Krista La Tormenta.

Master’s shadowgate. Том 5. Песочная книга



скачать книгу бесплатно

© Krista La Tormenta, 2017


ISBN 978-5-4485-3810-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Глава 1 Око Бездны

Часть 1 Улов

Морские огромные валы волн рассекал на стремительной скорости корабль. Судно раздулось черными парусами. Темная древесина отражалась в волнах огромным айсбергом. Тень от брига скользила по морской ряби угрозой. И на мачте развевался короткий лоскут истрепленной солёными ветрами ткани с Весёлым Роджером.

Давно в этих краях не было морских пиратов. Точнее их наверное не было здесь вообще. Лишь иногда заблудшие в бури бригантины сюда заносило шальным ветром.

– Лево руля! – прозвучал зычный мужской голос со слабой хрипотцой.

– Есть лево руля! – вторил ещё один и следом хор восторженных голосов команды пиратов. Они уже видели цель.

– Лечь на створ!

– Есть лечь на створ! – принял команду рулевой и уложил штурвал на угол в пятнадцать градусов, выравнивая курс.

Впереди стали мелькать огни, которые быстро перемещались.

– Капитан! Там же скалы! – прокричал юнга.

– Не сворачивать! – грозно рыкнул капитан.

Высокий мужчина стоял на капитанском мостике и щурился на закатный горизонт. Скоро по воде пробежит зеленый луч. Нужно не упустить этот момент. Атлетическая фигура капитана просто рассеивала вокруг себя ауру решительности и силы. От него так и веяло этой мощью закаленного духа. Черные гладкие волосы были прихвачены такой же темной банданой, которая сливалась с прядями. На вид этому существу было около тридцати лет смертного. Волосы не сильно выбивались из-за высоких острых ушей. Но и на расы эльфов капитан пиратов не был похож. Глаза янтарного цвета скорее походили на волчьи. Крохотные точки зрачков неподвижно следили за линией горизонта и яркой медной монетой солнечного диска. По лицу от виска, через бровь, по линии переносицы и на верхнюю губу проходил тонкий темный шрам. Шрам скорее походил на прочерченную угольную узкую полоску. Он напоминал магический ожог. Кожа была почти не поврежденная, лишь расчерчена этой темной линией. И мужчину он не портил. Капитан был чертовски красив. Что-то по-звериному притягательное было в его внешности.

Судно стало сильно трясти, словно оно напоролось на преграду.

– Готовьте снасти! Шлюпки на воду! – снова крикнул сурово капитан.

Матросы бегали по палубе и исполняли приказы. На бушующие волны упали две шлюпки. Моряки стали натягивать сеть. Солнце неумолимо тонуло в океанской бездне, роняя последние лучи. Корабль снова затрясло.

– Мы на них движемся, капитан! Мы же врежемся! – голосил юнга с верха.

– Это не скалы, юнец! Это морок такой! – гаркнул остроухий брюнет и следил за солнцем.

Алые лучи скрылись, растворяясь искрами в темноте вод. И по ряби волн скользнул последний луч.

Он был зеленого цвета. Зеленоватое свечение растеклось по волнам, и вскоре скалы словно стали прозрачнее. Зоркие янтарные глаза неотрывно следили. Там, за иллюзией, была видна гавань. Небольшой островок. Его капитан и искал. Сквозь эту иллюзию в угасающем луче и в подступающей темноте стали видны мелькающие фигурки, которые с каскадом искристых капель вырывались из толщи воды. Капитан старался запомнить, рассматривая уже уплотняющийся сотворенный магией берег, где настоящие скалы, а где нет. Теперь от него зависела безопасность корабля. И от штурмана, если тот тоже рассмотрел.

– Быстрее, крабы вы жареные! – орал капитан матросам в шлюпках, которые гребли к гавани. – Сети тяни, медуза ты жирная!! Левее! Стой! Стой! Скала!

– Они скоро перестанут вас слышать, – подошел помощник.

– Ничего! Не салаги! Главное сеть не упустить!

У скал возникло оживление. Волны будто поднимались со дна. Стали больше и бились уже не в положенном порядке, а словно с десяток кораблей тревожил их с разных сторон. Пара шлюпок вдруг стала сбиваться в кучку, как бумажные кораблики в тазе. Их что-то стягивало носом к носу. Матросы с видимым даже издалека напряжением волокли сети из воды.

– Есть! – крикнул первый штурман, уже увидев в подзорную трубу улов.

Капитан молча наблюдал, как моряки ожесточенно воюют с сетями и волнами. Потом лодки ударились носами и на борт одной из воды плюхнулось что-то. Очертаний было не разобрать. Море стало темнеть под звездной бездной. Послышался плеск вёсел. Крики мужских голосов и улюлюканье ободренных матросов. Одну из шлюпок сильно качало. Улов, добытый с трудом, пытался вырвать себе свободу. Но моряки наваливались поочередно и прижимали добычу ко дну шлюпки.

Когда их подняли на борт, на деревянную палубу в ночной темноте что-то упало с мокрым странным шлепком и свет факелов выхватил из темноты огромный рыбий хвост.

– Оставь до утра. В трюм её. – распорядился капитан. – Курс на Коготь, – задал новую команду мужчина, – И смени его, – кивнул он второму штурману и ушел к себе в каюту.


Едва темное небо у горизонта стало светлеть, на затихшем корабле вновь возникло оживление. Матросы снова стали ловко управляться с канатами. Капитан вышел на капитанский мостик. Он ещё не оделся с ночи. Темные мягкие кальсоны в обтяжку очерчивали каждую линию мужской фигуры, все мускулы ног и их напряжение при малейшем движении. Мужчина был босым и по пояс голый. На корабле женщин не было и капитан не из застенчивых. На левом бедре тяжело постукивала сабля. Даже на своем корабле морской волк не расставался со своей перевязью. Широкий кожаный ремень обхватывал бедра тугой лентой. Черные волосы оставались гладкой волной на спине, удерживаясь за острыми высокими ушами. На морском просторе был штиль.

– Она просохла? – спросил Капитан подбегающего моряка.

– С ней что-то странное происходит! – нервно крикнул тот.

– Ноги появились? Это нормально, олух! Они и приплываю на остров, чтобы бабами стать! Раз в месяц в ночи новолуния, когда даже свет луны не выдаст их тайны. И уплывают до рассвета назад в океанскую бездну.

– Капитан! Об этом ты рассказывал! Я о другом говорю! Мы же то… – бил кулаками себе в грудь косматый низкорослый загорелый до коричневого цвета кожи мужик, – Мы же то белобрысую ловили! Я же видел то от факела в воде! Бледная, как медуза, была! И хвост как у сельди! А сейчас… – моряк округлил глаза.

– А что сейчас? – Капитан уже спускался в трюм, слушая по ходу дела сбивчивую речь моряка.

Мужчины прошли в один из отсеков. В старом огромном корыте, слегка наполненном водой лежало существо в кровавых плавающих разводах. Янтарные глаза суровым взглядом скользнули по фигуре. Русалка лежала лицом вниз, ко дну корыта, и не шевелилась. Чешуя хвоста имела ярко-розовый оттенок. Волосы стали кровавого цвета и в воде растекались тонкими извивающимися прядями, будто кровь. Брюнет посмотрел на узенький луч солнечного света, что просочился сюда из соседнего отсека через открытый люк. Рассветное солнце было низко и попало как раз прямиком сюда одним своим робким лучиком.

– Я же сказал: убрать воду!

– Капитан! Мы убрали! Но вот… – матрос развел руками.

– Что «вот»?! – рявкнул этот волк, – Олух! Что вас крыс напугало? Что она цвет менять начала? Да не подохнет она без воды! Ты, неуч, предания знать должен! Раньше Мать наша с красной морской травы жизнь в себе нарождала! И на бреге поросль красной была! Солнце это на неё так действует, тупые созданья! Убрать воду!! – взревел капитан и вышел на верхнюю палубу.

Матросня засуетилась. Они стала бегать по отсекам и хватать ведра и тряпки. Выволокли русалку на палубу и вычерпали воду. Обмотали тряпками и стали поднимать к Капитану на верх.

– Да что вы мне то её приволокли?! – снова взревел капитан, – Притащите, как ноги появятся! Она же сейчас для речи, как рыба бесполезна! Она говорить по-человечьи сможет, только когда просохнет! Или из вас кто расой вышел, чтоб мысли читать?!

Под свирепым взглядом янтарных глаз жгучего остроухого брюнета, матросы разбежались и русалка исчезла. Только через несколько часов вновь на палубе возникло оживление.

– Капитан! У неё есть ноги! И она синеет!

– Привяжите к мачте!

– Есть, Капитан!

Моряки принесли обнаженную девушку и стали толстыми канатами привязывать к мачте. Она почти не сопротивлялась. Лишь спокойно наблюдала. И едва стояла на ногах. Тонкая фигура походила на драгоценную мраморную статуэтку искуснейшей работы. Светлая кожа переливалась на солнечном свете мерцанием перламутра. Пухлая стоячая грудь колыхалась от каждого грубого движения мужских жестких рук, что наматывали канат. Розовые ореолы будто нераспустившийся бутон маленькой розы, так и призывали коснуться в нежном ласкающем жесте. Тело было практически без волос, обнаженное и юное. Мужские похотливые взгляды алчно изучали это создание. Волосы действительно стали темнеть под солнечным светом, постепенно тон переходил от зеленовато болотного до иссиня черного. Это конечный эффект изменения пигментации под воздействием ультрафиолета.

– Грудь не трогай! – рыкнул капитан, когда канат лег на мягкие обнаженные холмы. И тут же спустился ниже. Несколько моряков хохотнули. – Бараны! Ей дышать нужно! – пресек веселье мужчина, понимая их пошлые мысли.

Пленница хранила спокойствие и безмолвие. Капитан подошел ближе. Его янтарные глаза изучили красивое девичье лицо. Она не отводила взгляда. Мужчина чуть склонил голову на бок и глянул ей ниже пояса. Обнаженное тело и женская промежность не были прикрыты ни чем, даже пушком. Он хмыкнул и поднял глаза вновь на лицо. Дева ни капли не смутилась. Она не понимала, зачем этим сухопутным все эти тряпки на телах.

– Говорить уже можешь? – спросил спокойно капитан.

Русалка молчала.

– Наверняка уже можешь. Не бойся, от твоего голосочка мы с ума не сойдем. Будь смелее. – без улыбки съязвил мужчина. – Ты же знаешь, зачем я тебя ловил? Где город «Око бездны»?

Капитан говорил о древнем затонувшем городе, который принадлежал одному из видов морских существ, таких вот русалок. По преданиям там были сокровища, каких не видывали на материке. И из-за постоянных попыток ограбить город, его жители сами потопили остров, чтобы уберечь свои ценности, которым предавали иное значение, нежели жители суши. Морской народ вернулся в бездну океана.

Русалка спокойно взирала на моряка. Сколько её соплеменников уже были пойманы ради алчных замыслов. И ни один не выдал тайн…

– Я оставлю тебя висеть на этой мачте, пока ты не высохнешь в мумию. Я вижу, что намерена молчать. А женщин я не пытаю. За меня это сделает ветер и солнце.

Капитан уже развернулся, чтобы уйти, потому что не привык зря терять времени с пленными. Но ему в широкую голую спину прозвучал слабый нежный голосок:

– Кто ты?

Брюнет развернулся и внимательно посмотрел в глаза, которые теперь стали цвета индиго. Дева изучала его обнаженный торс. На груди висела цепочка в палец толщиной. На цепи на мужской груди болтался кулон в виде металлического волчьего клыка, увенчанного ядовито-желтого цвета кристаллом. Металл походил цветом на платину или на начищенное серебро. Острия ушей капитана приподнялись, как у хищника. Узкий острый подбородок дернулся в скептичной гримасе. Красивые скулы походили бы на аристократические своими тонкими чертами, если бы не этот странный налет хищного зверя. Дева гадала, чистой ли расы перед ней существо, что вызвало в капитане шквал эмоций.

– Не твоего ума дело, – приблизился он вплотную, едва не касаясь своим мощным торсом её нежной груди. Янтарные очи сверкнули гневом. – У меня свои тайны, у тебя свои. Будем меняться? – вздернул он бровь и острый край одного уха так же приподнялся, придавая дерзкий вид этой и без того колоритной персоне.

– Я на твои не претендую и своих не выдаю, – тихо ответила русалка.

– Значит будешь целые сутки наслаждаться солнцем верхнего мира перед смертью.

Капитан качнул бедром, на котором звякнула металлическим звуком сабля в ножнах и развернулся к рубке.

– Капитан! Близится шторм! – крикнул юнга.

– Не удивительно, – буркнул сам себе моряк, понимая причину тому.

Корабль уже с рассвета гнал в бухту. Им нужно было до ночи успеть как можно дальше уйти от океанской бездны, чтобы та не настигла их гневом за свою дочь. Ветер стал меняться. Порывы становились более жесткие и холодные. Солнце плыло по лазурному небосклону, которое уже начинало пестрить облаками. А до бухты двое суток пути.

Часть 2 Гавань в буре

Небо грозно нависало, заглядывая в океанские глубины. Казалось, что оно скоро станет падать, поглощая в эту темную ватоподобную пучину. Корабль рассекал валы на огромной скорости, но даже магическому судну было сложно уйти от погони этой стихии.

Ветер усиливался с каждым морским узлом. Он бешено ревел, как голодный дикий зверь и рвал парусину. До берега было несколько морских миль. Точнее до рифов, за которыми уже будет не страшна буря. Главное теперь успеть уйти от эпицентра. А шторм приближался, и чутье капитана подсказывало, что там ураган, который набирает мощь.

– Спустить паруса! Насесть на весла! АстольВель! Ты сможешь до гавани защитить судно? – крикнул капитан, удерживая штурвал. Он искал взглядом сквозь уплотняющуюся завесу ливня своего мага, единственного на корабле.

Промелькнула невысокая фигура в балахонистой мокрой одежде.

– Я стараюсь, капитан! Но надолго моих сил не хватит! – АстольВель был невысоким, и уже седеющим. На мудреца он явно не походил. Полукровка от друидов просто знал старые заклятья по заговорам сил стихии. И не каждый может иметь ту силу слов, с которой возможно управлять природой.

Судно стало кренить. Паруса были спущены, и корабль захлестывало волнами. Матросы едва справлялись с управлением и греблей. Янтарные глаза капитана смотрели сквозь весь этот хаос. Впереди показалось что-то… Вроде легкой дымки. Это был туман. Уже вечерний. Значит до рифов не так далеко. Главное успеть до того, как их настигнет шторм эпицентром. Капитан передал штурвал штурману и стал спускаться с мостика на палубу к мачте. Дева уже билась с хвостом. Шквал ливня постоянно смачивал её кожу, но этого было не достаточно, чтобы чувствовать себя комфортно в виде русалки. Она приоткрывала рот и захлебывалась кислородом, периодически теряя сознание. Волосы стали светлеть в этом сумраке бури. Пока русалка была на корабле и жива, у капитана была возможность узнать необходимые сведения. Потому он рационально решил её избавить от ненужных пока мучений. Остроухий мужчина с волчьим взглядом прошел к мачте и рубанул по канатам, выхватывая ловким движением саблю от бедра. Дева рухнула на палубу и тут же попыталась отползать. Он склонился со звериной ловкостью ухватывая скользкое существо. Подловил её за талию и понес, как мешок подмышкой, подпирая бедром. Быстро спустился в трюм и бросил её на пол, запирая за собой дверь грузового отсека. Мужчина выскочил назад на верхнюю палубу, снова сражаться со стихией, которая явно была вызвана не только волею природы.

Ночь подступала. В сгущающейся темноте становилось сложнее управлять кораблем. Матросы уже выбивались из сил. Несколько парусов из тех, что оставляли в подмогу гребле, были разорваны в клочья, будто по ним прошелся когтистой лапой невидимый зверь. Палуба была скользкой, канаты потяжелели и матросы сдирали ладони в кровь, удерживая снасти. После пары часов в этом стихийном аду капитан снова сменился на второго штурмана и ушел в каюту. Он искал что-то в старой книге, походившей на исписанный бортовой журнал. Потом остроухий брюнет сорвался, словно нашло озарение и помчался в трюм.

Русалка жалась на деревянном полу в углу, едва удерживая равновесие. Сидеть во время бортовой качки на скользком хвосте явно было сомнительное удовольствие. Капитан мельком глянул на пол. Местами были влажные слизистые следы и содранная деревом чешуя. Деву изрядно потрепало до того, как она сообразила отползти в угол и удерживаться за две стены. Нежная кожа уже покрылась ссадинами и кровоподтеками от ударов в процессе качки. Мужчина подошел ближе и присел на корточки. Он осветил лампадой лицо морской девы. Она жмурилась и боялась открыть глаза. Наверное даже не услышала, как он подошел. Кожа начинала просыхать, скоро будет трансформация. Капитан постучал пальцами ей по лбу.

– Эй! Скоро ноги будут? – пыхнул он жарким светом от огня ей в лицо.

Русалка испуганно захлопала глазами, не сразу понимая кто перед ней и чего хочет. Поджала губы. В глазах промелькнули мысли осознания. Она решила молчать.

– Не ответишь – оставлю тут болтаться, как сельдь в тазе. Скоро просохнешь?

Она с минуту внимательно его изучала. Потом кивнула. Мужчина перехватил тонкую ручку лампады зубами и взял полудеву на руки. Периодически втыкаясь от качки в стены с ношей на руках, капитан поднялся на верхнюю палубу и вынес её в эту стихию. Сквозь рёв ветра и выплевывая из зубов проволоку, он крикнул:

– Или ты говоришь, где твой амулет и что делать, или я бросаю тебя за борт! Ты не надейся, что лучше умереть, чем быть в плену! Это воды возле Когтя! Ты ведь слышала о них? Смерть будет для тебя адом! И мы движемся к рифам!

Ветер захлестывал мокрые длинные блестящие пряди черных волос на лицо капитана. Взгляд был жестким. Янтарь его глаз сверкал в этой темноте. Мокрое лицо сейчас казалось просто жутко устрашающим. Столько звериного проявилось в этой стихии. Русалка побледнела больше, чем была. Светлые волосы почти сливались с оттенком кожи. Губы дрожали, а пальцы вонзились в мускулистые плечи мужчины. Она кивнула. Капитан снова стал спускаться к каютам. Быстро вошел в свою и бросил деву на пол. Она проскользила пару метров, ударяясь о деревянную низкую кровать, прикрепленную к полу. На полу остался след содранной чешуи и поблескивал слизистой влагой. Мужчина опустился на колени перед ней и стал смотреть в глаза. Её ладошки упирались в пол и локти заметно дрожали. Дева смотрела исподлобья, потом с трудом оторвала от пола одну руку и показала тонкий браслет на запястье.

– В воду? Нет? Высушить? Сказать слова? – на все перечисления дева лишь отрицательно качала головой. Остроухий не выдержал и схватил её за волосы, – Мне некогда с тобой в загадки играть.

Русалка вдруг от испуга приоткрыла губы и видимо забыла, что она ещё не просохла. С губ сорвался поражающий звук, походивший одновременно и на музыку, и на тонкий пронзительный крик, в который вплетались будто слова, но ничего знакомого в них не было. Это даже на Древний не походило. Капитан резко выпустил её волосы и отпрянул, зажмурившись. Он прижал ладони к своим острым ушам. Русалка отползла ещё дальше и часто дышала. Обнаженная грудь взволнованно колыхалась на каждый неглубокий резкий вздох. По телу пробежались мурашки.

– Я перережу тебе горло, чтобы ты так больше не делала! Умереть не умрешь, а без голоса останешься! – отошел от звуков капитан и прошипел ей в лицо, вновь оказавшись рядом. – Снять с тебя? Хорошо. Не в воду, не сушить, что тогда? Одеть на себя? Хорошо. И дальше что?

Русалка кивала коротко. На последнем вопросе указала рукой на иллюминатор.

– Выйти? И что? Что ты маячишь? Повторить это жест? Хорошо.

Капитан встал и взял снятый с руки девы браслет. Вышел, запирая каюту.

– Эй, крыса! Присмотри за ней! – крикнул остроухий и встал на корме. Повторил с браслетом жест, что показала русалка. И ничего не произошло. Волна гнева стала захватывать брюнета. Его даже не волновали бьющие в грудь жесткие холодные шквальные порывы. Он не позволит женщине себя обманывать!

– Капитан! Я вижу звезды! – крикнул юнга.

Шторм вдруг стал утихать, начиная сжиматься вокруг корабля. А у горизонта сквозь стихию стали видны ночные звезды в чистом небе. Брюнет перевел дух. Значит не обманула. Буря сейчас уляжется. И можно снизить скорость. К рифам нельзя подплывать в этой стихии в ночной темноте. Лучше не рисковать. Особенно в этих водах.

Капитан вернулся к себе в каюту. Дева жалась к кровати, держалась двумя руками за спинку, чтобы снова не врезаться в стены. Мужчина осмотрел свою каюту усталым взглядом. Возвращать её в трюм уже не было сил, и к тому же не безопасно. Он почти никому не доверял, особенно этим раздолбаям, которые могли и забыть об ответственности, по привычке вознаграждая себя за пережитый благополучно шторм бочкой рома. А добычу, с таким трудом пойманную, нельзя упустить. И капитан решил оставить её в каюте под своим надзором. По крайней мере на ночь. Но куда её деть, мужчина места не нашел. Из мебели тут было лишь самое необходимое. К стене приковать было нечем. Оставался только стол с ножками и кровать. Стол был прикреплен к полу, но в прочности крепления самих ножек к столешнице он сомневался. Оставалось только одно. Капитан сощурился презрительно на пленницу и стал при ней избавляться от промокшей до нитки одежды. Снял рубаху и кинул на пол. Потом отстегнул перевязь, вешая ремень на крюк в стене. Потом стал стягивать кальсоны, обнажаясь при деве полностью. На её лице не мелькнуло ни тени смущения, и она не отводила глаз, просто рассматривая обнаженного мокрого мужчину. Девичий взор скользнул ему ниже пояса. Брюнет едва сдержал самодовольную ухмылку, зная о своем великолепном строении. Без стеснения прошел к сундуку, поигрывая мускулами и поискал что-то, в чем вздремнуть пару часов. Но ничего подходящего не нашел. Завтра он даст взбучку одному из моряков, за не выстиранную одежду. Взял мягкую перевязь для оружия, которая больше походила на шарф. Подошел к русалке и встал. Перед лицом сидящей девы было мужское тело в такой доступной для рассмотрения близи, что она невольно смутилась. А брюнет просто стоял и разматывал перевязь. Потом кинул на кровать какую-то тряпку. Склонился над русалкой и поднял её, кидая на постель. Взял её тонкую ручку и перевязал одним концом этого шарфа. Лёг рядом и намотал второй конец себе на одну руку, ухватывая ладонью узел на запястье девы. Ей пришлось скатиться к его горячему голому боку из-за продавленной кровати под весом мужского тела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6