Крис Тейлор.

Как «Звездные войны» покорили Вселенную. История создания легендарной киносаги



скачать книгу бесплатно


Способности автора и режиссера Лукас приобрел позднее с большими усилиями и болью. Ранние годы его жизни дают мало примеров его деятельности в этих направлениях. Но один из дошедших до наших дней рассказов, написанный им в третьем классе, предсказывает его будущую любовь к скорости и упрямство: черты, которые будут принуждать Лукаса закончить каждый проект, который он начнет. Рассказ называется «Медленный мальчик», но место действия – «страна Зум» – кажется идеальным названием для хромированной эпохи 50-х.

Давным-давно в стране Зум жил мальчик, который всегда был медленным. Все остальные жители страны Зум были быстрыми.

Однажды этот мальчик шел по дороге и встретил лошадь. Он хотел поговорить с лошадью, поэтому начал садиться на камень, где сидела пчела.

Как только он сел на камень, он тут же подпрыгнул с криком и побежал по дороге.

С тех пор он больше никогда не был медленным.

Несмотря на краткость, это квинтэссенция Лукаса: мальчик-мечтатель, медлительный в школе, иногда подстегиваемый страхом, постоянно что-то мастерящий, беспрестанно ищущий что-то интересное в стране Зум. «В школе ему было скучно; ему нужен был укус пчелы, – говорит профессор Маккарти. – Укусом пчелы была авария. Будто он ее предвидел».

А что до кино, которое стало столь важным в его последующей жизни? Он ходил в кино пару раз в месяц, если не реже, и хотя он и любил фильмы студии Disney – особенно «20 тысяч лье под водой», – он говорил, что в подростковом возрасте ходил в кино только ради девчонок. Кинематограф был одной из тех вещей, что он впервые попробовал с Мелом Целлини в свои годы в переулке. Они пытались издавать газету, после того как Лукас вернулся из Диснейленда, печатая ее в магазине Джорджа-старшего, – их хватило на десять выпусков. У отца Целлини была 8-миллиметровая кинокамера, которую можно было использовать, чтобы снимать мультфильмы. Мальчики часто играли с солдатиками, поэтому они записали, как их маленькая зеленая армия движется по переулку, по кадру за раз. Для спецэффектов Лукас делал маленькие костры. «Для него было критично, чтобы все выглядело правильно, – вспоминал Целлини. – По-настоящему».

Уже в юном возрасте Лукас мог связать искусство и выгоду. Как-то осенью они с Целлини соорудили дом с привидениями в гараже Целлини. Это была сложная конструкция с падающими с потолка призраками и мерцающими огнями. С соседских детей брали по 10 центов за посещение. «Нам надо все поменять, чтобы стало по-новому», – сказал Лукас, когда количество посетителей снизилось; после этого он перезапустил мероприятие как новый и улучшенный дом с привидениями. «Он делал это два или три раза; я был восхищен, – вспоминает Целлини. – «Как только продажи начинали падать, Джордж что-то изменит, что-то подправит, и дети снова возвращались». Этот трюк он потом много раз повторит со «Звездными войнами».

ДЕСЯТИЛЕТНИЙ ЛУКАС НЕ МОГ ДОГАДАТЬСЯ, НАСКОЛЬКО КОМИКС ПРО СКРУДЖА МАКДАКА ПРЕДСКАЗЫВАЕТ ЕГО СОБСТВЕННОЕ БУДУЩЕЕ.

Лукасу исполнилось 10 лет в 1954 году – этот изменивший его год он потом не раз еще вспомнит.

Это был год, когда Джордж-старший купил телевизор. (Он не был первым родителем в городе, кто это сделал, Джордж уже несколько лет бегал к Джону Пламмеру, чтобы получить свою дозу «Флэша Гордона».) В этот год Лукас впервые объявил о своем намерении стать автогонщиком. И это был год, когда он понял что-то, о чем публично заявил годы спустя, в своей первой рекламной короткометражке.

В 1970 году, в 26 лет, Лукас снял десятиминутный фильм «Лысый» для рекламы своей авангардистской антиутопии «Галактика ТНХ 1138». Фильм начинается с того, что Лукас и его второй наставник – Фрэнсис Форд Коппола, – представленные как «два представителя нового поколения кинематографистов», обсуждают, что повлияло на фильм. Лукас мог бы упомянуть многие вещи, которые вызвали бы отклик у его поколения, – такие как «О дивный новый мир» и речи Ричарда Никсона. Вместо этого он гордо разместил свой флаг на территории ботаников. ТНХ «на самом деле берет начало из комиксов, которые я читал, когда мне было лет десять,» – сказал Лукас. – «Меня всегда поражало, что мы жили в будущем. Если бы вы хотели снять кино о будущем, надо использовать реальные вещи, потому что мы живем в будущем».

К 10 годам Лукас читает очень много комиксов. Их с Венди коллекция так разрослась, что Лукас-старший выделил отдельную комнату в сарае под их комиксы – более пятисот комиксов в целом. Но и этого было мало. По воскресеньям, когда его родители занимались счетами, он отправлялся к Пламмерам и читал стопку комиксов, которую отец семейства бесплатно получал в газетном киоске. У комиксов были оторваны обложки, чтобы их нельзя было перепродать. Однако Лукас не собирался судить комикс по отсутствию у него обложки.

1954 год был последним годом послевоенного зенита, называемого исследователями комиксов Золотым веком. Супермен и Бэтмен разменяли второй десяток и были в отличной форме. Множество тем – комиксы про ковбоев, романтические комиксы, комиксы ужасов, юмористические комиксы, научно-фантастические комиксы. В этом супе варился Лукас: крайне визуальном, диком, ужасном, смешном, раздвигающем границы, не признающем авторитеты и неземном.

Герой комиксов, о котором Лукас упоминает в своих самых ранних интервью, сегодня почти забыт: Томми Туморроу из отряда Планетчиков. Туморроу жил на страницах издания Action Comics, журнала, в котором родился (и во времена детства Лукаса все еще доминировал) Супермен. Если провести аналогию с музыкой – это то же самое, что быть на разогреве у «Битлз».

Томми Туморроу родился в 1947 году как космический кадет в месте, которое комикс называл «Космический Уэст Поинт[16]16
  Уэст Поинт – самая известная военная академия США, готовящая будущих офицеров. – Прим. пер.


[Закрыть]
». Позднее он стал полковником в полицейском отряде «Планетчики», работающем по всей Солнечной системе. Поначалу молодой и наивный Туморроу вскоре обзавелся поддержкой своенравного женского персонажа, Джоан Горди, и наставником, прекрасным фехтовальщиком, капитаном Брентом Вудом. Самый шокирующий сюжетный поворот этого комикса: Вуд узнает, что знаменитый космический пират Март Блэк[17]17
  Black – черный (англ.) – Прим. пер.


[Закрыть]
на самом деле – его отец.

Думаете, это было шокирующим? Если вы действительно хотели шока в те годы, существовали комиксы издательства EC Comics. Уильям Гейнс унаследовал компанию от отца в 1949 году и сразу же начал выпускать линейку комиксов умных и страшных, от ужасов – журнал «Байки из склепа» – до журнала «Странная наука и странное фэнтези», в каждом выпуске которого было четыре научно-фантастических рассказа с неожиданным поворотом сюжета. «У EC Comics было все, – писал Лукас позднее в предисловии к сборнику «Странная наука». – «Космические ракеты, роботы, лазерные лучи… Отнюдь не совпадение, что все это есть также в «Звездных войнах». Стиль изложения EC Comics также вдохновлял Лукаса: «Мини-фильмы, которые захватывали тебя и тянули за собой до последней страницы… Ты читал их, широко раскрыв глаза, открыв рот, пока мозг пытался угнаться и осознать все происходящее».

Но жизнь ЕС была недолгой. С апреля по июнь 1954-го, пока Лукас сидел во дворе на пледе и читал комиксы, один из комитетов Сената США допрашивал Гейнса по поводу одного из комиксов, продававшегося с газетных лотков в районе десятого дня рожденья Лукаса – на обложке была отрубленная женская голова. Гейнс страстно выступал в защиту своего комикса, но за кадром он всеми силами искал компромисс. Он помог организовать ассоциацию издателей комиксов Америки, которая в свою очередь создала Управление кода комиксов,[18]18
  Comics Code Authority – негосударственный орган цензуры, долгие годы проверявший все издававшиеся в США комиксы на предмет наличия секса и насилия. – Прим. пер.


[Закрыть]
практически нацеленное на дистрибьютора комиксов ЕС. На следующий год дистрибьютор Гейнса обанкротился.

Одно из изданий Гейнса выжило и оказалось куда более опасным для истеблишмента, чем вся линейка EC Comics. Журнал Mad, сегодня столь беззубый, был предвестником великих сатириков 1960-х. Mad смеялся над всеми важными темами» – писал Лукас в 2007 году. – Над родителями, школой, сексом, политикой, религией, большим бизнесом, рекламой и поп-культурой, используя юмор, чтобы показать, что король-то голый. Это помогло мне понять: если что-то подается как данность, это не значит, что оно таковым и является. Я понял, что, если хочу изменить status quo, я не могу ждать, пока мир изменится сам. Это очень сильно повлияло на мое мировоззрение. Бо?льшую часть своей карьеры я провел, рассказывая истории о персонажах, которые борются за изменение доминирующей парадигмы… В этом, хотя бы отчасти, виноват Альфред И. Ньюмен[19]19
  Альфред И. Ньюмен – вымышленный персонаж и герой карикатур, являющийся символом журнала Mad. – Прим. пер.


[Закрыть]
».

Карл Баркс, знаменитый автор комиксов с персонажами студии Disney, создавший Скруджа Макдака и давший ему собственный журнал комиксов в 1952 году, также частично ответственен за мировоззрение Лукаса. Первым произведением искусства, купленным Лукасом – в конце 1960-х, – была одна из страниц из «Скруджа» Баркса. Комиксы Баркса передавались из рук в руки в самый первый день съемок «Звездных войн» в тунисской пустыне.

Один из ранних комиксов Баркса о Скрудже, изданная в 1954 году пародия на утопический роман и фильм «Потерянный горизонт» (именно в нем появилась страна Шангри-Ла), позднее эхом отозвался в жизни Лукаса. Комикс начинается с того, что самый богатый в мире селезень атакован звонками, письмами и людьми с просьбами одолжить денег, дать на благотворительность, заплатить налоги. В поисках спокойствия он с племянниками отправляется на поиски мистической страны Тралла-Ла в Гималаях. Скрудж счастлив найти общество, где единственной валютой является дружба. Все идет наперекосяк, когда местные находят крышку от пузырька успокоительных таблеток, выброшенную Скруджем за ненадобностью. Крышки становятся местной валютой, и Даки вынуждены бежать, когда рынок становится перенасыщен.

Десятилетний Лукас не мог догадаться, насколько этот комикс предсказывает его собственное будущее. Он тоже познает странную смесь одиночества под напором вечных просьб – судьба знаменитых миллиардеров. Он тоже будет использовать богатство, чтобы сбежать от богатства, построив свою собственную версию Тралла-Ла – Ранчо Скайуокер. Но необходимость содержать эту утопию и работников привела его к жизни далеко не безоблачной, и в конце концов он продал свое главное предприятие той же компании, что владеет Дядей Скруджем.

Скрудж Макдак, Томми Туморроу, ЕС и Альфред И. Ньюмен оказали ключевое влияние на внутренний мир растущего Лукаса, но все они меркли по сравнению с Флэшем Гордоном. Эдвард Саммер может это подтвердить. Саммер – кинематографист и писатель, раньше владевший магазином комиксов в Нью-Йорке. В начале 1970-х он стал другом и деловым партнером Лукаса: их познакомили общие друзья, и они сблизились на теме «Флэша Гордона». Лукас искал оригиналы рисунков Алекса Рэймонда, и у Саммера как раз был способ их достать. В 1974 году Саммеру удалось провести Лукаса через черный ход в King Feature, где два его друга переводили оригинальные комиксы Рэймонда на микропленку. После этого они должны были уничтожить оригиналы, но, к счастью для потомков, Саммер с друзьями спасли комиксы и нашли новый дом для рисунков.

Увидев снова эти комиксы и посмотрев записи сериала в своем личном кинозале, Лукас понял, насколько «ужасным» был его любимый кинофильм. Он все еще любил его, но пришел к выводу – любил лишь потому, что познакомился с ним в детстве. Он стал понимать, насколько зыбко основание жанра космического фэнтези. Современному зрителю тяжело понять привлекательность этих глуповатых, размытых черно-белых сериалов. Но они покоряли умы детей как минимум до конца 1970-х (именно тогда я их впервые увидел). «Они должны поймать тебя, когда ты ребенок, – говорит Эдвард Саммер. – «Если они тебя поймали в нужном возрасте – устоять невозможно».

Популярность «Флэша» у первого поколения телезрителей во многом связана с самим форматом сериала. В 1950-е новорожденные телеканалы по всей Америке искали способы заполнить эфир. Было огромное количество передач в прямом эфире, включая неожиданно большое число научно-фантастических шоу (к сожалению, не сохранилось ни единой записи этих передач): «Капитан Видео и его Видео рейнджеры» (1949–1955), «Том Корбетт, космический кадет» (1950–1955), «Космический патруль» (1950–1955), «Сказки завтрашнего дня» (1951–1953). Люди, стоявшие за этими сериалами, не были дураками: список сценаристов «Капитана Видео» читается как кто-есть-кто фантастики 1950-х: Артур Кларк, Айзек Азимов, Уолтер Миллер, Роберт Шекли. Но, хотя авторы были первоклассными, у передачи было слишком много времени в эфире – тридцать минут в день, пять дней в неделю – практически без бюджета. «У них были крутые скафандры, но ужасные декорации,» – говорит Саммер. – Очень низкий уровень постановки. Поэтому, когда по телевизору показали повтор «Флэша Гордона», это было как удар молнии».

Сериалы годами были весьма популярны на радио. Это была эра еженедельных приключений таинственных борцов с преступностью. И их кинематографические аналоги оказались именно тем, что искали телеканалы. Каждая глава длилась около двадцати минут. Это оставляло место в получасовом сегменте на мультфильм, или краткое содержание в исполнении местного ведущего, или, самое важное, на рекламу спонсоров («Кока-кола» была частым спонсором «Флэша Гордона»). Если сложить вместе оригинальный сериал 1936 года и два его продолжения 1938 и 1940 годов, то всего получалось сорок серий. Их можно было показывать по будням два месяца без повторов, а потом начать сначала – именно так и поступали многие телеканалы.

«Флэш Гордон» не является лучшим сериалом золотой эры киносериалов ни по техническим данным, ни по мнению критиков. Эта корона принадлежит «Приключениям капитана Марвел» (1941) – двенадцатисерийной истории о супергерое от студии Republic Pictures. Но у Флэша на двадцать восемь эпизодов больше и куда больше действия, дети с ума по нему сходили. На съемочной площадке оригинальных «Звездных войн» большинство были его поклонниками. Продюсер Гари Кертц, который на четыре года старше Лукаса, успел застать его еще на утренних сеансах в кино – до того как сериал стали показывать по телевизору. «Флэш Гордон» произвел на меня самое большое впечатление из всех сериалов», – сказал Чарли Липпинкотт, ответственный за маркетинг «Звездных войн», который смотрел «Флэша Гордона» на стене библиотеки в Чикаго во время специального показа. Говард Казанян, друг Лукаса и продюсер «Возвращения Джедая», рассказал мне, что мечтой его детства было полететь на Монго на ракете. Они с братом даже пытались смастерить рубку космической ракеты из крышек от зубной пасты. Дон Глут, друг Лукаса по киношколе и автор книги «Великие киносериалы», говорит, что Флэш выглядел более живым по сравнению с другими героями сериалов: «Бастер Краббе был на годы впереди любого другого актера сериалов. Он был красивым, у него было телосложение, у него была харизма. В большинстве сериалов не чувствовалась связь героя с героиней. У Флэша был характер, личность и потрясающая сексуальная динамика. Когда Дэйл говорит принцессе Ауре: «Я на все готова ради Флэша», вполне понятно, о чем она говорит».

Мир спецэффектов недалеко продвинулся с 1936 года – в нем не было особой нужды. «Сегодня вы видите, что космические корабли на веревочках, и все смотрится немного убого, но тогда это было произведением искусства, – говорит Саммер. – К тому же у телевизоров было такое плохое разрешение, что веревочек вы и не видели». Годами Саммер мечтал сделать киноверсию «Флэша Гордона». И он был не одинок – как мы узнаем, Лукас взялся за «Звездные войны» лишь после того, как не смог получить права на «Флэша Гордона». На обложке одной из ранних версий сценария «Звездных войн» изображен рисунок Рэймонда с Флэшем и Мингом, дерущимися на мечах.

Лукас никогда не скрывал, что «Флэш Гордон» послужил самым непосредственным и большим вдохновением для «Звездных войн». «Оригинальный сериал Universal шел по телевизору в 6:15 каждый вечер, и я по нему с ума сходил, – сказал Лукас после завершения съемок «Звездных войн» в 1976 году. – Я всегда обожал космические приключения, романтические приключения». Сериал был «особо важным событием» его юности, сказал он на съемочной площадке фильма «Империя наносит ответный удар». «Я его так любил, несмотря на то как он был ужасен, – сказал он. – И я задумался, а что бы было, если бы его сделали по-настоящему хорошо? Несомненно, дети любили бы его еще больше». Лукас отдает дань уважения «Флэшу Гордону» титрами – слова на экране в начале каждого эпизода «Звездных войн» уплывают точно так же, как и во «Флэш Гордон покоряет вселенную».[20]20
  Титры «Звездных войн» точно повторяют угол титров «Флэша Гордона» и заканчиваются теми же нестандартными четырьмя точками вместо многоточия. – Прим. авт..


[Закрыть]

Его смена кадра так же явно заимствована у сериала. Сходство между «Флэшем Гордоном» и «Звездными войнами» настолько очевидно поколению «Флэша Гордона», что подчас они видят связь даже там, где ее нет. Например, друг Лукаса Говард Казанян уверен, что Люк Скайуокер – это Флэш, принцесса Лея – Дэйл Арден, Оби-Ван – доктор Зарков, а Дарт Вейдер – Минг Безжалостный.

Происхождение этих персонажей, как мы увидим, на самом деле куда сложнее. Но есть один тип персонажа в маске, чье происхождение, возможно, действительно идет напрямую от «Флэша Гордона». В 1954 году был выпущен еще один сериал про Флэша – на этот раз специально для телевидения. Снятый в западной Германии, он значительно отличался от оригинала: Флэш, Дэйл и Зарков работают на Галактическое бюро расследований в XXXIII веке. Минга нет, только череда злодеев в серебряных костюмах. И хотя эта версия Флэша продержалась лишь один сезон, продюсеры сериала получили права на использование на телевидении названия «Флэш Гордон», которые к тому моменту вернулись от Universal king Features. Это означало, что сериалы, снятые Universal в 1930-х, под присмотром самого Алекса Рэймонда, в 1950-х не могли называться «Флэш Гордон». Поэтому, когда оригинальные сериалы показывали по телевизору, в титрах название заменили на «Космические солдаты».[21]21
  По иронии судьбы, название «Космические солдаты» куда больше подошло бы к западногерманскому сериалу, в котором было значительно больше космических полетов, чем в оригинальных сериалах. – Прим. авт.


[Закрыть]
И возможно, космические солдаты, которых Лукас рисовал в школе, были первой попыткой воздать должное «Флэшу Гордону». Некоторым образом они также являются первым из многих ключей к пониманию, почему Джордж Лукас создал «Звездные войны». Сюжет сериала полностью захватывает воображение ребенка: его привлекает коварный злодей, романтическая линия, мудрый наставник и в первую очередь явно выраженный герой. Его захватывают приключения с ракетными кораблями в неведомых землях, с монстрами повсюду, где опасность всегда не дальше чем в паре минут и каждый эпизод заканчивается на самом интересном месте. Но, несомненно, он удивлялся (ведь дети все воспринимают буквально): почему в названии говорится: «Космические солдаты», «Космические солдаты на Марсе» или «Космические солдаты покоряют вселенную»? Кто эти космические солдаты? Их нигде в сериале не видно. Есть стражники Минга, расхаживающие в шлемах римских легионеров со странными масками. Но в кадре почти никогда их не бывает больше одного-двух. Томми Туморроу? Он, скорее, космический полицейский. Есть солдаты в журналах и книгах на журнальных столиках – героические, полные харизмы, солдат, который стал президентом США,[22]22
  Дуайт Эйзенхауэр – президент США с 1953 по 1961 год., во время Второй мировой войны один из руководителей англо-американских военных сил, среди прочего возглавлял операцию по высадке в Нормандии в июне 1944 года. – Прим. пер.


[Закрыть]
– но они еще не в космосе.

ЛУКАС НИКОГДА НЕ СКРЫВАЛ, ЧТО «ФЛЭШ ГОРДОН» ПОСЛУЖИЛ САМЫМ НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ И БОЛЬШИМ ВДОХНОВЕНИЕМ ДЛЯ «ЗВЕЗДНЫХ ВОЙН».

Потом пришел день, когда Лукас взял в руки 124-й выпуск комикса «Иллюстрированная классика», изданный в 1955 году: «Война миров» Герберта Уэллса. Внизу 41-й страницы есть кадр, изображающий страхи переживших марсианское вторжение землян перед возможным будущим: футуристическая армия людей, которым промыли мозги, натренировали и снарядили марсианскими боевыми машинами. На головах у солдат гладкие круглые шлемы, а в руках – лучевые ружья. Годы спустя Лукас будет рассматривать оригинальные рисунки из этого комикса в гостях у Эдварда Саммера, и, увидев этот рисунок, он скажет: вот оно. От этого кадра пошла бо?льшая часть «Звездных войн».

Космические солдаты появлялись также в «Запретной планете», фильме, который Лукас посмотрел на свой двенадцатый день рожденья в кинотеатре. Лесли Нильсен был отважным капитаном целой летающей тарелки, полной космических солдат, отправившихся на таинственную планету Альтаир IV с ее смешным роботом Робби и интерьерами, похожими на Звезду Смерти.

«Фильм его действительно захватил, – вспоминал Мел Целлини просмотр на день рожденья, куда Лукас взял с собой несколько близких друзей. – Мы просто наслаждались моментом. А он учился».

Лукас продолжил рисовать космических солдат на уроках даже после того, как учитель призвал его «быть серьезнее». Годы спустя, во время учебы в Университете Южной Калифорнии, по словам его соседа по комнате, Лукас предпочитал «сидеть в комнате и рисовать звездных солдат», вместо того чтобы ходить на вечеринки. Его первая жена Марсия вспоминала, что с первого дня их знакомства он говорил о космических солдатах на киноэкране. Все они и представить не могли, какое воздействие эти скетчи окажут не только на сами фильмы, но и на поклонников и как они помогут распространить видение Лукаса по всему миру.

В конце концов, где еще сражаться космическим солдатам, как не в звездных войнах?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное