Кристин Аудмайер.

Все на одного: Как защитить ребенка от травли в школе



скачать книгу бесплатно

This translation has been published with the financial support of NORLA


Переводчик Евгения Воробьёва

Редактор Заира Абдуллаева

Руководитель проекта О. Равданис

Корректоры Е. Чудинова, М. Смирнова

Компьютерная верстка М. Поташкин

Дизайн обложки Ю. Буга

Иллюстрация на обложке shutterstock.com


© Humanist Forlag, 2014

Norwegian edition published Humanist Forlag, Oslo Published by agreement with Hagen Agency, Oslo

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2016


Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

* * *

Эта книга поможет вам понять:

• почему ребенка могут обижать в школе;

• как по внешнему виду и поведению ребенка определить, что он подвергается негативному воздействию со стороны соучеников;

• что делать, если ребенка начали оскорблять и задирать одноклассники и старшие ребята;

• как разобраться со сложившейся негативной ситуацией, не теряя головы от избытка эмоций;

• как вести себя с ребенком, если вы узнали, что он принимал или принимает участие в травле;

• с чего начать и куда обратиться, если ситуация критическая или вышла из-под контроля.

Благодарности

Эта книга никогда не появилась бы на свет, если бы не моя мать, которая всегда поддерживала во мне надежду, что все наладится, и не позволяла мне застревать на позиции жертвы. Не было бы этой книги и без моих замечательных дочерей, чьи ценные замечания и мысли использованы в тексте.

Вы – мои лучшие советчики и редакторы.

Предисловие

Четыре года назад вышла моя книга «Потому что заслужил? Книга о травле, надежде и ответственности», и мне хотелось бы верить, что я разгадала «великую загадку» травли. К сожалению, это далеко не так. С другой стороны, я рассказала о предотвращении травли тысячам и тысячам людей. Каждый месяц ко мне обращались читатели, я услышала сотни поучительных историй. Полные отчаяния, стыда и горя, эти люди просили моего совета, пытаясь понять, как помочь собственным или чужим детям, или как пережить то, что произошло с ними.

Вскоре после выхода моей первой книги я поняла, что читателю необходимо продолжить этот разговор, что он нуждается в продолжении, носящем более «прикладной» характер.

Поэтому я решила подробнее рассмотреть многие вопросы и табу, связанные с травлей.

В конце каждого раздела книги приводятся советы, которые помогут в трудной ситуации, будь вы родителями, братьями, сестрами или друзьями жертвы. Советы также будут полезны тем, кто работает с детьми. Как и в прошлый раз, мне очень повезло с теми взрослыми и детьми, которые оказали мне доверие и поделились своими историями и идеями.

Кроме того, в книге рассматриваются неочевидные последствия травли.

Когда ребенок оказывается изгоем, страдает не только он сам, но и вся его семья. То же самое происходит и в семьях агрессоров. Для того чтобы справиться с последствиями травли и предотвратить ее в будущем, требуется серьезно переосмыслить распределение ответственности в этой сфере. Травля – проблема не только отдельно взятой школы, но и всего общества в целом. Мы должны осознать это и перестать обвинять во всем школьную администрацию. Одна мудрая африканская пословица гласит: «Чтобы вырастить ребенка, нужна целая деревня». В Норвегии воспитание детей традиционно относится к личной сфере, но я убеждена: ключом к созданию условий безопасного развития и взросления каждого ребенка является желание всего общества – деревни, если хотите, – принимать на себя ответственность за его воспитание. Общество обязано демонстрировать внимание и заботу детям, которые отличаются от других, которых сложно понять и оттого труднее любить.

«Вообще-то мне совсем не хочется жить, но и умереть я боюсь: а вдруг все же найдется кто-то, кто заставит меня смотреть на вещи иначе? Вдруг кто-то из тех, кому отлично известно, как мне трудно, остановится и спросит, как у меня дела, и сможет принять мой ответ, сможет принять меня? Однажды это может произойти», – написал мне шестнадцатилетний юноша в 2011 г. Если ему и перепадало внимание окружающих, то лишь в виде насмешек, а чаще всего он чувствовал себя совершенно невидимым. Его история, как и многие другие, не только глубоко потрясла меня, но и укрепила мою уверенность в том, что необходимо продолжать писать и говорить о психологическом насилии. Я поняла, как важно осмелиться сказать то, о чем другие молчат. Решиться поделиться собственным опытом, несмотря на то что тем самым я делаю себя уязвимой.

Я могла бы написать критический разбор тех мер по предотвращению травли, которые не работают, но я не хочу злорадствовать, читать нотации и сгущать краски. Эта книга основана на моем опыте работы против травли и за интеграцию. Я хочу показать, насколько важен каждый из нас. Все мы являемся жителями одной общей деревни. Я хочу подчеркнуть ценность каждого взрослого в качестве ролевой модели. Я надеюсь, что эта книга подскажет читателю варианты действий в сложной ситуации. Я хочу дать вам силы не отворачиваться от детей, которым нужна ваша помощь. Я верю, что, прочитав эту книгу, мы все согласимся, что помогать чужим детям – значит помогать своим собственным.

Вы, мой читатель, можете сделать достаточно, чтобы изменить чью-то жизнь к лучшему.

1. Что такое травля

Для того чтобы лучше понять травлю как явление, суметь распознать ее, пресечь и предотвратить ее повторение, важно договориться об общих терминах. Травля – это ситуация, в которой один человек в течение долгого времени подвергается преследованиям со стороны другого человека или группы лиц; а кроме того, в отношениях между преследователем и жертвой существует дисбаланс сил (D. Olweus. Mobbing i skolen. Hva vi vet og hva vi kan gj?rе. 1994). Именно таким определением я руководствовалась при создании этой книги.

Прямая и косвенная травля

В общем и целом травля существует в двух формах. Прямая травля, как правило, заключается в физическом насилии, угрозах, насмешках и оскорблениях. Косвенная травля может выражаться в насмешках, ложной дружбе, сплетнях и клевете, а также через социальную изоляцию и кибермоббинг[1]1
  Кибермоббинг – это термин, под которым понимают намеренные оскорбления, угрозы и передачу третьим лицам компрометирующих данных о человеке с помощью современных средств коммуникации в течение продолжительного периода времени. – Прим. ред.


[Закрыть]
. (Все эти формы неявного психологического насилия я рассматриваю подробнее в главе 5.) Многие исследователи и специалисты, непосредственно работающие с детьми, отмечают, что в последнее время проявлений физического насилия стало меньше, однако они стали более жестокими и в них чаще вовлечены девочки. Несмотря на то что шире всего распространена вербальная форма травли, и мальчики, и девочки могут подвергаться физическому насилию, причем нередко девочкам достается от мальчиков.

«У меня всегда были проблемы в школе. С пятого класса надо мной издевались за то, как я выгляжу, и за то, из какой я семьи. Иногда причиной становилась музыка, которую я слушаю. Бывало, меня били, пинали ногами и плевали в мою сторону. У меня до сих пор виден шрам после того, как группа мальчиков постарше напала на меня, повалила на землю, и кто-то из них ударил меня по лицу».

(Девочка, 14 лет)

Разделение травли на прямую и косвенную проводится с точки зрения жертвы. При этом необходимо учитывать, что любая травля чаще всего происходит втайне от взрослых, которые могут вмешаться и пресечь ее. Дети и подростки прекрасно понимают, когда можно делать это безнаказанно.

Косвенная травля также известна как «социальная изоляция», или «скрытая травля». Эту форму травли также часто называют словом bitching (от англ. bitch – сука), поскольку для нее характерно поведение, как правило, ранее встречавшееся только в конфликтах между девочками. Однако исследователи и сами подростки заявляют, что скрытая травля получила значительное распространение и среди мальчиков, что подтверждается результатами ежегодного школьного опроса, а также исследованием, проведенным оператором мобильной связи Telenor в 2011 г. Полученные данные свидетельствуют о том, что все больше мальчиков занимаются травлей в Интернете и при помощи сотовой связи.

Таким образом, выбор слов, которыми мы пользуемся при обсуждении травли, оказывает влияние на то, как мы понимаем это явление и решаем проблему. Важно отказаться от любых терминов, носящих гендерную окраску. Травля – это не просто «девичьи склоки». Родители и учителя должны знать, на какие признаки следует обратить внимание, как их нужно толковать, чтобы вовремя вмешаться в то, что происходит. А прибегая к словам и выражениям типа bitching или «девичьи склоки», мы словно закрываем глаза на вероятность того, что скрытой травле могут подвергаться и мальчики, а также лишаем их возможности рассказать о своей проблеме, поскольку для нее не существует слов. Пользуясь подобными гендерно окрашенными словами в отношении косвенной травли, мы, с одной стороны, отказываем во внимании мальчикам, оказавшимся в такой ситуации, а с другой – преуменьшаем серьезность проблемы в среде девочек, представляя происходящее как обычную форму общения.

«В школе я часто замечаю, что другие дети закатывают глаза, когда я прохожу мимо, а иногда слышу, как они шепчут друг другу что-нибудь вроде: „Ух ты, неужели он купил себе новую одежду?“ Однажды я сглупил, приняв их слова всерьез, и поблагодарил. Они согнулись пополам от хохота, а потом просто развернулись и ушли. Если в раздевалке я оставляю свой рюкзак рядом с сумками других мальчиков, его всегда перекладывают куда-нибудь, и мне приходится долго его искать. Или же одноклассники отодвигают свои вещи подальше от моих. Выразить свое отвращение можно и без слов…»

(Мальчик, 13 лет)
Где проходит граница?

В последние годы как обычные люди, так и специалисты говорят о том, что те определения травли, которые у нас в ходу, чересчур размыты, что дети стали слишком чувствительными и понятие травли существует только потому, что дети позволяют над собой издеваться[2]2
  Ян Атле Андерсен. Интервью газете Aftenposten, 10 февраля 2011 г. – Прим. ред.


[Закрыть]
. Пообщавшись с сотнями людей с опытом травли – в качестве жертвы, преследователя или члена семьи, – я поняла, что проблема заключается не столько в том, что люди необоснованно заявляют о травле, сколько в том, что они не рассказывают о преследованиях, которым подвергаются. Это противоречит популярной позиции, согласно которой взрослые и дети в последнее время совершенно разучились принимать критику и несогласие и склонны считать себя жертвой по любому поводу. Последователи такой точки зрения легко вешают на других ярлыки и недооценивают серьезность многих ситуаций, болезненных и травмирующих других людей. Кроме того, многие считают, что, если ты постоянно высовываешься, задаешь глупые вопросы или плохо пахнешь, ты должен быть готов к комментариям окружающих. Все так, но иногда количество таких комментариев становится проблемой. Постоянные разногласия, критика, сарказм и насмешки могут быть невинными по отдельности, но в сумме они производят тот же эффект, что и систематическая травля.

Для того чтобы дети не путали рядовые, пусть и неприятные, конфликты или постоянные ссоры с травлей, взрослые должны поговорить с ними о том, что такое конструктивная критика, и подготовить их к тому, что жизнь не всегда бывает справедлива. Мы должны объяснить им, что иметь разногласия и быть жертвой психологического насилия – не одно и то же. Очень важно научить ребенка принимать такие разногласия и критику, а также рассказать ему, как отличить эти явления от настоящей травли. Тем самым мы обеспечим и себе, и ребенку надежную опору в трудных ситуациях.

2. Жертва

Несмотря на то что тема травли в последние годы обсуждается все более открыто, фигура жертвы по-прежнему окутана предрассудками. И знаменитости, и простые люди рассказывают публике свои истории. И все же мне кажется, что не только дети, но и взрослые заблуждаются относительно того, кто может стать жертвой травли. «Неудивительно, что над ним издеваются, ведь он такой нечистоплотный, необычный, вызывающий, шумный, неуклюжий, непохожий на других…» – выходит, что некоторые люди заслуживают издевательств, что уязвимые дети сами виноваты в том, что их делают изгоями. Я убеждена, что не бывает трудных детей, просто некоторым из них бывает трудно. У любого поведения есть внутренняя причина. Никто не становится жертвой травли, насмешек и бойкота потому, что он это заслужил.

Это такой же предрассудок, как идея, что жертвы изнасилования сами провоцируют его.

Кто и почему становится жертвой травли

Раньше считалось, что жертвами травли становятся дети, которые в чем-то хуже других: те, кто не могут себя защитить, странно выглядят или как-то еще отличаются от остальных. До сих пор многие думают, что только дети, имеющие какие-либо физические недостатки, становятся объектом насмешек и издевательств. Слишком толстые, слишком худые, рыжеволосые, веснушчатые, прыщавые, очкарики. Еще считается, что частые жертвы травли – те, кто провоцируют других своим поведением. Современные исследования и практический опыт показывают, что жертвы травли выбираются относительно случайно и с тем же успехом ими могут стать красивые и умные дети, вызывающие чувство зависти своими достижениями в учебе или спорте.

Однако у всех жертв есть одна общая черта: дети и подростки, ставшие объектом издевательств, чаще всего обладают повышенной чувствительностью. Они могут показать свой страх, заплакать, попытаться спрятаться, их легко обидеть и разозлить. Другими словами, они реагируют именно так, как нужно преследователям, они демонстрируют свою слабость. Именно уязвимость жертвы дает агрессору желанное чувство превосходства.

Когда моя дочь подверглась преследованиям в школе, один из учителей сказал нам, что в этом нет ничего странного. Она была особенной, отличалась от других, и остальным детям было трудно принять ее чувствительность и способности к учебе. Нас, родителей, убедительно просили проявить понимание и поменьше беседовать с ней на школьные темы, чтобы уменьшить разрыв в знаниях между ней и другими учениками. Нам также посоветовали научить ее скрывать свое обостренное чувство справедливости, поскольку оно непонятно остальным детям. Все это нам пришлось выслушать после того, как она один-единственный раз ясно и однозначно высказалась в защиту своих интересов во время школьного похода, в котором другие дети намеренно игнорировали ее.

Фактически нам предложили «немного изменить» нашу дочь. «Сделать» ее похожей на других детей, чтобы она перестала быть предметом насмешек, которым подвергалась с первых дней в школе. Кроме того, мы почувствовали себя виноватыми в ее проблемах. Мы попытались рассказать учителю о ее открытом, любознательном и неуемном характере, о том, что невозможно не отвечать на ее бесконечные вопросы и что мы скорее следовали за ней в ее развитии, нежели сознательно пытались сделать ее непохожей на других, как это представила школьная администрация. Мы хотели, чтобы наша девочка оставалась такой, какая есть. При этом администрация школы не выразила никакой готовности принять меры в связи с жестокостью других учеников по отношению к нашей девочке. Нежелание администрации объяснить другим детям, что каждый имеет право быть частью школьного сообщества, внушило мне чувство беспомощности. Кроме того, нам ясно дали понять, что мы единственные, у кого есть проблемы, что проблема – в нас самих.

Теперь я понимаю, что в той ситуации я не была объективной, да и не хотела такой быть. Но не могу избавиться от мысли, что история могла быть совсем иной, если бы школьная администрация признала проблему и согласилась принять соответствующие меры. Во-первых, оказать влияние на позицию других учеников, а во-вторых, помочь моей дочери наладить с ними отношения.

Моя первая книга о феномене травли называется «Потому что заслужил? Книга о травле, надежде и ответственности». Я дала ей такое название именно потому, что многие дети и взрослые ошибочно полагают, что заслужили насмешки окружающих своей необычностью и непохожестью на других. Если часто соглашаться с каким-либо утверждением, то оно становится правдой. Поэтому очень важно, чтобы взрослые, работающие с детьми, занимали по отношению к ним правильную позицию: не бывает трудных детей – бывают дети, которым трудно. Никто, в том числе ребенок, «провоцирующий» окружающих своей внешностью или поведением, не заслуживает травли, издевательств и социальной изоляции.

Признаки жертвы

Не всегда легко заметить, что ваши собственные или чужие дети подвергаются травле. Вероятно, это связано с тем, что мы не хотим видеть того, чего опасаемся, а значит, и не ищем соответствующих признаков. Многие дети пытаются компенсировать проблемы и притворяются, что все хорошо. Они зачастую предлагают убедительные объяснения происходящему, отыскивая для всего рациональную причину. Интуиция подсказывает нам, что что-то не так, что у ребенка далеко не все в порядке, но мы никак не можем найти, за что уцепиться.


Вы должны насторожиться, если ребенок:

• часто получает в свой адрес оскорбительные замечания, его неоднократно обижали и высмеивали;

• склонен подчиняться другим детям;

• не может защитить себя от физического насилия;

• у него регулярно отбирают деньги, книги или личные вещи либо портят их;

• приходит домой с синяками, ссадинами, в порванной одежде и не может дать этому внятного объяснения;

• никогда не принимает участия в групповых играх;

• слишком часто оказывается последним, кого пригласили в игру или команду;

• не имеет постоянных друзей, регулярно «впадает в немилость» у одноклассников;

• старается держаться поближе к взрослым на переменах или на прогулке в детском саду вместо того, чтобы играть с другими детьми;

• испытывает трудности, отвечая у доски перед классом;

• выказывает признаки страха или сильного нежелания ходить в школу и на внеклассные занятия;

• потерял интерес к занятиям;

• никогда не получает приглашений в гости и сам никого не приглашает.


Кроме того, у детей, подвергающихся травле, стресс часто проявляется физиологическим образом: они теряют аппетит, плохо спят, страдают ночными кошмарами, плачут во сне. Их мучают головные боли, часто они начинают физически вредить самим себе. Некоторые дети начинают употреблять алкоголь или наркотики.

Внимание! Данные признаки не обязательно говорят о том, что ребенок стал жертвой травли, но надо принимать их во внимание.

Что делать, если ваш ребенок подвергся преследованиям

Вопрос о том, какие действия можно считать травлей, во многом зависит от восприятия самого ребенка. Если ребенку кажется, что его часто обижают, дразнят или донимают придирками, – именно от этого, а не от собственного понимания ситуации вы должны отталкиваться в разговоре с ним. Это очень важно – психологические травмы человека, подвергшегося преследованиям, вытекают из его личного восприятия ситуации. Таким образом, вы всегда должны принимать всерьез чувства ребенка и верить тому, что он вам рассказывает. Вам может показаться, что речь идет о самых обычных вещах, которые вполне можно вытерпеть, но отнеситесь к этому серьезно.

Когда я выяснила, что моя дочь подвергается травле, я немедленно позвонила учителю, чтобы все ей рассказать. В сердцах я выразила и свое возмущение по поводу того, что в школе мой ребенок не может чувствовать себя в безопасности. Учитель не очень хорошо восприняла мой звонок. Мне было предложено перезвонить в специально отведенное для этого время, то есть через несколько дней. Мне же казалось, что речь идет о жизни и смерти и что меры должны быть приняты немедленно – как с моей стороны, так и со стороны школьной администрации. Разумеется, впоследствии я поняла, что пара дней не сыграла бы особой роли. Но мне кажется, многие родители отреагировали бы точно так же, и, к сожалению, состояние аффекта и глубокого отчаяния, вызванного подобным открытием, не лучшим образом сказывается на том, как мы говорим о том, что произошло со своим ребенком.

Поэтому я хочу предложить несколько советов, как поступить в подобной ситуации. Эти советы могут помочь вам и в том случае, если в трудном положении оказался не ваш, а чужой ребенок:

• постарайтесь докопаться до истины, но избегайте длительных допросов. Важно не торопить ребенка и не перегнуть палку в своем желании выяснить всю правду;

• постарайтесь не идти на поводу у сильных эмоций. Если ребенок поймет, что вы совершенно подавлены, уничтожены или не можете контролировать свою злость, он, скорее всего, попытается поберечь ваши чувства – «закроется» вместо того, чтобы открыться;

• если ребенок не идет на контакт, вы можете сказать что-то вроде этого: «Я знаю, многим детям трудно говорить о таких вещах, но пойми, что я хочу помочь тебе, и мы можем поговорить об этом тогда, когда ты будешь готов». Так ребенок поймет, что вы в курсе проблемы и что у него есть взрослый, который все видит и понимает. В другой раз ему легче будет заговорить;

• детям помладше бывает проще разговориться при помощи мягкой игрушки. Им легче рассказать обо всем устами любимого плюшевого мишки: «Не обижают ли мишку в детском садике?» Подобные методы часто используются в игровой терапии и могут помочь, если ребенку трудно говорить о своих чувствах;



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2