Крис Ридделл.

Хроники Края. Полночь над Санктафраксом



скачать книгу бесплатно

Посвящается Анне и Кейти


Paul Stewart and Chris Riddell

MIDNIGHT OVER SANCTAPHRAX

First published as “The Edge Chronicles 6: Midnight Over Sanctaphrax” by Random House Children’s Publisher UK, a division of The Random House Group Ltd.

Печатается с разрешения издательства Random House Children’s Publishers UK при содействии литературного агентства Синопсис.

Copyright © Paul Stewart and Chris Riddell, 2000

© Е. Трощенкова, перевод на русский язык, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Пролог


Далеко-далеко отсюда лежит Край, вонзающийся в пустоту, подобно бушприту каменного корабля. Некогда бурный поток переливался через этот нависающий выступ скалы. Но теперь Река Края обмельчала, стала медленной и ленивой. Ее исток, который в мифах называют Риверрайз, высыхает, и все притоки и речушки, раньше питавшие ее воды, постепенно исчезают.

В широкой и уже заболоченной дельте реки стоит Нижний Город, гигантский муравейник из ветхих лачуг и полуразвалившихся зданий. В этом городе живут странные люди, представители всех племен и народов, населяющих Край; все они собраны здесь вместе на его узких улочках.

Грязный, перенаселенный и часто неспокойный, Нижний Город к тому же является центром оживленной торговли, как официальной, так и на черном рынке. Город гудит, суетится, вибрирует от энергии. Все, кто живет там, занимаются каким-нибудь определенным ремеслом, принадлежат соответствующей Лиге и селятся в определенном для них районе. Отсюда возникают многочисленные интриги, заговоры, жесткая соревновательность и нескончаемые споры – района с районом, одной Лиги с другой. И все же есть нечто, что объединяет всех, – это их свобода.

Все жители Нижнего Города – свободные граждане. Нижний Город появился в результате второго Великого Переселения и развивался как земля обетованная для тех, кто избежал рабства и тирании, царящих в Темных Лесах. Отцы-основатели города навсегда запечатлели принцип свободы личности в своей конституции. Этот принцип ревностно охраняется и по сей день. Наказанием любому, кто попытается поработить жителя Нижнего Города, будет смертная казнь.

В центре Нижнего Города есть огромное железное кольцо, от которого в небо уходит длинная и тяжелая цепь. На конце этой цепи парит в воздухе невероятных размеров летучая скала.

Подобно всем остальным летучим скалам Края, она появилась в Каменных Садах – пробилась сквозь землю, росла, другие скалы, растущие под ней, выталкивали ее вверх, а она все увеличивалась и увеличивалась в размерах. Когда скала сделалась такой большой и легкой, что готова была улететь в небо, к ней прикрепили цепь. И на этой самой скале был построен величественный город в небе – Санктафракс.

В этом городе были воздвигнуты великолепные здания школ и колледжей.

Теперь Санктафракс – это место учености, жилище мудрецов, алхимиков и их подмастерьев. Предметы, которые там изучаются, столь же непонятны, сколь тщательно охраняемы от непосвященных, и, несмотря на показной дух старомодной ученой доброжелательности, на самом деле этот город – рассадник конкуренции и склок. Однако у жителей Санктафракса есть и общая цель: проникнуть в тайны погоды.

Для этого все ученые – от просеивателей туманной дымки и исследователей густого тумана до ветроведов и облакологов – наблюдают и исследуют, обсчитывают результаты и заносят в каталоги ежеминутное состояние постоянно меняющейся погоды и все природные явления, приходящие из просторов открытого неба за пределами Края.

И именно там, в этой огромной неисследованной пустоте, куда рисковали отправиться лишь немногие и откуда никто не возвращался, погоду делает сама Мать Штормов. У нее в запасе и белые бури, и бури чувств: дожди, приносящие грусть, ветра, уносящие разум, густые зеленовато-желтые туманы, которые лишают человека сознания и вызывают галлюцинации.

В стародавние времена авторитетный ученый Архемакс в своем предисловии к «Тысяче блестящих афоризмов» написал: «Познать погоду – значит познать Край». Нынешним ученым Санктафракса следовало бы прислушаться к его словам, потому что, будучи оторванными от земли в своем воздушном городе, они рискуют позабыть о связи между погодой и Краем.

Темные Леса, Каменные Сады, Река Края, Нижний Город и Санктафракс. Имена приведены на карте.

И за каждым из этих имен стоят тысячи легенд – легенд, записанных в древних свитках, передававшихся устно из поколения в поколение, легенд, которые звучат до сих пор.

Дальнейшее повествование и есть одна из этих легенд.

Глава первая
Открытое небо

Высоко под облаками в разреженном воздухе на всех парусах летел одинокий корабль. Его тянула за собой огромная птица, взмахивая мощными черно-белыми крыльями и унося его все дальше к месту, внушавшему ужас всем обитателям Края, – в открытое небо.

– Впереди атмосферный вихрь! – закричал с верхушки грот-мачты маленький древесный эльф. Голос его дребезжал от ужаса. – Это что-то чудовищное!

Внизу у штурвала «Танцующего-на-Краю» молодой капитан воздушных пиратов, в накидке из ежеобраза, трясущимися руками поднес к глазам подзорную трубу. Когда он сфокусировал взгляд на темной, яростно крутящейся воздушной воронке, его сердце замерло. Приближающийся вихрь на самом деле был чудовищен: как будто огромные молочного цвета тучи сворачивались и проваливались внутрь самих себя, закручиваясь в гигантский кроваво-красный кулек, в центре которого зияла угольно-черная дыра, угрожавшая целиком поглотить крошечный воздушный кораблик.

– Я вижу его, Шпулер! – прокричал молодой капитан в ответ древесному эльфу.

– Капитан Прутик, он приближается примерно на сотню шагов в секунду, сэр! – завопил Шпулер, и в его голосе явно чувствовалась паника. – Еще немного, и он нас затянет!



Прутик мрачно кивнул. Потоки воздуха вокруг них уже начинали закручиваться совершенно непредсказуемым образом. То и дело они входили в огромные скопления облаков, проваливаясь вниз и вновь взмывая вверх при выходе. Натянув постромки, Птица-Помогарь упорно и неумолимо продолжала свой полет.

– Это просто безумие! – жалобно воскликнул жилистый и носатый старшина-рулевой. Он снял с головы широкую треуголку и вытер пот со лба. – Она летит прямо в вихрь.

– Мы должны следовать за Птицей туда, куда она несет нас, Хит! – прокричал Прутик ему в ответ.

– Н-но… – прохныкал Рован Хит.

– Хит! – кричал Прутик. – Мы уже ввязались в это дело. Просто проследи за тем, чтобы тросы были как следует закреплены.

Что-то бурча себе под нос, рулевой отправился выполнять приказ капитана. На нижней палубе он встретил неуклюжего плоскоголового гоблина с глазами, выпученными от ужаса, вцепившегося в ванты.

– Ни о чем не беспокойся, Тугодум, – скрипя зубами, процедил Хит. – Если наш капитан действительно считает, что эта огромная чахлая птица сможет принести нас к его потерянному отцу, а не к неизбежной гибели в сердце вихря, то мы-то с тобой кто такие, чтобы спорить?

– И правда, кто! – выкрикнул подошедший член экипажа: коренастое существо, чьи волосы и ярко-красная кожа выдавали душегубца из Темных Лесов. – Вы связали свою судьбу с капитаном Прутиком, как и все мы. И я полагаю, что, как и все мы, нашли в нем нечто особенное, как он нашел нечто особенное в каждом из нас. Мы избранные, да, мы избранные, и мы будем с ним до конца.

– Ну да, – неуверенно ответил Хит. – И конец, кажется, наступит гораздо быстрее, чем я ожидал.

– Воздушный вихрь в ста тысячах шагов, и он приближается, – долетел до них голос Шпулера с мачты.

– Это ничего, что ты боишься, Хит, – прошептал из тени за спиной мягкий, с присвистом голос.

Хит уронил трос и повернулся.

– А, ты опять читаешь мои мысли, не так ли, Лесорыб? – спросил он.

Лесорыб отступил назад.

Это было странное существо, напоминающее лягушку, с перепончатыми руками и ногами и огромными, похожими на крылья ушами, которые постоянно подрагивали.

– Я ничего не могу с этим поделать, – извинился он. – Мы, водные вэйфы, все так делаем. И вот еще что я хочу тебе сказать. Наш молодой капитан хорошо знает Птицу-Помогарь. Он присутствовал при ее вылуплении из яйца, и она обещала помогать ему до конца жизни. Именно она обнаружила, что отец Прутика потерпел кораблекрушение в открытом небе. Она добровольно предложила свою помощь капитану Прутику, а он обещал помогать нам. Мы всегда были за ним как за каменной стеной. Кроме того, – добавил он, – Птица-Помогарь знает, что делает, хотя ее мысли, безусловно, сложновато читать.

– Ну да, это, конечно, меня безумно успокоило! – саркастически заметил Рован Хит.

– Знаю, – спокойно ответил Лесорыб, – твои мысли я читаю абсолютно ясно.

Улыбка замерла на губах Хита, и его желтоватые щеки побагровели.

– Тросы, Хит! – напомнил Прутик.

Молодой капитан неотрывно смотрел в зияющую впереди пустоту. «Громобой», пиратский корабль его отца, был где-то там, в открытом небе дальше, чем любые воздушные корабли когда-либо залетали. И он найдет его, чего бы это ни стоило.



Их полет продолжался уже двадцать дней и двадцать ночей, Птица-Помогарь летела впереди и неизменно вела их в предательскую пустоту. Вот и теперь, на двадцать первое утро, когда розовые лучи восходящего солнца осветили небо, это, казалось, неутомимое существо несло их все дальше и дальше. А тем временем ветра становились все более и более непредсказуемы, преобладающие юго-западные сталкивались с потоками воздуха, идущими с востока.

– Встань к штурвалу, Гуум! – приказал Прутик стоящей у себя за спиной косматой горе шерсти и клыков. Каждому воздушному пирату нужен верный помощник, и Гуум, толстолап, был верным помощником Прутика. – Держись прямого курса. Мы должны следовать за Птицей-Помогарь.

Гуум заворчал, и его мохнатые уши зашевелились.

Прутик сосредоточил внимание на двух рядах рычажков с костяными ручками, которые управляли полетом корабля. Его руки с ловкостью перелетали от одного рычажка к другому, то приподнимая корму, то опуская нос.

Воздушный корабль нырнул и резко накренился на правый борт, когда Прутик в очередной раз попытался последовать за беспорядочными движениями Птицы-Помогарь. С нижней палубы донеслись тревожные крики. Прутик, сжав зубы, сконцентрировался на полете. Вести воздушный корабль и в лучшие-то времена было нелегкой задачей, а уж когда перед тобой маячит в открытом небе зверский вихрь – и подавно. Словом, Прутику приходилось выкладываться полностью.

Одной рукой он распределял отвесы на корпусе корабля, другой изменял угол парусов, а еще наклонял стаксель, ослабляя грот, осторожно поворачивая кливер… Вот так, потихоньку…

– Угол наклона, скорость и баланс, – повторял сам себе Прутик.

Таковы были три основных правила полета на воздушном корабле.

С каждой минутой ветры становились все более буйными, было трудно придерживаться какого-то одного из них.



– Опустить правый борт, Гуум! – взревел Прутик, перемещая балласт. – Мы должны держаться такого угла наклона…

Вдруг страшный толчок сотряс весь корабль. Трюм заскрипел, мачты задрожали. Корабль резко дернулся и накренился.

– Привяжитесь! – скомандовал Прутик членам своего экипажа. В любой момент «Танцующий-на-Краю» мог перевернуться вверх килем, и, так как под ними не было земли, они падали бы и падали бесконечно.

Шпулер, древесный эльф, спрятался в каюте. Рован Хит ухватился за тросы и привязал себя к фок-мачте. Тарп Хаммелхэрд, душегубец из Темных Лесов, и Лесорыб, водяной вэйф, вцепились в бушприт, в то время как Тугодум, плоскоголовый гоблин, просто закинул назад голову и завыл.



В центре корабля, на платформе над летучим камнем, спокойно, неподвижно и молчаливо возвышалась фигура в плаще и остроконечном капюшоне. Это был последний член команды Прутика – Каменный Пилот.

Порывы ветра с яростью били корабль, то слева по носу, то в правый борт. Прутик полностью поднял на борт балласт и затаил дыхание.

На какое-то мгновение «Танцующий-на-Краю» затрясся еще сильнее, чем прежде. Но он устоял. Обнадеженный этим, Прутик повернул грот и кливер. Воздушный корабль слегка наклонился на левый борт и понесся вперед. Постромки ослабли. Вдалеке Птица-Помогарь неслась к огромной зияющей пропасти вихря.

– Семьдесят пять тысяч шагов до воронки, и она приближается! – кричал Шпулер.

– Оставайтесь привязанными! – громко предупредил Прутик свою команду. – Я не хочу, чтобы кто-нибудь выпал за борт.

– «Кто-нибудь?» – пробурчал Хит. – Скорее уж все сразу! Мы обречены, если будем следовать этим идиотским курсом.

Тарп Хаммелхэрд гневно взглянул на него.

– Хит! – предупредил он.

В ответ Хит с вызовом взглянул на него.

– Кто-то должен ему сказать, – произнес он. – Мы же все погибнем из-за него…

– Капитан знает, что делает, – рассердился Тарп. – Кроме того, мы уже зашли слишком далеко, чтобы теперь отступить.



Услышав, что разгорается спор, Прутик обернулся. Он оглядел свою команду: все были надежно привязаны к вантам. Ужас в их глазах был абсолютно очевиден. Взгляд Прутика остановился на Тарпе.

– Что тут происходит? – спросил он.

– Ничего, капитан, – ответил Тарп, тряхнув косматой рыжей головой. – Просто у Хита немножко поджилки трясутся.

Рован Хит обернулся и посмотрел наверх.

– Насколько мне известно, – сказал он, – еще ни один капитан не заводил свой корабль в атмосферный вихрь и не возвращался живым из такого путешествия.

Остальные слушали, но молчали. Все они были слишком верны капитану, слишком благодарны ему, чтобы ставить под сомнение его команды, но страх перед приближающимся вихрем удерживал от того, чтобы немедленно встать на его защиту. Прутик с грустью посмотрел на них.

Как этот день отличался от того, когда «Танцующий-на-Краю» отправился в свое долгое путешествие. Тогда при свете луны вся команда собралась за сытным ужином из жареной дичи, лесной тыквы и черного хлеба. Они были воодушевлены, древесный эль развязал языки, и все потчевали друг друга рассказами о своей прежней жизни, жизни до того момента, когда Прутик взял их с собой в этот полет.



Для команды «Танцующего-на-Краю» это было первое совместное путешествие. Одним из воздухоплавателей был Шпулер, древесный эльф, маленький, осторожный и с таким зрением, что мог заметить белого ворона в болотах за тысячу шагов.

Гуум, молодой толстолап, у которого лишь недавно выросли клыки, одним ударом массивной лапы был способен убить ежеобраза.



Затем был еще Лесорыб, лягушкообразпое создание из самых темных глубин Темных Лесов, чьи похожие на крылья уши были способны слышать все, что другие говорят или даже думают. Всех их Прутик спас из лап Жиропота, гнусного торговца редкими животными, и за это он получил их признательность на всю оставшуюся жизнь.



Тарп Хаммелхэрд, душегубец из Темных Лесов, затерялся в тавернах Нижнего Города.



Тугодум, плоскоголовый гоблин, храбрый воин, некогда служил в охране Санктафракса. С обоими судьба обошлась весьма жестоко, и обоим в тяжелую минуту была предложена помощь: на борту «Танцующего-на-Краю» они получили шанс начать все заново. Ни тот ни другой никогда бы не забыли доброты капитана.



И был еще Рован Хит, который ничем не был ему обязан, умный и хитрый рулевой, – Прутик рискнул взять его на корабль. Из всей команды Прутик был хорошо знаком только с Каменным Пилотом и летал с ним раньше.



– Вперед, к нашему первому совместному приключению! – сказал тогда Тарп и поднял стакан. – И пусть Птица-Помогарь как можно быстрее приведет нас к отцу капитана и в целости и сохранности вернет назад в Край.

Его слова были встречены кивками и возгласами одобрения.

– Вперед, к первому приключению! – прокричали воздушные пираты.

И вот теперь, три недели спустя, Шпулер наверху мачты перекрикивал рев приближающегося вихря.

– Слушайте все! – громко начал Прутик. Он повернулся к толстолапу, который стоял у руля и, несмотря на предательские порывы ветра, удерживал корабль на верном курсе. – И ты тоже, Гуум, – сказал капитан. – Вы все меня слышите?

– Да, – донесся до него хор голосов, и команда, как один, повернулась к своему капитану.

Вокруг них крутились и вертелись тучи, желтые и серые, с электрическими вспышками голубого цвета. Ветер дул все яростнее, по мере того как приближался вихрь, открывая перед ними вход в свивающийся туннель облаков. Прутик обеспокоенно посмотрел наверх. Его накидка из ежеобраза ощетинилась иглами. Птица-Помогарь все еще летела впереди корабля.

– Я никого из вас не заставлял лететь со мной, – сказал Прутик, – но вы полетели. И я благодарен вам за это – сильнее, чем вы можете себе представить.

Лесорыб понимающе кивнул.

– Я думал, что навсегда потерял отца. Теперь у меня появился шанс найти его. И никогда не забуду, что именно вы сделали это возможным.

– Я полечу с тобой хоть на край открытого неба, капитан! – прокричал в ответ Тарп Хаммелхэрд.

– Ух-гу! – согласился Гуум.

Рован Хит свесил голову и неловко переминался на месте.

– Мы уже много пролетели вместе, – продолжил Прутик. – Теперь потребуется напрячь все силы до предела. Мы найдем Облачного Волка, да поможет нам небо, и вернемся в Край. Но если… – тут он сделал паузу, – если у нас ничего не получится, тогда клянусь, что раз вы все члены моей команды, то, что бы ни случилось, я никогда не покину вас. Никогда! Даю вам слово капитана «Танцующего-на-Краю».

Тарп Хаммелхэрд посмотрел наверх.

– Я не могу говорить за других, – сказал он, – но я с тобой, капитан, навсегда.

– Я тоже, – поддержал Лесорыб.

По палубе разнесся одобрительный гул. Даже Рован Хит кивнул.

– Впрочем, я все равно не понимаю, зачем все так усложнять и лететь прямо в пасть кошмарного вихря, – пробурчал он.

– Доверьтесь Птице-Помогарь, – пожал плечами Прутик. – Она знает, что делает…

– Вихрь в двадцати пяти тысячах шагов! – закричал Шпулер. – Еще минуты четыре, и нас затянет!



«Танцующий-на-Краю» влетел в серое липкое облако. Штормовые порывы ветра кидали его из стороны в сторону. Гуум стоял, вцепившись в штурвал, а Прутик перебирал пальцами костяные ручки рычажков, судорожно пытаясь удержать корабль на ровном курсе. Повсюду вокруг них вспыхивали и разветвлялись в небе голубые зигзаги молний. Облако было столь плотным, что воздушные пираты едва могли разглядеть собственные руки, даже если бы поднесли их к лицу.

– Угол наклона, скорость и баланс, – бормотал Прутик. Однако теперь слова не успокаивали. Плотный воздух распирал глаза, нос, рот, и капитан чувствовал, что нервы начинают сдавать.

В этот миг «Танцующий-на-Краю» наконец вырвался из облачной массы. И все члены команды разом отпрянули в ужасе. Прутик ахнул. Казалось, даже Птица-Помогарь была поражена открывшимся перед ними зрелищем. Крутящаяся воронка вихря вдруг оказалась прямо перед ними. Ее кроваво-красная пасть зияла так широко, что занимала почти все небо.

– В-в-вихрь в-в д-десяти тысячах шагов, и о-он п-приближается! – заикаясь, прокричал Шпулер.

– Бери немного выше, Прутик! – донесся до них голос Птицы-Помогарь, которая вновь взмыла вверх, натянув постромки. – Мы должны пройти вихрь в точке спокойствия, в самом центре крутящегося воздушного туннеля.

Не тратя времени на обдумывание приказа, Прутик снова защелкал рычажками, приподнимая нос, приопуская корму корабля.

– Да, вот так! – прокричала Птица-Помогарь. – Держитесь этого курса! Пока мы остаемся в центре урагана, у нас есть шанс!

По спине Прутика пробежал неприятный холодок. Крутящийся вихрь с ревом приближался.

– Пять тысяч шагов, – отметил Шпулер. Ураганный ветер изо всех сил трепал «Танцующего-на-Краю», угрожая в любую минуту забросить корабль в роковую воронку. Пахло серой и жареным миндалем, и у воздушных пиратов волосы вставали дыбом от ужаса.

– Тысяча шагов!

Корабль дрожал и скрипел. Члены экипажа хватались за все, что попадалось под руку, и отчаянно пытались удержаться на месте.

И вдруг рваный край смерча оказался уже перед самым носом: их затягивало в воронку. Казалось, будто они смотрят в пасть сказочного чудовища. Пути назад не было.

– Пятьсот шагов! – выкрикивал древесный эльф. – Четыреста. Триста. Двести. Сто…

– Держитесь! – заорал Прутик что было сил. – Мы входим в самый вихрь… Вот оно!

Глава вторая
Страшный вихрь

Воздухоплаватели погрузились в мир красных тонов. Их настиг порыв горячего ветра, будто вырвавшегося из гигантской топки, уши Прутика разрывал ужасный визг. У него свело живот, он с трудом дышал и едва смог приоткрыть один глаз, от ветра по щекам в три ручья катились слезы.

– О небо! – воскликнул он.

Корабль находился внутри бушующей красной пасти чудовищного атмосферного вихря. Вокруг завывали и свистели крутящиеся воздушные потоки. Однако здесь, в центре, царило жутковатое, липкое спокойствие.

– Наполнить грот, Тарп! – скомандовал Прутик, пытаясь перекричать ревущий ветер. – И проверить еще раз, надежно ли закреплены ванты!

– Есть, капитан.

Трудно было даже вообразить, насколько огромным оказался смерч. Казалось, будто само небо превратилось в страшного прожорливого зверя. А «Танцующий-на-Краю» был внутри его, точно проглоченный целиком.

– Сохранять скорость! – ревел Прутик. – Гуум, привяжись к штурвалу и держись этого курса.

Толстолап немедленно повиновался. А Прутик занялся парусами и рычагами, контролирующими балласт. Воздух меж тем закручивался все быстрее и быстрее, рассерженная красная стена, которая их окружала, постоянно грозила сбить корабль с курса и кинуть его в ужасный круговорот, поэтому главное было поддерживать баланс, по мере того как они продвигались в глубь вихря.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное