Крис Ридделл.

Джо Варвар и Чвокая Шмарь



скачать книгу бесплатно

– Скорее, единственный, – заметила Вероника, садясь ему на плечо.

– А это, – продолжал Рэндальф, словно не замечая ее слов, – мой помощник Норберт, точнее – Норберт Невеликий.

– Невеликий? – изумленно воскликнул Джо. – Да ведь он просто великан!

– Ты прав, он значительно выше ростом и тебя и меня, – согласился Рэндальф, – но все же для настоящего людоеда-великана Норберт мелковат, да и силенок у него маловато.

– Тебе бы папашу моего увидать, господин мой, – сказал Норберт, ласково улыбаясь Джо. – Вот уж действительно великан!

– Однако вернемся к нашим баранам, – прервал его Рэндальф. – Я призвал сюда заклятием Генри Мохнатого, великого героя-воителя, во имя…

– Героя-воителя? – изумился Джо. – Но Генри – не герой-воитель. Он мой пес!

И Генри выказал по этому поводу такой восторг, что завилял хвостом и даже на спину повалился, задрав вверх все четыре лапы.

– Что это он делает? – в ужасе спросил Норберт, широко раскрывая свои три глаза.

– Хочет, чтоб ему брюхо почесали, – пояснил Джо, все еще не веря своим глазам. Он даже головой на всякий случай потряс. «По-моему, я в любую минуту могу очнуться в больнице с забинтованной головой!» – подумал он.

– Ну так что ж ты стоишь, Норберт? Чеши ему брюхо! – велел Рэндальф.

– Но, господин мой!.. – слабым голосом возразил великан.

– Чеши! – повторил Рэндальф. – Я приказываю!

Норберт осторожно присел на корточки, и вся комната как-то странно качнулась. Он нежно погладил брюшко Генри своим толстым пальцем и вопросительно посмотрел на Рэндальфа.

– Давай, давай! – подбодрил его Рэндальф. – Он тебя не укусит, верно? – И волшебник, поглаживая бороду, с улыбкой посмотрел на Джо. – Похоже, возникло некое недоразумение… – заметил он несколько неуверенно.

– У тебя вечно возникают всякие недоразумения! – пискнула попугаиха.

– Заткнись, Вероника! Я пребывал под впечатлением… Да, мне показалось, что Генри Мохнатый и есть призванный мною герой-воитель – сильный, верный и… хм… Ну, ладно. Но если, как утверждаешь ты, господин мой, Генри на самом деле является всего лишь собакой, то это означает, что призванным мною героем-воителем можешь быть… только ТЫ!

– Да? Я бы не сказала, что он похож на героя! Вряд ли он так уж силен и, если честно, никакой «шевелюрою густою» не обладает! – безапелляционно заявила Вероника. – В общем, если он и есть герой-воитель, то, в таком случае, я запросто могу назваться доктором Блинчем с Хихикающей Поляны!

– Вероника! – задохнулся от ярости Рэндальф. – Я ведь тысячу раз тебе говорил, чтобы ты не смела произносить это имя в моем присутствии!

– Ах да! Оно вызывает у тебя чересчур печальные воспоминания, верно? – насмешливо заметила Вероника и легко вспорхнула с его плеча, когда Рэндальф тщетно попытался ее прихлопнуть.

– Ой, Вероника! Ты все-таки смотри, куда летишь! – вскрикнул Норберт, потому что попугаиха своими ботиночками угодила ему прямо в ухо.

А Джо крепко, обеими руками, обхватил огромный котел, висевший над очагом: ему вдруг показалось, что комната резко накренилась в одну сторону.

– А ты ухо-то застегни, дубина стоеросовая! – нахально предложила Норберту Вероника.

– Так ты на чьей стороне, предательница?! – взревел оскорбленный Норберт.

Джо, разинув от изумления рот, смотрел, как волшебник, людоед и попугаиха сердито гоняются друг за другом.

«Бред какой-то!» – думал он. Кто это такие? И куда попали они с Генри? И как им теперь вернуться домой? Последнее явно было важнее всего.

– Мне… нам было очень приятно с вами познакомиться, – решил Джо прервать ссору крикливых друзей, – но уже поздно, а у меня есть еще дела дома. Так что нам пора.

Все трое сразу же прекратили споры и взаимные придирки и повернулись к нему.

– Поздно? – переспросил Рэндальф.

– Вам уже пора? – удивился Норберт.

А Вероника, распушив перья, подпрыгнула на голове волшебника и резким голосом заявила:

– Никуда вы не пойдете!


2

– Уй! – вскрикнул Джо, потирая руку.

– Еще разок, господин мой? – ласково спросил трехглазый людоед, наклоняясь над ним.

– Нет, трех щипков вполне достаточно, – слабо отмахнулся Джо.

Вряд ли когда-либо вас (причем по вашей же просьбе!) щипал настоящий людоед, чтобы вы всего лишь убедились, что не спите! Зато уж теперь Джо действительно убедился, что это не сон. Но как, черт побери, он оказался в какой-то неведомой Чвокой Шмари?! И почему Генри виляет хвостом и лижет людоеду руку, как старому приятелю?

Однако ни одного из этих вопросов Джо задать не успел: в настенных часах над камином вдруг послышался странный и весьма настойчивый шум: казалось, кто-то очень маленький кашляет там, старательно прочищая горло. Потом в дверцу часов громко постучали, она распахнулась, и оттуда выпрыгнул маленький эльф в одних подштанниках, весьма, надо сказать, грязных; за обе щиколотки эльф был привязан резинкой к часам. Он слегка оттолкнулся и некоторое время плыл по воздуху, не касаясь пола.

– Пять часов по часам! – успел проверещать эльф, прежде чем резинка, растянувшись на предельную длину, щелкнула, заставив его перевернуться в воздухе, и вновь утянула за дверку часов.



– Пять? – устало переспросил Рэндальф. – Но ведь за окнами темно!

Дверца часов опять распахнулась, и эльф, высунув голову наружу, заявил:

– Или на несколько часов меньше. – И тут же снова исчез.

– Проклятые часы! – проворчал Рэндальф. – Опять они отстают. Видимо, придется их как следует почистить.

– Вот уж тут ты прав! – ядовито заметила Вероника. – Во всяком случае, если судить по виду подштанников этого эльфа…

– Заткнись, Вероника! – рявкнул Рэндальф.

– Ты только и знаешь: «Заткнись, Вероника!» – презрительно сказала Вероника. – Запомни наконец: я никогда не «заткнусь»! Можешь сколько угодно называть себя волшебником, но у тебя в распоряжении всего одно заклинание, и ты его даже произнести как следует не можешь! – Она, трепеща крыльями, повисла в воздухе прямо у Джо перед носом. – Да ты посмотри на него, на своего героя-воителя! Вряд ли мне только кажется, что он немного не в своем уме. Да к тому же хилый какой-то, недокормленный… А его мохнатый дружок…

– Тише, Вероника! – сказал Норберт, поглаживая Генри по голове. – Зачем ты их обижаешь?

Генри завилял хвостом.

– О! Смотри! Он машет этой штукой! – вскричал Норберт. – Может быть, он снова хочет, чтобы ему почесали брюшко? Да? Да?

От возбуждения людоед так и подскакивал, комната угрожающе раскачивалась, с полок градом сыпались на пол книги и посуда.

– Норберт! – строго сказал Рэндальф. – Веди себя пристойно! Вспомни, чем все кончилось с пуделихой Мэри. Ты же не хочешь пережить такое еще раз?

Норберт тут же притих и, шаркая ногами, убрался в дальний угол комнаты.

– Ох уж эти пудели! – заметила Вероника, вновь садясь на шляпу Рэндальфа, – Слишком они нервные. Надо же – совершенно испортила ковер!

– Заткнись, Вероника! – взревел Рэндальф. – И прекрати напоминать нам о несчастном Квентине с его пуделихой! Теперь у нас есть новый герой-воитель, обладающий поистине отменными качествами! – Он хлопнул Джо по плечу. – Верно, Джо? Не беспокойся, нам от тебя нужно совсем немного: всего лишь выполнить небольшое задание Рогатого Барона. Однажды, когда барон снарядил в поход…

– Снарядил в поход? – переспросил Джо. – В какой еще поход? Я совершенно не желаю, чтобы меня куда-то снаряжали! И вообще, можно наконец объяснить по-человечески, что здесь происходит? – сердито спросил он.

– Держи себя в руках! – назидательно сказала ему Вероника.

– Ярость и нетерпение – вот истинные свойства героя-воителя! – воскликнул Рэндальф. – Замечательно!

– Да о чем вы, черт побери? – Джо действительно начинал терять терпение. – Мне нужно успеть домой к чаю. И сочинение это проклятое писать надо! А я его даже не начинал…

– Чай? Сочинение? – переспросил, улыбаясь, Рэндальф. – О, разумеется! Великие деяния героя, а затем – грандиозный чайный турнир и сочинение-эпопея о том, как удалось сразить кровожадное чудовище! И ты непременно вернешься к любимым занятиям, обещаю, но сперва, прошу, протяни нам руку помощи! Соверши тот маленький подвиг, который тебе ничего…

– Я не могу совершать подвиги! – упрямо заявил Джо. – У меня завтра занятия в школе. И мне надо домой. Так что вы должны немедленно отправить нас обратно – точно так же, как притащили сюда!

– Я бы на такую возможность не слишком рассчитывала, – пробормотала Вероника.

– Вряд ли, друг мой, ты в состоянии оценить те трудности, что связаны с магическим вызовом героя-воителя из иного мира, – торжественно произнес Рэндальф. – Герои ведь не растут на ветках – если не считать древогероев, что действительно произрастают в Царстве Героических Деревьев. Вызов героя-воителя – это долгий и мучительный процесс и, смею заверить, далеко не такой простой, как тебе кажется…

– Однако… – прервал его Джо.

– Для начала, – продолжал Рэндальф, – нужно, чтобы три луны Чвокой Шмари образовали в небесах некий треугольник, а это, увы, случается нечасто. Если бы мы пропустили нынешний вечер, то неизвестно, сколько еще пришлось бы ждать столь благоприятного расположения светил.

– Но ведь…

– Более того, – Рэндальф словно его не слышал, – поскольку манускрипт с магическим заклятием несколько поврежден…

– Попросту говоря, вторая половина заклятия отсутствует! – вставила Вероника, но Рэндальф и бровью в ее сторону не повел.

– То ты – всего лишь второй герой, которого я сумел-таки вызвать с помощью даже поврежденного манускрипта, – сказал он. – Первым был Квентин…

– Ну да, тот самый, что притащил с собой трусливую пуделиху и тонну сахарной глазури! – снова ехидно вставила Вероника.

И тут Джо услышал тихий плач; обернувшись, он увидел, что Норберт хлюпает носом и три огромные слезы катятся по его бугорчатым щекам из трех покрасневших глаз.

– Бедный дорогой Квентин! – захлебываясь рыданиями, с трудом выговорил он.

– Плачь, детка, плачь! – насмешливо посочувствовала ему Вероника.

– Но ведь ему не дали ни малейшей возможности по-настоящему проявить себя! – жалобно воскликнул Норберт.

– Довольно! Помолчите, наконец, – вы оба! – сердито прикрикнул на них Рэндальф.

– Ты уж прости меня, господин мой, – пробормотал Норберт, вытирая нос рукавом и продолжая горестно всхлипывать.

– Итак, первым героем, которого мне удалось вызвать, оказался Квентин, – продолжил свою речь Рэндальф, – а второй – ты…

– Но вы не имели на это никакого права! – вскричал Джо. – Я никого не просил никуда вызывать меня и тем более тащить сквозь колючие кусты, засовывать в дурацкую нору и всего изодранного выбрасывать на… какую-то помойку!

– Каков нахал! – донесся из часов приглушенный голос эльфа.

– И я не просил, чтобы какой-то старый осел, называющий себя волшебником, снаряжал меня в поход, какой-то жалкий попугай без конца меня оскорблял, а какой-то дурацкий трехглазый людоед щипал меня! – разбушевался Джо.

– Неправда, – возразил Норберт, – ты сам попросил тебя ущипнуть! Ты же сам сказал: «Ущипните меня! И если я сплю, то…» Помнишь?

– ЗАТКНИСЬ! – завопил Джо. – ЗАТКНИСЬ!

Норберт отскочил от него, выпучив от страха глаза.

– Помогите! – взревел он. – Прошу помощи! Прошу помощи! SOS! – От волнения Норберт подпрыгнул, насколько позволил низкий потолок, и секундой позже с грохотом приземлился, отчего пол в комнате заходил ходуном. Рэндальф упал, Вероника, хлопая крыльями, взлетела в воздух, а Джо пролетел через всю комнату и врезался в противоположную стену буквально в сантиметре от настежь открытого окна. – Ух ты, че-е-ерррт! – прорычал он. От удара в голове у него помутилось, и он бессильно сполз на пол, а комната между тем все продолжала раскачиваться.

– Норберт, птичьи твои мозги! – сердито воскликнул Рэндальф.

– Да как ты смеешь! – накинулась на Рэндальфа Вероника. – Как ты смеешь оскорблять меня!

Рэндальф ничего ей не ответил и только вздохнул. Постепенно комната успокоилась и перестала качаться. Повернувшись к людоеду, волшебник спросил суровым тоном:

– Ну, и что теперь нужно сказать?

– Прости меня, господин мой, – с несчастным видом пролепетал Норберт. – Мне очень, очень жаль!..

– Да не у меня прощения проси, а у нашего гостя! – упрекнул его Рэндальф, и Норберт даже сморщился от смущения. – У нашего героя-воителя! Немедленно проси прощения у Джо! – И он пальцем указал Норберту, у кого именно следует просить прощения.

– Ах, Джо! – воскликнул Норберт, искренне огорченный тем, что тот по-прежнему лежит на полу, не в силах подняться. – Неужели это из-за меня? Ох, мне так стыдно! Право, мне ужасно, ужасно жаль! – Из глаз у него опять полились слезы. – Дело в том, что я всегда очень нервничаю, когда на меня кричат. Я с детства такой нервный. Честно говоря, меня даже хотели назвать Норберт Мокрые Штанишки, а не Норберт Невеликий, потому что я…

– Да, да, да, – остановил его Рэндальф. – Это все знают, Норберт. Лучше подними-ка его с пола да отряхни как следует.

– Хорошо, господин мой! Сию минуточку, господин мой! – И Норберт, шаркая ногами, заторопился к Джо, который к этому времени успел уже и сам встать на ноги. Однако поспешность великана привела к тому, что плавучий дом снова здорово качнуло, и Джо чуть не вылетел в раскрытое окно…

– КАКОГО ЧЕРТА Я ДЕЛАЮ В ЭТОМ БОЛОТЕ!.. – вырвалось у него.

Рэндальф, быстро отодвинув Норберта в сторону, подошел к Джо и положил руку ему на плечо.

– Ты не прав, – мягко сказал он. – Это вовсе не болото, а Чвокая Шмарь! Добро пожаловать в наши благословенные края!

Джо глянул в окно да так и застыл, не веря собственным глазам. Во-первых, вместо одной знакомой белой луны в небе торчали целых три и притом разноцветные! Багряная, желтая и зеленая! А уж что творилось вокруг! Такого пейзажа он в жизни не видел – вдали виднелся темный лес, светившийся собственным зеленоватым светом, кое-где под лунными лучами поблескивали каменистые пустоши, а на самом горизонте маячили высокие горы с зазубренными вершинами, похожие на обломки зубов; над некоторыми из них поднимались столбы дыма.

Но самым удивительным оказалось то, что, вопреки представлениям Джо, находились они совсем не под землей, а на каком-то странном судне. И рядом с ними на воде покачивались еще пять… нет, шесть таких же плавучих домов! И вокруг было озеро, которое… Нет, это просто невероятно! Джо даже зажмурился. Потом снова открыл глаза: действительно, озеро… ВИСЕЛО в воздухе довольно высоко от земли и без какой бы то ни было видимой опоры!



– А что с вашим озером?.. – с трудом вымолвил Джо, оборачиваясь к Рэндальфу. – Неужели… оно плывет в воздухе?

– Ну разумеется! – радостно воскликнул волшебник. – Это же Зачарованное Озеро! Оно было поднято в воздух волшебниками Чвокой Шмари много лун тому назад и по весьма важной причине. Правда, теперь уже никто не может толком вспомнить, какова была эта причина… В общем, они подняли озеро в воздух и… все!



Джо нахмурился:

– Но КАК они это сделали?

– С помощью великой магии, разумеется! – с торжеством в голосе ответствовал Рэндальф.

– Это точно! А вот в наши дни великой магии в здешних краях что-то не видать! – пискнула Вероника.

– Магии? – прошептал Джо. И покачал головой. – Но ведь…

– О, не тревожься, мой юный друг. Я понимаю, ты прибыл издалека, – певуче промолвил Рэндальф, – и тебе предстоит многое узнать о нашем мире. Но тебе повезло: я отличный учитель.

– А я, в таком случае, газовая лягушка! – ядовито заметила Вероника.

– Заткнись, Вероника! – огрызнулся Рэндальф.

– Ну, конечно, опять «заткнись»! – И рассерженная Вероника повернулась к ним спиной.

– Итак, я научу тебя всему необходимому, – продолжал как ни в чем не бывало Рэндальф. – И в первую очередь – необходимому для выполнения одного небольшого, но очень важного задания. – Волшебник улыбнулся. – И уж на этот раз все у нас получится просто отлично, нутром чую! Наш юный герой-воитель еще заставит всех нас им гордиться!

Вероника фыркнула.

– И все-таки, по-моему, на настоящего героя-воителя он не похож! – заявила она.

– Ничего, скоро будет похож, – заверил ее Рэндальф. – На рассвете мы отправляемся в Гоблинтаун!

И в ту же секунду из часов выскочил эльф и пронзительно завопил:

– Двадцать шесть часов тридцать минут! Не хотите – не верьте!

3

– Йип! Йип! Йип! Биббити-биббити-йип! – раздался пронзительный голос эльфа. – Сегодня я ваш будильник! Бон-н-нг!

Джо быстро открыл глаза и успел увидеть, как эльф исчезает за дверкой настенных часов. Мальчик огляделся и застонал: все было в точности таким же, как и вчера, когда он наконец уснул, свернувшись клубком в отведенном ему гамаке. И эльф в часах, и комната, полная всякого хлама, и плывущее в воздухе озеро… Вдобавок за окнами по-прежнему было темно!

– А все-таки который сейчас час? – потребовал ответа Рэндальф, строго глядя на часы.

– Раннее утро! – отрезал эльф, высунувшись наружу. – Примерно. – И дверца часов захлопнулась.

– Что происходит? – неприятным голосом осведомилась Вероника. – Я, можно сказать, только что сунула клюв под крыло…

Откуда-то из темноты, шаркая ногами, появился Норберт.

– Что, уже утро? – спросил он, зевая и потягиваясь.

Рэндальф выглянул в окно. На горизонте небо начинало чуть-чуть светлеть. Пернатые мыши, плавно кружа, слетались к лесу: день они проводили в дремоте, вися вниз головой на самых высоких ветвях деревьев джу-джу.

– Да, скоро рассвет, – ответил Норберту Рэндальф.

– Дурацкие часы! – проворчала Вероника.

– Я все слышал! – сердито сообщил ей часовой эльф из-за дверцы.

– Да ладно тебе, – поспешил успокоить его Рэндальф. – Мы уже проснулись и вполне готовы отправиться в путь. Причем чем раньше, тем лучше. Вставай, Джо. Да поторапливайся! Сегодня у тебя великий день! – Он повернулся к трехглазому людоеду. – А ты, Норберт, готовь поскорее завтрак.

* * *

– Ты уверен, что сыт? И мне ничем больше не удастся тебя соблазнить? – спросил Рэндальф десятью минутами позже.

– Нет, спасибо, – скромно поблагодарил Джо.

– Но тебе необходимо поддерживать свои силы! – настаивал Рэндальф.

– Если они у тебя вообще есть, – неласково буркнула Вероника.

Джо посмотрел на половник с отвратительной жижей, нависший над его миской, и поспешил соврать:

– Но я действительно наелся до отвала!

Такого странного завтрака ему в жизни пробовать не приходилось! Норберт подал им кашу, немного напоминавшую овсянку, но какую-то уж очень комковатую, странного зеленого цвета и с запахом крыжовника; затем – блинчики со сладкой начинкой, украшенные вдобавок сердечками из сахарной глазури, и по большой кружке пенистого молока (как выяснилось, такое молоко давали коромыши, или попросту пернатые мыши).



– Но ты даже не попробовал мои блинчики! – оскорбленно заметил Норберт.

– А блинчик я на потом оставил! – быстро сказал Джо. – И выглядит он очень аппетитно!

Людоед вздохнул.

– Ах, милый Квентин! Это он всему меня научил! Он был настоящим гением сахарной глазури!

– Что верно, то верно, – подтвердил Рэндальф и, хлопнув в ладоши, поднялся из-за стола и взял свой посох. – Итак, в путь! А лирические воспоминания продолжим на ходу.

Джо с огромным облегчением вскочил, взял Генри на поводок и последовал за Рэндальфом вниз. Сзади топал Норберт.

– Не терпится поскорее начать, да, Джо? – ласково спросил Рэндальф. – Отличный признак! Ах, Вероника, уж на этот-то раз мы вызвали настоящего героя!

– Ты и о Квентине то же самое говорил, – охладила его пыл попугаиха. – А помнишь, чем все обернулось?

– Никогда не следует оглядываться на прошлое, – возразил Рэндальф, открывая дверь. – Мы должны с надеждой смотреть в будущее! – И он шагнул за порог.

Джо последовал за ним, по-прежнему не понимая, где он и что с ним происходит. Похоже, они вышли на нижнюю палубу плавучего дома, но полной уверенности в этом Джо не имел.

Из-под киля судна то и дело выплывали толстые рыбины и неутомимо кружили у его бортов, хорошо видимые в кристально чистой воде. Они напоминали Джо золотых рыбок в аквариуме, и на какое-то время ему даже показалось, что не все здесь так уж странно, безумно и неприемлемо.

Высоко в небесах спешили куда-то маленькие пушистые облачка пурпурного цвета. К борту судна была привязана веревкой небольшая лодка. Во всяком случае, так показалось Джо. Но, лишь спустившись по веревочной лестнице и ступив в покачивавшееся на воде странное суденышко, он понял, что это вовсе не лодка, а обыкновенная ванна! Джо даже ладонь ко лбу приложил, проверяя, нет ли у него жара.

– А чего, собственно, я ожидал? – пробормотал он себе под нос. – Разумеется, здесь и не могло быть обыкновенной лодки. В конце концов, это ведь Чвокая Шмарь!

Ванна сильно качнулась, когда туда прямо с борта судна прыгнул Генри.

– Ты садись вон туда, – сказала Вероника, – на тот конец, где краны.

– Если не возражаешь, конечно, – вежливо прибавил Рэндальф, осторожно усаживаясь в ванне. – Но смотри – не ударься головой о шланг для душа, если нас начнет… э-э-э… немного качать.

– Нас всегда качает, когда Норберт на веслах, – сказала Вероника. – Между прочим, учти: он утопил уже две лодки, один гардероб и один надувной матрас. Теперь у нас в распоряжении имеется только эта ванна. В следующий раз, видимо, придется плыть в кухонной раковине.

– Помолчи, Вероника! – зашипел на нее Рэндальф. – Норберт, спускайся же наконец! Мы только тебя и ждем.

Когда людоед спустился в ванну, она так качнулась, что чуть не зачерпнула воды. Опустившись на колени, Норберт выудил со дна два весьма странных предмета: один оказался старой теннисной ракеткой, второй – сковородкой. Действуя ими как веслами, людоед принялся яростно грести.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное