Крис Андерсон.

Игра с числами. Виртуозные стратегии и тактики на футбольном поле



скачать книгу бесплатно

Prozone и Opta не одиноки. Многие другие компании работают на том же поле по всему миру: Impire в Германии, Infostrada в Нидерландах, Match Analysis и Stat DNA в США…

Все они извлекают пользу из быстрого подъема, так как рынки, которым они продают свои данные, развиваются, кажется, без каких-либо ограничений. Есть тренеры, игроки, руководители, журналисты, фанаты и даже ученые, чей аппетит к футбольным числам только растет, кроме того, есть производители видеоигр, фантазийные футбольные лиги и тотализаторы, использующие их для извлечения прибыли.

Те, кто связан с оценкой рисков, управлением ими и их использованием, склонны строить продуманные модели прогнозирования. Для этого им необходимы данные. Шансы букмекеров не основаны на капризах фортуны; все данные, которые им удается получить, они прогоняют через свои алгоритмические программы, соответственно определяя фаворитов и аутсайдеров. Алгоритмы также являются ключевыми при определении цен на финансовых рынках. Футбол находится прямо на пересечении этих двух областей.

В точности так же, как букмекерские компании получают прибыль благодаря своим аналитическим, оценивающим шансы программам (и используют их, чтобы финансировать дорогостоящие спонсорские соглашения с крупнейшими именами в мире спорта, примером является текущий договор между bwin и «Реал Мадрид»), те, кто сделал состояния, играя на рынках, входят в игру. У «Сандерленда», «Брентфорда», «Брайтона», «Стока», «Ливерпуля», «Миллуолла» и многих других есть владельцы, которые бы не сделали на них ставку и не инвестировали ни копейки, предварительно не изучив числа.

Данные обладают реальной силой: они могут изменить наше отношение к игре. Владельцам больше не приходится полагаться на собственное мнение, чтобы понять, хорошо выступает команда или их деньги уходят на ветер, – данные могут ложиться на их рабочие столы каждый понедельник или каждое воскресное утро поступать на мобильные телефоны или айпады. После каждой тренировки главные тренеры могут вывешивать данные, показывающие, как далеко продвинулся игрок, на двери раздевалки.

И некоторая часть этой информации доступна для фанатов, она печатается в газетах или появляется на телевизионных экранах, она доступна путем нажатия кнопки на смартфоне или навсегда записана онлайн. Здесь не спрятаться. Большой Брат всегда следит за тобой. Неудивительно, что Пол Барбер, бывший директор «Тоттенхэм Хотспур», а теперь исполнительный директор «Брайтон энд Хоув Альбион», отзывается о развитии и возрастающем совершенстве видеоанализа как о «рентгеновских лучах»4. Это эпоха, когда футболиста можно видеть насквозь, поэтому не странно, что «рентгенологи» игры, например Стив Браун и Пол Грейли, постепенно, шаг за шагом, становятся все более востребованными.

Прошли те дни, когда можно было рассчитывать только на интуицию, предположения и традицию, чтобы судить, что относится к «хорошему», а что к «плохому» футболу. Теперь мы полагаемся на объективные доказательства.

Последствия этого значительны. Использование объективной информации меняет соотношение сил в этой прекрасной игре. Теперь футбол управляется не сочетанием команд, привычек и догадок, он входит в новую, более меритократическую фазу.

Это угрожает традиционным воротилам игры, так как предполагает, что есть нечто, что они не принимали во внимание все эти годы. Возникает ощущение, что футбол немного напоминает религию: долгое время здесь царило представление, что для того, чтобы быть экспертом, вы должны были родиться в правильном месте и быть посвященным в ритуалы с самого раннего возраста. Здесь существуют убеждения, догмы, общность с другими фанатами, покаяние, дресс-коды, ассимиляция и песнопения и все остальное.

Но поскольку информация позволяет стать экспертом и иметь обоснованное мнение практически любому, те, кто погружен в прошлое, становятся менее влиятельными, менее избранными и более оспариваемыми. В конце концов, они могут быть опровергнуты, и чем больше их опровергают, тем меньше влияния у них остается. Если сравнить их со священниками и папистами, то наша роль как авторов «Игры с числами» – научить вас быть борцами с предрассудками и участниками реформации футбола.

Возможно, это объясняет тот уровень противодействия, с которым сталкиваются пионеры футбольной аналитики.

Один из клубов перед одним из недавних трансферных окон дал нам задание выполнить исследовательский проект, направленный на усиление своей команды в определенных областях. Мы были рады услышать, что наши результаты были хорошо восприняты руководством. Но все же главный тренер отнесся к этому с меньшим энтузиазмом. «Статистика не может мне сказать, с кем подписать контракт, – заявил он, – она не может определить размер сердца игрока».

То же самое происходит, если вы используете данные, чтобы изменить свое отношение к определенному матчу. «Главный тренер верит чему-либо, только если он видит это собственными глазами, – сказал нам аналитик одного из матчей Премьер-лиги. – Ему нравится смотреть видео, но он постарается выбраться и увидеть воочию как можно больше матчей».

Это не только английская проблема; нежелание использовать новые технологии, новые источники информации распространено широко и далеко.

Борис Нотцон, директор спортивной лаборатории ФК «Кельн», показал нам один из самых продвинутых аналитических проектов в профессиональном футболе. «Кельн» нанял трех штатных и тридцать внештатных аналитиков из пятнадцати стран, задача которых – собирать и контролировать все, от агентских отчетов соперников до физических характеристик основного и запасного составов и юношеской команды клуба. Но даже он все же признал, что «Кельн» является исключением. Частью проекта является то, что все немецкие клубы первого и второго дивизионов имеют доступ к информации о матчах, обеспечиваемой Impire, которая использует примерно такие же технологии, как Opta и Prozone/Amisco. Но на самом деле лишь немногие доверяют данным, собранным во время каждого матча, или используют их. Они не хотят смотреть футбол в таблицах, они хотят видеть его собственными глазами.

«Если сравнивать с традиционной медициной, футбольная аналитика сейчас находится на уровне пиявок и кровопусканий, – говорит Марк Брункхарт, основатель Match Analysis. – Это не значит, что мы должны отказываться от прогресса и работы, но мы должны осознавать, как мало мы понимаем».


Футбольная аналитика вчера

Возможно, футбольная аналитика стала обычной частью закулисья клубов только в последние годы, а используемые ими технологии до сих пор только развиваются, но нельзя сказать, что идея скрупулезного анализа игры нова. На самом деле она существует уже десятилетия.

Было бы нечестным описывать современную связь футбола с аналитикой как революцию, но все же это нечто большее, чем простая эволюция. Возможно, лучшим словом является «реформация»: игра остается той же, меняется то, как в нее играют. И мы находимся на самой интересной стадии этого процесса, когда каждый день, каждую неделю, каждый год появляются различные показатели, когда прогресс идет стремительно, каждый шаг вперед отдаляет нас от деятельности человека, которого можно считать первым футбольным аналитиком: подполковника авиации Чарльза Рипа.

Этот англичанин был одной из ключевых фигур, своего рода настоящим и трагическим героем, в истории футбольной аналитики. Возможно, его теории были запутанными, а его убеждения были раскритикованы, но для того чтобы оценить, насколько далеко нам еще предстоит продвинуться, мы должны понять, где наши истоки.

Рип не имел отношения к футболу. Он родился в Корнуолле в 1904 году и получил бухгалтерское образование, а затем вступил в Королевские ВВС, после того как завоевал первый приз во время вступительных испытаний в новое бухгалтерское подразделение ВВС. Однажды вечером в 1933 году дивизия Рипа была удостоена посещением Чарльза Джоунса, капитана всепобеждающего «Арсенала» Герберта Чепмена.

Джоунс прибыл, чтобы поговорить о системе игры клуба, и углубился в детали, анализируя то взаимопонимание, которого достигли левый и правый крайние нападающие команды Чепмена. Рип сгорал от любопытства. Он захотел применить то, что знал (счетоводство), к тому, что его восхищало, – футболу. И таким образом он приступил к разработке системы для снабжения примечанием каждого действия на поле. Так родился «футбольный счетовод».

По словам Рипа, суть заключалась в том, чтобы «предложить счетную систему для уверенности в запоминаемом, традициях и личных впечатлениях, влекущих за собой прогнозирование и футбольные теории»5. Он умел обращаться с фактами. Он помог нам увидеть то, что мы не могли видеть.

К сожалению, ему помешали военная карьера и война, и первый матч Рип снабдил примечаниями только 18 марта 1950 года, через семнадцать лет после того, как Джоунс посетил бухгалтерское подразделение ВВС и пробудил в нем интерес к игре. Во время матча между «Суиндон» и «Бристоль Роверс» Рип достал из кармана ручку и блокнот – так и родилась наука. «Непрерывное действие игры разбивается на ряд отдельных активных моментов, таких как пас, атака или удар по мячу, – рассказал Рип о своей системе. – Для каждого типа моментов разработана подробная классификация, для которой были придуманы стенографические знаки. Например, каждый пас в игре классифицируется и записывается в соответствии с его длиной, направлением, высотой и результатом, а также точками на поле, в которых пас начался и закончился»6.

Рип был предан своему делу. Он продолжал посещать игры даже в возрасте за девяносто, его страсть к спорту и числам не угасала. За свою карьеру он прокомментировал более 2200 матчей, тратя около восьмидесяти часов на анализ каждой игры. Учитывая время на сон, это заняло около 30 лет его жизни. Он часто приходил на вечерние матчи в шахтерском шлеме с налобным фонарем, что позволяло ему видеть свои записи. Его самое поразительное наследие – полный комплект записей, сделанных во время финала чемпионата мира 1958 года, пятьдесят страниц рисунков, поясняющих движение мяча в течение всей игры, все записи выполнены на рулоне обоев.

Данные, которые он в конечном итоге собрал, стали основой научной работы, Skill and Chance in Association Football («Мастерство и удача в европейском футболе»), написанной в соавторстве с Бернардом Бенджамином, главным статистиком Управления записи актов гражданского состояния, и опубликованной в 1968 году в «Журнале Королевского статистического общества». Целью было проверить, раскрывает ли та информация, которую Рип скрупулезно собирал в течение 15 лет, с 1953 по 1967 год, предсказуемые моменты в событиях матча7.

Это была всего лишь короткая научная статья, но она имела большое значение. Она доказала, что система кодирования Рипа подходит для научного анализа, а также впервые продемонстрировала, что некоторые аспекты игры следуют четким и постоянным числовым шаблонам. Рип и Бенджамин выяснили, что команды в среднем забивают примерно один гол из каждых девяти ударов по воротам. Они обнаружили, что шансы команды завершить пас в целом равны шансам игры в «орла или решку» – около 50 процентов, но они снижаются с каждым дополнительным завершенным пасом. Они пришли к заключению, что футбол является вероятностным (то есть беспорядочным) процессом: один из девяти ударов по воротам заканчивается голом, но какой именно – трудно сказать.

Они также определили, что это игра переходов владения мячом: подавляющее большинство многоходовок заканчивается после неудачного или одного завершенного паса, в то время как 91,5 процента так и не доходит до четвертого удачного паса. Такое распределение пасов присутствовало в большинстве матчей, которые смотрел Рип, и даже сегодняшние матчи изобилуют переходами владения мячом. «В среднестатистической игре мяч переходит «из рук в руки» 400 раз», – говорит Майк Форт из «Челси»8.


ДИАГРАММА 1

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ МНОГОХОДОВОК, 1953–1967 ГГ.


Источник: Рип и Бенджамин (1968 г.)


Примечание. Горизонтальная ось показывает количество успешных многоходовок, где 0 означает, что попытка паса была немедленно пресечена, 1 означает один успешный пас перед потерей мяча и так далее. Числа над столбиками диаграммы показывают долю многоходовок в матче в процентах. Рип и Бенджамин выяснили, что только 8,5 процента многоходовок содержали более трех пасов.


Рип также обнаружил еще один краеугольный камень современного представления о футболе: 30 процентов всех отборов мяча возле чужой штрафной ведет к ударам по воротам, и примерно половина всех голов – следствие тех же успешно осуществленных отборов мяча.

Летом 2011 года, когда прошло уже более 60 лет с того момента, как Рип впервые вынул из кармана карандаш и заставил свою систему работать, «Ливерпуль» подписал контракты со Стюартом Даунингом и Джорданом Хендерсоном. Одним из главных статистических показателей пары, определяющих их высокую цену, являлось процентное соотношение «решающих третьих возвратов мяча»; недавние успехи «Барселоны» и сборной Испании базировались в основном на этом прессинге.

Рип не изобрел прессинг, но он был первым, кто дал ему название; его исследование предлагает сведения, способы думать и говорить об игре, как никто не мог и предположить ранее9. Этот вид спорта должен был бы признать его пионером. Но вместо того он был раскритикован и стал изгоем. Это произошло не потому, что он смотрел на красивую игру через числа, а из-за его мыслей о том, что говорят числа.


Подтверждение убеждений данными

Рип был сыном своего времени. «Футбольный счетовод» не просто собирал данные, чтобы накопить информацию для собственного удовольствия. Он видел другой способ использовать свои находки. С тех самых пор как Чарльз Джоунс из «Арсенала» посетил базу ВВС, он сосредоточился на выяснении того, что необходимо для победы в футбольном матче. Он считал: чтобы добиться этого, команде нужно довести до максимума голевые возможности. А чтобы сделать это, решил он, им нужно быть как можно более умелыми. Рип не случайно озаглавил свою работу, кульминацию дела своей жизни, «Мастерство и удача». Он осознавал, что футбол является игрой, зависящей от удачи не менее, чем от способностей, для доказательства достаточно обнаруженного им факта, что шансы того, что пас будет завершен в любой момент времени, не превышают 50/50. Его целью было найти способ изменить это соотношение, добиться того, чтобы мастерство превосходило удачу.

Он придумал, что решением должна стать эффективность. Он желал максимальной результативности при минимальных напрасных усилиях. Такой образ мыслей преобладал во времена расцвета деятельности Рипа. В Британии 1940-х и 1950-х годов благодаря экономической теории Кейнса, обещавшей управлять экономикой страны путем использования бюджетных средств для манипулирования инвестициями и потреблением, бухгалтерское дело и доверие к данным были на подъеме. Это была философия, созданная для того, чтобы преодолеть Великую депрессию и пережить бедствия Второй мировой войны: делать больше с меньшими затратами.

Чтобы этот принцип работал, правительство нуждается в информации. Хорошей информации. И потому министерство финансов приступило к сбору статистических данных обо всех видах экономической активности, это было попыткой повысить эффективность путем сопоставления данных. Для Рипа это и было целью его футбольной бухгалтерии: чтобы преодолеть случайность, команда должна была быть максимально эффективной. Команды более эффективны, если они забивают больше голов с меньшим количеством владений мячом и пасов, ударов и касаний.

У Рипа были данные, подтверждающие его мнение, или как минимум он считал, что были. Он доказал, что только два из каждых девяти голов были забиты благодаря многоходовкам, в которых было более трех пасов. Он знал, что команды забивали в среднем один гол при каждых девяти сделанных ударах по воротам, а большая часть голов была забита благодаря отбору мяча в штрафной зоне противника или рядом с ней. Таким образом, он одним махом и без сомнений заключил, что с точки зрения статистики команды играли бы лучше, если бы тратили меньше времени на попытки сделать пас и больше – на быстрый и эффективный перевод мяча к воротам противника. Итак, эффективность игры, построенной на длинных передачах (минимальные затраты и максимальная отдача), была подтверждена.

Но умение хорошо понимать числа не означает умения предоставлять ценную информацию. Рип был замечательным «счетоводом» игры, но он не был аналитиком. Он не смог ответить на самый важный для аналитика вопрос: могу ли я, вместе с моими числами, ошибаться? Он верил в то, что позже было названо «футболом длинного паса», и нашел доказательства, поддерживающие его убеждение. Но истинная информация может быть получена только в поисках опровергающих доказательств: почему длинный пас может быть неправильным способом игры? Рип хотел видеть футбол как нечто аналогичное автоматизированному производству, рассматривать поле как фабрику, где главной целью является производство большего с меньшими затратами, а прибыль зависит от максимальной эффективности. И вскоре он начал сотрудничать с главными тренерами, думающими так же, как он.

И в этом Рип отличался от другого чужака, пытавшегося анализировать этот вид спорта, – Билла Джеймса, бейсбольного статистика, чья работа (ставшая знаменитой после того, как была отражена в фильме «Человек, который изменил все») оказала влияние на Билли Бина, «Окленд Атлетикс», «Бостон Ред Сокс» и на весь бейсбол. Для Джеймса целью было взять числа и выяснить, какая правда в них содержится, какие данные появляются, какую информацию можно извлечь, чтобы изменить наши представления об игре.

Попытки Рипа использовать числа для выработки стратегии потерпели неудачу, так как он был абсолютистом, стремящимся использовать данные для подтверждения своих убеждений. Ему нужно было отказаться от идеи найти одно общее правило, формулу победы и научиться искать многочисленные истины и вымыслы в самих числах.


Изменение убеждений при помощи данных и анализа

Мы тоже являемся сынами нашего времени. Мы живем в эпоху «больших данных», где все наши истории болезней могут быть записаны на флешку, где наша любимая музыка и фотографии существуют в «облачной» среде, реклама подбирается в соответствии с нашими интересами и хобби через социальные сети, а супермаркеты знают, что мы привыкли покупать. Аналитики теперь являются необходимой частью бизнеса в бесчисленных индустриях, от медицины до производства и от аптек до розничных магазинов. Футбол пытается соответствовать внедрению «больших данных» в жизнь в двадцать первом веке.

Мы можем продвигать и исследовать данные в намного большей степени, чем Рип и Бенджамин. Если мы хотим отобразить спорт в более ярком, истинном свете, футболу требуется большее, чем просто подсчет действий, произошедших на поле, необходимо искать алгоритмы в данных, извлеченных из огромных массивов информации. Это также означает принятие того, что определенные элементы футбола являются непредопределенными, и, если необходимо, применение усовершенствованных статистических моделей при помощи инновационных программ и мощных компьютеров.

Но цель аналитики изменилась. Если Рип хотел помочь командам преодолеть свойственную футболу неэффективность, в основе которой лежали наши уже сформированные убеждения относительно игры, его последователи хотят использовать информацию (простые голые факты) для выяснения того, действительно ли то, что мы знаем о футболе, является правдой. Аналитики не пытаются использовать числа для подтверждения теории, они выясняют, что числа говорят нам на самом деле, правильны ли наши убеждения, а если мы ошибаемся, информируют нас, во что нам надо верить. Как и в случае любых исследований, вызов, брошенный знаниям, может выбивать из колеи.

Возьмем «факт», что команды наиболее уязвимы сразу после того, как забили гол. Это утверждение существует в футболе по всему миру, оно родилось благодаря ухищрениям нашего разума.

Человеческий мозг – аналитическая моделирующая машина, подобная тем, что разрабатывают букмекерские компании. Мы все естественным путем создаем базы данных и храним их на жестких дисках между нашими ушами, а затем используем для принятия решений, основанных на очевидности. Но в качестве разработчика прогнозов и правил наш встроенный компьютер имеет свои недостатки. Наш мозг может запоминать и оценивать те события, которые являются наиболее поразительными и яркими. Те события, которые произошли на самом деле, намного легче представить, чем те, которые могли бы произойти. Естественно, наши личные теории и взгляды являются подтвержденными: мы верим не во все, что видим, но видим только то, во что верим.

Это верно, если речь идет о числах.

Подумайте обо всех футбольных матчах, которые вы видели: в подавляющем большинстве случаев, если команда идет впереди, она не сразу отказывается от лидерства. Иногда это происходит, и весьма эффектно. Возьмем матч между «Байер Леверкузен» и «Шальке-04» в апреле 2004 года: Ханс-Йорг Бутт, голкипер «Леверкузена» и, что любопытно, регулярный пенальтист, только что пробил пенальти, и счет стал 3:1. Он порысил обратно к своим воротам, ударив ладонью о ладони всех своих товарищей по команде, вызвав восхищение зрителей. Майк Ханке, нападающий «Шальке», был не в восторге. Он дождался свистка и, когда Бутт все еще не спеша возвращался на свое место, ударил сразу после введения мяча с центра поля. Счет неожиданно стал 3:2. Команды всегда наиболее уязвимы сразу после того, как забили гол, правда?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29