Агата Кристи.

Тайна семи циферблатов



скачать книгу бесплатно

Глава 2
Касательно будильников

– И куда же нам теперь их ставить?

Обед закончился. Леди Кут была снова откомандирована развлекать гостей. Неожиданно на помощь ей пришел сэр Освальд, предложивший сыграть в бридж… нет, предложивший, пожалуй, совершенно не то слово. Он, как подобает одному из «капитанов нашей промышленности» (номер семь в главном списке), просто выразил предпочтение, и окружающие поспешили приспособиться к пожеланиям великого человека.

Руперт Бейтмен и сэр Освальд играли против леди Кут и Джеральда Уэйда, таким образом весьма удобно распределив пары. Сэр Освальд играл в бридж так, как делал все остальное, то есть чрезвычайно хорошо, и любил, чтобы партнер соответствовал его уровню. Бейтмен в бридже действовал столь же эффективно, как и исполнял обязанности секретаря. Оба они ограничивались строго деловыми комментариями, коротко отрезая «две без козырей», «дубль», «три пики». В то время как леди Кут и Джеральд Уэйд играли в манере дружелюбной и разговорчивой, и по завершении каждой раздачи молодой человек всякий раз не забывал произнести «должен сказать, уважаемая партнерша, что этот раунд вы отыграли просто великолепно» с истинно неподдельным восхищением, которое леди Кут находила новым для себя и весьма утешительным.

Кроме того, им шла очень хорошая карта.

Остальные предположительно должны были танцевать под радио в большом танцевальном зале. Однако на самом деле они собрались кучкой возле двери спальни Джеральда Уэйда, и воздух наполняли негромкие смешки и звонкое тиканье часов.

– Рядком под кровать, – предложил Джимми в ответ на вопрос Билла.

– И как их надо ставить? То есть на какое время? Все на одно, чтобы шума было побольше, или с интервалом?

Последовало оживленное обсуждение. Одна из сложившихся партий настаивала на том, что для того, чтобы разбудить такого выдающегося соню, как Джерри, необходимо соединить силы всех восьми будильников. Другая партия стояла за непрерывный и длительный звон.

В конечном итоге победила последняя точка зрения. Будильники были выставлены так, чтобы звонить один за другим начиная с половины седьмого утра.

– Надеюсь, – сказал добродетельный Билл, – что такая побудка послужит ему уроком.

– Слушайте, слушайте, слушайте, – провозгласила Чулочки.

Они как раз начали расставлять будильники, когда случилась внезапная тревога.

– Тихо, – воскликнул Джимми. – Кто-то поднимается вверх по лестнице.

Среди заговорщиков поднялась паника.

– Всё в порядке, – с облегчением произнес Джимми. – Это всего лишь Понго.

Воспользовавшись временным положением «болвана», мистер Бейтмен поднимался в свою комнату за носовым платком. Остановившись на своем пути, он мгновенно оценил ситуацию и сделал замечание, одновременно простое и практичное:

– Но, ложась в постель, он услышит тиканье.

Заговорщики переглянулись.

– А что я вам говорил? – уважительным тоном проговорил Джимми. – У Понго всегда были мозги!

Мозговитый секретарь проследовал дальше.

– Правильно, – признал Ронни Деврё, склонив голову к плечу. – Все вместе эти будильники тикают оглушительно громко.

Даже старина Джерри, каким бы ослом он ни был, не сможет не заметить этого. И сразу обо всем догадается.

– Сомневаюсь я, – произнес в пространство Джимми Тесайгер.

– В чем?

– В том, что он такой осел, как нам кажется.

Ронни укоризненно посмотрел на него.

– Все мы знаем нашего старого доброго Джеральда.

– В самом деле? – продолжил сомневаться Джимми. – Мне часто казалось, что… ну что просто невозможно действительно быть таким ослом, каким часто оказывается старина Джерри.

Все поглядели на него. На лице Ронни появилось серьезное выражение.

– Джимми, – объявил он, – ты обзавелся мозгами.

– Прямо второй Понго, – поощрил его к дальнейшему совершенствованию Билл.

– Что вы, просто это только что пришло мне в голову, – занял оборонительную позицию Джимми.

– Ох! Не стоит всем нам прибегать к столь тонким методам, – воскликнула Чулочки. – Что же нам теперь делать с этими часами?

– Понго как раз возвращается назад. Спросим его, – предложил Джимми.

Выслушав описание ситуации, Понго приложил свой великий мозг к разрешению проблемы и немедленно выдал решение:

– Подождите, пока он отправится спать и уснет. А потом тихо-тихо войдите в его комнату и оставьте часы на полу.

– Малыш Понго снова прав, – проговорил Джимми. – По первому слову ставим часы, a потом спускаемся вниз, отводя тем самым от себя всякие подозрения.

Бридж продолжался – но с некоторыми отличиями. Сэр Освальд теперь играл с собственной супругой и добросовестно указывал ей на все ошибки, которые она допускала при очередной раздаче. Леди Кут принимала укоризны благодушно и с полным отсутствием искренней заинтересованности. Она то и дело повторяла: «Понимаю, дорогой. Очень мило, что ты говоришь мне это». И продолжала делать в точности те же самые ошибки.

Время от времени Джеральд Уэйд говорил Понго:

– Отлично сыграно, партнер, воистину отлично.

Билл Эверсли в компании Ронни Деврё занимался вычислениями.

– Предположим, что он отправится спать в двенадцать… сколько времени потребуется ему, чтобы уснуть? – Он зевнул. – Забавно получается… обычно я отправляюсь баиньки в три часа ночи, но сегодня, просто потому что нам придется задержаться попозже, готов отдать что угодно, чтобы быть хорошим мальчиком и лечь прямо сейчас.

Все согласились с ним в этом отношении.

– Моя дорогая Мария. – В возвысившемся голосе сэра Освальда прозвучало легкое раздражение. – Который раз я тебе говорю: не задумывайся, когда решаешь, прорезать или не прорезать. Ты выдаешь свои планы всем игрокам.

У леди Кут на это имелся хороший ответ – а именно, что сэр Освальд, сидя за «болвана», не имел права комментировать игру партнера. Однако она не стала этого делать, а просто мило улыбнулась, опустила на стол свой пышный бюст и уверенно заглянула в карты Джеральда Уэйда, сидевшего от нее справа. Наличие среди них дамы успокоило ее, она сходила с валета, забрала взятку и положила карты.

– Четыре взятки и роббер, – объявила леди Кут. – Мне очень повезло в том, что я взяла четыре взятки.

– Повезло, – буркнул Джеральд Уэйд, отодвигая кресло и направившись к камину, чтобы присоединиться ко всем остальным. – Повезло ей, говорит она… За этой женщиной нужен глаз да глаз.

Леди Кут тем временем собирала выигранные банкноты и серебро.

– Я знаю, что игрок из меня никудышный, – объявила она с прискорбием в голосе, к которому, несомненно, примешивалась доля удовольствия. – Но мне и в самом деле очень везет в игре.

– Мария, ты никогда не научишься играть в бридж, – заявил сэр Освальд.

– Да, дорогой, – согласилась леди Кут. – Я это знаю. Ты сам мне об этом все время говоришь. И я стараюсь изо всех сил.

– Именно изо всех сил, – молвил вполголоса Джеральд Уэйд. – И никакого обмана. Готова положить тебе голову на плечо, если нет другой возможности заглянуть в твои карты.

– Я знаю, что ты стараешься, – продолжил сэр Освальд. – Просто ты не чувствуешь карту.

– Я знаю это, мой дорогой, – ответила леди Кут. – Ты всегда напоминаешь мне об этом. Кстати, Освальд, ты должен мне еще десять шиллингов.

– В самом деле? – удивился сэр Освальд.

– Да. Семнадцать сотен – это восемь фунтов и десять шиллингов. А ты дал мне только восемь фунтов.

– Боже мой, прости, – извинился сэр Освальд.

Леди Кут печально улыбнулась мужу, получая от него банкноту в десять шиллингов. Мужа своего она очень любила, однако не могла допустить, чтобы он надул ее на десятку.

Сэр Освальд перешел к боковому столику и утешил себя порцией виски с содовой. Все пожелали друг другу спокойной ночи в половине первого.

Ронни Деврё, чья комната располагалась по соседству с комнатой Джеральда Уэйда, был назначен в соглядатаи. Без четверти два он обошел коридор, негромко постукивая в двери. Вся компания в пижамах и платьях собралась, шаркая на разный лад ногами, посмеиваясь и перешептываясь.

– Он потушил свет двадцать минут назад, – хриплым шепотом поведал компании Ронни. – Я уже думал, что не дождусь этого. Я только что открывал дверь и заглядывал внутрь… похоже, он спит. Начнем?

Снова в руках появились часы. Тут возникла новая трудность.

– Мы не можем по очереди входить к нему. Никакой очереди. Это должен сделать один человек, а остальные пусть передают ему будильники через дверь.

По поводу того, кого именно избрать на самую важную роль, разгорелась оживленная дискуссия.

Все три девицы были отвергнуты, так как любая из них, несомненно, будет хихикать. Кандидатура Билла Эверсли не получила одобрения из-за его роста, веса и тяжелой поступи, а также общей неуклюжести, каковую он яростно отрицал. Джимми Тесайгер и Ронни Деврё в целом подходили на главную роль, однако в конечном итоге предпочтение подавляющим большинством голосов было оказано Руперту Бейтмену.

– Понго парень что надо, – согласился Джимми. – К тому же ходит как кошка – и всегда ходил. Потом, если Джерри вдруг проснется, Понго сумеет с ходу придумать какую-нибудь глупость, чтобы успокоить его. Ну нечто уместное, не способное пробудить никаких подозрений.

– Какой-нибудь тонкий метод, – задумчиво предложила девица Чулочки.

– Именно, – проговорил Джимми.

Понго исполнил поручение толково и аккуратно. Осторожно открыв дверь в спальню, он исчез в темноте с двумя самыми крупными часами. Через минуту-другую вновь появился на пороге, где получил еще два будильника, а потом вернулся еще за двумя.

Наконец он появился в коридоре. Все перевели дух и прислушались. Ритмичное дыхание Джеральда Уэйда еще было слышно, но как бы за пологом, утопая в победном и бесстрастном тиканье восьми будильников, купленных у мистера Мургатройда.

Глава 3
Провалившийся розыгрыш

– Уже двенадцать часов, – с разочарованием в голосе проговорила Чулочки.

Шутка – в таковом своем качестве – никакого удовольствия не принесла. Будильники, со своей стороны, свою роль выполнили. Они проголосили свою партию с непревзойденным пылом и напором, побудившим Ронни Деврё выскочить из постели, предполагая сквозь остатки сна, что наступил судный день. Если розыгрыш произвел подобный эффект в соседней спальне, то каково же было спящему в той комнате, где находились будильники? Так что Ронни выбежал в коридор и приложил ухо к дверной щели.

Он рассчитывал услышать поток сквернословия – рассчитывал не без оснований и ожидал услышать его с чувством глубокого удовлетворения. Но не услышал ничего вообще. То есть не услышал того, что ожидал услышать. Часы тикали, как им положено, – тикали громко, в наглой и несносной манере. Тут заголосил и еще один будильник, на грубой, оглушительной ноте, способной рассердить даже глухого.

Сомневаться не приходилось; часы правильно исполнили свою партию. Они исполнили все, в чем ручался за них мистер Мургатройд, – однако же встретили достойного соперника в лице Джеральда Уэйда.

Заговорщики явно приуныли.

– Этот парень точно не человек, – пробурчал Джимми Тесайгер.

– Наверное, он решил, что где-то далеко звонит телефон, перевернулся на другой бок и снова уснул, – предположила Хелен (а может быть, Нэнси).

– На мой взгляд, это просто-напросто удивительно, – серьезным тоном проворил Руперт Бейтмен. – По-моему, ему следует обратиться к врачу.

– Возможно, у него что-нибудь там с барабанными перепонками, – с надеждой предположил Билл.

– Ну если вы спросите меня, – проговорила Чулочки, – скажу: он просто дурачит нас. Конечно же, он проснулся. Но решил не спускаться вниз, изображая, что ничего не слышал.

Все посмотрели на нее с уважением и восхищением.

– А это идея, – согласился Билл.

– Он предпочитает тонкие методы, так-то, – заявила Чулочки. – Вот увидите, он постарается еще позже выйти к завтраку – чтобы посрамить нас.

Поскольку часы указывали начало первого, общее мнение сочло, что Чулочки предложила правильную теорию. Усомнился только Ронни Деврё.

– Вы забываете, что я находился возле двери его спальни, когда отключился самый первый будильник. Что бы там старина Джерри ни решил потом, первый звонок не мог не огорошить его. Он должен был что-то воскликнуть. Куда ты поставил первый будильник, Понго?

– На небольшой столик возле его уха, – заявил мистер Бейтмен.

– Весьма предусмотрительный поступок с твоей стороны, – проговорил Ронни. – А теперь скажи мне, – он повернулся к Биллу, – вот если бы огромный звонок заголосил возле твоего уха в половине шестого утра, что бы ты сказал по этому поводу?

– Бог мой, – начал Билл. – Я бы сказал…

И вынужденно умолк.

– Конечно, сказал бы, – продолжил Ронни. – И я бы тоже сказал. И всякий, кто оказался бы в такой ситуации. Вылезла бы естественная мужская природа. Но он промолчал. Так что Понго, скорее всего – и как обычно, – прав в том, что у Джерри какие-то непонятные неполадки с ушами.

– А ведь уже двадцать минут первого, – печально сказала одна из двух других девушек.

– Вот что, – неторопливо проговорил Джимми, – это уже переходит все допустимые пределы, правда? То есть шутки шутками, но эта зашла уже слишком далеко. Не стоит так напрягать хозяев дома.

Билл уставился на него.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ну, – проговорил Джимми. – Так или иначе, это не похоже на старину Джерри.

Ему было трудно облечь в слова то, что он намеревался сказать. Он не хотел сказать слишком много, и все же… Внезапно встревожившийся Ронни внимательно посмотрел на него.

В этот самый момент в комнату вошел Тредвелл и неуверенно осмотрелся по сторонам.

– Я думал, что мистер Бейтмен находится здесь, – извиняющимся тоном объяснил он свое появление.

– Буквально только что вышел в сад через эту дверь, – ответил Ронни. – Могу ли я что-то сделать?

Взгляд Тредвелла лег на него, потом переместился к Джимми Тесайгеру. А потом вернулся назад. И, словно повинуясь невысказанному указанию, оба молодых человека вышли вместе с ним из комнаты. Тредвелл аккуратно закрыл за собой двери столовой.

– Ну, – проговорил Ронни. – Что случилось?

– Мистер Уэйд так и не сошел до сих пор вниз, сэр, и я позволил себе послать Уильямса в его комнату.

– Ну и?..

– Уильямс сбежал вниз в великом волнении, сэр. – Тредвелл сделал паузу, приготовляя обоих собеседников к своему известию. – Увы, сэр, боюсь, что бедный молодой джентльмен скончался во сне.

Джимми и Ронни уставились на него круглыми глазами.

– Ерунда! – воскликнул наконец Ронни. – Это… это невозможно. Джерри… – Лицо его вдруг напряглось. – Я… Я сбегаю наверх и посмотрю. Этот дурак Уильямс, должно быть, ошибся.

Тредвелл остановил его движением руки. С какой-то странной, неестественной отстраненностью Джимми понял, что дворецкий полностью владеет ситуацией.

– Нет, сэр, Уильямс не ошибся. Я уже послал за доктором Картрайтом и тем временем взял на себя смелость запереть дверь, прежде чем известить сэра Освальда о случившемся. Теперь мне необходимо найти мистера Бейтмена.

Тредвелл поспешил прочь. Потрясенный Ронни застыл на месте.

– Джерри, – негромко пробормотал он.

Джимми взял своего приятеля за руку, вывел его через боковую дверь на уединенную часть террасы и заставил сесть.

– Успокойся, дружище, – заботливым тоном проговорил он. – Через минуту-другую ты придешь в себя.

И посмотрел на приятеля с большим любопытством. Он и представления не имел о том, что Ронни является таким другом Джеральда Уэйда.

– Бедняга Джерри, – проговорил он задумчиво. – Если уж кто-то когда-нибудь казался здоровым, так это он.

Ронни кивнул.

– И вся наша выходка с часами сразу оказалась такой нелепой, – продолжил Джимми. – Странно, однако, почему фарс так часто переходит в трагедию?

Слова эти он произнес как бы наугад, чтобы дать Ронни время прийти в себя. Тот беспокойно шевельнулся.

– Скорее бы пришел доктор. Я хочу знать…

– Что знать?

– Отчего… отчего он умер.

Джимми поджал губы и наугад предположил:

– От сердца?

Ронни коротко и пренебрежительно хохотнул.

– Послушай, Ронни, – проговорил Джимми.

– Что?

Тот не без труда заставил себя продолжить:

– Ты хочешь сказать… ты думаешь… то есть тебе взбрело в голову, что… ну, словом, что кто-то ударил его по голове или что-нибудь вроде того? После того как Тредвелл запер дверь и все такое?

С точки зрения Джимми, слова его заслуживали ответа, однако Ронни продолжал смотреть прямо перед собой. Покачав головой, Джимми погрузился в молчание. Делать, на его взгляд, было нечего, оставалось только ждать. И он стал ждать.

Ожидание их нарушил Тредвелл.

– Доктор хочет видеть обоих джентльменов в библиотеке, если вам это угодно, сэр.

Ронни вскочил на ноги. Джимми последовал за ним.

Доктор Картрайт оказался худощавым и энергичным молодым человеком, наделенным выразительным и умным лицом. Он приветствовал их коротким кивком. Понго, более серьезный и очкастый, чем обыкновенно, представил их друг другу.

– Насколько я понимаю, вы были большим другом мистера Уэйда, – обратился к Ронни доктор.

– Его самым близким другом.

– Гмм… Что ж, дело кажется мне вполне очевидным. Как это ни печально. Он казался таким здоровым молодым парнем… Вы не знаете, курил ли он какое-то зелье для того, чтобы уснуть?

– Чтобы уснуть? – Ронни недоуменно посмотрел на врача. – Он всегда спал как убитый.

– При вас он никогда не жаловался на бессонницу?

– Никогда.

– Что ж, тогда ситуация кажется мне очень простой. Однако очевидность не отменяет дознания.

– А как он умер?

– Особых сомнений нет… я бы сказал, от передозировки хлоралгидрата. Снотворное найдено у его постели. А также бокал и бутылка. Как это ни прискорбно.

Вопрос, который уже трепетал на устах приятеля, никак не решавшегося произнести его, задал Джимми:

– А… злого умысла быть не может?

Доктор внимательно посмотрел на него.

– Почему вы спрашиваете меня об этом? У вас есть какие-то основания для подозрений?

Джимми посмотрел на Ронни. Если тот что-нибудь знал, было самое время выложить свои подозрения. Однако, к его удивлению, Ронни лишь покачал головой.

– Абсолютно никаких, – четко и ясно проговорил он.

– А как насчет самоубийства… а?

– Исключено.

В голосе Ронни звучала полная уверенность, но доктора было не так-то просто убедить.

– Может быть, он переживал какие-то известные вам неприятности? Денежные? Или связанные с женщиной?

Ронни снова покачал головой.

– А как насчет родственников? Их следует известить.

– У него есть сестра – точнее, сводная сестра. Живет в приорстве Дин… милях в двадцати отсюда. Приезжая из города, он всегда останавливался у нее.

– Гмм, – молвил доктор. – Значит, ей следует сообщить.

– Я это сделаю, – сказал Ронни. – Занятие препаршивое, однако сделать это кому-то все равно придется. – Он посмотрел на Джимми. – Ты же знаешь ее, правда?

– Самую малость. Танцевал с ней раз или два.

– Тогда поедем на твоей машине. Не возражаешь, надеюсь? В одиночку я этого не перенесу.

– Хорошо, – заверил его Джимми. – Я и сам намеревался предложить тебе мое общество. Пойду-ка заведу свой старый автобус.

Он был рад вдруг нашедшемуся делу. Поведение Ронни озадачило его. Неужели он что-то знает или подозревает? И почему в таком случае он не открыл доктору своих подозрений, если они у него есть?

Наконец оба друга выехали на дорогу в автомобиле Джимми и покатили с бодрым презрением к таким пустякам, как ограничение скорости.

– Джимми, – по прошествии некоторого времени произнес Ронни, – по-моему, у меня теперь не осталось лучшего друга, чем ты.

– Ну, и что из этого следует? – проговорил Джимми; голос его прозвучал неприветливо.

– Я должен тебе кое-что сказать. Одну вещь, которую тебе следует знать.

– О Джерри Уэйде?

– Да, о Джерри Уэйде.

Джимми молча ждал продолжения.

– Итак? – вопросил он наконец.

– Я не уверен в том, что это следует делать, – проговорил Ронни.

– Почему же?

– Я связан чем-то вроде обещания.

– Ах, так!.. Ну в таком случае, пожалуй, лучше молчи.

Наступило молчание.

– И все же мне хотелось бы это сделать… Видишь ли, Джимми, твои мозги лучше моих.

– Такое вполне возможно, – нелюбезно откликнулся Джимми.

– Нет, не могу, – вдруг проговорил Ронни.

– Ну хорошо, – проговорил Джимми. – Делай как хочешь.

После долгого молчания Ронни спросил:

– А какая она?

– Кто?

– Эта девушка… сестра Джерри.

Джимми помолчал несколько минут, а потом ответил уже несколько изменившимся тоном:

– Нормальная девчонка. Скажу больше – она восхитительна.

– Я знаю, что Джерри был очень предан ей. Он часто заговаривал о ней.

– Она была очень предана Джерри. Удар… удар будет для нее тяжелым.

– Да, неприятная перспектива.

До приорства Дин они доехали молча. Служанка сообщила им, что мисс Лорен находится в саду. Но, быть может, они хотят поговорить с миссис Кокер.

Джимми проявил все свое красноречие, дабы доказать, что они не имеют намерения общаться с миссис Кокер.

– А кто эта миссис Кокер? – спросил Ронни, пока они огибали дом, направляясь к несколько запущенному саду.

– Какая-то старая перечница, которая живет с Лорен.

Они ступили на мощеную дорожку. В конце ее виднелась девушка с парой черных спаниелей. Невысокая, очень светловолосая, одетая в потертый твидовый костюм. Совсем не такая девушка, которую рассчитывал увидеть Ронни. Словом, не из тех девушек, что обыкновенно нравились Джимми.

Придерживая одну из собак за ошейник, Лорен направилась к ним по дорожке.

– Здравствуйте, – сказал она. – Не обращайте внимания на Элизабет. Она только что ощенилась и потому очень подозрительна.

Девушка держалась в высшей степени естественно, и когда распрямилась, посмотрев на обоих с улыбкой, щеки ее зарделись, словно дикий шиповник. Глаза ее светились синевой – как васильки. И вдруг они расширились – не с тревогой ли? Словно она уже обо всем догадалась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении