Агата Кристи.

Таинственный мистер Кин



скачать книгу бесплатно

– Именно так, – подтвердил майор Портер, лицо которого было очень бледным.

– Тогда все ясно, – заключил инспектор. – Мистер и миссис Анкертон, вместе с леди Дрейдж, сидели на лужайке. Мистер Скотт находился в бильярдной, которая выходит на ту же лужайку. В десять минут седьмого из дома вышла миссис Ставертон, перекинулась с сидящими на лужайке парой слов и повернула за угол, направляясь к Саду для уединенных размышлений. Через две минуты после этого раздались выстрелы. Мистер Скотт выбежал из дома и вместе с мистером Анкертоном бросился по направлению к саду. В это же самое время вы и мистер… э-э-э… Саттерсуэйт появились с противоположной стороны. Миссис Ставертон была в саду, держа в руках пистолет, из которого только что было произведено два выстрела. Как мне представляется, она сначала выстрелила в спину леди, сидевшей на скамейке. После этого капитан Алленсон бросился на нее, и она убила его выстрелом в грудь. Насколько я понимаю, в прошлом между ней и мистером Скоттом были некоторые… э-э-э… отношения…

– Это абсолютная ложь, – вмешался майор Портер; его голос был хриплым от возмущения.

Инспектор ничего не сказал, а просто покачал головой.

– А что говорит сама миссис Ставертон? – поинтересовался мистер Саттерсуэйт.

– Она говорит, что направлялась в сад, чтобы поразмышлять в одиночестве. Как раз когда она делала последний поворот в лабиринте, раздались выстрелы. Миссис Ставертон вошла в сад, увидела валяющийся пистолет и подняла его. Мимо нее никто не пробегал, и она не видела в саду никого, кроме двух жертв… – Инспектор выдержал театральную паузу. – Так говорит она сама, и, хотя я и пытался ее остановить, настояла на том, чтобы сделать официальное заявление.

– Если она так говорит, – произнес все еще смертельно бледный майор Портер, – значит, так оно и есть. Я хорошо знаю Айрис Ставертон.

– Отлично, сэр, – сказал инспектор. – У нас еще будет время все это обсудить, а сейчас я должен выполнить свой долг.

Портер резко повернулся к мистеру Саттерсуэйту:

– Вы! Вы можете чем-нибудь помочь? Можете что-то сделать?

Мистер Саттерсуэйт почувствовал себя невероятно польщенным. К нему обратились с просьбой. К нему, самому незначительному из всех присутствовавших. И обратился не кто-нибудь, а такой человек, как Джон Портер.

Он уже собирался с сожалением признаться в своем бессилии, когда дворецкий Томпсон вошел в библиотеку и передал мистеру Анкертону визитную карточку, которую держал на серебряном подносе. При этом он виновато откашлялся. Хозяин дома все еще сидел в кресле, не принимая никакого участия в расследовании.

– Я предупредил джентльмена, что вы, скорее всего, не сможете его принять, – сообщил Томпсон, – но он настаивает на том, что встреча была назначена и что он срочно должен вас увидеть.

Анкертон посмотрел на карточку.

– Мистер Харли Кин, – прочитал он вслух. – Помню, он хотел увидеть меня по поводу какой-то картины. Я действительно назначил встречу, но обстоятельства…

Мистер Саттерсуэйт наклонился вперед.

– Вы сказали Харли Кин? – воскликнул он. – Это просто невероятно! Майор Портер, вы просили меня о помощи… Думаю, что я вам помогу.

Этот мистер Кин – мой друг. Или, скорее, знакомый. Человек он совершенно выдающийся.

– Наверняка один из этих детективов-любителей, – недовольно заметил инспектор.

– Нет, – ответил мистер Саттерсуэйт, – он совсем не такой. Но у него есть способность – почти непостижимая способность – давать людям возможность понять то, что они видели своими собственными глазами, и то, что они слышали собственными ушами. В любом случае, давайте расскажем ему о том, что здесь произошло, и послушаем, что он по этому поводу думает.

Мистер Анкертон взглянул на инспектора, который вместо ответа фыркнул и уставился в потолок. Тогда хозяин дома кивнул дворецкому. Томпсон вышел и быстро вернулся в сопровождении высокого и стройного незнакомца.

– Мистер Анкертон? – Незнакомец пожал хозяину руку. – Прошу прощения за то, что появился в столь неудобный час. Думаю, что к картине мы сможем вернуться позже… Кого я вижу, мистер Саттерсуэйт, друг мой! Вы все так же обожаете драмы?

Когда он произносил последние слова, на его лице промелькнула слабая улыбка.

– Мистер Кин, – важно произнес мистер Саттерсуэйт, – у нас здесь действительно разыгрывается драма. Я и мой друг, майор Портер, хотели бы услышать ваше мнение.

Мистер Кин присел. Лампа с красным абажуром освещала его клетчатое пальто, оставляя в тени лицо, которое напоминало маску.

Мистер Саттерсуэйт коротко рассказал ему о происшедшем. Потом он замолчал и стал, затаив дыхание, дожидаться приговора оракула.

Но мистер Кин покачал головой.

– Очень печальная история, – сказал он. – Печальная и шокирующая трагедия. А отсутствие мотива делает ее очень интригующей.

Анкертон во все глаза уставился на него.

– Вы не понимаете, – заметил он. – Люди слышали, как миссис Ставертон угрожала мистеру Скотту. Она очень сильно ревновала его к жене. А ревность…

– Я согласен, – ответил мистер Кин. – Ревность или дьявольское наваждение – это одно и то же. Но вы меня не поняли: я говорил не об убийстве миссис Скотт, а об убийстве капитана Алленсона.

– Вы правы, – воскликнул Портер, вскакивая. – Именно здесь и спрятана ошибка. Если бы Айрис действительно хотела убить миссис Скотт, то она легко могла застать ее одну. Нет, мы идем по неправильному пути. Мне кажется, что я нашел другое решение. В саду были только три человека – это очевидно, и я не собираюсь с этим спорить. Но, на мой взгляд, произошло следующее: Джимми Алленсон убил сначала миссис Скотт, а потом застрелился сам. Такое ведь возможно, правильно? Падая, он отбросил от себя пистолет – миссис Ставертон находит его на земле и поднимает, как она нам и рассказала. Что скажете?

Инспектор с сомнением покачал головой.

– Не пойдет, майор Портер. Если капитан Алленсон произвел выстрел с такого близкого расстояния, то на его одежде должен был остаться след.

– Он мог держать пистолет в вытянутой руке.

– Зачем? В этом нет никакого смысла. Да и мотив отсутствует.

– Внезапное помутнение рассудка, – пробормотал Портер, но это прозвучало совсем неубедительно. Он опять замолчал, а потом вдруг вызывающе спросил: – И что вы думаете по этому поводу, мистер Кин?

Последний вновь покачал головой.

– Я не волшебник. Я даже не криминалист. Но могу сказать вам одну вещь – я глубоко верю в важность первого впечатления. В кризисные периоды всегда находится один момент, который разительно отличается от всего происходящего, одна картинка, которая запоминается на всю жизнь. Мне кажется, что среди всех присутствующих мистер Саттерсуэйт – самый незаинтересованный наблюдатель. Давайте вернемся назад, мистер Саттерсуэйт. Расскажите нам, что произвело на вас самое сильное впечатление? Выстрелы, которые вы услышали? Вид мертвых тел? Пистолет в руках миссис Ставертон? Постарайтесь отбросить всю шелуху и скажите нам.

Мистер Саттерсуэйт уставился на мистера Кина глазами школьника, отвечающего плохо выученный урок.

– Нет, – медленно ответил он. – Ничего из того, что вы только что назвали. Момент, который я запомню на всю жизнь, – это момент, когда я один стоял над мертвыми телами – уже после всего – и смотрел на миссис Скотт. Она лежала на боку. Волосы были растрепаны, а на ухе виднелась капелька крови.

И, произнеся это, он вдруг понял, что только что сказал чрезвычайно важную вещь.

– Кровь на ухе? Я тоже это помню, – медленно произнес Анкертон.

– Видимо, когда она падала, сережка зацепилась и выпала из уха, – пояснил мистер Саттерсуэйт. Хотя теперь с его стороны это прозвучало немного неуверенно.

– Она лежала на левом боку, – напомнил Портер. – Значит, кровь была на левом ухе?

– Нет, – быстро ответил мистер Саттерсуэйт. – На правом.

Инспектор закашлялся.

– Вот это я нашел в траве, – снисходительно произнес он. В руке у него была петля из золотой проволоки.

– Но видит бог, господа, – воскликнул Портер, – такая проволока не могла развалиться от простого падения. Больше похоже на то, что ее отстрелили пулей.

– Вот именно! – воскликнул мистер Саттерсуэйт. – Это наверняка была пуля.

– Было сделано только два выстрела, – напомнил инспектор. – Одна и та же пуля не могла ранить ее в ухо и одновременно убить в спину. А если одним выстрелом отстрелили сережку, вторым убили миссис Скотт, то тем же выстрелом не могли убить капитана Алленсона – если только он не стоял прямо перед женщиной и очень близко – просто лицом к лицу. Нет, даже это невозможно, если только они не…

– Вы хотели сказать «если только они не обнимали друг друга», – закончил его фразу мистер Кин со странной улыбкой. – А почему бы и нет?

Все молча смотрели друг на друга. Сама идея казалась абсолютно дикой. Алленсон и миссис Скотт. Первым заговорил мистер Анкертон.

– Но они едва знали друг друга, – заметил он.

– Не уверен, – задумчиво заметил мистер Саттерсуэйт. – Они могли знать друг друга гораздо лучше, чем мы думаем. Леди Синтия рассказала мне, что капитан спас ее от скуки зимой прошлого года в Египте. А вы, – тут он повернулся к Портеру, – сами рассказали мне, что Ричард Скотт познакомился с женой в Каире, и тоже прошлой зимой. Они действительно могли очень хорошо знать друг друга…

– Но они ведь почти не общались, – продолжал удивляться Анкертон.

– Более того – казалось, что они избегают друг друга. Теперь, когда я об этом думаю, мне кажется, это выглядело наигранно.

Все посмотрели на мистера Кина, как будто были поражены заключением, к которому только что сами же и пришли.

Мистер Кин встал.

– Видите, – сказал он – к чему нас привело первое впечатление мистера Саттерсуэйта. Ну а теперь ваша очередь, – он повернулся к Анкертону.

– Простите? Я вас не понял.

– Когда я вошел в эту комнату, вы были в глубокой задумчивости. Хотелось бы узнать, что именно заставило вас так глубоко задуматься. И не волнуйтесь, даже если это не имеет прямого отношения к трагедии. Не волнуйтесь, если все это кажется вам просто… предрассудком… – Мистер Анкертон слегка пошевелился. – Рассказывайте.

– Мне скрывать нечего, – заговорил Анкертон, – хотя это не имеет никакого отношения к происшедшему, и вы все наверняка обсмеете меня. Я размышлял о том, что моей женушке надо было бы притормозить и не менять стекло в окне, а то это принесло нам беду.

Он никак не мог понять, чем вызван взгляд, которым обменялись мужчины, сидевшие напротив.

– Но ведь она еще его не заменила, – произнес наконец мистер Саттерсуэйт.

– Вот именно что заменила. Стекольщик был здесь рано утром.

– Боже мой! – произнес Портер. – Мне кажется, что я начинаю понимать. Стены в комнате закрыты панелями, а не заклеены обоями, правильно?

– Да, но какое это имеет отношение…

Не дослушав, Портер выбежал из комнаты. Остальные последовали за ним. Майор бросился прямо в спальню, где ночевали Скотты. Это была милая комната, отделанная светлыми панелями с двумя окнами, выходящими на юг. Портер стал руками шарить по панелям, покрывавшим западную стену.

– Здесь где-то должна быть пружина – вот она!

Раздался щелчок, и часть панели отъехала в сторону. За ней показались грязные стекла таинственного окна. Одно из стекол было абсолютно новым и чистым. Портер быстро наклонился и поднял что-то с пола. Когда он раскрыл руку, на ладони у него лежал фрагмент страусиного пера. Майор посмотрел на мистера Кина, который утвердительно кивнул головой. Мужчина прошел к гардеробу в комнате. В нем хранилось несколько шляп, принадлежавших убитой. Портер достал одну – с широкими полями и развевающимися перьями – изысканную шляпу для посещения Эскота[14]14
  Королевские скачки в Эскоте – одно из важнейших событий светского сезона в Лондоне. Все женщины обязаны появляться на них в шляпах.


[Закрыть]
.

Мистер Кин заговорил мягким, успокаивающим голосом:

– Давайте представим себе человека, который очень ревнив. Человека, который посещал этот дом в прошлые времена и которому известен секрет пружины, управляющей панелями. Ради развлечения он в один прекрасный день открывает панель и выглядывает в Сад для уединенных размышлений. А там он видит свою жену с другим мужчиной, уверенных, что их никто не обнаружит. У него не возникает никаких сомнений относительно их отношений. И мужчина сходит с ума от ярости. Что он сделает в этом случае? В голову ему приходит идея. Он достает из гардероба шляпу с широкими полями и перьями и надевает ее. Спускаются сумерки, а он хорошо помнит историю о пятне на стекле. Любой, кто взглянет на окно, увидит в нем лицо Наблюдающего Кавалера. Обезопасив себя таким образом, он наблюдает за парочкой и, когда они заключают друг друга в объятья, стреляет. Он хороший стрелок – очень хороший. Они не успевают упасть, а он успевает произвести еще один выстрел – им он отстреливает сережку. Затем выбрасывает пистолет в сад прямо из окна и бросается на улицу через бильярдную.

Портер сделал шаг вперед.

– Но ведь он подставил ее! – прокричал он. – Он стоял рядом и ничего не сделал, чтобы защитить ее. Почему? Почему же?

– Думаю, что я знаю почему, – ответил мистер Кин. – По-моему – имейте в виду, это только мои предположения, – когда-то Ричард Скотт был безумно влюблен в Айрис Ставертон – так безумно, что, даже встретив ее годы спустя, почувствовал приступ ревности. Думаю, что Айрис думала, что тоже любит Скотта, когда отправилась с ним в путешествие, с ним и с еще одним человеком. Но вернулась из путешествия, влюбленная в более достойного мужчину.

– В более достойного… – пробормотал Портер, как в полусне. – Вы хотите сказать…

– Вот именно, – подтвердил Кин с легкой улыбкой. – Я говорю именно о вас.

Помолчав минуту, он добавил:

– На вашем месте я бы сейчас отправился прямо к ней.

– Уже иду, – ответил Портер, повернулся и вышел из комнаты.

III. В «Шуте и Колоколе»[15]15
  Впервые опубликован в «Гранд мэгэзин» под названием «Волшебник» в ноябре 1925 г.


[Закрыть]

Мистер Саттерсуэйт был раздражен. День не задался с самого начала. Выехали они поздно, шины спускали уже дважды, и в довершение ко всему они пропустили поворот и потерялись среди необъятных просторов Сэлисберийской равнины. Было уже почти восемь часов вечера, а они все еще были в добрых сорока милях от усадьбы Марсвик, в которую направлялись. И здесь колесо спустило в третий раз.

Мистер Саттерсуэйт, похожий на небольшую птичку с растрепавшимся хохолком, расхаживал перед воротами деревенского гаража, пока его шофер хриплым шепотом совещался с местным механиком.

– Минимум полчаса, – вынес свой вердикт этот умелец.

– И это если повезет, – добавил Мастерс, шофер. – По мне, так не меньше сорока пяти минут.

– А что это вообще за место? – капризно поинтересовался мистер Саттерсуэйт. Будучи истинным джентльменом и не желая задевать чувства окружающих, он благоразумно сказал «место», вместо готовой сорваться с языка «богом забытой дыры».

– Киртлингтон-Маллет.

Это название ничего не сказало мистеру Саттерсуэйту, хотя что-то в нем показалось ему знакомым. Он рассеянно оглянулся вокруг. Казалось, что Киртлингтон-Маллет состоял из одной кривой улицы, причем гараж и почта, находившиеся на одном ее конце, были сбалансированы тремя неопределенного вида магазинами, находившимися на другом. Еще дальше по дороге мистер Саттерсуэйт заметил вывеску, колыхавшуюся на ветру, и его настроение слегка улучшилось.

– А там, по-моему, гостиница, – заметил он.

– «Шут и Колокол», – ответил местный механик. – В самую точку.

– У меня есть предложение, сэр, – заметил Мастерс. – Почему бы вам не направиться туда? Уверен, что они смогут вас чем-то накормить – конечно, это будет не то, к чему вы привыкли… – Он замолчал, как будто извиняясь, потому что мистер Саттерсуэйт привык к лучшим континентальным кухням и сам держал первоклассного повара, которому платил немалую зарплату.

– Мы не сможем выехать раньше чем через сорок пять минут, в этом я абсолютно уверен, сэр. А сейчас уже больше восьми часов. Из гостиницы вы сможете позвонить сэру Джорджу Фостеру и объяснить ему причину нашей задержки.

– Вы ведете себя так, как будто можете организовать все, что угодно, Мастерс, – в голосе мистера Саттерсуэйта слышалось раздражение.

Мастерс, который был в этом абсолютно уверен, предпочел промолчать.

Мистер Саттерсуэйт, который был готов на корню отвергнуть любое предложение – именно такое было у него настроение, – тем не менее взглянул на вывеску гостиницы с некоторым одобрением. Эпикуреец, он питался как птичка, но даже такие люди могут проголодаться.

– «Шут и Колокол», – задумчиво произнес он. – Странное название для гостиницы. Сомневаюсь, чтобы я когда-нибудь раньше его слышал.

– Там бывают всякие странные люди, – заметил местный.

– Странные люди? – переспросил мистер Саттерсуэйт. – Что вы хотите этим сказать?

Казалось, что местный тип с трудом понял вопрос.

– Люди, которые приезжают и уезжают. Как-то так, – туманно ответил он.

Мистер Саттерсуэйт подумал, что люди, останавливающиеся в гостиницах, обязательно должны относиться к категории тех, кто «приезжает и уезжает». Ему казалось, что этому описанию не хватает точности, но, несмотря на это, его любопытство возбудилось. В любом случае эти три четверти часа надо как-то убить. Так почему бы не сделать это в гостинице?

Своей характерной семенящей походкой он двинулся вдоль дороги. Где-то вдали прозвучали раскаты грома. Местный посмотрел на небо и обратился к Мастерсу:

– Приближается буря. Я чувствую ее в воздухе.

– Ну и ну! А нам еще ехать целых сорок миль…

– Ого! – сказал механик. – Тогда нам лучше не торопиться. Думаю, что вы не захотите выезжать, пока не прекратится буря. Кажется, что этот ваш маленький босс не захочет оказаться в дороге под громом и молниями.

– Будем надеяться, что в гостинице ему понравится, – пробормотал шофер. – Я тоже, пожалуй, пойду туда перекусить.

– С Билли Джонсом все в порядке, – заметил местный. – Кухня у него вполне ничего себе.

Мистер Уильям Джонс, большой, тучный мужчина пятидесяти лет и владелец «Шута и Колокола», в этот самый момент радостно приветствовал мистера Саттерсуэйта.

– Могу приготовить для вас отличный стейк, сэр, и жареную картошку. А еще могу предложить вам отличный сыр – просто мечта. Сюда, пожалуйста, в кофейную комнату. Народу у нас сейчас немного – последние рыбаки уже уехали. Но скоро охотники займут все места. Сейчас у нас живет всего один джентльмен, по фамилии Кин…

Мистер Саттерсуэйт замер.

– Кин? – взволнованно переспросил он. – Вы сказали, Кин?

– Именно так, сэр. Он что, ваш знакомый?

– Ну конечно! Или, скорее, вполне возможно…

Взволнованному мистеру Саттерсуэйту сначала как-то не пришло в голову, что в мире могут существовать еще люди с подобной фамилией. Он ни в чем не сомневался. Более того, эта информация странным образом дополнила ту, которую он услышал в гараже: странные люди, которые приезжают и уезжают… Очень точная характеристика мистера Кина. Теперь и название гостиницы уже не казалось ему таким странным.

– Боже, боже, – произнес мистер Саттерсуэйт. – Какая странная штука жизнь. Чтобы мы встретились в подобном месте… Его полное имя мистер Харли Кин, не так ли?

– Именно так, сэр. Вот наша кофейная комната, а вот и тот джентльмен.

Высокий, темноволосый, улыбающийся, мистер Кин встал из-за стола, за которым расположился и заговорил знакомым голосом:

– А! Мистер Саттерсуэйт. Вот мы и опять с вами встретились. Как неожиданно!

Мистер Саттерсуэйт тепло пожал ему руку.

– Очень, очень приятно. Мне просто повезло. Это все моя машина. А вы что, живете здесь? Как долго?

– Я остановился только на одну ночь.

– Тогда мне повезло вдвойне.

Удовлетворенный, мистер Саттерсуэйт уселся напротив своего знакомого и посмотрел на улыбающееся лицо своего визави с доброжелательным ожиданием.

Мужчина покачал головой.

– Уверяю вас, – сказал он, – что у меня в рукавах нет ни кроликов, ни аквариумов с рыбками.

– Очень плохо, – воскликнул мистер Саттерсуэйт, слегка смущенный. – Должен признаться, что я действительно смотрю на вас как на волшебника. Ха, ха, ха… Именно таким я вас себе и представляю – настоящим волшебником.

– А между тем именно вы проделываете все эти фокусы, как заправский иллюзионист, а не я, – заметил мистер Кин.

– Бог с вами! – радостно произнес мистер Саттерсуэйт. – Без вас бы я ничего не смог. Мне не хватает… как бы это назвать… вдохновения.

– Это слишком сильно сказано, – улыбаясь, покачал головой мистер Кин. – Я просто подаю нужные реплики.

В этот момент появился хозяин, который принес хлеб и кусок желтого масла. Когда он ставил все это на стол, в окне мелькнула вспышка молнии, за которой практически сразу послышался раскат грома.

– Жуткая ночь, джентльмены.

– В такую ночь… – начал было мистер Саттерсуэйт и замолчал.

– Странно, – продолжил хозяин, не обратив на него никакого внимания, – но именно это я и хотел сказать: именно в такую ночь несчастный капитан Харвелл привез в дом свою молодую жену, как раз накануне того дня, когда исчез навсегда.

– Ах, вот в чем дело! – неожиданно воскликнул мистер Саттерсуэйт. – Ну конечно!

Теперь он все понял. Понял, откуда знает название Киртлингтон-Маллет. Три месяца назад он внимательно читал все подробности невероятного исчезновения капитана Ричарда Харвелла. Как и все читатели в Великобритании, он ломал голову над деталями произошедшего и, как любой британец, сочинял свои собственные теории.

– Ну конечно, – повторил он, – все это произошло в Киртлингтон-Маллет.

– В этой гостинице он жил прошлой зимой во время охоты, – рассказывал меж тем хозяин. – Я его хорошо знал. Очень симпатичный молодой джентльмен, жизнь которого, казалось, ничто не омрачало. Уверен, что он был сильно влюблен. Много раз я наблюдал, как они вместе возвращались домой после охоты – он и мисс Ле Куто. Вся деревня была уверена, что все закончится свадьбой – так и случилось. Очень красивая молодая леди и очень воспитанная, хотя она была из Канады, то есть иностранка. Здесь вмешались какие-то темные силы. Правды мы так никогда и не узнаем. Сердце у нее было разбито, уж будьте уверены. Вы ведь слыхали, что она все здесь продала и уехала за границу – не могла терпеть, как все показывают на нее пальцем, а ведь она была ни в чем не виновата, бедняжка! Темные силы, никак не меньше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении