Кристина Линси.

Звездный Центр



скачать книгу бесплатно

Биомы, указав на небо, сияющее многоцветными вспышками, велели мне помолиться Звезде-Покровительнице и загадать желание. У меня было много желаний. Я хотел бы чаще гулять в саду – если не каждый сезон, то хотя бы раз в год, и как можно реже страдать от жажды и голода. Но самой заветной моей мечтой был свободный полет. Во время сеансов обучения я видел на информационном экране летучих существ иных миров, парящих в воздухе. Я завидовал им и сожалел о своем несовершенстве.

Богиня прочла все мои мысли и прикоснулась ко мне тонким теплым лучом. Я расценил это как благоприятный знак. Тот день был самым счастливым в моей жизни. Я уснул, полный надежд, и видел чудесные сны.

А утром пришли люди. Сначала я обрадовался, приняв их за посланцев богини. Шестеро мужчин были одеты одинаково и носили изображение голубой звезды, окруженной серебристыми зигзагами. Они одели на мои запястья металлические кольца, соединенные цепью, и увели меня из дома – не в сад, а гораздо дальше. Там нас ожидал аэровиль, воздушный транспорт. Это не соответствовало моим грезам, и все-таки моя мечта в какой-то степени осуществилась. Я летел и сквозь маленькое овальное окно смотрел на небо, казавшееся совсем близким.

Мы приземлились возле огромого здания и вошли внутрь. Далее передвигались по телепортационным каналам, которые мне не понравились. Тусклый мерцающий свет и бледно-желтые пятна, плавающие вокруг, вызывали головокружение. Я боялся упасть, хотя меня крепко держали за плечи, помогая сохранить равновесие.

Конечным этапом пути стало светлое помещение, наполненное разнообразной аппаратурой, назначение которой мне было неизвестно. Нас встретил мужчина в роскошном наряде. Он тоже имел голубую звезду с серебристыми зигзагами. Люди, сопровождавшие меня, почтительно поприветствовали его и удалились. Мужчина зло посмотрел на меня и резко ударил по лицу. Я пошатнулся, возникла сильная боль, в голове загудело. «За что?!» – удивился я. Он не ответил и нанес новый удар, более мощный. Я упал и потерял сознание. А когда очнулся, то был почти полостью обнажен и прочно зафиксирован. Тот мужчина стоял рядом, но больше не прикасался ко мне. Меня истязали другие, а он наблюдал и злорадно улыбался. Никто ничего не объяснял. Меня мучили до тех пор, пока не наступал шок, затем приводили в сознание, и все начиналось заново.

Сколько это длилось, я не знаю, потому что быстро утратил ориентировку во времени. Когда я совсем ослаб и перестал реагировать на боль, тот мужчина распорядился отправить меня на высокоактивные астероиды. Так я расплатился за то, что нарушил запреты и рискнул попросить у Звезды-Покровительницы слишком много.

Закончив рассказ, мальчик печально вздохнул и вопросительно взглянул на криптонцев. Те потрясенно молчали. Первым опомнился вождь.

– Тебя покалечили и обрекли на жуткую смерть лишь за то, что ты без дозволения вышел в сад, сорвал несколько фруктов и помолился богине?! – хмуро спросил Хитэс.

– Вполне возможно, ведь другой вины на мне нет, – отозвался ребенок.

Дюрон непристойно выругался в адрес энторийцев.

– Вы обещали меня нигиллировать, – напомнил Лэйнд.

– У нас не принято осквернять помещения убийством, – сообщил вождь. – Мы делаем это в специальных местах.

Путь туда не близок, а ты еще слаб.

– Я выдержу! – пообещал мальчик.

– Сначала укрепи свои силы, – Хитэс подал ребенку ягодный сок. Тот послушно выпил.

– А это поможет тебе продержаться дольше, – Хитэс указал на десерт, который обожали все криптонские дети. Инопланетному мальчику он тоже пришелся по вкусу.

– Теперь мне, действительно, лучше, – признался Лэйнд смущенно.

Покинув жилище, криптонцы вместе с ребенком выбрались наружу. Мальчик замер, изумленно уставившись на высокие деревья с крупными, яркими цветами и тяжелыми, сочными фруктами.

– Что-то не так? – насторожился Дюрон, предположив, что ребенок заметил хищную птицу, и приготовил оружие.

– Они цветут и плодоносят одновременно?! – не понял ребенок.

Барти и Хитэс рассмеялись.

– А как же иначе? – буркнул Дюрон, убирая излучатель.

– На Энтори у деревьев сначала появляются почки, а из них впоследствии возникают листья. Это происходит в первом сезоне. Во втором – распускаются цветы, постепенно превращающиеся в плоды. Они наливаются соком весь третий сезон и созревают к середине четвертого.

– Энторийцы едят фрукты лишь раз в год? – удивленно уточнил Барти.

– Плоды могут храниться достаточно долго, если создать им соответствующие условия.

– Тебе нравится на Крипте? – поинтересовался Барти.

– Да. Здесь красиво, – мальчик окинул взглядом полупрозрачное зеленоватое небо, усыпанное золотистыми искрами, и его личико озарилось улыбкой, но только на несколько мгновений, потом оно снова стало печальным.

Некоторое время шли молча. Лэйнд старался не отставать от взрослых. Он удивленно смотрел по сторонам, но воздерживался от расспросов.

Криптонцы остановились возле скалы. Хитэс велел мальчику подняться на вершину.

– Зачем? – равнодушно осведомился ребенок.

– Прыгнешь вниз, а я выстрелю в тебя из нигиллятора. Таким образом мы казним всех чужаков.

Мальчик начал взбираться по крутому склону так быстро и ловко, словно занимался этим всю жизнь.

– Смелый ребенок! – восхитился Дюрон.

– Пока еще рано делать выводы, – буркнул Хитэс.

Поднявшись на вершину, Лэйнд посмотрел вниз, боязливо поежился, поколебался немного, затем решительно шагнул вперед.

– Он сумел преодолеть свой страх! – радостно прокомментировал Барти.

– Забавный малыш, – отозвался Хитэс задумчиво.

Мальчик не упал. Упругий теплый воздушный поток подхватил его и понес над равниной. Сначала он ничего не понял. А когда сообразил, что летит, то раскинул руки, как крылья, и весело рассмеялся. Освоившись, он даже попытался управлять полетом, но не смог вырваться за пределы потока. Ласковые воздушные струи покружили ребенка и бережно опустили на мягкую траву. Мальчик был счастлив, его глаза возбужденно блестели.

– Напрасно я обижался на богиню! Она выполнила все мои желания!

– Хочешь жить вместе с нами на Крипте? – предложил Хитэс. – Здесь ты не будешь испытывать жажду и голод, и никто не обидит тебя. Ты можешь гулять на свежем воздухе в любое время и играть с другими детьми.

Лэйнд радостно улыбнулся, но тут же помрачнел.

– Что вы потребуете за это?

– Ничего. Ты должен лишь примерно учиться и слушаться старших.

– Я постараюсь, хотя не гарантирую, что не разочарую вас, – произнес мальчик с серьезным видом.

Криптонцы расхохотались.

– Сколько тебе лет? – поинтересовался Хитэс.

– Двенадцать.

– А выглядишь гораздо моложе.

– Энторийский год короче стандартного межгалактического.

– Ты считаешь себя энторийцем?

– Моя расовая принадлежность мне неизвестна, но я не хотел бы быть энторийцем, потому что ненавижу их всех.

– Мы тоже от них не в восторге, – усмехнулся Хитэс. Чем больше он общался с ребенком, тем сильнее испытывал симпатию к нему. Он даже подумал, что мог бы усыновить мальчика.

Но вдруг появилась Лаэна и сразу набросилась с упреками.

– Зачем вы украли у энторийцев ребенка?! Как вам не стыдно?!

– Они спасли меня, – возразил мальчик по-криптонски.

Мужчины опешили. А женщина не удивилась.

– Бедный малыш! Они запугали тебя! Тебе угрожали? Может быть, даже пытали?!

– Прекрати! Слушать противно! – не выдержал Хитэс. – И почему ты решила, что он – энториец?

– Меня не обманете! Я знаю, как выглядят уроженцы столицы Звездного Союза!

– Еще бы! – ухмыльнулся Дюрон. – Никто из нас не был знаком с ними так близко, как ты!

Лаэна побагровела от возмущения.

– Не cмей ее оскорблять! – рявкнул Хитэс.

– Извини, Лаэна! Я не хотел тебя обижать! – испуганно пробормотал Дюрон. – Но и ты не права. Этот ребенок был пленником Звездных Воинов. Энторийцы издевались над ним различными способами, а потом вынесли смертный приговор.

– Это правда, – подтвердил Лэйнд.

– Когда ты успел выучить наш язык? – спросил Хитэс мальчика.

– Я ввела ему нужную информацию при помощи бэйзолуча, – призналась женщина.

– Зачем?! Тебя же просили не вмешиваться в наши дела!

– Отдай мне ребенка! – попросила Лаэна.

– Нет! Даже не думай об этом! – решительно отказал Хитэс.

– Пусть он сам решит, с кем остаться! – настаивала женщина.

Мальчик выбрал Хитэса.

– Не верь ему! Он покалечит твою душу! – предупредила Лаэна. – Гоя Хитэс, вождь криптонских космических пиратов, коварен и кровожаден!

– Хитэс – добрый и мудрый, – возразил ребенок.

Лаэна едва не расплакалась. Барти попытался успокоить ее.

– Не переживайте напрасно! Этот мальчик никогда бы не смог заменить Лаэла.

– Я не знаю, где сейчас находится Лаэл, и жив ли он, – пожаловалась женщина.

– Пусть лучше умрет, чем станет Звездным Воином! – зло процедил Хитэс.

– Ты несправедлив к Повелителям Звезд, потому что ослеплен необоснованной ненавистью. Нельзя судить обо всей расе по одному ее представителю.

Лаэна повторяла эти слова при каждой ссоре. Она была добра ко всем, в том числе и к врагам, потому что наивно верила в высшую справедливость. А Хитэс не хотел никого прощать, особенно энторийцев.

– Кто такой Лаэл? – полюбопытствовал мальчик на обратном пути.

– Мерзкий выродок! – не сдержался Дюрон и опасливо покосился на вождя, ожидая новой вспышки ярости.

– Лаэл ни в чем не виноват. Я не смог бы лишить его жизни, – хмуро отозвался Хитэс. – А Грэлка давно бы следовало прикончить. Жаль, что он недосягаем для нас!

– Нет ничего невозможного, – ухмыльнулся Дюрон, обрадовавшись возможности угодить вождю и свести личные счеты с Грэлком. – Надо захватить в плен какого-нибудь важного энторийца и обменять его на Грэлка.

– Предлагаешь вторгнуться в чужой космос и объявить войну Звездному Союзу? – иронично уточнил Хитэс.

– Почему бы и нет? Мы очень сильны.

– Но не настолько, чтобы победить Звездных Воинов. Я не намерен губить преданных мне людей ради попытки мести одному подлецу.

– Необязательно открыто вступать в бой с целым флотом. Мы можем тайно напасть на отдельный военный энторийский корабль, – выдал новую идею Дюрон.

– Блуждающий в одиночестве возле Крипты в ожидании нас, – язвительно продолжил вождь.

– А если обратиться к союзникам с просьбой о поиске нужного кандидата? – подал голос долго молчавший Барти.

Дюрон презрительно фыркнул. Но Хитэс согласился с юношей и похвалил его за сообразительность.

В тот же день криптонский вождь отправил сообщения всем союзникам и временно забыл о Грэлке. Теперь его главной заботой стал мальчик по имени Лэйнд.

Глава 2

Малыш оказался необычайно способным. Он жадно впитывал новые знания, охотно выполнял любую работу и беспрекословно подчинялся наставникам. Взрослые часто хвалили мальчика, а дети относились к нему как к равному. И все-таки Лэйнд чувствовал себя ущербным, потому что, в отличие от криптонцев, не мог светиться в темноте. Бледо-зеленое сияние, исходящее от кожи бэйзомутантов, и изумрудные искры, сыпавшиеся с их волос, восхищали ребенка, между тем как многих инопланетян эти явления пугали.

– Бэйзоэнергия – наше проклятие, – объяснил Хитэс мальчику. – Наши предки были обычными людьми, когда высадились на Крипте и организовали колонию. А потом произошла катастрофа. Блуждающая звезда, подлетев близко к планете, столкнулась с астероидом и взорвалась. Там, где осколки врезались в землю, возникли вулканы, и наружу хлынула ослепительно яркая зеленая лава. Люди не могли покинуть планету, потому что все летательные аппараты сгорали в воздухе. Основная часть колонистов погибла сразу, остальные долго болели. Выжили лишь самые выносливые. Они дали начало новой расе.

– И все же вам повезло, – остался при своем мнении Лэйнд. – Вы наделены чудесными качествами и превосходной внешностью.

– Ты считаешь бэйзомутантов привлекательными? – удивленно переспросил Хитэс.

– Вы восхитительны! – подтвердил мальчик. – Высокий рост, гибкое тело и крепкие мышцы всегда расценивались как признаки красоты. А ваши лучезарные глаза…

– Они такие же яркие и зеленые, как ядовитая лава, – насмешливо прервал Хитэс. – Поэтому многие боятся нас. Некоторые даже считают, что мы способны испепелять взглядом.

Лэйнд принял слова вождя за шутку. Хитэс хотел поведать ребенку об отрицательных свойствах бэйзоэнергии, но разговор был прерван бесцеремонным вторжением Дюрона. «Привезли пленника для обмена!» – возбужденно завопил он.

Отпустив мальчика, Хитэс позволил ему гулять с детьми до поздней ночи, а сам поспешил вслед за Дюроном.

Гуманоиды с мирной торговой планеты Финжи ожидали вождя в помещении для гостей.

– Мы доставили человека из племени Повелителей Звезд! – торжественно провозгласил глава делегации.

– Нам нужен не любой энториец, – предупредил Хитэс.

– Все ваши пожелания выполнены. Будучи на свободе, тот человек занимал очень высокий пост. Дюпнийцы запросили за него двадцать камней барэ.

Краз, первый встретивший гостей, не сдержал ироническую улыбку. Дюрон разочарованно вздохнул. Дюпнийцами в Освоенном Космосе называли представителей нескольких рас, имеющих одно общее свойство – склонность к садизму. В качестве жертв дюпнийцы предпочитали молодых эффетных мужчин.

– Дюпнийские пленные не интересуют нас, – буркнул Хитэс.

– Почему?! – финжийцы изобразили недоумение.

– Вам должно быть известно, что дюпнийцы оценивают людей иначе, чем мы. Для них решающее значение имеют возраст и внешность.

– Неужели вы считаете нас настолько тупыми? – обиженно отозвались финжийцы. – Ни для кого не секрет, что дюпнийцы обожают истязать симпатичных юнцов, но иногда среди их пленников встречаются весьма ценные экземпляры, и сейчас именно такой случай.

– Хорошо, я взгляну на него, – согласился Хитэс и проследовал вместе с финжийцами на их корабль. Дюрон, Краз и любопытный Барти сопровождали вождя.

Как и следовало ожидать, энториец был совсем молод и обладал приятной наружностью. Его длинные, волнистые, коричневые волосы, стянутые на затылке, имели эффектный золотистый отлив. Нежно-голубые глаза, беззлобные и слегка удивленные, казались по-детски наивными. Он был закован в цепи. Форма, когда-то роскошная, порвалась во многих местах и пропиталась кровью, но эмблема Звездного Центра каким-то чудом уцелела, и знаки отличия сохранились.

– Главный инструктор элитной эскадры?! – опешил Хитэс.

– Верно, – подтвердили финжийцы, довольные произведенным эффектом. – Дюпнийцы захватили его в честном бою.

– Сколько желаете за него? – нетерпеливо спросил Хитэс.

– Пятьдесят камней барэ.

– Это нечестно! – возмутился Дюрон. – Пленник тяжело ранен, а вы не удосужились оказать ему медицинскую помощь!

– С лечением он бы обошелся вам гораздо дороже. А противошоковые и кровоостанавливающие кристаллы, потраченные на него, мы не включили в стоимость.

– Сорок барэ! – заявил Дюрон.

– Добавьте еще три, и он ваш, – продолжали торговаться финжийцы, соблюдая обычай.

Криптонцы отсчитали требуемое количество. Гости остались довольны и преподнесли вождю в подарок информационный кристалл. «Сожмите его в ладони! Когда кристалл полностью растворится, впитавшись в кожу, Вы овладеете энторийским языком», – пояснили финжийцы. Прежде Хитэс отверг бы с негодованием такое предложение, но теперь он охотно воспользовался подарком, потому что опасался неприятных сюрпризов со стороны энторийцев.

Пленника доставили в главную резиденцию. Хитэс связался с ближайшей базой Звездного Союза. Начальник базы ошеломленно выслушал криптонского вождя и пообещал немедленно доложить высшему руководству.

Ответ пришел через трое суток. К тому времени пленник совсем ослаб и держался только на стимуляторах.

– Велено отказать, – сообщил начальник базы. – Звездный Центр не заключает такие сделки, потому что это противоречит Кодексу Основных Законов.

Хитэс с трудом сдержал ярость.

– Могущественные и добрые Повелители Звезд не желают спасти одного из своих людей? – уточнил вождь со злой иронией.

– Он сам виноват в том, что попал в плен. Другой человек не должен страдать за него.

– Грэлк – негодяй и преступник! Он заслуживает смерти гораздо больше, чем пленный офицер!

– Можно мне побеседовать с пленным?

– Только в нашем присутствии, – заявил Хитэс, надеясь получить какие-нибудь нужные сведения, касающиеся Грэлка.

Начальник базы попросил пленника представиться.

– Тоэл…, главный… инструктор… третьей… элитной… эскадры, – пробормотал энториец, тяжело дыша. Каждое слово стоило ему огромных усилий.

– Мужайтесь, Тоэл! Вы должны встретить смерть достойно. А мы обязательно помянем Вас траурным салютом.

Экран погас.

Пленник судорожно дернулся, его веки медленно опустились, дыхание стало редким и неравномерным.

– Он умирает, – брезгливо поморщился Краз.

– Заплатили такую огромную сумму – и все напрасно! – досадливо взвыл Дюрон.

Хитэс направил на энторийца регенерационный излучатель. Он не собирался исцелять пленника, а лишь хотел отсрочить агонию. Дождавшись, пока энториец очнется, и его взгляд станет осмысленным, криптонский вождь пригласил Лэйнда.

– Отомсти за себя! – Хитэс вручил мальчику нигиллятор и указал на пленника, прикрепленному к креслу. Возможно, фиксация была лишней предосторожностью, но энторийцы непредсказуемы, подстраховка не помешает.

– Его не было среди тех людей, – возразил Лэйнд.

– И, тем не менее, он один из них, потому что принадлежит к той же расе и служит в Звездном Флоте.

– Я не могу убить человека, особенно безоружного и раненого, – признался мальчик, глядя на пленника с состраданием.

Энториец, не понимающий по-криптонски, догадался о происходящем по жестам и интонациям.

– Не заставляйте ребенка делать это, иначе он возненавидит вас! – обратился он к криптонцам на межгалактическом языке.

– Нельзя перечить вождю! – рыкнул Дюрон, угрожающе приближаясь к энторийцу.

Лэйнд метнулся наперерез, пытаясь защитить пленника.

– Не бейте его! Лучше накажите меня за непослушание!

Краз, Дюрон и Барти изумленно переглянулись.

– Ты сочувствуешь ему лишь потому, что сам недавно находился в подобном положении, – догадался Хитэс.

– Отпустите его, пожалуйста! – попросил мальчик.

– Наши законы запрещают освобождать пленных Звездных Воинов. Они могут покинуть Крипту лишь после смерти.

– Почему у вас такие жестокие законы?! – голос ребенка дрожал, в глазах стояли слезы.

И тогда Хитэс понял, что Лэйнд никогда не станет для них своим. Рано или поздно он обязательно вернется на Энтори. Зов крови сильнее ненависти.

– Любой гуманоид, обреченный на смерть имеет право на пребывание в заповедном овале, – напомнил Барти.

Заповедным овалом называлось обширное пространство, включающее священное озеро Найрэ и деревья, окружающие его. Вода и деревья обладали лечебными свойствами. Если раненый пленник, помещенный в священный овал, мог продержаться там более четырех суток, то ему даровались жизнь и свобода. Криптонцы соблюдали древние традиции. Они давали шанс всем пленникам. Всем, кроме Звездных воинов. Барти знал об этом и все же дерзнул нарушить негласный запрет. При других обстоятельствах Хитэс мог бы проигнорировать его слова, но в присутствии Лэйнда не мог сделать это, потому что в глазах ребенка вспыхнула надежда. Мальчик умоляюще смотрел на вождя.

– Пусть будет так! Но пленник, согласно традиции, должен провести эти четверо суток в одиночестве, – объявил Хитэс и многозначительно посмотрел на Дюрона. Тот понял намек и усмехнулся.

– Спасибо! Вы очень великодушны! – обрадовался Лэйнд.

Он не догадывался о том, какая участь ожидает пленника. Все Звездные Воины получали заслуженное наказание, и этот офицер не станет исключением. Вскоре он пожалеет о том, что не стал жертвой дюпнийцев.

Энторийца доставили в заповедный овал, и Лэйнд успокоился. Он надеялся на благополучный исход. А Хитэс точно знал, что заповедный овал исцелит пленного офицера, если вовремя не вмешаться. Но они вмешаются вовремя. Придется нарушить некоторые правила, только об этом не узнает никто, кроме энторийца, а пленник не проболтается, потому что к концу срока уже станет трупом.

Вечером Дюрон явился с докладом.

– Пока все идет по плану, – доложил он. – Я сломал ему кость на правой ноге. Энториец, молча, вытерпел, а потом нашел палку, и, опираясь на нее, добрел до озера. Пленник пил священную воду, и она облегчила боль.

– Завтра повреди ему вторую ногу, – посоветовал Хитэс. – Тогда он не сможет добраться до озера.

На следующий день Дюрон пришел раньше, и вид у него был встревоженный.

– Теперь энториец не в состоянии идти. Он спокойно сидит под деревом. Этот Звездный Воин или сумасшедший, или очень терпеливый.

– Утром займись его рукой, – распорядился вождь.

На исходе третьего дня Дюрон сообщил, что энториец снова не отреагировал на истязание. Он словно не чувствует боль.

Дождавшись рассвета, Хитэс сам отправился к пленнику.

Тоэл сидел на траве, прислонившись спиной к стволу дерева. Его кожа стала белой и приобрела синеватый оттенок, черты лица заострились, глаза казались темными из-за расширенных зрачков.

«Он страдает от боли, но старается скрыть это», – понял Хитэс.

Заметив криптонца, пленник равнодушно посмотрел на него и произнес:

– Подождите немного! Я скоро закончу.

Присмотревшись внимательнее, Хитэс с удивлением обнаружил, что Звездный Воин здоровой рукой мастерит игрушку из сухой коры, сброшенной деревом во время линьки.

– Готово! – энториец с довольной улыбкой показал разноцветную птицу, раскинувшую крылья. – Если ее запустить в теплый воздушный поток, то она полетит, как живая, и будет сиять в свете дневных звезд. Передайте ее ребенку!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное