Крис Андерсон.

Игра с числами. Виртуозные стратегии и тактики на футбольном поле



скачать книгу бесплатно

Ученые Питер Эйтон и Анна Браеннберг из Лондонского городского университета не согласны. Они проанализировали 127 матчей Премьер-лиги, закончившихся вничью со счетом 1:1, и зарегистрировали, когда был забит первый гол, а когда ответный. Они разделили время игры, оставшееся после первого гола, на четверти. То есть если команда взяла преимущество на десятой минуте, оставшееся время состоит из четырех двадцатиминутных периодов10. В соответствии со стереотипом большая часть ответных голов должна быть выполнена в первую четверть. Но числа показывают, что имеет место обратное. Именно непосредственно после того, как они забьют гол, команды наименее вероятно уступят.


ДИАГРАММА 2

УСТУПАЮТ ЛИ ЗАБИВШИЕ ГОЛ КОМАНДЫ НЕМЕДЛЕННО?


Идея, что команда наиболее уязвима после того, как забила гол, является всего лишь одним из множества мифов, пронизывающих футбол, жемчужин народной мудрости, без вопросов принимающихся за истину. Несомненно, Жозе Моуринью, будучи борцом с предрассудками, поместил бы в эту же категорию значение угловых. Для главного тренера, чья команда временами кажется несколько излишне полагающейся на стандарты (особенно учитывая немалые деньги, которые обычно стоит ее собрать), португалец немного пренебрежительно отзывается о той страсти, с которой относятся к угловым в Британии. «Как вы думаете, в скольких странах угловой встречают такими же аплодисментами, как гол? – как помнится, спросил он. – В одной. Это происходит только в Англии»11.

Он абсолютно прав: в Премьер-лиге и Футбольной лиге к угловым относятся почти как к лучшему моменту после гола. Фанаты приветствуют их громким ревом, их энтузиазм очевиден, они верят в то, что прорыв неминуем. И почему бы и нет? Помимо всего прочего, просто просмотр череды голов из таких стандартных положений в программе «Матч дня» является доказательством того, что они по-настоящему выигрышные. Не так ли?

Нет, оказывается, не так. Данные подтверждают, что угловые и удары по воротам идут рука об руку (у команды, которая чаще бьет по воротам, больше угловых, и наоборот), это демонстрирует составленная нами по данным матчей Премьер-лиги десяти сезонов кривая.

Но все же команды, которые чаще бьют по воротам и выполняют больше угловых, не обязательно забивают больше голов. Общее число голов, забитых командой, не повышается вместе с количеством угловых, выполненных ею. Взаимосвязь по большому счету отсутствует. У вас может быть один угловой или семнадцать угловых: это не оказывает значительного влияния на количество забитых вами голов.

Но, разумеется, угловые не могут быть настолько неэффективными? Но они таковыми являются, хотя все футбольные предания (и наши собственные воспоминания) пытаются заставить нас поверить, что дело обстоит не так. При помощи данных от Stat DNA мы изучили, что происходит после того, как был выполнен угловой, на примере 134 матчей Премьер-лиги сезона-2010/11 – всего 1434 угловых12.

Мы ожидали найти подтверждение следующему: угловые ведут к ударам по воротам, удары по воротам ведут к голам. Таким образом, угловые должны вести к голам.

Мы были готовы к некоторым отклонениям. Не каждый угловой ведет к удару по воротам: защитники стоят плотно, чтобы гарантировать, что этого не произойдет. Так что коэффициент результативности угловых вряд ли должен равняться 100 процентам. Но мы абсолютно не ожидали увидеть всего 20,5 процента. Только один из пяти угловых ведет к удару по воротам. Или, другими словами, четыре из пяти не ведут к ударам по воротам13.

Еще большие несоответствия мы нашли, когда посмотрели, сколько из этих ударов по воротам, созданных из угловых, привели к голам. Здесь мы увидели, что всего один из каждых девяти ударов, порожденных угловыми, заканчивается тем, что одна команда празднует, а другая печально тащится обратно в центр поля. Скажем по-другому: 89 процентов ударов по воротам, порожденных угловыми, заканчиваются ничем.


ДИАГРАММА 3

СВЯЗЬ МЕЖДУ УГЛОВЫМИ И УДАРАМИ ПО ВОРОТАМ, ПРЕМЬЕР-ЛИГА, 2001/02–2010/11


Как это можно объяснить на практике? Когда мы суммируем вероятность выполнения угловых ударов, ведущих к ударам по воротам, с вероятностью того, что в результате этих ударов мяч попадет в ворота, наши данные показывают, что угловой в среднем «стоит» 0,022 гола или, более простым языком, что среднестатистическая команда Премьер-лиги забивает гол благодаря угловому один раз за каждые десять матчей.

Неудивительно, что Моуринью был настолько изумлен, обнаружив, что английские болельщики ревут от радости каждый раз, как их команда бьет угловой. Неудивительно, что «Барселона», давний соперник тренера, стоявшего во главе «Челси», и национальная сборная Испании, уже десятилетия являющаяся одним из лучшим игроков на мировой арене, по большому счету отказались от углового в нашем понимании, предпочитая использовать его как возможность вернуть владение мячом, а не подготовку к удару по воротам. Угловые почти бесполезны; учитывая риск быть пойманным во время контратаки, когда ваши центральные защитники слоняются у ворот противника, их ценность с точки зрения чистой разницы забитых и пропущенных мячей близка к нулю.


ДИАГРАММА 4

СВЯЗЬ МЕЖДУ УГЛОВЫМИ И ГОЛАМИ, ПРЕМЬЕР-ЛИГА, 2001/02–2010/11


Когда ваша команда в следующий раз выиграет угловой, дважды подумайте, прежде чем отправить своего самого высокого игрока вперед. Возможно, лучше сыграть короткий пас, чтобы вернуть владение мячом, а не бить и надеяться. Числа могут помочь нам увидеть игру в другом свете. То, что мы делали всегда, не обязательно является тем, что мы всегда должны делать.


Что нас ждет в будущем

Это всего лишь краткий обзор того, что может делать футбольная аналитика; обывательское мнение по сравнению с более глубокими данными, которые способны предоставить числа. Наука о футболе, зародившаяся несколько десятилетий назад, развивается и находится в постоянном поиске. Подполковник авиации думал, что он может использовать свою систему для обнаружения идеальной манеры игры, рационализации хаоса матчей, а его последователи (мужчины и женщины, каждый год собирающиеся в Бостоне, которые изучают бесконечные массивы информации, предоставляемые Prozone и Opta) верят, что могут использовать информацию и знания, чтобы лучше играть в эту игру, развенчать ее мифы, видеть ее более ясно.



Футбол вовсе не является игрой, которую нельзя проанализировать, но он слишком изменчив и слишком сложен, чтобы можно было без труда использовать числа, он созрел для препарирования как на поле, так и вне его. Это понимают некоторые клубы, это понимают такие компании, как Opta и Prozone. В аналитику потоком льются деньги, а наградой являются миллионы и миллионы данных.

В футболе надвигается гроза. Она смоет все прежние достоверные факты и изменит игру, которую мы знаем и любим. Футбол станет игрой, которую мы будем рассматривать более аналитически, более научно, мы не будет принимать на веру все, чему нас всегда учили, мы всегда будем спрашивать «почему?». Игра будет выглядеть так же, но образ наших мыслей о ней станет совсем другим.

Профессиональные спортивные лиги не успевают за основной частью общества, если говорить об использовании «больших данных» для принятия важных решений, футбол до сих пор отстает от, например, бейсбола.

Клубы тонут в потоках информации, пытаясь выяснить, чему она может их научить и что все это значит.

В числах не заключен секретный рецепт успеха. Здесь нет формулы победы. Здесь нет правильного ответа относительно результата в футболе. Но это способ убедиться, что мы задаем правильные вопросы.

Считайте эту книгу манифестом будущего футбола, схемой того, что грядет, справочником, поясняющим не то, о чем говорят числа, а то, что мы можем заставить их делать. Она объясняет, почему на сбор информации были потрачены такие деньги. Теперь пришло время рассортировать информацию, оценить и проанализировать ее. Выяснить, что она говорит.

А говорит она невероятно много.

Она говорит командам, больше или меньше надо бить по воротам, говорит клубам, стоит ли отправить в отставку главного тренера или продолжать в него верить, говорит хозяевам клубов, действительно ли этот запрашивающий миллионы долларов нападающий стоит таких денег и возни. Эти вопросы возникали на всем протяжении истории игры, а ответы давали традиции и вера. И только теперь у нас есть не только числа, но и методы для получения ответов.

Это всего лишь первый шажок от начала этой реформации.

Мы предлагаем представить, как может выглядеть будущее, какими могут быть эти новые истины. Мы рассмотрим работу нескольких выдающихся ученых и научных сотрудников, разложивших футбол на составные части и вновь собравших его, и предложим вам результаты нашего новаторского исследования игры, которую мы любим. Мы наверняка изменим некоторые из ваших суждений, но, без сомнения, поддержим другие. Мы сможем ответить на некоторые вопросы, а другие оставим для обсуждений и споров.

Мы далеко ушли от Чарльза Рипа. Футбол всегда был игрой с числами, в этом подполковник авиации не ошибался. Большая часть того, что мы видим, может быть подсчитана; большая часть (хотя и не все) того, что может быть подсчитано, как считал Эйнштейн, принимается во внимание. А теперь мы начинаем понимать, зачем и как считать.

Добро пожаловать в реформацию. Мы поможем вам следить за счетом.

Часть первая
Перед матчем: логика футбольных чисел

Глава 1
Полагаясь на удачу

Toeval is logisch (Случайность логична).

Йохан Кройф

Во время сравнительно безликой игры в итальянской футбольной лиге седьмого уровня Лорис Анжели, голкипер команды «Дро», готовился отразить четвертый пенальти из тяжелейшей серии. Майкл Палма ускорился, чтобы забить мяч за «Террено», соперников «Дро». Если он промахнется, «Дро» выйдет в лигу рангом выше.

Он бьет по мячу. Анжели падает в правый угол и беспомощно смотрит на мяч, который летит выше уже упавшего голкипера. Но удар Палмы оказался чересчур сильным и чересчур высоким. Мяч ударяется в перекладину и взмывает в небо. Скорбящий Палма падает на колени и затем бросается на землю.

Мяч достигает высшей точки своей траектории и начинает снижаться. Анжели отрывает спину от земли и почти начинает молиться, благодаря свою удачу. Он поднимается на ноги и устремляется к трибунам, радуясь чуду.

Мяч приземляется на краю вратарской площадки. Палма в отчаянии закрывает голову руками.

Мяч отскакивает и резко возвращается назад, к воротам. Анжели, исступленный и забывший обо всем, прыгает перед фанатами «Дро» и, празднуя, потрясает кулаками в воздухе.

Один отскок и еще один – и мяч неуклонно движется к линии, а затем пересекает ее. Палма видит это краем глаза, поворачивается, спрашивает у арбитра. Гол, нелепый и невероятный, забит. «Дро» пропускает свой следующий удар. «Террено» выходит в следующую лигу.

Футбол на самом деле – игра случайностей. Как мы увидим далее в этой книге, голы – редкие и очень ценные события, ради них клубы тратят миллионы, пытаясь получить гарантию. Но они все так же являются непредсказуемыми. Они могут не поддаваться объяснению и обманывать теорию вероятностей.

И это верно не только для итальянских футбольных команд низкого уровня. Это происходит по всему миру и постоянно. Примером может служить случай Адама Чжерскаса, малоизвестного польского нападающего, воспользовавшегося хаотичностью футбола и забившего гол спиной от средней линии во время атаки после выноса мяча. Гари Невилл и Пол Робинсон пострадали от этого, когда на поле в Загребе после простого паса назад игрока «Манчестер юнайтед» мяч ударился о дерн, перепрыгнул через ступню голкипера и заставил Англию проиграть Хорватии и, что главное, пропустить Евро-2008.

Каждая команда, каждый фанат сталкивались с этим с двух сторон, но если говорить о недавних годах, два более интересных случая произошли с «Ливерпулем», клубом, слишком хорошо знакомым с капризами судьбы. 17 октября 2009 года команда Рафаэля Бенитеса только вступала в игру Премьер-лиги с «Сандерлендом», когда Даррен Бент, не целясь, ударил по мячу с конца поля. Глен Джонсон, защитник «Ливерпуля», попытался блокировать мяч, но не смог. Вместо этого он ударил по большому красному пляжному мячу, который покатился по полю и к воротам Пепе Рейны. Испанский голкипер был сбит с толку, и счет стал 1:0 не в пользу «Ливерпуля». В тот день команда Бенитеса пятнадцать раз била по воротам, хозяева поля – тринадцать, на семь их угловых приходился один. И все же она проиграла – и все из-за гола, забитого благодаря пляжному мячу.

Но все же у «Ливерпуля» нет оснований горько жаловаться. На другой чаше весов лежит случай, когда они также получили преимущество. И произошло это благодаря столь же невероятному, случающемуся один раз в жизни происшествию всего за четыре года до этого, в один из счастливейших вечеров в истории клуба. В финале Лиги чемпионов 2005 года команда Бенитеса пришла в себя после трех голов, забитых «Миланом», забила три гола за шесть минут второго тайма, и это стало известно как «стамбульское чудо».

Даже фанаты «Эвертона» вынуждены признать, что неожиданная победа «Ливерпуля» в тот вечер была невероятной. Но была ли она на самом деле чудесной или просто экстраординарной? Ведь это разные вещи.

Пытаясь объяснить, что произошло на самом деле, большинство кивает на решение Бенитеса ввести в игру после перерыва Дитмара Хаманна, его тактическую встряску, его зажигательную речь в раздевалке или, возможно, сверхчеловеческую целеустремленность Стивена Джеррарда, капитана «Ливерпуля», – его нежелание пасть духом, его полное отрицание возможного поражения.

Мы не можем проверить эти теории, как бы правдоподобны они ни были. Нет способа научно проверить, что могло случиться, если бы «Ливерпуль» не ввел Хаманна или если бы Джеррард потерял надежду.

Кроме того, попытка сделать это помешала бы увидеть главное. Возможно, «Ливерпуль» был везучим, как в тот незабываемый раз, когда «Милан» по непонятной причине не воспользовался преимуществом в три гола, и невезучим, как во время той игры на «Стадионе света» в Сандерленде, когда пляжный мяч приземлился ровно на то место на поле, чтобы помешать Пепе Рейне. Но то, что наблюдалось, не предполагает благосклонности или гнева каких-то высших сил. Здесь нельзя дать какие-то особые объяснения. Пляжные мячи и вечера славы в Константинополе являются всего лишь крайними случаями в море информации о футболе. Если вы достаточно долго играете или наблюдаете за игрой, есть неплохие шансы, что подобные вещи (и все, что угодно) случатся рано или поздно.

Да, вряд ли в самый обычный день пляжный мяч поможет забить гол, или «Милан» упустит преимущество в три гола за шесть минут, или Робинсона перехитрит дерн, или Чжерскас забьет гол спиной, или мяч после пенальти Палмы ударится о перекладину, взовьется ввысь, а затем покорно вкатится в ворота. Но, как был уверен Кройф благодаря своему футбольному опыту, есть постоянство случайностей, которое определяет этот спорт. В футболе чудеса случаются.


Почему Эйнштейн ошибался (иногда)

Возможно, ученые не кажутся той аудиторией, которой очень интересен футбол, но существует малозаметная группа научных работников с серьезным, неотступным интересом к игре. Научно-исследовательские работы, посвященные футболу, появляются в бесчисленных научных журналах, относящихся к различным областям, включая экономику, физику, управление производством, психологию и статистику. И серьезное научное исследование игры идет по восходящей траектории.

В зависимости от своего образования и методов ученые разработали различные способы определения роли прогнозируемости и произвольности в футболе, но для многих из них общим является основной вопрос. Кстати, это тот же вопрос, на который пытался найти ответ Чарльз Рип, наш небезупречный «футбольный счетовод»: исход футбольных матчей и чемпионатов определяется мастерством или удачей?

Это один из ключевых вопросов для понимания футбола, а может быть, и единственный ключевой вопрос. Если эта игра больше зависит от мастерства, то в матче есть логика: обязательно победит лучшая команда. Если она больше зависит от удачи, то зачем владелец тратит миллионы на игроков, на главного тренера, который поможет им достичь абсолютной гармонии, и на фанатов, дерущих глотки, чтобы побудить их к победе?

Большинство из нас предпочло бы первое, от главных тренеров, продающих себя благодаря способности решать судьбу, до игроков, настроенных на то, чтобы опередить своих коллег и занять собственное место в истории. Несмотря на всю радость, с которой фанаты принимают анархические черты футбола (победа Греции на чемпионате Европы в 2004 году, разгром Северной Кореей Италии на чемпионате мира 1966 года), сама идея быть болельщиком основана на том, что в игре есть некая логика: если ваша команда покупает лучших игроков и нанимает великих тренеров, за этим последуют трофеи.

Пытаясь понять, насколько большую роль играет шанс в футболе, мы все же пришли к совсем другому ответу. Мы посещали букмекерские конторы и лаборатории и встречались со многими учеными, разделяющими нашу страсть к красивой игре. Мы изучили десятки тысяч матчей европейских лиг и кубков, сыгранных за сто лет, и матчи чемпионата мира, сыгранные десятками стран с 1938 года. И мы пришли к заключению, что футбол, по существу, является игрой 50/50. Он наполовину зависит от удачи и наполовину – от мастерства.

Это одно из тех открытий, которое заставляет всех людей, и не только футбольных фанатов, чувствовать себя неуютно. Даже Альберту Эйнштейну, столкнувшемуся с произвольностью квантовой механики, было непросто поверить в шанс. Как известно, он написал: «Как бы там ни было, я убежден, что Бог не бросает кости».

Если даже Эйнштейн находил неопределенность тревожной, неудивительно, что футбольным фанатам трудно ее принять, вместо этого они предпочитают сосредотачиваться на чем-нибудь более утешительном и, что важно, объяснимом, например, красоте.

Футбол – игра, одержимая красотой, которая отвлекает. Большинство фанатов предпочло бы (или по крайней мере говорит, что предпочло бы) видеть, как их команда красиво проигрывает, чем слабо выигрывает. Такое отношение подтвердил великий американский спортивный писатель Грантленд Райс, когда написал: «Когда Один великий контролер поставит отметку у вашего имени, он отметит не вашу победу или поражение, а то, как вы играли».

Те команды, которые признаны передающими красоту футбола, высоко ценятся вне зависимости от результатов: «Волшебные мадьяры» 1954 года, «тотальный футбол» Голландии 1970-х годов, сборная Бразилии 1970 и 1982 годов, современная «Барселона». Другие же, например сборная Греции в 2004 году, сборные Италии и ФРГ в 1990-х и даже «Сток», осуждаются за свое строгое, прагматическое мировоззрение.

Проблема заключается в том, что красота отвлекает внимание и может заслонять факты. Возьмем финал чемпионата мира 2010 года, матч, в котором сборная Голландии показала такую ужасающую грубость, что даже Йохан Кройф, этот ценитель случайности, начал иронизировать. По его словам, это было «отвратительно, вульгарно, грубо, непонятно, совсем не привлекательно… просто антифутболом»1. Верховный жрец «тотального футбола» был явно готов отлучить Найджела де Йонга и Джона Хейтингу.

Но анализ Кройфа упустил из виду главное: подход Голландии к игре в Йоханнесбурге должен был эффектно скрыть тот факт, что Арьен Роббен упустил шанс принести лидерство команде Берта ван Марвейка на восемьдесят второй минуте. Чудовища должны были сделать то, что никогда не удалось бы красавцам, и вернуть лидерство в чемпионате мира именно Голландии. Возможно, это выглядит не очень красиво, но уродство не препятствует успеху. Перефразируя Райнера Кальмунда, пафосного бывшего спортивного директора «Байер Леверкузен», футбол – не фигурное катание. Здесь не дают очки за стиль.

Красота может быть сопутствующим продуктом успешных команд, но так как одной ее недостаточно для победы в матчах, она необязательна.

Мы не можем проанализировать красоту, она субъективна, но мы можем проанализировать эффективную игру, подразумевая под «эффективностью» такие вещи, как отбор мяча и возвращение владения им, зарабатывание пенальти, удары по воротам и забитые в итоге голы. И даже в этом случае мы обнаруживаем, что зачастую для победы в матче недостаточно просто делать все правильно на поле.

Команд, которые комфортно чувствуют себя, удерживая игру под контролем, но каким-то образом умудряются проиграть, немало. «Челси» ухитрилась проиграть «Бирмингему» в 2010 году в матче Премьер-лиги, при том что на двадцать пять ударов по воротам, выполненных командой, пришелся всего лишь один удар противника. И этот один удар и стал единственным голом. За год до этого в Германии берлинская «Герта» семнадцать раз пыталась забить гол «Кельну», при том что противник всего два раза ударил по воротам, и все же проиграла. 1 апреля 2006 года «Сарагоса» совершила впечатляющее число таких попыток (29 ударов по воротам!), но все равно проиграла «Вильярреалу» со счетом 0:1. Футбол полон примеров побед «неправильной» команды: сборная США победила сборную Англии на чемпионате мира 1950 года, Камерун обошел Аргентину в 1990 году, «Уимблдон» переиграл «Ливерпуль» в финале Кубка Англии в 1988-м.

Или возьмем более недавний пример, когда «Челси» впервые за свою историю выиграла Лигу чемпионов, в течение 180 минут борясь с «Барселоной» в полуфинале и затем 120 минут с мюнхенской «Баварией» (в Мюнхене) в финале. Играя против Лионеля Месси, Хави Эрнандеса и Андреса Иньесты, «Челси» временами позволяла сопернику контролировать мяч до 80 процентов времени. За два матча «Барселона» пять раз попадала в стойку ворот, пропустила один пенальти и упустила множество шансов. Играя против «Баварии», игроки «Челси» вновь оказались в осаде, но выстояли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное