Кристина Линси.

Опасные аномалии



скачать книгу бесплатно

Внезапно в столовой наступила тишина. Улыбки исчезли с лиц. Проследив за взглядами присутствующих, Лена обнаружила, что к ним приближается Вениамин.

– Приятного аппетита! – произнес он вежливо, но с непонятной интонацией.

– Спасибо! – отозвался Максим.

Остальные молчали.

Вениамин посмотрел на Лену, и в его темных глазах она прочла осуждение.

– Тебя Инна искала. Всю станцию обошла, только сюда заглянуть не догадалась.

Лена не желала возвращаться в комнату отдыха.

– Алла хочет тебе что-то сказать, – продолжил Вениамин.

«Очередную гадость!» – мысленно ответила Лена.

Приятный женский голос объявил номер бригады и фамилию врача – Антипова.

– Сейчас начнется представление! – усмехнулся Борис.

Все устремились к выходу. Лена влилась в общий поток и оказалась возле диспетчерской.

Глава 4

Доктор Антипова оказалась невысокой пожилой женщиной. Ее полное туловище имело квадратную форму. Волосы спрятаны под белым чепцом. Желтую кожу покрывали многочисленные морщины. Светло-коричневые глаза казались полупрозрачными и выцветшими. На круглом лице отражалось недовольство.

Взяв карту вызова, Антипова проворчала что-то неразборчивое и побрела наружу, вздыхая на каждом шагу. Спускаясь по ступеням, она держалась за перила с таким видом, словно боялась, что лестница провалится под ее тяжестью. Дойдя до машины, доктор Антипова стала забираться в салон. Медсестра и водитель помогали ей, поддерживая с обеих сторон и подталкивая вперед. Неуклюжее квадратное туловище раскачивалось и отклонялось назад.

Зрители, наблюдающие за этой сценой, задыхались от смеха.

– Она же совсем старая! – удивленно отметила Лена.

– Древняя, как мир, – подтвердил Денис. – Но старушенция не желает увольняться.

– Лилия Андреевна утверждает, что у нее большой запас прочности, – сообщила Оля.

– Кувшинка Черепаховна ошибается! – заявил Максим. – Жир – непрочный продукт и неудобный. На холоде он затвердевает, в жару плавится.

Все снова расхохотались, только Вениамин остался серьезным.

– Напрасно иронизируете! Антипова переживет многих из вас!

Он говорил так уверенно, словно констатировал факт. Смех сразу затих. Вениамин окинул хмурым взглядом присутствующих и неторопливо зашагал прочь. Оля испуганно посмотрела ему вслед.

– Предсказания Вениамина всегда сбываются! – пробормотала она.

– Лично я в это не верю! – возразил Борис. – Предки Вениамина были обычными цыганами, и сам он не обладает никакими экстрасенсорными способностями.

– Вениамин приворожил Любу Дунаеву, – продолжала спорить Оля.

– Она сама в него влюбилась, – вмешался в разговор Дамир.

– Ничего подобного! – возмущенно отозвалась Оля. – Симпатичная девушка не может по доброй воле полюбить некрасивого мужчину, который по возрасту годится ей в отцы.

На этом дискуссия окончилась. Все вернулись в столовую.

Вскоре Максима объявили на вызов.

– С кем ты сегодня работаешь? – поинтересовался Борис.

– Днем один, а ночью придет спящая красавица, – отозвался Соловьев.

– Соболезную! – усмехнулся Борис.

– Тебе везет, как утопленнику, – добавила Аня.

– Не надо было ссориться с Жанной, – сказал Денис.

– Она заболела, – ответил Максим.

– Ее болезнь называется обида на доктора Соловьева, – прокомментировал Борис.

– Жанна слишком капризная.

Максу надо закрепиться с другим фельдшером, – сделала вывод Аня.

– Золотые слова! – согласился Соловьев. – Но они останутся пустым звуком, если ты откажешься работать со мной.

– Если не шутишь, то я согласна, – Аня смущенно улыбнулась и покраснела.

– Анюта, ты ничего не поняла! – рассмеялся Борис. – Макс предлагает тебе не руку и сердце, а каторжную работу!

– Неправда! С Максимом дежурить легко, – возразила Оля.

– Жаль, что я не реаниматор и мне не полагается два фельдшера! Я бы взял вас обеих! – сказал Соловьев, изображая огорчение.

По селектору сообщили о срочном вызове для доктора Страховой.

– Кому так не повезло с фамилией? – поинтересовалась Лена.

Все опять рассмеялись.

– Агриппине Орангутанговне! – ответил Максим и покинул столовую.

Без Соловьева сразу стало скучно. Все начали расходиться. Лена вернулась в комнату отдыха.

Алла отсутствовала. Алия вязала. Инна читала книгу. Увидев Лену, она сказала:

– Не обижайся на Аллу! Она не злая, а просто грубоватая.

– Алла со всеми разговаривает в таком стиле, – добавила Алия. – Мы не воспринимаем это всерьез. Ты тоже быстро привыкнешь.

– К хамству нельзя привыкнуть! – возразила Лена.

Инна не успела ответить. Ее объявили на срочный вызов.

– Началось! – проворчала Алия, откладывая вязание.

Вскоре ее тоже вызвали. Затем настала очередь Лены. Она вышла быстро, но Тамара уже ждала возле диспетчерской.

Пациенткой оказалась восьмидесятилетняя женщина с высоким давлением. После лечения она поблагодарила медиков и хотела угостить их чаем. Лена и Тамара отказались.

Второй вызов получили по рации. Пенсионер жаловался на аритмию. Приступ купировали за несколько минут. Пациент остался доволен и подарил бригаде мед с собственной пасеки.

Потом поехали к женщине, страдающей ревматизмом.

– У нас только анальгин, а он менее эффективен, чем те таблетки, которые Вы принимаете, – предупредила Лена.

– Я все понимаю и согласна на любой укол, – ответила больная.

– Добавлю димедрол, – шепнула Тамара. – Он усилит эффект и продлит действие анальгина.

Лена, молча, кивнула.

– Спасибо, красавицы! – улыбнулась пациентка. – Пусть бог пошлет вам хороших женихов!

Следующую пациентку отвезли в стационар с приступом острого панкреатита.

Лена начала ощущать усталость, а вызова не прекращались.

– Попросите обед! – подсказала Тамара.

Так Лена и поступила. Но ей отказали, велев обслужить еще один вызов. Когда бригада освободилась, ее отправили к ребенку, которого укусила собака.

– Безобразие! – возмутилась Тамара. – Мы – линейная бригада, а нам дают и кардиологические, и педиатрические вызова.

– Спецбригады, вероятно, тоже заняты, – предположила Лена.

– Ничего подобного! – сердито сдвинула брови Тамара. – Они элита, их берегут для особых случаев.

После доставки ребенка в травмпункт Лена снова напомнила об обеденном перерыве, выслушала упреки, но все же получила разрешение.

По пути на подстанцию им попалась другая машина «скорой помощи». Максим Соловьев, сидевший в кабине, весело улыбнулся и помахал коллегам рукой.

– Ему, наверное, тяжело одному, без фельдшера, – посочувствовала Лена.

Тамара улыбнулась и посмотрела на нее, как на маленького ребенка, сказавшего что-то глупое.

– Он – мужчина, сильный, молодой, выносливый.

«И красивый!» – мысленно добавила Лена.

Во время обеда они оказались единственной бригадой на станции. Ужин прошел так же. А к полуночи все собрались на станции.

Войдя в комнату отдыха, Лена застала там Инну, Аллу и Алию.

Алла презрительно посмотрела на Лену и произнесла назидательным тоном:

– Ты общаешься не с теми людьми! Чернов женат. Дамир – мусульманин. Денис слишком молод для тебя. А Соловьев – разведенный и распутный.

Лену уже не раздражали ее слова. Она смотрела на Аллу, но видела Максима и слышала его насмешливый голос: «Агриппина Орангутанговна!».

– Вы забыли охарактеризовать Аню, Олю и Вениамина, Аделаида Львовна! – улыбнулась Лена.

– Меня зовут Алла, – она выглядела удивленной.

– Отчество у Вас тоже другое? – уточнила Лена.

– Можешь обращаться ко мне на «ты» и называть просто по имени! – заявила Алла с таким видом, словно делала великое одолжение.

– Это неприлично! Вы ведь гораздо старше меня, – возразила Лена.

– Соловьев плохо влияет на тебя, – проворчала Алла.

«Наоборот! Благодаря ему я поняла, что хамить нужно вежливо!» – мысленно отозвалась Лена, но вслух произнесла:

– Семен Павлович утверждает, что Максим Леонидович – кумир местной молодежи.

– Но заведующий предупредил тебя о том, что нельзя влюбляться в Соловьева, – напомнила Алла.

– Максим очень легкомысленный, – вмешалась в разговор Инна.

– Соловьев был женат пять раз, у него двое детей, которым он платит алименты, – продолжила Алла.

– Мужчина, часто меняющий женщин, не заслуживает доверия, – задумчиво произнесла Лена.

– Именно это я и пытаюсь тебе объяснить! – отозвалась Алла с веселой улыбкой. – Я же желаю тебе добра.

– Алла права, – подтвердила Инна. – Она открыто говорит то, что думает. – От нее ты не услышишь ласковые и льстивые слова, зато она не станет вредить тебе ни тайно, ни явно.

«Все равно она неприятная», – подумала Лена и рискнула спросить о Вениамине.

– Акимыч – водитель, он работает с нашей бригадой, – охотно объяснила Алла. – Если бы ты не ушла, когда мы стали пить чай, то познакомилась бы с ним. Акимыч завтракал с нами и спрашивал о тебе.

– Мы уже познакомились вчера, когда он гулял с Лорой, – сообщила Лена.

– Собака у него умная, Акимыч ее дрессирует! – рассмеялась Алла. – Вениамин иногда приводит Лору на станцию, хотя его жене, Марине Анатольевне, это не нравится. Марина Анатольевна – диспетчер.

– А Люба Дунаева кем работает? – поинтересовалась Лена.

– Фельдшером. Она дежурит в другой смене, но просится в нашу, потому что влюбилась в Акимыча. Дунаева – молоденькая и глупая. Не советую закрепляться с нею.

– У меня есть фельдшер. Ее зовут Тамара.

– Збруева Тамара – одна из лучших, только она тоже из другой смены. Палыч попросил ее поработать с тобой пару дежурств, пока ты освоишься. У тебя должен быть постоянный фельдшер, иначе придется работать с теми, от которых отказались другие.

Лена уже не испытывала неприязнь по отношению к Алле. Если бы доктор Страхова ненавидела новенькую, то не стала бы ничего объяснять и советовать.

– Тебе нужен опытный и надежный фельдшер, – подсказала Инна. – Поговори с Елизаветой Федоровной. Она недовольна своим доктором и хочет в другую бригаду.

– Я с ней не знакома.

– Это не проблема. Сейчас мы пригласим ее и все обсудим.

Елизавета Федоровна не заставила себя долго ждать. Она производила впечатление не только опытной, но и старой.

– Мой доктор, Равинский, сейчас на больничном, но для всех было бы лучше, если бы он уволился. У Равинского такой странный характер, что его боятся и пациенты, и сотрудники, – пожаловалась Елизавета Федоровна.

«Алла и Инна заботятся о ней, а не обо мне», – предположила Лена, и ей стало обидно.

– Тамара хорошо отзывалась о Вас, – продолжила Елизавета Федоровна. – Я была бы рада работать с Вами.

– Спасибо, я подумаю, – ответила Лена.

Алла, Инна и Алия посмотрели на нее с удивлением. Елизавета Федоровна нахмурилась и ушла.

– Напрасно ты так сказала, – упрекнула Инна. – Елизавета Федоровна лучше многих молодых.

– Если ты считаешь, что к тебе выстроится очередь из фельдшеров, мечтающих занять вакантное место, то глубоко ошибаешься, – прошипела Алла.

«Все-таки она вредная», – сделала вывод Лена. «А Инне я безразлична. Она дружит с Аллой».

Вскоре все бригады опять разъехались. Лена вернулась на станцию в два часа ночи. Соседки по комнате спали. Лена последовала их примеру. Ее объявили лишь утром, в семь часов.

Пациентка жила рядом со станцией, а вызов был легкий. Бригада освободилась в половине восьмого.

– Не спешите звонить! – предупредила Тамара. – Сейчас пересменка, могут отправить в чужой район.

– Верно, – подтвердил водитель, Вячеслав Иванович, добродушный мужчина предпенсионного возраста. – Тунеядцы с соседней подстанции придумывают разные хитрости в пересменку, поэтому нам приходится обслуживать их вызова. Из-за них я однажды вернулся домой к обеду, а дежурство было тяжелое, всю ночь не отдыхали.

– Зато сегодня нам повезло! – отозвалась Тамара и сочувственно посмотрела на Лену. – Я с Вами последний раз дежурю. Вам нужен постоянный фельдшер.

– Можете кого-то рекомендовать? – поинтересовалась Лена.

– Аня Круглова хорошая девушка.

– Она хочет работать с Соловьевым.

– Жанна не позволит! – рассмеялась Тамара. – Она никому не уступит своего доктора.

Тамара не ошиблась. На следующее дежурство Максим работал с Жанной – той самой красавицей, с которой Лена увидела его при первой встрече. А с Леной закрепили Аню. Елизавета Федоровна смотрела на них сердито и жаловалась диспетчерам на своего врача, болеющего часто и долго.

– Она просила старшего фельдшера закрепить ее с Вами, но я опередила Елизавету Федоровну, – объяснила Аня. – С Вами многие хотели работать, даже из других смен.

Лена вспомнила слова Аллы об очереди из фельдшеров и улыбнулась.

– Это правда! – продолжила Аня, расценив ее улыбку как признак недоверия. – У нас мало хороших молодых докторов.

– У меня мало опыта, я в себе не уверена, – призналась Лена.

– Не волнуйтесь, поможем! Для нас, фельдшеров, главное то, что Вы добрая, умная, коммуникабельная и красивая.

– Красивой меня еще никто не называл, кроме родителей, – ответила Лена, предполагая, что Аня льстит ей.

– Вы недооцениваете себя, а некоторые завидуют Вам и злятся, – заявила Аня.

Она оказалась не хуже Тамары. Работать с Аней было легко и приятно.

Алла, Инна и Алия не одобряли то, что Кравцова закрепилась с Кругловой. Но Лена проигнорировала их мнение.

Глава 5

В третьей смене дежурили шестнадцать бригад, каждая из которых состояла из трех человек. Запомнить всех этих людей было сложно. Аня и не пыталась знакомить Лену со всеми. Она представила доктору только своих друзей из числа тех, которых Лена еще не знала.

Виталик Атанов, ровесник Лены, работал фельдшером, хотя мечтал стать парикмахером и открыть собственный салон. Он стриг всех желающих бесплатно и качественно. Выглядел Виталик привлекательно – мускулистый, среднего роста, с приятными чертами лица, сероглазый, светловолосый, модно одетый. Он часто улыбался и говорил Лене комплименты.

Давид Вейман, фельдшер из кардиобригады, был серьезен, задумчив и вежлив. Он немного сутулился, стесняясь своего высокого роста, ел сладкое, чтобы поправиться, но оставался худым. Длинный тонкий нос с небольшой горбинкой не портил его лицо. Серо-голубые глаза казались большими и грустными, а густые, кудрявые, коричнево-черные волосы восхищали женщин и раздражали мужчин.

Филипп Кантов отличался оригинальной внешностью. Его русые волосы, стянутые на затылке резинкой, опускались до пояса. Глаза имели необычный цвет – смесь темно-серого, светло-синего и бледно-зеленого, словно море в пасмурную погоду. Ростом он превышал Давида, но не комплексовал по этому поводу. Филипп окончил медицинский институт. Он проходил интернатуру и продолжал работать фельдшером. Аня сказала, что пожилые пациенты часто принимают Филиппа за девушку. Кантову неоднократно делали замечания по поводу прически и в институте, и на работе, но Филипп категорически отказывался стричься.

Алла предполагала, что Аня пытается найти жениха для Лены и раскритиковала всех новых знакомых.

– Атанов приехал из деревни, живет в общежитии. Ему нужна невеста с квартирой в городе, иначе бы он не обратил на тебя внимание. Вейман вступит в брак только с еврейкой. А у Кантова есть жена, и скоро будет ребенок.

– Я не собираюсь искать жениха среди коллег по работе, – ответила Лена.

– Напрасно! В нашей смене имеется подходящий кандидат. Григорий Манин старше тебя всего на шесть лет.

Доктор Манин по прозвищу «маменькин сынок» уступал по весу только Антиповой. В свободное время он спал или поглощал пищу.

– Благодарю за заботу, но я не нуждаюсь в твоих советах, – улыбнулась Лена.

Алла презрительно фыркнула.

– Если будешь такой разборчивой, останешься старой девой! Ты же страшненькая и нищая!

– А ты считаешь себя богатой и красивой? – уточнила Лена.

– Все уважают меня и восхищаются мною! – Алла подошла к зеркалу, полюбовалась своим отражением и горделиво продолжила: «Я так идеальна, что меня никогда не критикуют!».

– И прозвища у тебя тоже нет? – насмешливо осведомилась Лена.

– Да, потому что я пользуюсь авторитетом. Меня называют по имени-отчеству.

– Я в курсе, – Лена едва удержалась от смеха.

– Зачем тогда спрашиваешь? – не поняла Алла.

Разговор прервал Андрей Евгеньевич Прокофьев, кардиолог, старший врач смены, которого Лена мысленно охарактеризовала как странного человека неопределенного возраста. В его внешности, на первый взгляд, нет ничего особенного – невысокий, худощавый, очень подвижный, лицо покрыто глубокими морщинами, в густых, темно-русых волосах пробивается седина, серые глаза смотрят строго. Но пухлые ярко-розовые губы и звонкий молодой голос приводят в недоумение, создавая ощущение дисгармонии.

– Кравцова, тебе надо срочно переписать две карты! – объявил Прокофьев тоном учителя, вызывающего к доске двоечника.

– У меня есть дефектура? – напомнила о себе Алла.

– Нет, Алла Львовна. Карты у Вас всегда в порядке.

Алла торжествующе посмотрела на Лену. Та не обиделась. Алла вела себя как глупый ребенок. У нее большой стаж, поэтому она допускает меньше ошибок. Но гордиться тем, что стажист опытнее новичка – смешно и нетактично.

Исправив ошибки, указанные старшим врачом смены, и немного поспорив с Андреем Евгеньевичем по поводу формулировки диагнозов, Лена отправилась на вызов.

– Ваша фельдшер заболела! Палыч отпустил ее домой, – сообщила диспетчер, Марина Анатольевна. – Поработаете одна до шести вечера, а потом придет Валерия Ефимовна.

– Почему Аня не предупредила меня? – удивилась Лена.

– Не сочла нужным, – ехидно улыбнулась вторая диспетчер, Антонина Ивановна, полуседая, худая и плоская, с короткой стрижкой.

– Круглова не первый раз так делает, поэтому никто не желает работать с ней, – пояснила Марина Анатольевна.

– Максим хотел закрепиться с Аней, – вспомнила Лена.

– Соловьева она еще ни разу не подводила. Только он не променяет Жанну на Аню Круглову, – ответила Антонина Ивановна.

– Не переживайте! Я уже предупредила старшего диспетчера. Вам будут давать легкие вызова, – успокоила Лену Марина Анатольевна.

Вызова, действительно, оказались несложными. Но дома были без лифтов. Приходилось подниматься на пятый этаж с фельдшерским чемоданом, кардиографом и врачебной сумкой. Работая участковым терапевтом, Лена шла на вызова только с тонометром и фонендоскопом, которые умещались в обычной дамской сумочке. Тогда любой путь казался легким. Став врачом скорой помощи, Лена возненавидела верхние этажи в домах без лифтов.

Валерия Ефимовна явилась в половине седьмого. Она производила неприятное впечатление – ворчливая, неряшливая, седоволосая. Ей оставалось до пенсии пять лет, но, глядя на нее, можно было подумать, что Валерия Ефимовна уже давно на заслуженном отдыхе и пережила всех своих ровесниц. Вечером она ругалась с больными на каждом вызове, а ночью так крепко спала, что не реагировала ни на что, в том числе и селектор. Когда Лене удавалось разбудить Валерию Ефимовну, та ворчала и снова погружалась в сон. Спать она могла в любом положении и в разных позах, со спокойной совестью и сильным храпом. Отдежурив с ней, Лена поняла, кого называют спящей красавицей.

На следующее дежурство Аня тоже отсутствовала. Ее заменила сестра, Оля Круглова. Она объяснила, что Аня лечится в стационаре по поводу высокого давления. Больница находилась вблизи подстанции. Лена и Оля навестили Аню в свободное время.

Аня чувствовала себя неловко.

– Извините, Елена Николаевна! Я не хотела…

– Не надо оправдываться! – прервала Лена. – Ты ни в чем не виновата.

Когда Лена вернулась на станцию и рассказала диспетчерам про Аню, те остались при своем мнении.

– Она симулирует! – заявила Антонина Ивановна.

– Аня поссорилась с Жанной, – объяснила Марина Анатольевна. – Она надеется, что Максим ее пожалеет, а к Жанне станет относиться хуже.

Инна Соколова подтвердила слова диспетчеров. Алия тоже плохо отзывалась об Ане Кругловой. Алла назвала Аню нахалкой и перешла к своей любимой теме.

– Между прочим, Прокофьев неженат. Ему всего сорок два года. Дети у него взрослые, живут отдельно.

– Меня не интересует личная жизнь Андрея Евгеньевича, – отозвалась Лена и, услышав по селектору свою фамилию, поспешила на вызов.

Уже наступил октябрь, но лето не спешило уходить. Ночью прошел дождь, а утром яркое солнце испарило его следы. Возле подстанции осталась только одна лужа. Люди обходили ее стороной, зато голуби и воробьи охотно пили дождевую воду и даже купались в ней.

Направляясь к машине, Лена увидела Лору. Собака тоже заметила девушку и устремилась к ней, радостно махая хвостом. Лора двигалась по прямой, игнорируя все препятствия. Лужа тоже не смутила собаку. Лора промчалась по ней, поднимая фонтаны брызг и пугая птиц.

– Назад! – крикнула Лена.

Но было уже поздно. Собака уткнулась в девушку довольной мордочкой и обняла Лену грязными лапами. На белоснежном, тщательно отглаженном халате появились черно-бурые пятна.

Пришлось вернуться на станцию и попросить у сестры-хозяйки, Дарьи Ильиничны, белый халат.

– Уличный вызов? Доставали из лужи пьяного или больного? – сочувственно поинтересовалась Дарья Ильинична.

– Обнималась с Лорой, – призналась Лена.

Дарья Ильинична рассмеялась, выдала новый халат и посоветовала впредь быть осторожной.

– Белый халат подходит только для поликлиник и стационаров, – вслух рассуждала Лена. – На «скорой» он быстро пачкается и мнется.

– Пока никто еще не жаловался, кроме тебя, – отозвалась сестра-хозяйка.

– Сотрудникам «скорой» нужна особая форма темного цвета, – продолжила Лена.

– Спецовки, как у чернорабочих? – насмешливо уточнила Дарья Ильинична.

– Что-то в этом роде, только более элегантное.

– Фантазерка! – расхохоталась Дарья Ильинична. – Элегантные спецовки! Надо же до такого додуматься!

Олю и водителя, Вячеслава Ивановича, тоже рассмешила идея Лены.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4