Кристина Лорен.

Прекрасная стерва (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Отвечай, Беннетт.

Я не смог сдержать улыбку. Но ответ Хлоя из меня таки выбила; впрочем, ей подобные штуки всегда удавались.

– Да, пару раз. Однако удовольствие было сомнительное, ведь я сразу же возвращался мыслями к нашей ссоре. Такие упражнения помогали выпустить пар, не более того. Потом становилось только тяжелее.

– И со мной так было, – призналась Хлоя. – Я безумно скучала по тебе. Совершенно не могла работать. Спать – тем более. Ты все время был у меня перед глазами. Только и удавалось отвлечься, что во время…

– Пробежек трусцой? – договорил я. – Сразу видно, что ты бегала больше, чем нужно. Ты похудела.

– Ты тоже.

– Это потому, что я еще и пил.

Не хватало нам начать выяснять, кому было тяжелее! И так было понятно, что не Хлое.

– Первый месяц для меня прошел как в тумане.

– Сара мне рассказывала, на что ты был похож. Даже ругала меня, что я поступаю нечестно.

У меня брови на лоб полезли. Сара ругала Хлою? За разрыв со мной?

– Ты поступила, как считала нужным.

Хлоя чуть подалась назад, окинула тягучим взглядом мой торс. Ее лицо приняло удивленное выражение. А может, у нее голова закружилась.

– Беннетт, ты позволил себя связать.

– Ну да.

– Я не думала, что ты позволишь. Даже план разработала, как тебя врасплох застать. Мне казалось, ты будешь сопротивляться.

– Хлоя, ты завладела мной в тот миг, когда я тебя впервые увидел. Я бы и в конференц-зале дал себя связать, если бы тебе этого захотелось.

Она чуть улыбнулась.

– А я вот не дала бы себя связать.

– Это потому, что ты умнее меня.

Я потянулся за новым поцелуем, но Хлоя встала, завела руки за спину и принялась расстегивать бюстгальтер. Через секунду он красной змеей соскользнул на пол.

– Наверное, мы оба знали правду с самого начала.

Мое желание было мучительно. Член так напрягся, что в нем отдавался каждый удар сердца. В то же время все остальные чувства были обострены до предела. Особенно – цветовосприятие. Красный цвет белья и губ Хлои бил по векам, глаза зияли парой черных омутов, сливочно-белая кожа чуть ли не искрилась. Я жаждал войти в нее, почувствовать каждой клеткой ее плоть, а мой разум вопил: погоди, успеешь, сначала насладись этим пиром оттенков и линий.

– Впусти меня, – взмолился я, когда пытка стала невыносимой.

Хлоя шагнула ко мне, обеими ладонями приподняла груди, поднесла к моему лицу. Я взял губами сосок, провел по нему языком. И тут, без предупреждения, Хлоя сделала шаг назад и встала спиной ко мне. На лице, которое я видел вполоборота, играла озорная улыбка.

– Что ты делаешь, чертовка?

Большими пальцами Хлоя подцепила с обеих сторон стринги и принялась вилять бедрами, желая оголить задницу.

Что за хрень.

Всё, хватит.

– Не смей, слышишь!

Я на раз высвободил руки из силков, неумело сплетенных Хлоей, встал со стула и навис над ней. Сам себе я напоминал ураганный столб, формирующийся в моей собственной гостиной.

– Прямо по коридору – спальня. Марш туда. Если ты вздумаешь снять трусики, я сам собой займусь, а ты просто будешь лежать и смотреть, как я кончаю.

Хлоя расширила глаза. Казалось, из них плеснула влажная тьма. Без единого слова Хлоя бегом бросилась в спальню.


Так завершился тот день. Ночь была самой жаркой, самой откровенной за всю мою жизнь. Наши отношения перешли на новую стадию. Еще утром мы собирались попытаться, теперь мы расставили все точки над i. Наверное, я никогда не привыкну к изменчивости Хлои, к переходам от полной беззащитности к властному, командному тону. В ту ночь Хлоя позволила мне привязать себя к кровати. Я вылизывал и кусал ее всю, с головы до ног.

Когда теперь такое повторится? Мысль обожгла меня, я схватился за телефон. Написал смску:

«Пообедаем вместе?».

«Не могу, – ответила Хлоя. – У меня встреча с Дугласом. С полудня до трех. Кто-нибудь, застрелите меня».

Вот черт. Я посмотрел на часы. 11.36. Я отложил телефон, вернулся к статье. Работа не клеилась. Мысли были заняты Хлоей.

Минуты через две я снова принялся ей писать, на сей раз используя наш тайный код.

«Экстренный вызов», – вот что я написал.

Хлоя ответила без промедления: «Уже бегу».


По соседству с моим кабинетом открылась и закрылась дверь, впустив знакомый цокот каблучков. Раньше Хлоя работала через стенку от меня, но после того, как получила степень магистра, перебралась в кабинет в восточном крыле. Приемная пустовала. Я пытал счастья с другими ассистентами, но каждый раз безуспешно. Андреа постоянно плакала. Джесси имела привычку барабанить карандашом по столу, и мне казалось, что рядом поселился дятел. Брюс не умел печатать.

Поистине Хлоя в свое время проявляла в отношении меня просто ангельское терпение. Я недостаточно это ценил.

Дверь открылась, и вошла очень серьезная Хлоя. Тайный код мы с ней использовали, когда возникали критические ситуации на работе. Мне вдруг стало страшно: уж не перегнул ли я палку?

– Что стряслось? – спросила Хлоя, остановившись в футе от меня и сложив руки на груди. Наполеоновскую позу она принимала, когда намеревалась выступить на защиту моих профессиональных интересов. Сейчас от нее требовалось участие в более личном деле.

– В плане работы всё нормально, – сказал я и потер подбородок. – Просто мне…

Тут я замялся. Лицо Хлои меняло выражение: глаза чуть сузились, губы сосредоточенно сжались. Какая же у нее мягкая кожа. А затем мои глаза, конечно же, скользнули в вырез ее блузки. Интересно, знает ли Хлоя, как зазывно выглядит ложбинка между ее грудями, когда она вот так скрещивает руки?

– Ты что, на мою грудь пялишься?

– Вообще-то да.

– Ты направил мне экстренный вызов, чтобы попялиться на мою грудь?

– Успокойся, огнеопасная моя. Я послал его, потому что соскучился.

Хлоя опустила руки по швам, стала теребить край кофты. В голосе появилась легкая дрожь.

– Соскучился? Мы вроде только утром расстались.

– Ну да.

Вполне в стиле Хлои в любой ситуации упрямиться самосохранения ради.

– Мы все выходные вместе провели.

– Ну да, вместе. Вместе с Джулией и Скоттом, вместе с Генри и Миной. Не наедине. У нас было слишком мало времени на нас двоих.

Хлоя отвернулась, стала смотреть в окно. Впервые за несколько недель выдался замечательный, солнечный денек. Хотелось отправиться с Хлоей гулять и где-нибудь… просто посидеть.

– В последнее время я постоянно по тебе скучаю, – прошептала Хлоя.

Тугой узел в моей груди стал чуть слабее.

– Правда?

Она кивнула и снова взглянула на меня.

– У тебя ужасно хреновый график поездок… – Выгнув бровь, Хлоя наклонилась ко мне. – И ты меня сегодня перед уходом не поцеловал.

– Нет, поцеловал. Просто ты слишком крепко спала.

– Значит, поцелуй не считается.

– Хотите поссориться, мисс Миллс?

Хлоя передернула плечами и подавила улыбку.

– Лучше пропустим ссору, и вы уделите минут десять моему члену.

Хлоя немедленно повисла у меня на шее, уткнулась носом в шею и шепнула:

– Я тебя люблю. И мне ужасно нравится, что ты использовал экстренный вызов лишь потому, что соскучился.

Я замер. Наверное, я чересчур долго молчал, но все-таки выдавил:

– Я тоже тебя люблю.

Не могу сказать, что Хлоя не эмоциональная. Более эмоциональной женщины у меня не было. Но свои чувства Хлоя выражает не словами, а с помощью тела, и чаще всего – в постели. Ее словесные признания в любви можно пересчитать по пальцам. В принципе, мне их достаточно, однако всякий раз, когда Хлоя выдает «Я тебя люблю», на меня находит ступор. Ее признания всегда неожиданны, но тем сильнее они действуют на меня.

– Нет, серьезно, – шепнул я, стараясь взять себя в руки. – Кажется, мне просто нужно по-быстрому трахнуть тебя на столе.

Она усмехнулась, качнула головой и потянулась к моей ширинке. Мне эта игра была хорошо знакома, вполне вероятно, Хлоя собиралась сделать что-то одновременно ужасное и возбуждающее. Я приготовился к сексуальному ультиматуму, но Хлоя, вместо того чтобы пронзить меня таящим опасность взглядом, лизнула мою шею и прошептала:

– Как, по-твоему, я пойду на деловую встречу с Дугласом, если от меня будет на милю сексом разить?

– Думаешь, обычно от тебя сексом не разит? – парировал я.

– Может, и разит, но просто сексом, а не сексом с тобой, – пояснила Хлоя, прежде чем снова лизнуть мою шею.

– Черт возьми, как ты права.

Давненько мы не занимались сексом в офисе; мне этих ощущений очень не хватало. Хотелось сорвать с себя штаны, задрать на Хлое юбку и разметать аккуратные стопки бумаг, бросив Хлою прямо на них.

Сжалившись, она поцеловала меня в щеку и заскользила на пол, одной рукой держась за меня, а другой – приподнимая юбку, но не высоко, а ровно настолько, чтобы удобно было стать на колени.

Я не угадал ее намерений. Уже оказавшись на полу, Хлоя продолжила возню с юбкой. Сунула руку себе между ног. Другая рука тем временем ловко расстегивала мой ремень и ширинку. Я закрыл глаза, желая чуть-чуть успокоиться, а в это время Хлоя ловко достала мой член и потянула его в рот. Я и так был возбужден, но прикосновение ее языка заставили мой член вытянуться еще сильнее. Теплый, влажный, остренький язычок Хлои прошелся по всей его длине, и, когда она взяла его в рот во второй раз, сила стояка удивила даже меня самого.

Я чувствовал порывистое дыхание Хлои у себя в низу живота, а до ушей доносились смачные влажные звуки – свободной рукой Хлоя двигала у себя между ног.

– Ты ласкаешь себя?

Она чуть поменяла положение головы, чтобы кивнуть.

– То есть ты уже пришла сюда мокрой?

Хлоя на мгновение замерла, затем высвободила руку и подняла над головой. Я наклонился, взял в рот два ее пальца.

Срань господня.

Да она изнывает от желания! Я отлично знал, какова Хлоя на вкус, когда желание в ней еще не созрело, – например, если она засыпала до моего возвращения домой. Тогда мой рот получал ощущения, совершенно не схожие с теми, что бывали после прелюдии, казавшейся вечностью. Сейчас у влаги на ее пальцах был такой возбуждающий вкус, что у меня закружилась голова. Как долго Хлоя томится по сексу со мной? С самого утра? Впрочем, продолжить мысль она мне не позволила. Ее рука вернулась в тайное местечко между ног.

Сверху я видел характерные движения ее головы. Ее губы скользили по моему члену, забирали все посторонние мысли и ощущения. Странное дело: даже во время таких ласк, даже во время полноценного, глубокого проникновения мне хотелось большего. Я жаждал обладать Хлоей сразу везде. Это было невозможно, но не останавливало моего воображения. Перед мысленным взором вихрем сменялись позы и звуки: я одновременно касался руками волос, бедер, ягодиц Хлои, мои пальцы проникали ей в рот и между ног.

Я схватил Хлою за волосы, дав понять, что ей нужно ускориться. Когда мои бедра стали дрожать, Хлоя догадалась: финал близок, игры и провокации неуместны. Тем более что у нее с минуты на минуту должна была начаться деловая встреча.

