Кристина Камаева.

Охота на фей. Книга первая. Ночной полет



скачать книгу бесплатно

Книга первая


Ночной полет


Глава 1


Тайна дома на Лунной


Егор Северьянов вошел в кабинет директора с тяжелым предчувствием.

– Смелее, молодой человек, – приторно-покровительственным тоном поторопил его незнакомый мужчина и жестом указал мальчику на стул. Егор огляделся. Директор застыл у окна. Заметно было, что он напуган неожиданным визитом.

"Что за люди?" – подумал Егор и шагнул в сторону от незнакомца, пристальный взгляд которого его раздражал.

– Сержик Хобта из службы гражданской разведки, – тотчас ответил на его мысли сыщик и неприятно усмехнулся.

"Вот уж кого не мечтал заинтересовать!" – еще больше встревожился мальчик.

– Садись, у нас с тобой небольшое интервью.

Егор кивнул и опустился на стул, уговаривая себя не волноваться.

Напротив него, через стол, в кресле директора сидел еще один тип, чем-то неуловимо похожий на первого: такой же приглаженный, с выверенной мимикой неброского лица. Ничего особенного не было в этих сыщиках, но Егор почему-то боялся сделать лишнее движение.

Сержик Хобта наскоро изучил личное дело школьника и выяснил, что пятнадцатилетний подросток имеет твердый уравновешенный характер, отличное здоровье, дисциплинирован, трудится на заводах Антареса в свободное время, а также пользуется авторитетом среди сверстников и мечтает стать космонавтом. Потенциал пользы Егора Северьянова восхитил сыщика. Эдем нуждается в таких ребятах: подтянутых, уверенных, не тратящих времени зря. Даже пепельно-русый бобрик подозреваемого понравился Сержику, но он заметил и настороженный взгляд мальчика, и некоторую скованность движений.

– Ты дружишь с Веей Арум? – ласково улыбнулся сыщик, присев на краешек стола сбоку от мальчишки.

– Ее фамилия Арум? – у Егора пересохло в горле, – я и не знал.

– Ты дружишь с Веей Арум? – переспросил Сержик уже строже, с напором.

– Я бы так не сказал, мы едва знакомы.

– Но позавчера ты провел ночь у нее дома, – встрепенулся партнер Хобты, который сидел напротив.

Егор покраснел.

– Ну и что? – не стал отпираться он. – До этого мы с ней даже не разговаривали.

Сыщики замолчали. Ответ явно разочаровал их.

– Коллега, достаньте "клещи", – задумчиво глядя на Егора, предложил Сержик Хобта. Его напарник наклонился и вытащил из-под стола тоненький чемоданчик.

– Простите, – тихо возмутился директор, – но разве "клещи" не противопоказаны детям?

– Нисколько, – холодно улыбнулся Хобта. – А вам бы лучше выйти за дверь.

"Коллега" достал из чемодана два чипа и приложил ко лбу мальчика, ближе к вискам, – они прилипли к коже, как магниты к металлу. Егор почувствовал горечь во рту. Он знал, что "клещи" – не слишком гуманное устройство, стимулирующее память.

– Может, теперь ты будешь разговорчивее, – пригрозил Хобта.

Парень внутренне сжался. Если Вею разыскивает разведка, значит, девчонка натворила что-то из ряда вон выходящее. Как верный гражданин Эдема он должен все рассказать служителям закона.

И не только потому, что за ложь накажут его семью. Люди должны подчиняться законам Эдема, все, без исключения. Разве он не говорил об этом Вее? Не предупреждал? Но сыщики ему не нравились, и помогать им совсем не хотелось. Почему-то он не мог сказать правду, не мог и все. А Вея – такая нежная, красивая, наивная. Ради нее он выдержит допрос с "клещами".

Сыщик заскользил пальцами по панели прибора, ввел код и принялся выуживать нужные ему сведения.

– Итак, известно, что Вея не стремилась к знакомству с ровесниками. Как тебе удалось наладить с ней контакт? – голос Сержика звучал почти дружелюбно и как будто издалека.

А Егору привиделся силуэт Веи на фоне окна. Вот она обернулась и посмотрела на него печальными глазами… Целый вихрь недавних впечатлений пронесся в воображении. Виски пронзила боль, а голова как будто увеличилась в размерах и потянула его вниз. Сознание померкло. Мальчик не сразу понял, что видит кабинет директора, сыщиков и себя, скрюченного, вдавленного в стул, откуда-то сверху, со стороны. Напряжением воли он вернулся в того, схваченного "клещами".

– Она боялась пройти через ворота, – промямлил он. – Старшеклассники дразнили. Костик, Мишка и другие. Попросила проводить ее домой.

– Странно, – откликнулся сыщик, как сквозь толстое стекло. – Ей не составило труда разделаться с этими парнями на следующий день.

– Они врут, – не согласился Егор.

– Что вы делали у Веи дома?

Егор вспомнил сад, комнаты и коридоры в доме Веи. И тут же заметался сигнал их дознающейся неведомо чего программы. Мальчик понял, что надо "зацепиться" за какую-нибудь картинку и больше ни о чем не думать. Это было невероятно трудно.

– Ничего особенного. Новости смотрели. Болтали, – он вспомнил сюжет о потерявшемся ребенке в вечерней передаче.

– Что она говорила про мальчика?

– Ничего.

– Тебе не нужно выгораживать Вею, – рассердился сыщик. – Пойми, ее родители – заключенные Абаскума!

"Этого еще не хватало!" – мысленно ахнул Егор, но он, правда, ничего не знал о пропавшем мальчике.

– Ты заметил что-нибудь необычное в доме Веи? – продолжал допытываться Хобта. По голосу чувствовалось – он раздражен.

– Книги. Много книг, – Егор старательно вспоминал стеллажи от пола до потолка – странная коллекция, но за это в тюрьму не сажают.

"Коллега" послал его мозгу еще парочку колких импульсов. Егор представил, что сидит рядом с Веей на диване, поглядывает на нее исподтишка. Любуется тонкой шеей, мягко очерченной щекой, ушком – все это… так близко, что хочется поцеловать. Почувствовав его взгляд, Вея краснеет. Румянец охватывает ее щеку и ухо, и шею.

Егора в третий раз пронзило током. Надо продержаться.

– Ты в родстве с капитаном Глебом Северьяновым? – спросил вдруг заскучавший сыщик.

– Я его брат!

Неужели посмеют грозить неприятностями Глебу?

– Достаточно, – обернулся Хобта к напарнику.

– Он мне не нравится, – возразил тот, – взгляни, какое сопротивление!

– Прекращай, – повторил Хобта, – будет хуже, если мы навредим парню.

"Коллега" нехотя отключил прибор. Внезапно стало темно, как будто на голову набросили мешок. Егор заерзал на стуле, испугавшись, что ослеп. И только когда контуры предметов стали проявляться, немного успокоился. Ему протянули бутылку воды, и он махом осушил ее.

– После этой процедуры всегда хочется пить, – как ни в чем не бывало улыбнулся сыщик, укладывая чипы в чемоданчик.

Егор с усилием поднялся, не чувствуя ног. Неужели пронесло? Нетвердой походкой направился к двери.

– Если Вея даст о себе знать, сразу сообщи в службу разведки, – бросил Хобта вдогонку.

“Обойдетесь. Хотите и ее "клещами" замучить? Не выйдет", – мысленно огрызнулся Егор.

Его шатало и мутило. Он решил отпроситься у Бельчет с химии, она добрая, отпустит. Но один урок придется отсидеть: Гульнара никому не делает поблажек – принципиальная. На автомате он добрался до кабинета биологии и упал на последнюю парту. Одноклассники украдкой косились в его сторону. Все уже знали, что его допрашивала разведка. В голове трещало, как будто в нее все еще были впаяны чипы…

"За что же родителей Веи могли забрать в Абаскум? – недоумевал мальчик. – Туда попадают только особо опасные преступники. Даже страшно предположить, что они совершили…". Как бы там ни было, он гордился тем, что устоял против "клещей" и не выдал тайну Веиного дома… Начался урок, но Егор ничего не слышал. Отпустив на свободу мысли, он вспоминал вчерашний день.

Одноклассники прозвали её Тихой – скромная, незаметная девочка. Спросят о чем-нибудь – ответит, а нет – молчит. Два года с ними проучилась, а вела себя, как новенькая. Возможно, Егор никогда бы не заговорил с ней, если б перчатки глайдерские не забыл. Вернулся в класс за ними и увидел у окна девочку. Все ребята уже разбрелись кто куда, а Тихая что-то высматривала во дворе. Оглянулась и вдруг попросила:

– Проводи меня домой, пожалуйста!

И таким отчаянием плеснуло из ее серых глаз, что Егор опешил. Подошел, посмотрел во двор. Там, у школьных ворот, Коська Свинтус с дружками пыль трамбовали, толкались, руками размахивали. Свинтус – сын городового, который обязан за порядком на улицах следить. Городовой – неприятный тип, а сынок и того хуже: пытается в школе свои порядки навязать, всех в страхе держит, а чужих просто выживает. Сам же и решает, кто свой, кто чужой. Цербером себя величает.

– Меня ждут, – кивнула на компашку Тихая. – Каждый день караулят, дразнят, сил нет.

Бывают же такие скромницы беззащитные! Всех дразнят, не только ее. Что ж она, слово в ответ сказать боится? Пожаловалась бы директору, так, мол, и так, дебилы-старшеклассники пристают. Защитите! Егору не очень-то хотелось связываться с Коськой и его свитой. Но девчонка выглядела такой несчастной, что отказать он не мог. Спросил участливо:

– Где ты живешь?

– На Лунной, за прудами, – обрадовалась она.

Это близко, пешком дойти можно. Егор вдруг понял, что не может вспомнить, как ее зовут.

– Вея, – протянула она руку, как будто мысли прочитала.

Догадливая какая! Взял ее ладошку и себя назвал:

– Егор.

Она засмеялась, знаю, мол. Вот и познакомились, не прошло и два года. И хорошенькой оказалась "новенькая"! Он чуть второй раз перчатки не забыл.

Вышли во двор, сели на арроглайд. Все, понятное дело, глаза вытаращили, гадали, куда это Егор с Тихой собрались.

Арроглайд у Егора – загляденье, пацанам покоя не дает. Их можно понять, такого ни у кого нет. Сверхскоростной, сверкающий "Феникс" и по шоссе, и по бездорожью, и по воде гоняет, – машина что надо! Арро подарил Глебу сам президент, а тот отдал младшему брату. У него в Веге воздушный транспорт.

Не торопясь, парочка подъехала к воротам.

– Тпру! – растопырил ручищи Свинтус. На морде – обида, сильно расстроился от того, что его жертва нашла защитника, но цеплять Егора побоялся. Шутка ли, брат на космодроме работает, с президентом дружит.

– Здорово, Северянин.

– Привет, Костик! Ждешь кого?

– Да так, – сплюнул Свинтус под ноги. – Следим, чтобы всякая нечисть не просочилась.

"Вот бы папашу сюда, чтобы сынка в дворники определил дня на три, – подумал Егор. – Живо бы плеваться отучился".

– Ну, следи, – кивнул он. – Удачи!

– Пока, – процедил Костя. – Тихую-то оставь! Забарахлит машина, – прокричал он вдогонку.

– Вот и прорвались, – улыбнулся Егор спасенной пассажирке. А она вдруг обняла его, запросто так. Конечно, так удобнее ехать, все девчонки любят держаться. Иногда еще ногтями впиваются, когда скорость большая, не соображают от страха, что глайдеру больно.

– Прокатимся вокруг? – спросил Егор.

Веин дом находился рядом, а ему захотелось покатать ее подольше. Вея согласилась. Они выехали на Кристальное шоссе и помчались со свистом.

– Здорово?! – заорал он от восторга.

– Здорово! – откликнулась Вея.

Они пронеслись вокруг трех прудов, где дорога вилась по холмам то вверх, то вниз. Арро летел, но девчонка не боялась. Егор это чувствовал. Ему захотелось еще похвастаться возможностями чудо-транспорта, тогда он выехал на берег, выпустил лыжи и заскользил по воде. Они подняли тучи брызг и хохотали мокрые и беспричинно счастливые.

Не скоро добрались до Лунной улицы. Дом Веи был одноэтажный, но довольно большой. В палисаднике росли сосны – их всюду высаживали, чтобы благотворно влияли на городской воздух – и незнакомые Егору деревья.

– Спасибо тебе! – девочка спрыгнула с арроглайда.

– Имя у тебя, Вея, легкое, подходящее, – заметил Егор. Она улыбнулась. Славная девчонка, без ужимок.

– Давно эти придурки к тебе пристают?

– Нет…, – Вея помрачнела. – Они узнали, что сейчас я живу одна …, грозятся в гости нагрянуть.

– А где твои родители?

– Уехали в Фомальгаут на чайные плантации. Они ученые, делают прививки растениям, чтобы кусты не болели, – девочка вздохнула. – Давно не звонят, и я не могу с ними связаться.

Вид у нее был встревоженный. И Егор брякнул наобум:

– Хочешь, чтобы я остался у тебя ночевать?

"Что я несу? – тут же подумал он. – Сейчас пошлет меня подальше".

Но Вея обрадовалась.

– Ты, правда, можешь остаться?

Неужели она думала, что Свинтус с компанией осмелятся прийти к ней домой? Одно дело задирать ее в школе, где все на виду. Но домой заявиться без приглашения? Нет, исключено. По законам Эдема их бы выслали из Антареса.

Но девочка боялась, и Егор почувствовал себя защитником – это было приятно. Жаль только, что она близко от школы живет, и многие видели их вместе. Затравят шуточками. Но Вею, похоже, это мало волновало.

Он завел арро во двор и прошел к дому по коротко стриженой траве, напоминающей искусственное покрытие.

– Что за деревья у вас под окнами растут?

– Вишни, угощу тебя вишневым вареньем, моим любимым. Заходи, располагайся, а я пока соображу что-нибудь на ужин, – девчонка убежала, оставив Егора в зале.

Он осмотрелся. Вдоль стен стояли стеллажи, от пола до потолка забитые книгами. Егор задумался. Интересно, кто их читает? И зачем? О прошлой жизни сохранились фильмы. Про героев, про войну, про любовь. Можно поглядеть, если любопытно. Но читать? И вообще, где они раздобыли столько бумажных книг? Их же еще до войны издали. Дома у Егора тоже было несколько книг – папины медицинские справочники. Так то наследство, семейная реликвия. Династия врачей Северьяновых никогда не прерывалась. Правда, хитрый Глеб подался в космические разведчики, значит, продолжать традицию предстоит ему. Ну, что ж, он, не против. Доктора нужны и на космических станциях.

Мальчик побродил вдоль внушительных стеллажей, потрогал толстые корешки и вытащил наугад одну книгу. Открыл, полистал, вздохнул. Теперь понятно, почему Вея ни с кем не общается, наверное, целыми днями читает.

Егор вспомнил, что нужно позвонить домой:

"Мам! Я не приду ночевать сегодня… Так, у знакомой… Завтра сразу в школу. Как зовут? Потом расскажу. Пока!"

Из кухни шел умопомрачительный запах. Вея позвала его ужинать. Он увидел стол и не поверил собственным глазам. Еда была как в кино о прошлой жизни. Тарелки с разноцветной всячиной. Наверное, до войны люди часами не вылезали из-за стола, так много блюд им нужно было попробовать. На Эдеме еда для всех одинаковая: каши, биосмеси, витамины. Паек выдается каждую неделю в распределительных центрах. Дома остается только загрузить продукты в печь, и готова "пища богов", как шутит Егоров папа. В школьных столовых дают то же самое. Егор нахмурился:

– Из чего это? Ты сама готовила?

– Из всего настоящего, – озорно подмигнула Вея. – Ешь, не бойся.

Запах и вид у еды был такой, что Егор не стал сдерживаться. Никогда, никогда в жизни он не ел ничего вкуснее!

– Кто ты? Волшебница? Где все это берешь?

– Пойдем, покажу, – Вея взяла его за руку и потянула в коридор. Они вошли в полутемную кладовую, за неприметной ширмой оказалась дверь. Ладонь вспотела от напряжения: Егор не ожидал, что Тихая будет держать его за руку так долго. Дверь бесшумно скользнула в сторону, и он обомлел от неожиданности. В огромной комнате с золотистыми витражами на потолке, разместились кусты, грядки с овощами, цветы. Свежо и остро пахло землей и листьями.

– Вы что, совсем безбашенные?! – зашептал Егор, выйдя из ступора. – Это запрещено!

– Ты же никому не скажешь, – ответила Вея дерзко.

Егор возмутился до глубины души. Почему он должен хранить ее секреты, если за умолчание ему грозит не просто штраф или исправительные работы, а ссылка в городок второго, а то и третьего круга, разлука с родными и жирный крест на карьере? Кто она такая, чтобы он из-за нее рисковал?!

– Я люблю приходить сюда, – примирительно пояснила Вея. – За растениями ухаживать. С ними разговаривать можно, они понимают. Смотри, вот мой цветок – аруника.

– Аруника? Никогда не слышал. – Егор нагнулся, чтобы рассмотреть цветок. Симпатичный, золотистый. Но беседовать с ним – увольте. Ему захотелось бежать из потайной теплицы и забыть о том, что он здесь видел.

Частная теплица – опасная затея. Закон есть закон – он для всех. Это раньше было много земли, а сейчас надо сдерживать потребительские аппетиты. После войны осталось мало пригодного для жизни пространства, да и людей немного выжило. Дед Егора помнил, как люди убивали друг друга за еду. Врывались в супермаркеты и хватали продукты. Запасали столько, сколько никогда не могли бы съесть. Еда гнила в тайных кладовых, а на улицах от голода умирали дети. На уроках рассказывали о жадности, показывали фильмы про людей, раскормивших себя настолько, что они разучились ходить! Это была одна из самых насущных проблем старого мира – неуемное потребление.

А сейчас эдемцы сыты и спокойны. Еда конечно однообразная, зато никто не объедается. Если каждый начнет разводить свой огород, государство больше не сможет контролировать, кто что ест. Люди будут завидовать друг другу и драться за еду.

Все это Егор высказал Вее. Впрочем, они ходили в одну и ту же школу, он лишь повторил очевидные вещи. Почему это ее семья считает себя особенной?

– Ты пойдешь драться за картошку, Егор? – мягко поинтересовалась Вея. Она слушала с серьезным лицом, но ему чудилась насмешка в ее взгляде. Не оттого ли, что он смел приготовленный ею ужин, и негодует несколько запоздало?

– Я не пойду. Но человек слабый, лишенный самообладания, будет расстроен тем, что кто-то ест недоступные ему продукты. Ты знаешь, что я прав.

– Еда на Эдеме не приносит радости, а дары земли сделали бы людей счастливее, – упрямо качнула головой Вея. – А чтобы побороть зависть и жадность, нужно воспитывать себя, а не рассчитывать на государство, которое контролирует… кто что ест.

– Значит, вы себя воспитали, – кивнул Егор ехидно. – И кушаете на здоровье. Только вот с тем, чтобы поделиться вашим счастьем, проблемка. Посадят. Приходится радоваться в одиночку.

– Отношение государства к питанию может измениться. Мы докажем, что планета уже способна накормить эдемцев натуральными продуктами.

– Как будто перед нами нет других задач! Вкусно поесть – вот это существенно! Да ты думала, сколько времени вы тратите на свой огород? На приготовление еды? А могли бы использовать его на благо Эдема! – Егор разошелся не на шутку.

– Чаю?! – взмолилась Вея. – Выпей чаю с вареньем.

Егор понятия не имел, что такое варенье. Все внутри него клокотало. Куда он попал? К приверженцам старинного, канувшего в черную дыру быта! К садовникам! Книжникам!

Но варенье оказалось дивным. Егор смаковал ложку за ложкой, забывая прихлебывать чай.

– Достаточно? – Вея попробовала забрать у него вазочку, но он перехватил ее руку. Взгляды их встретились. И облизнув вишневый рот, Егор сказал:

– А за варенье я буду драться.

Потупив взор, улыбаясь уголками губ, Вея с усилием высвободила руку.

– Не нужно. У нас еще есть.

Откуда она взялась тихая лукавая одноклассница, почему он идет у нее на поводу? Почему так хочется взять ее зарумянившиеся щеки в свои ладони и закричать: "Как ты смеешь нарушать законы и даже не стыдиться, не чувствовать себя виноватой?!"

Куцый полумертвый мир достался им от жадных предков, но со временем они восстановят разрушенную планету, построят настоящий Эдем. Если будут действовать заодно. Антарес – город первого круга, вдали от ядовитых океанов и пустынь. Каждый год заслуги жителей города переоцениваются. Ленивых, неспособных, провинившихся переводят в другие места, где условия жизни хуже и защита от вредоносного влияния атмосферы слабее. И это правильно. Без дисциплины Эдем не построить. Неужели она этого не понимает?

Егор уничтожал варенье и чувствовал себя предателем, но остановиться не мог.

Вея прикоснулась к сенсорной панели, и стена напротив дивана заиграла яркими красками. Показывали встречу президента с инопланетным королем Жвалой II. Полтора года тому назад на Эдем опустилась эскадрилья космических кораблей с Роламбы – так гости назвали свою планету. Это была сенсация! Эдемцы боялись вторжения, захвата по сценарию многочисленных фантастических боевиков, но пришельцы вели себя мирно. И сейчас даже помогают восстанавливать Эдем. Однако координаты Роламбы они держат в секрете и к себе не приглашают. Значит, помыслы у них не чисты. Разведка Эдема следит за каждым их шагом. Пришельцы – уродцы: коричневые карлики с болтающимися грушевидными носами и глазами у самого носа. Брат ругал Егора за скептическое отношение к разумным существам, но мальчик был уверен, что на Роламбе не обошлось без экологической катастрофы пострашнее Эдемской.

В знак дружбы роламбины подарили президенту котенка голубого сияющего барса, Адам чуть было не отказался – не хотел от народа отличаться. Животных на Эдеме не осталось. Очищенное от радиации пространство, прежде всего, было нужно людям. А на зараженных землях и в океанах живые существа переродились, и только пограничники знали, что за монстры там обитают.

Решили, что отказаться от подарка было бы политически некорректно. Приняли дар – в самом деле, не объест же котенок славный эдемский народ. Теперь Регул – символ власти, живет – не тужит, купается во всенародной любви наравне с Адамом.

Жвала II – первая образина даже среди своих подданных, всегда одет в богатый наряд, крупными каменьями украшен с головы до ног, но Адам и в простой одежде выглядит куда приятнее его.

– Не могу понять, – Егор обратился к Вее, – какой интерес им с нами дружить? По новостям только и слышишь: роламбины проложили трехсоткилометровый тоннель, обнаружили источник пресной воды, привезли десять видов съедобных грибов. Никогда не говорят, что мы даем им взамен.

Вея задумалась.

– Их интересует клонирование, но президент не торопится делиться секретом. Еще они выпрашивают разрешение основать колонию где-нибудь на непригодной для жизни земле. Радиация им нипочем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное