Агата Кристи.

Тайна семи циферблатов



скачать книгу бесплатно

Бандл как следует нажала на газ, и машина немедленно отреагировала на посыл.

Позади оставалась миля за милей; автомобилей было немного, попадались они нечасто, и перед ней простиралась абсолютно свободная дорога.

И тут, без какого-либо возможного предупреждения, из зеленой изгороди вывалился мужчина, оказавшийся на дороге прямо перед автомобилем. Остановиться не представлялось никакой возможности. Изо всех сил навалившись на рулевое колесо, Бандл вырулила направо. Ее автомобиль оказался почти что в кювете – почти что, но не совсем. Опасный маневр вроде бы удался ей: Бандл была почти уверена, что уклонилась от столкновения.

Она посмотрела назад – и ощутила, как у нее засосало под ложечкой. Ее автомобиль не сбил незнакомца, однако, по всей видимости, все-таки задел его. Неизвестный мужчина лежал лицом вниз, и лежал он совсем неподвижно – самым зловещим образом.

Бандл высочила из машины и бросилась назад, на дорогу. Ей еще не приходилось сбивать существо более значительное, чем заблудшая не ко времени на дорогу курица. Тот факт, что случившееся ни в коей мере не было результатом ее вины, в данном случае ничего не значил. Тип этот, наверное, был пьян, но, так или иначе, она убила его. Бандл уже была совершенно уверена в этом. Сердце ее грохотало, отвешивая внушительные удары, отдававшиеся прямо в ушах.

Она пригнулась к распростертой на дороге фигуре и очень осторожно перевернула лежавшего. Тот не охнул, не застонал. Это был человек молодой, довольно приятный на вид, хорошо одетый и при небольших усиках щеточкой. Никаких внешних повреждений она не заметила, однако невозможно было усомниться в том, что этот человек либо уже умер, либо только умирает. Веки его дрогнули, глаза приоткрылись – жалобные глаза, карие, полные страдания, похожие на собачьи. Он явно пытался что-то произнести. Бандл склонилась над ним.

– Да… ну же?

Он что-то хотел сказать, девушка это видела. Очень, отчаянно хотел. A она ничем не могла помочь ему, не могла вообще ничего сделать.

Наконец слова были произнесены… как дуновение или вздох.

– Семь Циферблатов… скажите…

– Да, – еще раз произнесла Бандл. Теперь человек пытался произнести имя – напрягая при этом остатки сил. – Да. И кому же я должна это сказать?

– Скажите… Джимми Тесайгер… – Он, наконец, осилил имя, a потом голова его внезапно упала назад, а тело расслабилось.

Бандл села на корточки, сотрясаясь всем телом, от головы до ног. Она представить себе не могла, что когда-либо попадет в подобную неприятность. Человек этот был мертв – потому что она убила его.

Девушка попыталась собраться с мыслями. Что же теперь делать? Ехать к доктору – такова была первая мысль. Возможно… всего лишь возможно – что человек этот просто лишился сознания, а не умер. Все чувства ее и инстинкты протестовали против подобной возможности, однако она заставила себя действовать соответствующим образом. Следует любым способом переправить его в машину и привезти к ближайшему в этой округе доктору.

Место было пустынное, и ожидать помощи не приходилось.

При всей своей кажущейся хрупкости Бандл была сильной девушкой с крепкими мышцами. Подогнав по возможности близко свою «Испано-Сюизу», она напряжением всех своих сил затащила и впихнула в машину недвижную фигуру. Жуткое дело… ей пришлось стиснуть зубы, но в итоге она справилась с ним.

После этого Бандл плюхнулась на водительское место и отъехала от места происшествия. Через пару миль по пути оказался небольшой городок, и ее без промедления направили к дому доктора.

Доктор Кэссел, любезный человек средних лет, войдя в свой хирургический кабинет, с удивлением обнаружил в нем девушку, явно находившуюся на грани обморока.

– Я… кажется, я убила человека, – отрывисто проговорила Бандл. – Я наехала на него. Я привезла его с собой в автомобиле. Сейчас он стоит около вашего дома. Я… я, должно быть, ехала слишком быстро. Я всегда езжу чересчур быстро.

Глянув на нее опытным оком, доктор подошел к шкафчику-полке, налил что-то в стакан и подал ей.

– Выпейте это, и вам станет лучше. Вы перенесли нервное потрясение.

Бандл послушно выпила, и краска постепенно вернулась на ее мертвенно-бледное лицо. Доктор одобрительно кивнул.

– Хорошо. А теперь я хочу, чтобы вы посидели здесь. Я выйду к машине и осмотрю потерпевшего. И после того как уверюсь в том, что бедняге нечем помочь, вернусь сюда и мы обговорим этот вопрос.

Он вышел на какое-то время. Бандл то и дело поглядывала на стоявшие на каминной доске часы. Пять минут, десять, четверть часа, двадцать минут… когда же он явится, наконец?

Тут дверь отворилась, и в ней появился доктор Кэссел. Он выглядел теперь как-то иначе, Бандл сразу заметила это: доктор показался ей более мрачным, но одновременно и более внимательным. В его манере появилось и нечто другое, пока непонятное ей, – намек на сдерживаемое волнение.

– Итак, молодая леди, – проговорил он. – Выкладывайте, как все произошло. Вы утверждаете, что сбили этого человека. Расскажите мне, каким образом это случилось?

Бандл объяснила ситуацию так, как могла. Доктор внимал ее повествованию с подчеркнутым вниманием.

– Значит, так: машина не проезжала по его телу?

– Нет. По правде говоря, мне показалось, что я совсем не задела его.

– Вы сказали, что он нетвердо стоял на ногах?

– Да, я подумала, что он пьян.

– И он появился из зеленой изгороди?

– Должно быть, там рядом оказалась калитка. Он мог пройти сквозь нее.

Доктор кивнул, откинулся на спинку кресла и снял с носа пенсне.

– Нимало не сомневаюсь в том, – начал он, – что вы очень неосторожная водительница и что в ближайшее время вы можете наехать на какого-нибудь беднягу с самым плачевным итогом… однако сегодня вы этого не делали.

– Но…

– Ваш автомобиль не прикоснулся к нему. Этого человека застрелили.

Глава 6
Снова Семь Циферблатов

Не веря своим ушам, Бандл уставилась на него. И мир вокруг нее, который последние три четверти часа стоял вверх ногами, стал медленно-медленно возвращаться на место, пока не занял положенное ему положение. Прошло целых две минуты, прежде чем Бандл заговорила, но уста открыла теперь не сраженная паникой девушка, но прежняя Бандл – холодная, рациональная и логичная.

– Как это его застрелили? – переспросила она.

– Как это могло произойти, я не знаю, – сухо ответил доктор. – Но тем не менее застрелили. Он получил винтовочную пулю. Кровотечение было внутренним, поэтому вы ничего не заметили.

Бандл кивнула.

– Вопрос заключается в том, – продолжал доктор, – кто подстрелил его? Вы никого не видели там?

Бандл отрицательно покачала головой.

– Странно, – заметил доктор. – Если это был несчастный случай, следовало ожидать, что стрелявший придет на помощь – если только он не понял сам, что натворил.

– Там никого не было, – произнесла Бандл, – на дороге то есть.

– На мой взгляд, – проговорил доктор, – бедный парнишка просто бежал, получил пулю в калитке и потому вывалился на дорогу. Вы слышали выстрел?

Бандл покачала головой.

– Но, наверное, я и не должна была его услышать из-за шума мотора.

– Наверное, да… Он ничего не говорил перед смертью?

– Он произнес несколько слов.

– Ничего такого, что способно бросить свет на трагедию?

– Нет. Он просил, чтобы я что-то – так и не поняла, что именно, – передала его другу… Ах да! Он говорил про какие-то Семь Циферблатов.