Внезапно я вспомнил, что дверь не заперта. Хлоя думала, что я зову ее по рабочему вопросу, и не позаботилась закрыться. И дверь приемной тоже только притворена.

– Вот дерьмо! – простонал я. Мысль о ежесекундной перспективе быть застуканными добавила жару. – Хлоя

Оргазм получился внезапный, бурный. У меня даже ноги подкосились, по позвоночнику прокатилась горячая волна, а пальцы крепче сжали пряди волос Хлои. Она выгнула спину, ее рука дрогнула. Чавкающие звуки стали громче. Хлоя тоже была близка к оргазму.

Я открыл глаза. Хлоя смотрела мне в лицо. Наблюдала за мной. Ну конечно. Она всегда так делала. Зрачки у нее расширились, но взгляд был мягким и словно бы зачарованным. Я не сомневался: точно такое же выражение лица бывало у меня, когда я видел, как она кончает от моих прикосновений. Чуть помедлив, чтобы восстановить дыхание, я заставил ее разжать губы и встал на колени лицом к ней. Рукой я надавил на ее руку. Хлоя вздрогнула, впустила два моих пальца внутрь. Я старался проникнуть как можно дальше, и Хлоя, чтобы не потерять равновесие, навалилась на меня грудью. Обнимая ее бедра, прижимая ее к себе другой рукой, я впился ей в губы – распухшие, еще более яркие, чем обычно.

– Я почти… еще чуть-чуть… – пролепетала Хлоя, обхватывая меня свободной рукой за шею.

– Обожаю, когда ты меня об этом предупреждаешь.

Я ждал, что она кончит от равномерных движений, но при каждом нажатии на клитор Хлоя всем своим телом умоляла усилить интенсивность и ускорить темп.

– Еще чуть-чуть, – шептала она. – Еще… чуть-чуть… Я хочу…

Она так и не договорила. Но это было и не нужно. Я задействовал третий палец и увидел, как бессильно откинулась ее голова, губы раскрылись и все тело сотрясла судорога бурного экстаза, звуки которого она старалась приглушить.

Несколько секунд Хлоя лежала в моих объятиях, и я вдыхал запах ее волос. Мы оба представляли, что находимся совершенно в другом месте – например, у меня дома, в гостиной, или у нее в спальне – только не в офисе.

Хлоя, наверно, одновременно со мной вспомнила о незапертой двери. Она натянула трусики, одернула юбку. Я помог ей встать. Меня поразила тишина вокруг. Задумался, удалось ли нам хоть раз по-настоящему от всех спрятаться. Хлоя огляделась чуть затуманенными глазами, и ее губы тронула ленивая усмешка.

– Мне теперь будет еще труднее не заснуть на встрече.

– Думаешь, я буду извиняться? – произнес я и поцеловал ее в шею.

Хлоя проследовала в туалет, примыкавший к моему кабинету, закатала рукава и принялась мыть руки. Я пристроился к ней сзади и тоже сунул руки под кран. Мыло скользило между нашими пальцами, голова Хлои покоилась у меня на груди. Я бы мог так полдня стоять, смывая с пальцев ее запах.

– Сегодня у тебя ночуем? – спросил я.

Выбор всегда был труден. Моя кровать удобнее для шалостей, зато у Хлои дома всегда есть чем перекусить после секса.

Хлоя выключила воду и стала вытирать руки.

– У тебя. Мне нужно кое-что простирнуть.

– Не очень-то романтичное объяснение.

Я тоже вытер руки и поцеловал Хлою. Она не разжала губ мне навстречу, не прикрыла глаз. Я слегка отстранился.

– Беннетт.

– Что?

– Это правда.

– Что правда?

– Что я тебя люблю. Может, я это редко говорю. Может, поэтому ты сегодня использовал экстренный вызов.

Я улыбнулся. Сердце слегка сжалось.

– Знаю, милая. И я написал тебе не поэтому. Я написал, потому что в последнее время мне не хватало твоего внимания. А еще потому, что я ненасытный подонок. Моя мама тебя предупреждала об этом, помнишь?

– Когда мы переедем в Нью-Йорк, все устаканится. У нас будет больше времени.

– Это в Нью-Йорке-то? Вряд ли, – возразил я. – И знаешь что? Даже если все и устаканится, неплохо было бы рвануть куда-нибудь еще до переезда.

– Когда? – Хлоя огляделась, будто рассчитывая обнаружить в туалете календарь.

– Всегда будет много дел. А в новом офисе сперва будет твориться сущее безумие.

Со смехом она качнула головой.

– Хуже периода, чем сейчас, не придумаешь. Может, ближе к концу лета?

Быстро чмокнув меня, Хлоя взяла свой телефон. Округлила глаза, увидев, сколько уже времени.

– Всё, я побежала.

Мне достался еще один поцелуй. А вопрос повис в воздухе. Определенно, нужно брать отпуск.

3

У меня были грандиозные планы на вечер – приготовить ужин, съесть его с Беннеттом, определиться, наконец, насчет съемной квартиры в Нью-Йорке, обсудить, какие вещи взять туда и как найти время, чтобы всех их упаковать.

Ну и, конечно, часов восемь посвятить путешествию по изгибам, выпуклостям и вогнутостям тела моего Прекрасного подонка. И повторить путешествие минимум дважды.

Этот идеальный план я разработала до того, как Беннетт вошел в кухню и застал меня за приготовлением ужина. До того, как он швырнул пиджак и ключи на кушетку и почти бегом бросился ко мне. До того, как обнял меня со спины и приложился губами к местечку за ухом с такой страстью, будто мы месяц не виделись.

Стоит ли говорить, что идеальный план был моментально сокращен до двух пунктов:

1) ужин;

2) постель.

И даже в таком виде план казался Беннетту чересчур насыщенным.

– Будешь так себя вести – мы без ужина останемся, – предупредила я, откинув голову назад и подставив шею под его поцелуи. Горячее дыхание Беннетта нежило мне кожу; нож, которым я резала овощи для салата, сам собой выпал из рук.

– Ну и что? – прошептал Беннетт, бедрами прижимаясь к моим ягодицам.

В следующий миг он развернул меня к себе лицом. Кухонный стол был жесткий и сулил жесткий секс. Беннетт навис надо мной. Когда я без каблуков, он кажется ужасно высоким. Его губы слегка коснулись моего горла.

– Ну и что? – повторил он.

– Значение горячей пищи в нашей культуре почему-то принято переоценивать, – пролепетала я.

Беннетт рассмеялся, его руки заскользили по моим бедрам.

– Вот именно. Господи, по-моему, я к тебе месяц не прикасался.

– А про сегодняшнее ты уже не помнишь? – уточнила я, отстранившись ровно настолько, чтобы заглянуть ему в глаза. – Кому-то сегодня отсосали прямо на рабочем месте.

– Разве? Какие-то смутные воспоминания. Кажется, тебе нужно освежить мою память, язык, член…

– Ну ты и пошляк, Райан! Интересно, твоя матушка в курсе, кого вырастила?

Он снова рассмеялся.

– Помнишь, как она на нас посмотрела, когда мы из гардеробной вышли? Ну, тогда, на той свадьбе? Полагаю, маме отлично известно, что за сыночек у нее получился.

– Мы целых две недели перед этим не виделись! – воскликнула я, вспыхнув. – И не надо кроить такую самодовольную мину, мерзавец ты этакий!

– Твой мерзавец, заметь, – произнес Беннетт, целуя меня в губы. – Только не прикидывайся, что тебя эта мысль не греет.

Мне было нечего возразить. Хоть Беннетт и торчал последнее время в Нью-Йорке, я ни секунды не сомневалась, что его чувства и мысли принадлежат мне одной. И в моей уверенности была его огромная заслуга.

– Кстати, раз уж мы завели речь о задницах…

– Вовсе мы о них речь не заводили, Беннетт.

– Ну так заведем. Стало быть, насчет задниц. Тебе известно, детка, чт? я сегодня намерен предпринять относительно твоей задницы?

Он впился пальцами мне в ягодицы. Я хотела выдать что-нибудь остроумное, чтобы вернуться в игру, но только глазами хлопала.

– Ничего себе! Ты молчишь! – Беннетт даже брови вскинул от изумления. – Эх, жаль, я раньше не знал, как тебя молчать заставить. Оказывается, волшебное слово – «задница»! Скольких неприятных моментов можно было бы избежать…

– Я… ты… – Я открывала и закрывала рот, но ни слова не могла сказать. Это было что-то новенькое. На выручку пришел таймер.

Я высвободилась из объятий Беннетта, выдохнула, открыла хлебопечку и достала готовый хлеб. Затем откинула сварившуюся пасту на дуршлаг. Беннетт терся сзади, обняв меня за талию и пристроив лицо у меня на плече.

– Ты так чудесно пахнешь, Хлоя.

Его губы снова занялись моей шеей, а руки начали медленный спуск к подолу юбки. Искушение дать ему волю было огромно. И все же я решила этого не делать.

– Дорежь овощи для салата, – распорядилась я, кивнув на разделочную доску.

Беннетт застонал и ослабил галстук, потом проворчал что-то неразборчивое и все-таки взялся за работу. Я занялась пастой. По кухне распространился сногсшибательный аромат чесночного соуса. Смешав его с пастой, я попыталась привести в порядок мысли. Как всегда в присутствии Беннетта, это было очень трудно, практически невозможно. Всегда, когда мы находились с ним в одной комнате, мне казалось, будто из нее выкачан весь воздух.

Осознание, что я влюблена в него по уши, пришло как удар исподтишка. В последнее время разлуки стали невыносимы. Порой я до того доходила, что разговаривала сама с собой в пустой спальне. «Как прошел день?» – спрашивала я. И отвечала: «С моей новой ассистенткой не соскучишься». Или восклицала: «Господи, кажется, в моей квартире еще никогда не было так невыносимо тихо!»

Первое время я спала в рубашке Беннетта. Когда же из ткани выветрился его запах, я стала ездить к нему домой. Усаживалась в широкое кресло перед панорамным окном, смотрела на озеро и думала: «Что сейчас делает Беннетт? Способен ли он скучать по мне хоть вполовину так же сильно, как я скучаю по нему?». Раньше, читая или слушая о подобных поступках тоскующих в разлуке женщин, я только усмехалась. Я сама была уверена, что командировка возлюбленного дает возможность как следует выспаться и побездельничать.

Но Беннетт каким-то непостижимым образом сумел заполнить собой всю мою жизнь. Наши отношения не изменили его характер. Беннетт по-прежнему был чудовищно упрям и взбалмошен, и мне нравилось, что он остался прежним, несмотря на то что теперь мы были вместе. Со мной он обращался как с ровней. Я знала: дороже меня у него никого нет; и все-таки он не делал мне поблажек. За это я любила его только сильнее.

Я поставила тарелки с пастой на обеденный стол, покосилась на Беннетта. Он кромсал помидоры, бурча себе под нос.

– И чем это мы так недовольны? – поддразнила я.

– Тем самым, – последовал ответ.

Он отвлекся от салата и, прежде чем выдвинуть мой стул, шлепнул меня по заду. Затем налил нам вина и уселся сам. Под его внимательным взглядом я сделала глоток. Беннетт следил, как приоткрываются мои губы. Нежная улыбка возникла в уголке его рта, но он не дал себе расслабиться. Чуть встряхнувшись, Беннетт вдруг спросил:

– Кстати, как дела у Сары?

Сара Диллон закончила магистратуру одновременно со мной. Сначала она работала в «Райан Медиа Групп», потом перешла в другую компанию. Сара числилась среди моих лучших подруг, Беннетт предлагал ей должность финансового директора в нашем подразделении в Нью-Йорке, однако Сара не пожелала оставить родных и жизнь, которую вела в Чикаго. Беннетт не обиделся, конечно; просто открытие офиса близилось, а у нас до сих пор не было достойной кандидатуры на эту важную должность. Беннетт тревожился.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4