – ответила я с язвительной улыбкой.


Машина подъехала к главному входу больницы № 9. Утром здесь всегда полнейший час пик, так что мы ещё несколько минут блуждали в поиске парковочного места.

– Ну всё, мы приехали! – Евгений с удовольствием заглушил машину. – Ты моя любимая кудряшка! А я и не заметил, что ты кудрявенькая сегодня.

– Жень, ты о чём, какие кудряшки, я вымыла голову и выпрямила волосы!

– Хм… Может, ты что-то путаешь? Такое бывает, когда люди прибаливают! – он одарил меня своей очаровательной улыбкой и вытащил ключи из зажигания.

Постаравшись как можно скорее достать зеркальце из сумочки, я стала разглядывать свои волосы:

– Ого, либо глаза, либо зеркало меня обманывают. Но как? И такие локоны шикарные, но почему закручены не все волосы? – мне невольно стало казаться, что я в горячке вместо выпрямления запросто могла сделать кудри.

– Кристь, – прервал меня мой кавалер.

– Что?

– Взгляни лучше в зеркало ещё раз…

– Ничего себе! – вскликнула я. Все мои ровные, выпрямленные волосы вмиг превратились в упругие локоны, цвет волос приобрёл насыщенный шоколадный цвет. Я была в шоке, должна признать, в очень сильном. Ммм… причёска на миллион.

– Ого! Такое бывает?

– Жень, я сама не понимаю, что происходит. Всё это красиво и одновременно жутко, не находишь?

– Но должен признать, тебе очень идёт! – он с лёгкостью засунул свою руки в пряди моих волос и провёл по ним будто расчёской. – Шёлк!

– Да уж! А что за боль?! – схватилась я за ногти. – Мои руки! Они горят… Нет, точнее ногти горят. Милый, они сейчас с корнем вылезут, что за невыносимая боль? Смотри, мои ногти отслаиваются от кожи! – судорожно затрясла я руками.

– Родная, смотри! – Евгений ещё раз указал на ногти.

– Как такое вообще может быть? – я взглянула на ногти и была поражена! На моих глазах они увеличились в размерах, да так удлинились, будто я только сделала наращивание!

– Кристин, что это за чертовщина? – нахмурился мой спутник. Мужской пол в принципе не любит непонятные вещи.

– Хороший вопрос… Что это и из-за чего? Ногти просто так не берут и не удлиняются, это физически невозможно!

– Кстати, – перебил Евгений, – ты порозовела, цвет лица стал алым, более здоровым.

– Где это зеркало?.. Почему даже в таких маленьких сумочках ничего нельзя найти?! – вытряхивала я всё содержимое своей сумочки, а мои нервы были на пределе. – Ты прав, бледность как испарилась, её нет.

– А чувствуешь себя как?

– Хорошо, любимый, даже очень. Может, лучше домой?

– Ну уж нет! Идём к врачу, и это не обсуждается!

– Ну и утречко! Да, пошли скорее! – согласилась я и вышла из машины.


Сердце колотилось от волнения и непонимания, хотя внутри была уверенность, ощущался прилив бодрости, энергии, по моим венам потекла новая, свежая, здоровая кровь. Появилось чувство полного понимания своего организма, всей пластики тела, каждого сделанного движения. Я могла отлично совладать со своим телом, понять его. В шаге присутствовала лёгкость, в глазах запылал огонь. Это была я, и в то же время нет. Я, но обновлённая, преображённая! Я не шла, а парила!

– Что это на тебя все так пристально смотрят? – удивлённо произнес Евгений.

И вправду, смотрели все, как очарованные или даже околдованные. Ничего себе, заболела, называется.

– Красоточка моя, идём скорее, а то с ума своей красотой всех сведёшь! Я буду ревновать, – поторопил меня Евгений, слегка приобняв.

– Ну, Жень, что ты говоришь! – взяла я его под руку. – Пойдём, любимый.

Очередь к терапевту была огромна и непроходима. Слава Всевышнему, у меня есть Женечка, который сделает так, чтобы нам не пришлось ждать.

Вышел знакомый врач, который провел меня вне очереди. Все симптомы и состояние прошлой ночи были услышаны и записаны. Ответ был таков: по описанию – пневмония, но в данный момент симптомов не наблюдается, и для точного подтверждения какого-либо диагноза я была отправлена на снимки.

Как только снимки были сделаны, мы спустились обратно в кабинет терапии, где врач посмотрел с таким видом, мол, для чего вообще пришли, у вас и вид здоровый, и снимки в порядке. Вердикт – абсолютно здорова! Всё в ИДЕАЛЬНОМ порядке, здоровье безупречное. Моему удивлению не было предела, а точнее, нашему удивлению.

– Милый, разве такое возможно? Ты же сам знаешь, я практически умирала эти дни.

– Тоже верно. Ни побочных эффектов, абсолютно ничего, и утреннее происшествие в машине тоже удивительно. С тобой ничего странного не происходило?

– Да нет, говорю же, лежала, горела, ты и сам меня домой отвозил, видел моё состояние.

– Верно, любовь моя, – обнял меня мой драгоценный спутник.

– Ты заметил, волосы стали длиннее, кудряшки идеальные, и блеска больше появилось, – потрясла я волосами.

– Да, длина, безусловно, появилась, – произнёс Евгений с задумчивым видом.

– А ногти! – растопырив все пальцы на руках, я ещё раз попыталась их рассмотреть.

– Поехали, любимая, – произнёс Евгений, заводя машину.

– Стой! – резко остановила я его рукой. – Взгляни! Вон тот, посмотри!

– КТО? – ещё больше удивился Евгений.

– Вон тот парень, – указала я пальцем на мимо проходящего парня, – взгляни на него. Клянусь, я видела этого человека! Только не могу понять где… Во сне или в бреду… Давай за ним!

– Уверена? Может, домой?

– Пожалуйста, поверь мне. Нужно за ним, – умоляюще попросила я Евгения.

– Ну что не сделаешь для любимых, – произнёс мой спутник, вновь заведя машину.

* * *

Странный молодой человек лет двадцати пяти – двадцати шести, своеобразный стиль в одежде, определённо куда-то направлялся уверенным шагом. Его походка кого-то мне напоминала, кого точно вспомнить я не могла. Было заметно, что он здесь неспроста. Моё чутьё или, возможно, интуиция подсказывала мне, что он следил за мной, за нами! Да, именно следил, хотя это может выглядеть маразмом, но я чувствовала, это не последствия моей горячки, ему точно что-то нужно и раньше мы уже встречались.

Проследили мы за ним вплоть до новой церкви, куда он не вошёл, а влетел стрелой.

– Пойдём, я чувствую, что нужно иди, – вымолвила я, когда мы подъехали к главным воротам.

– Нужно, так нужно, – монотонно ответил Евгений. – Ну и денёк.

– Что-то мне подсказывает, что день в самом начале своего разгара, – ответила я с любопытством.

Мы вошли в здание новой церкви. Все называют её именно так, потому что построена она около пяти лет назад. И по счёту это вторая церковь в нашем небольшом городке. Следовательно, первая церковь получила название – старая, вероятно, что сейчас она вообще перестала функционировать, так как находится далеко, практически на окраине города.

Внутри, куда мы зашли, никого не было. Следовало этого ожидать. Сегодня– утро понедельника, люди на работе.

– Милый, – обратилась я шёпотом, – замечаешь, как-то темновато здесь.

– Согласен. Хотя свечи, видимо, недавно погасли, – прозвучал тихий ответ.

– Причём все разом! – заметила я.

– Ни души. Даже в лавке никого.

– Пройдём вглубь, – предложила я, сделав несколько быстрых шагов вперёд, оставив позади Евгения.

Кругом стояла темнота, лишь стойкий запах парафина витал в воздухе, ни звука, ни шороха, совсем ничего.

Тут скрипуче открылась дверь, из которой вырос монах. Его голова была полностью покрыта, так что лица не увидать.

– Мы ВАС ждали, пройдёмте за мной, – обратился он к нам.

– Жень, – шепнула я, крепко схватив его руку.

– Не бойся, любимая, пошли. Мы же за этим пришли.

Его слова немного придали мне уверенности, и, не отпуская руки своего кавалера, мы проследовали за монахом по узкому коридору. Я и вообразить не могла, что такая с виду небольшая церковь, может оказаться такой неизмеримой внутри, со множеством проходов, лестниц и нескончаемым количеством дверей. Такая работа архитектора достойна похвалы.

Мы всё шли за монахом, который снял факел со стены и направился к лестнице, которая походила на винтовую и вела строго вниз, этажа так на три – четыре. Когда мы спустились, то обратили внимание, что самая дальняя дверь открыта.

– Проходите за мной! Не бойтесь, – обратился к нам монах.

Мы зашли вслед за ним.

«Ничего себе! – была моя первая мысль. – Вот это да!» Такое только в фильмах можно увидеть. Комната, в которой мы очутились, обустроена в древнем стиле тех времён, когда рыцари собирались за круглыми столами, обсуждая важные проблемы. Горы книг! Они были всюду. Все в золотистых переплётах и на взгляд весившие так тяжело, что одной из таких громадин можно одним ударом запросто убить человека. Несмотря на приглушённый свет, все факелы горели небольшим огоньком вдоль стен. В левом углу комнаты висели сабли, луки, стрелы, оружие, которое явно не относится к 21 веку. На полках стояло множество разнообразных баночек, флакончиков, различных стекляшек и прочих непонятных сосудиков с разноцветной жидкостью внутри. Кроме монаха, который нас сюда привёл, было ещё трое человек, среди которых присутствовал тот самый, за которым мы ехали.

– Наконец-то! – торжественно произнёс самый взрослый монах и по виду глава церкви и этих остальных. – Как же долго мы ждали этого момента и вот рады вас приветствовать!

– И вам не хворать, – ответил Евгений, вопросительно посмотрев в мою сторону. – Да, любимая?

– Здравствуйте! – единственное, что смогла я произнести.

– О чём вы говорите? – обратился Евгений к главному из монахов.

– Для начала я рад вас видеть, Евгений! – подошёл монах ближе на пару шагов. – Я искренне рад, что вы пришли вместе! И мы все хотим выразить тебе благодарность за то, что ты охранял эту юную девушку и был рядом, до её совершеннолетия.

– Что вы такое говорите? – вмешалась я в разговор. – Вы явно нас с кем-то путаете! Это какое-то недоразумение! Жень, давай уйдём отсюда, пожалуйста, – схватила я за руку своего спутника.

– Кристина! Не пугайтесь! – постарался успокоить меня монах, который не проронил до этого ни слова. – Я отец Марсель, а это мои прислужники: отец Опостол, который привёл вас сюда, Джейкоб, мой верный помощник, за кем вы проследовали, и Исмаил, наш всевидящий! Мы не враги! Выслушайте нас, мы ваши соратники, помощники, будущие учителя. Звёзды сошлись, и время настало! Пора вам узнать всю правду. Мы всё расскажем, покажем и даже научим, как пользоваться полученными знаниями. Присаживайтесь, – отец Марсель указал на небольшой диванчик около книжной полки, – пожалуйста, прошу вас.

– Любимая, давай-ка присядем, – обратился ко мне Евгений, ведя к дивану.

– Что значит, он меня охранял? – взглянула я на отца Марселя.

– Кристина, милая, всё по порядку, – прозвучал ответ. – Вам, дети мои, многое нужно вспомнить, узнать. Как ты думаешь, – отец Марсель обратился ко мне, – что за странные события сегодня с тобою происходили, все твои изменения, что это? А накануне ночью! Ты думаешь – галлюцинации, последствия жара! Нет! Это обрывки памяти, твои воспоминания, которые рвутся наружу! Ты же узнала Джейкоба, ты не могла его не узнать, ведь именно он указал вам сюда дорогу, и то, что тебе внутреннее чутьё подсказало, что делать, это неспроста. Все инстинкты, дарованные тебе по наследству, просыпаются, и мы обязаны помочь совладать с ними. А Евгений, – переключил свой взгляд отец Марсель, – ты неспроста такой ловкий, сильный, смелый и быстрый парень! Это всё не из-за того, что ты спортсмен и увлекаешься физическими нагрузками. У обычных молодых людей инстинкты и мышцы не так высоко развиты в отличие от тебя. Они и развиваться стали намного раньше, а у Кристины только сейчас начался данный процесс. Судьбою была предначертана ваша встреча, историей написано соединение ваших путей, дабы лишь вдвоём вы являетесь Могущественной Силой, которая защитит вас самих и поможет справиться с Врагом!

– Откуда вы знаете про ночь и утро? – не сдержавшись, я вновь перебила. – И что вы подразумеваете, используя слово ВРАГ?!

– ВЫ – Сила, способная побороть зло! – громко произнёс отец Марсель. – Зло, которое просыпается, и мы должны быть готовы к встрече с ним.

– Чушь! Женя, пошли! – прошептала я на ухо своему спутнику. – Что за это за место и о чём они говорят?..

– Кристина, а как насчёт боли в лопатках? Они ведь ноют и беспокоят тебя очень сильно, не так ли? – спросил отец Марсель.

Тут я замерла и медленно обернулась к отцу Марселю:

– Как вас там, отец Марсель!? У вас есть десять минут, чтобы поведать нам вашу историю, а после мы уходим!

– Я всё вам расскажу, – промелькнула улыбка на лице отца Марселя. – Но вы часть этой истории! Выслушайте меня внимательно.

* * *

Джейкоб принёс огромную, пыльную книгу, которой с виду были века или, возможно, эры, и, по всему виду, открывали её ну очень давным-давно. Он передал её отцу Опостолу, и все остальные присутствовавшие в комнате подошли ближе.

– Много столетий назад, – начал Опостол, – когда на месте этого города были руины, леса вперемешку с непроходимыми зарослями, в этих краях жил мирный народ со своими обычаями, привычками, своим способом выживания, своей верой, своим уставом. Мужчины были искусными охотниками, смелыми воинами, настоящими защитниками и добытчиками, а женщины растили детей, вели хозяйство, и каждый посещал храм, благодарил Бога. Однажды наступили тёмные времена, когда отважные мужчины перестали возвращаться с охоты! Их тела в лучшем случае находили мёртвыми, в худшем не обнаруживали никогда. Те, кто видел трупы, были страшно напуганы, женщины были убиты горем, залиты слезами и сокрушены долгой скорбью. Тела убитых были растерзаны, будто их грыз яростный, дикий, вечно голодный зверь. Многих вовсе находили обезглавленными, и спины их были исполосаны мощными когтями, а из груди вырваны сердца. Случалось, кто-то добегал до деревни обессиленным, искусанным и измождённым. Их пытались лечить местные целители, знахари, но бедные лишь бились в горячке, переходящей в бред и рассказывали об ужасных демонах-монстрах и о том, что наступает конец всему человечеству. Оказалось, укушенные были заражены, и в их телах происходил необратимый, необъяснимый процесс, вены набухали, вздувались, бурлили. Потерпевшие жутко кричали от раздирающий боли, так как даже зубы начинали менять свою форму, увеличиваясь в несколько раз, и приобретая отточенные формы, напоминавшие клыки. Тело обильно покрывалось волосяным покровом, и, если в такой момент был кто-то рядом, больной мог навредить и даже убить, а точнее, безжалостно загрызть. Но из всех укушенных так никто и не смог выжить. Вера людей была надломлена, а сами они были морально истощены и напуганы.

В те непростые времена в деревне жила семья Гренгуаров: Том Гренгуар с его беременной женой Мэри Гренгуар.

Настал день, когда все мужчины собрались на охоту, решив, что хватить прятаться, нужно отыскать и убить зверя! Том был во главе восставших, и, несмотря на все отговоры жены, он с остальными мужчинами отправился глубоко в лес. В итоге они подобрались так близко к своре уродливых существ, что от увиденного замерли на миг от ужаса и озноба в ногах. Звериный вид был безумно устрашающий, взгляды этих тварей вопили лишь об одном – о диком голоде! Многие от страха разбежались по разным сторонам, а остальные бросились в атаку, в которой было много жертв. Мужчины были искусаны, растерзаны, беспощадно убиты. Обратно смогла вернуться лишь четвёртая часть мужчин. Но одно тело так и не было найдено – тело Тома Гренгуара, ни его следа, ни оружия, ничего не смогли обнаружить.

В этот период Мэри родила дочку – Изабеллу, которую берегла всеми силами, и каждый Божий день проливала слёзы в надежде увидеть своего возлюбленного. Шли года, девочке исполнилось уже семь лет. Про кровопролитные нападения все жители стали забывать, жизнь входила в прежнее русло.

Однажды жарким летним днём маленькая Изабелла отправилась в лес за ягодами и провела там пару часов, гуляя, собирая сочные плоды…

– А что произошло с Томом Гренгуаром? – заинтересовался Евгений.

– Евгений, ты верно подметил! – ответил Опостол. – Том Гренгуар был излишне храбр, воинственен, у него было отважное сердце. Он сражался в самом центре кровопролития и многих зверей смог убить и покалечить, но и сам был тяжело ранен. Мощные клыки животного впились в руку Тома, и молниеносная скорость нападающего хищника утащила его тело глубоко-глубоко в самую гущу леса. Весь в крови, обессиленный Том волочил свое тело в надежде выбраться из зарослей, но рука изнывала от жгучей боли, кровь не переставала сочиться из глубоких ран, а надежда уходила всё дальше и дальше. Сперва у него были жар, затем судороги, сводившие всё тело. От такого все укушенные умирали, но Том уже целые сутки пребывал в сознании. Постепенно он начал чувствовать небольшие улучшения в теле, разум по капли возвращался к нему, и воспоминания всего происшедшего принимали образ ясности. Наступил голод, желудок сжимался. В лесу было много ягод, которые он жадно срывал, желая наесться, но голод лишь увеличивался, а ягоды организм отвергал. Том упал на мокрую землю, посмотрел на небо и поразился своему зрению, оно стало, как у орла, он видел всё, вдали, вблизи, каждую веточку, каждый кустик, каждую букашку, живущую в земле или проползавшею по ней, каждую почку на дереве. А слух! Он стал слышать любой шорох. Мимо пробегал дикий кролик. Том проворно, подобно быстроте тигра, в одном прыжке поднялся с земли и одним стремительным движением поймал маленькое животное.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4