– Гмм, – произнес доктор Кэссел. – Хотелось бы знать, что именно занесло этого джентльмена в совершенно неподходящие окрестности. Быть может, места связаны с его убийцей… Ну что ж, пока нам об этом можно не беспокоиться. Вы можете оставить дело в моих руках. Я извещу полицию. Но вы, конечно, оставите свою фамилию и адрес, поскольку полиция, безусловно, захочет расспросить вас. А лучше всего давайте вместе съездим в полицейский участок. Там могут сказать, что я не имел права отпускать вас.

До участка они доехали в машине Бандл. Инспектор полиции принадлежал к числу людей медленных и неповоротливых. Имя и адрес девушки повергли его в несомненный трепет, и полицейский с большим тщанием записал ее показания.

– Парни! – проговорил он. – Вот кто всему виной. Стрелять учатся! Жестокие, глупые… стрелять они учатся, червяки безмозглые. Палят себе по птицам, не думая о том, что по ту сторону изгороди может кто-то оказаться.

С точки зрения доктора, подобный вариант был наименее вероятен, однако он понимал, что дело скоро перейдет в более способные руки и возражать в данной ситуации не стоит.

– Имя покойного? – произнес сержант, увлажняя химический карандаш.

– При нем оказались визитные карточки. Это, по всей видимости, мистер Рональд Деврё, проживающий в Олбани.

Бандл нахмурилась. Имя Рональда Деврё пробудило в ней какие-то смутные воспоминания. Она нисколько не сомневалась в том, что когда-то слышала его. И только когда оказалась уже на половине пути к Чимниз, ее осенило. Ну конечно! Ронни Деврё. Приятель Билла, работавший в МИД. Он, Билл и… да… Джеральд Уэйд.

И когда Бандл поняла это, она чуть не въехала в изгородь. Сперва Джеральд Уэйд – теперь Ронни Деврё. Смерть Джерри могла показаться естественной, результатом неосторожности – однако кончина Ронни требовала более зловещей интерпретации.

И тут Бандл осознала и еще кое-что. Семь Циферблатов! Слова эти показались ей знакомыми, когда она слышала их из уст умирающего. И теперь она поняла причину. Джеральд Уэйд упомянул Семь Циферблатов в своем последнем письме, написанном им сестре в ночь собственной смерти. И этот факт увязывался с чем-то таким, что пока ускользало от нее.

Обдумывая все эти предметы, Бандл снизила скорость настолько, что никто не узнал бы ее автомобиль. Она завела машину в гараж и пошла искать отца.

Лорд Кейтерхэм блаженствовал за чтением каталога предстоящей распродажи редких изданий и к появлению собственной дочери отнесся с огромным удивлением.

– Даже ты не могла доехать до Лондона и вернуться назад за столь короткое время.

– Я не была в Лондоне, – сказала Бандл. – Я задавила человека.

– Ч… что?

– Ну не совсем задавила. Его застрелили.

– Как такое могло случиться?

– Не знаю, как оно могло случиться, но тем не менее произошло.

– Но почему ты застрелила его?

– Я в него не стреляла.

– Стрелять в людей никогда не следует, – полным кроткой укоризны голосом произнес лорд Кейтерхэм. – Так поступать нельзя. Хотя многие из них, несомненно, заслуживают подобного обхождения. В любом случае это приводит к лишним хлопотам.

– Говорю тебе: я не стреляла в него.

– Так кто же тогда это сделал?

– Никто не знает, – проговорила Бандл.

– Ерунда, – заявил лорд Кейтерхэм. – Человек не может сам собой получить пулю и попасть под колеса, так чтобы этого никто не сделал.

– Он не попал под колеса, – возразила Бандл.

– Ты только что сказала другое.

– Я же сказала, что не совсем задавила его.

– Наверное, шина лопнула, – проговорил лорд Кейтерхэм. – Звук этот похож на выстрел. Так говорится в разных там детективах.

– Папа, ты совершенно невозможен. Иногда кажется, что у тебя нет и кроличьих мозгов.

– Ну что ты, – не согласился с этим тезисом лорд Кейтерхэм. – Ты врываешься ко мне с совершенно невероятной историей о том, что кого-то там сразу задавили и переехали, и считаешь, что я должен сразу понять все, как по мановению волшебной палочки.

Бандл устало вздохнула и проговорила:

– Тогда слушай, попытаюсь как-нибудь растолковать тебе все по складам…

* * *

– Ну вот, – проговорила она, завершив свое повествование. – Теперь ты все понял?

– Ну конечно. Сейчас все ясно. Тем более что нужно считаться и с тем, что ты несколько расстроена, моя дорогая. Так что я совсем не ошибался, когда сказал тебе перед отъездом, что тот, кто ищет неприятностей на свою голову, их и получит. Как хорошо, – закончил лорд Кейтерхэм, чуть поежившись, – что я в полном покое остался здесь. – И он снова взял в руки каталог.

– Папа, а где находятся Семь Циферблатов?

– Наверное, где-то в Ист-Энде. Я часто видел, как туда уходят автобусы… или это я про Семь Сестер?[6]6
  Группа меловых утесов в Великобритании на побережье Ла-Манша в Восточном Сассексе.


[Закрыть]
Никогда не был там, в чем искренне рад признаться. И слава богу, потому что, на мой взгляд, это место не из тех, что могли бы мне понравиться. И тем не менее, как ни забавно, я совсем недавно что-то слышал о нем.

– А с Джимми Тесайгером ты случайно не знаком?

Лорд Кейтерхэм успел уже снова погрузиться в изучение каталога. Он уже постарался благоразумно отнестись к теме Семи Циферблатов, так что на новое усилие его уже не хватило.

– Тесайгер, – рассеянно пробормотал он. – Тесайгер… Из йоркширских Тесайгеров?

– Об этом я и спрашиваю тебя. Послушай, папа. Это очень важно.

Лорд Кейтерхэм сделал отчаянную попытку сохранить заинтересованное выражение, не уделяя вопросу дочери ни капли внимания.

– В Йоркшире есть какие-то Тесайгеры, – с долей убежденности сказал он. – И если я не ошибаюсь, Тесайгеры водятся также в Девоншире. Кстати, твоя троюродная тетка Селина была замужем за Тесайгером.

– И какая мне радость с этого? – воскликнула Бандл.

Лорд Кейтерхэм хихикнул.

– Ей с этого особенной радости не было – если я не ошибаюсь, конечно.

– Ты просто невозможен, – заявила девушка, вставая. – Придется разыскать Билла.

– Безусловно, моя дорогая, – молвил отец, рассеянным движением перелистывая страницу. – Безусловно. Обязательно. Всенепременно.

Бандл поднялась на ноги с полным нетерпения вздохом.

– Надо бы вспомнить, что было написано в том письме, – пробормотала она, обращаясь скорее к себе самой. – Я прочла его не слишком внимательно. Там было что-то о шутке… о том, что Семь Циферблатов – вовсе не шутка.

Лорд Кейтерхэм вдруг вынырнул из глубин своего каталога.

– Семь Циферблатов? – переспросил он. – Конечно. Теперь я вспомнил.

– Что ты вспомнил?

– Вспомнил, почему эти слова так знакомы мне. К нам заезжал Джордж Ломакс. Тредвелл единственный раз оплошал и впустил его. Он проезжал мимо по пути в город. Оказалось, что у него на той неделе запланирована какая-то политическая встреча, и он получил некое предупреждающее письмо.

– Что ты имеешь в виду под этими словами?

– По правде сказать, не знаю. Он не входил в детали. Ну то есть там было сказано «берегись», и «неприятности рядом», и все такое. Однако написано было это письмо от имени Семи Циферблатов – я четко помню, что именно так он и сказал. Он ехал в город, чтобы проконсультироваться в Скотланд-Ярде. Ты знакома с Джорджем?

Бандл кивнула. Она была достаточно хорошо знакома с этим вдохновенным слугой народа, членом кабинета министров, Джорджем Ломаксом, постоянным заместителем государственного министра иностранных дел Его Величества, досаждавшего многим своей не знающей времени привычкой цитировать собственные официальные речи в приватной обстановке. За выкаченные глаза многие – в том числе Билл Эверсли – называли его Морским Окунем.

– Скажи мне, – начала девушка, – Окунь был заинтересован в смерти Джеральда Уэйда?

– Я ничего подобного не слышал. Но, конечно же, мог быть.

Бандл умолкла на несколько минут. Она одновременно пыталась вспомнить точную формулировку письма, которое отослала Лорен Уэйд, и представить себе ту девушку, которой оно было написано. Что представляет собой эта особа, которой очевидным образом был настолько предан Джеральд Уэйд? И чем дольше Бандл размышляла на эту тему, тем более ей казалось, что подобное отношение каким-то образом не подобает брату.

– Ты, кажется, говорил, что эта самая девица Уэйд была сводной сестрой Джерри? – вдруг спросила она.

– Ну, строго говоря, думаю, что она вовсе не сестра… то есть не была ему сестрой.

– Но ее фамилия Уэйд?

– Не совсем так. Она не была дочерью старого Уэйда. Как я уже говорил, он ушел к своей второй жене, которая была замужем за полным негодяем. Кажется, суд предоставил обманутому мужу опеку над ребенком, однако тот постарался уклониться от этой привилегии. Старый Уэйд воспылал любовью к девочке и настоял на том, чтобы она носила его имя.

– Понятно, – сказала Бандл. – Теперь все понятно.

– Что тебе понятно?

– Кое-что озадачившее меня в этом письме.

– Она как будто довольно милая девушка, – заметил лорд Кейтерхэм. – Так я, во всяком случае, слышал.

Бандл в полной задумчивости поднималась наверх, имея в виду несколько дел. Сперва ей необходимо найти этого Джимми Тесайгера. В этом, возможно, ей поможет Билл. Ронни Деврё был его другом. И если Джимми Тесайгер был другом Ронни, существует возможность, что Билл также знает его. Ну а кроме того, существует эта девушка, Лорен Уэйд. Возможно, что она сумеет пролить какой-то свет на тайну Семи Циферблатов. Джерри явно что-то говорил ей об этом. И его пожелание, чтобы она забыла эту тайну, явно имело зловещую подоплеку.

Глава 7
Бандл наносит визит

Встретиться с Биллом ей удалось не без трудностей. На следующее утро Бандл поехала на авто в город – куда на сей раз добралась без приключений – и позвонила ему. Билл отреагировал с готовностью и немедленно засыпал ее вариантами: ланч, чай, обед и дансинг.

Таковые предложения Бандл отвергла без размышлений.

– Билл, через пару дней я приеду в город, и мы с тобой повеселимся. Но в данный момент я занята делом.

– Эхма, – воскликнул Билл. – Какая чертовская скука.

– Ты ошибаешься, – сказала Бандл. – Мое дело какое угодно, но только не скучное. Билл, а тебе известен некто по имени Джимми Тесайгер?

– Конечно. Как и тебе самой.

– Нет, я его не знаю, – возразила Бандл.

– Ну что ты. Этого не может быть. Старину Джимми знают все.

– Прости меня, – проговорила Бандл. – Но в данной ситуации я, похоже, выпадаю из общих рядов.

– Ох! Но ты должна знать Джимми – такой румяный парень… Малость похож на осла. Но на самом деле соображает не хуже меня.

– Не надо так говорить, – возразила Бандл. – Значит, ходит плохо, потому что голова перевешивает.

– Это надо принимать за сарказм?

– За слабую попытку сказать колкость. А что делает Джимми Тесайгер?

– Как это что делает?

– Заседает в Форин-офис, чтобы отучить тебя понимать свой родной язык?

– Ага! Понял: ты спрашиваешь, где он работает? Нигде, просто дурака валяет. И почему, собственно, он должен работать?

– То есть денег у него больше, чем мозга?

– O! Я бы так не сказал. Я же только что намекнул тебе, что ума у него больше, чем ты можешь заподозрить.

Бандл умолкла. Она ощущала, что сомневается все больше и больше. Из этого представителя золотой молодежи надежного союзника не получится. И все же его имя первым сошло с уст умирающего. Тут голос Билла с особой уместностью нарушил ход ее размышлений.

– Ронни всегда ценил его мозги. Ну ты знаешь его, Ронни Деврё. Тесайгер всегда был ему самым близким другом.

– Ронни…

Бандл в нерешительности умолкла. Очевидно, Билл еще ничего не знает о его смерти. Она впервые сообразила, что утренние газеты самым странным образом не содержали даже малейшего упоминания о трагедии. Естественно, они никогда не оставили бы без внимания подобный сочный кусок новостей по собственной воле. Объяснение могло только одно: полиция по каким-то ведомым только ей самой причинам наложила запрет на разглашение информации.

Билл все еще говорил:

– Я не видел Ронни уже целый век – то есть после уикенда, проведенного в вашем доме. Ну то есть, сама знаешь, когда скончался бедняга Джерри Уэйд… – Помолчав, он продолжил: – Скверная вышла история. Думаю, ты о ней уже слышала. И, Бандл… ты меня слышишь?

– Конечно, слышу.

– Ну ты молчишь, как воды в рот набрала. Я уже подумал было, что ты отключилась.

– Нет, я просто кое над чем задумалась.

Сказать ли сейчас Биллу о смерти Ронни? Девушка решила не делать этого – не тот вопрос, чтобы обсуждать его по телефону. Однако скоро, очень скоро она должна встретиться с Биллом.

А тем временем…

– Билл?

– Слушаю.

– Я могу отобедать с тобой завтра вечером.

– Хорошо, а потом потанцуем. Мне нужно много о чем поговорить с тобой. Дело в том, что я получил серьезный удар… жуткая неудача…

– Расскажешь мне об этом завтра, – довольно нелюбезным образом оборвала его Бандл. – А пока не подскажешь ли мне адрес Джимми Тесайгера?

– Джимми Тесайгера?

– Именно так я и сказала.

– Он снимает комнаты на Джермин-стрит… да. на Джермин-стрит, если не путаю.

– Подключи свой первоклассный мозг к решению этой задачи.

– Да, Джермин-стрит. Подожди немного, и я назову тебе номер дома.

После недолгого молчания трубка снова заговорила:

– Ты еще слушаешь?

– Слушаю.

– Ну с этими чертовыми телефонами в этом никогда нельзя испытывать уверенности. Номер сто три. Поняла?

– Сто три. Спасибо, Билл.

– Да, но вот что – но скажи, зачем он тебе? Ты же сказала, что не знакома с ним.

– Не знакома, но через полчаса познакомлюсь.

– Ты едешь прямо к нему домой?

– Правильно, Шерлок.

– Да. Но вот что… он может еще не встать.

– Еще не встанет из постели?

– Ну не знаю… Скажи, ну кто бы вставал, не имея на то особой надобности? Если посмотреть на дело под таким углом. Ты даже не представляешь, какие усилия мне приходится тратить для того, чтобы каждое утро попадать сюда к одиннадцати часам, и какой шум поднимает Окунь, если мне случается немного опоздать. Ты не имеешь даже малейшего представления, Бандл, что за собачью жизнь…

– Расскажешь мне завтра вечером, – поспешно оборвала его девушка.

Бросив на место трубку, она оценила ситуацию. Первым делом глянула на часы. На них значилось без двадцати пяти минут двенадцать. Невзирая на полученную от Билла информацию о привычках его друга, Бандл склонилась к мысли о том, что мистер Тесайгер уже способен принимать гостей. Она доехала до дома номер сто три по Джермин-стрит на такси.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении