Кравченко Сергей.

Маскотерапия. В поисках лица



скачать книгу бесплатно

Посвящается Г. М. Назлояну.


Дайте мне необходимые условия, и я возвышу до предельного совершенства не только отдельного человека или группу людей, но все человечество.


Почему до настоящего времени мировая культура не создала ни одного скульптурного автопортрета, за исключением работ в рамках школы маскотерапии Г.М.Назлояна?


© Сергей Антонович Кравченко, 2017


ISBN 978-5-4485-6911-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

О книге «Маскотерапия. В поисках лица»

Книга призвана обобщить мысли и материалы, накопленные в работе с клиентами частной практики и пациентами различных клиник и центров, с кем мне приходилось сотрудничать. Описан и опыт обучения и популяризации маскотерапии. Первые записи относятся к тому периоду, когда я только стажировался у автора маскотерапии Г.М.Назлояна в 1998 году. С тех пор прошло более 19 лет. За это время появился новый опыт и конкретизировались некоторые понятия и взгляды на этот метод психотерапии.

Метод маскотерапии, развиваясь, продолжает нас восхищать своей результативностью и эффективностью. Эффекты же маскотерапии, думаю, будут восхищать людей столько же, сколько люди способны будут создавать портреты и/или автопортреты.

Сентябрь, 2017 года.
С.А.Кравченко.

Введение в маскотерапию

Маскотерапия в моей практике представляет собой психотерапевтический комплекс технологий по методу Г.М.Назлояна, адаптированный к психологической диагностике, консультированию и психотерапии отдельной личности, и группы людей. Маскотерапия родственна современным методам арт-терапии, и вместе с этим, отличается и превосходит их по своей эффективности.

В истории цивилизации накоплен значительный опыт развития и коррекции личности с помощью портретирования. Обобщая исторический опыт, мы используем его в современном психологической практике. Данный подход (маскотерапия) является естественным и интуитивно понятным, так как в огромной степени черпает материал для своих методов из истории культуры и эволюции человечества. Метод объединяет в себе достижения искусства и науки.

Суть маскотерапии

Маскотерапия – развивающая, диагностическая, психотерапевтическая или консультативная работа, в процессе которой, в первую очередь, создается скульптурный или графический портрет или автопортрет. Синхронно с портретом могут выполняться работы по росписи лица театральным гримом, фотопортретирование или киносъемка диалога клиента с психологом-психотерапевтом и со своим портретом.

Маскотерапия способствует развитию истинного видения клиентом самого себя, открывая, дополняя и развивая видение тех пластов личности, которые были ранее скрыты от восприятия или их восприятие было искажено.

К таким пластам можно отнести следующие:

• животная основа личности и сопутствующие ей инстинкты и потребности,

• антропный пласт природы человека и его связь с миром,

• этно-родовой пласт личности и его связи с памятью предков,

• социальный пласт и

• пласт индивидуальных особенностей.

Сосредоточение на каждом пласте психики клиента, находящем отражение в скульптурном или графическом портрете, способствует раскрытию тех душевных сил личности, которые до этого могли быть ущемлены или полностью заблокированы. Раскрытие душевных сил влечет за собой увеличение психической энергии и проявление скрытых способностей личности, что в свою очередь изменяет особенности восприятия и взаимодействия с миром, людьми и самим собой в сторону увеличения адаптации и устранения душевных расстройств.

Сеансы маскотерапии отличаются по своему характеру, длительности и частоте. Они могут проходить от нескольких минут до нескольких часов. Развитие портрета или автопортрета происходит синхронно с диагностическими, консультативными или психотерапевтическими беседами, что не исключает и длительного молчаливого сосредоточения клиента на своем портрете. Портрет может развиваться в течение нескольких встреч на протяжении месяца, или года. Общее количество встреч варьирует от 5—10 до 10—20 и более, в зависимости от случая и внутреннего потенциала клиента. В любом случае, чаще всего именно клиент определяет свою готовность к встрече с психологом-психотерапевтом и со своим портретом.

Маскотерапия имеет свои естественные корни в искусстве скульптурного, живописного и графического портретирования, которые имеют начала в древних культурах. Их изображения лиц дошли до наших дней. Художник всегда понимал силу портрета, который придавал портретируемому дополнительные силы и стойкость в жизни, чаще всего переживал своего хозяина и нес память о нем потомкам, сохраняя его образ в вечности.

Соединенность с вечностью изначально заложена в любом портретном искусстве, что позволяет использовать эту связь и в искусстве психологического консультирования в процессе маскотерапии.

Суть маскотерапии и ее эффективность в том, чтобы при создании портрета подвести клиента к тем особым состояниям силы души, которые преображают личность и дают ей код доступа к вечности. Опыт переживания чувства вечности способствует взаимодействию со всеми измерениями времени, расширяя нам горизонты и источники жизни. Наиболее же важным данный опыт становится в преодолении ловушек Безвременья, характеризующихся состояниями безобразности и депрессии. Более подробно смотрите книгу «Темпоральная психология».

Методология маскотерапии в рамках клинической практики

Особенностью данного комплекса психотерапевтических технологий является то, что пациент изначально рассматривается не как носитель психопатологических симптомов, а как личность, имеющая целый ряд различных психологических проблем, приводящих к социальной дезадаптации. В первую очередь, это внутриличностные конфликты, возникающие нарушения самоидентификации и патологическое одиночество (по Г.М.Назлояну – общий симптом для всех психических расстройств).

В современной культуре личность перестала быть объектом достаточного внимания. Существует тенденция к обезличиванию, бессубъектности, что приводит к возрастанию проблем самоидентификации и к нарушениям внутреннего диалога, психологическим проблемам и психическим расстройствам.

«Потеря своего лица» приводит к искажению восприятия себя и своей жизни, своего места в мире, к искажению самосознания и понимания других людей. В финале – разрыв адекватных взаимодействий с самим собой, с людьми и со всем материальным миром. Возникают проблемы в личной, семейной, профессиональной или общественной жизни. Нарушения самоидентификации могут достигать крайних форм, когда человек настолько отрицает свою сущность, что предпочитает называться другим именем, и воспринимает себя представителем другого этноса, культуры и пола.

С помощью маскотерапии пациент получает возможность восстановить гармонию между осознаваемой реальностью и своим подсознанием. Это способ реконструкции утраченного образа «Я», позволяющий пациенту наладить внутренний диалог с самим собой, а впоследствии – с окружающим миром, что приводит к исчезновению болезненных симптомов.

В маскотерапии преимущественно применяется скульптурный портрет (или автопортрет) обладающий неоспоримым преимуществом по сравнению с живописным или графическим. Он позволяет полностью воссоздать лицо больного, тогда как живопись или графика не дают объемного изображения и затрудняют процесс отождествления пациента со своим портретом и лицом.

Особенностью маскотерапии, по сравнению с другими видами психотерапевтической работы, является и тот факт, что в процессе реабилитации участвуют психотерапевт, пациент и его портрет, что позволяет врачу не навязывать свою волю, а лишь направлять его эмоциональные и рациональные переживания в нужном направлении. Терапия, основанная на равноправии и доверии, позволяет добиться лучших результатов, чем директивные методы.

С.А.Кравченко, являясь учеником и последователем Г.М.Назлояна, адаптировал данный метод к психологической практики и модифицировал его. Лечение или развитие осуществляется поэтапно, согласно структуре личности аналитической теории К. Юнга, и в привязке к измерениям времени теории темпоральной психологии.

Методы терапевтического портретирования:

– словесный портрет;

– фотопортрет;

– графический портрет;

– живописный портрет;

– скульптурный портрет.

Маскотерапия является развивающим и корректирующим методом. Например, в клинике Rehab Family данный метод используется для лечения депрессий, неврозов, различных форм химической зависимости и др.

Улучшение эмоционального фона при депрессии достигается уже после 3—4 сеансов маскотерапии.

Эффективность метода позволяет значительно снизить потребность пациента в базовой медикаментозной терапии и повышает ее эффективность. Уже на первой встрече, в течение 1—2 часов человек пробует воспроизвести себя, используя скульптурный пластилин. Начинает моделировать образ своего лица, являющегося образом его души.

Важной частью маскотерапии является групповая работа. Другие клиенты в группе могут участвовать в создании портретов друг друга, фиксировать заметные черты характера в портрете, что способствует объективному восприятию личности. Работа проходит при открытых дверях, чтобы и родственники или сотрудники клиники, при случае, могли подтвердить принадлежность скульптурного лица пациенту, его несомненное сходство с ним, что ускоряет процессы обретения «своего лица».

Модификацией метода маскотерапии Г.М.Назлояна является не только этапность лечения, но и инициация личности пациента для перехода на следующий уровень развития через кризисные состояния, возникающие в ходе создания им своего лица.

Первый этап – животный уровень (яйцо) – пренатальные и постнатальные вредности, родовые травмы. Интуитивно на физиологическом уровне человек отражает проблемы раннего возраста, и при тяжелом психическом расстройстве он не может слепить яйцо. Задача – выявление и коррекция отношения человека к миру.

Второй этап – общечеловеческий, когда слепок напоминает примитивные скульптуры древних людей. Задача – выявление и коррекция отношения человека к людям.

Третий этап – родовой уровень – человекоподобное лицо с признаками пола. Часто пациенты испытывают трудности в выражении пола, что может указывать на проблемы в психосексуальной сфере. На этом этапе решается задача выявления и коррекции отношений человека к полам.

Четвертый этап – семейный. В скульптуре проступают семейные признаки (черты бабушек, дедушек и др.). Задача – выявление и коррекция отношения человека к своим предкам. У зависимых людей, например, всегда наблюдается разрыв отношений с некоторыми предками, преждевременная смерть одного из них.

Пятый этап – индивидуальный. Считается завершением лечения, так как наступает стадия душевного благополучия – открытие своего лица. Задача – выявление и коррекция отношения человека к самому себе во всех измерениях времени (прошлое, настоящее, будущее, безвременье и вечность. Преодоление темпорального невроза.

Со временем, особенно когда портрет был призван решать не психотерапевтические проблемы пациента, а экзистенциальные вопросы клиента, были добавлены еще два этапа портретирования: личностный и лидерский. Данные этапы выходят за рамки традиционной маскотерапии и здесь не рассматриваются. Смотрите их описание в книге «Лицо Личности», где автор развивает свои взгляды в одноименном методе психологического консультирования.

Начинается работа маскотерпии с маленького яйца. С каждым следующим этапом увеличивается форма, при этом предыдущий портрет не уничтожается, а остается внутри (в идеале к окончанию работы размер должен совпадать с истинным). Переход к следующему этапу происходит только после успешного воплощения образа в предыдущем.

Основой для психотерапевтической работы на сеансах маскотерапии являются образы и ассоциации, возникающие во время создания скульптурного портрета собственного лица.

Для психотерапевта не столько важен автопортрет пациента, сколько его ассоциативные связи при создании, образа личности, всплывающие синхронно портретированию. Так женщины часто видят образ любимого мужчины, у кого-то обнаруживается сходство с известным актером, деятелем искусства или родственником (часто значимыми только на подсознательном уровне).

Человек начинает реально осознавать, что живет по чужому сценарию (например, в основе алкогольной зависимости внука может лежать большая значимость для него личности деда, также страдавшего алкоголизмом) и у него возникает желание «очиститься», жить собственной жизнью.

По мере увеличения сходства, скульптура обеспечивает присутствие «двойника», к портрету возникают чувства привязанности, возрождается внутренний диалог. Нахождение пациентом индивидуальных особенностей в своем лице приводит к катарсису («душевному очищению»), пониманию и принятию себя и своих проблем.

Работа психотерапевта заключается в создании развивающей среды и направляющей помощи, когда появляется привязанность пациента к своему лицу, он может прервать отношения с психотерапевтом.

Был принцип, что созданный портрет остается в клинике, и расставаясь с ним, пациент расстается со своей болезнью. Со временем, особенно когда портрет не завершен, его начали отдавать пациенту с условием, что он продолжит работу над автопортретом дома.

Продолжение консультаций об автопортретировании может проходить дистанционно с помощью видеотелефонии.

Признак правдивости

Признаком правдивости работы над портретом на этапе появления индивидуальных черт лица являются возникающие синхронно с работой образы будущего этого лица. Образы будущего можно перепутать с фантазиями. Их отличает только одно – фантазии создаются усилием воли, а образы будущего, образы социальной перспективы возникают сами по себе без каких-либо усилий воли, словно сновидения. Они не имеют развернутого сценария, но словно вспышки сознания, озаряющие вероятное будущее.

Если это автопортрет, то автор вдруг начинаем видеть яркие образы вероятных перспектив своего развития, например, представляется отчетливо профессиональные успехи развития личной медицинской практики. Если это портрет, то образы социальной перспективы портретируемого видит создающий скульптуру, например, мне однажды отчётливо предстал образ пациента, который не просто преодолел свои психологические проблемы, а невероятно преуспел профессионально, став участником согласования международного проекта, поднимая бокал шампанского за удачный контракт своей фирмы.

Я тут же рассказал этому пациенту о своих образах.

– Почему бы и нет? – ответил от задумчиво улыбаясь. Было видно на его лице, что мое видение ему понравилось, оно, я уверен, организовало его внутренний мир на несколько месяцев и лет вперед. Как показали мои наблюдения, он пошёл в своём развитии именно подобным путём.

Если в портрете отсутствует правда личности, если фальшь и маска закрывают лицо и отражаются в портрете, то и образное видение перспектив личности не возникнет. Мертвое не имеет перспектив, его будущее – стагнация или разрушение. Если маска не сходит с лица и отражается в портрете, подтверждением чему будут ассоциации, например, портрет напоминает кого-то из актеров или просто образ театральной маски в чистом виде, то это явный признак отсутствия истинного лица в портрете.


Образ театральной маски в чистом виде – явный признак отсутствия истинного лица в портрете


Важно осознать, почему именно эта маска и почему именно в данное время жизни присутствует здесь. Если ответ будет найден, то портрет пойдет в развитии дальше.

Ищите перспективное видение лица, которое портретируете. Предвосхищение положительного будущего переносит работу над портретом в особую плоскость жизни, где будущее соседствует с настоящим и прошедшим.

Если образы будущего отрицательные, то о них тоже можно поразмышлять, с целью изменения причин отрицательного будущего в настоящем. Изменения причин может изменить видение будущего в положительную сторону.

Если вы не можете преодолеть отрицательные прогнозы, то лучше остановите работу и поищите других участников, специалистов или наблюдателей. Поместите портретируемого в другую контекстную среду или передайте работу над портретом своему коллеге. Сделайте что-то, что изменит перспективы в лучшую сторону. Развивать и фиксировать в твердом материале отрицательные образы не следует.

Важно! Не следует лечить, развивать или учить того, кого вы не видете в будущем здоровым, красивым и умным.

Лица цивилизаций в маскотерапии

Чем реалистичнее способен человек изобразить свое лицо, тем совершеннее его восприятие мира и своего Я.


Маски и лица цивилизаций от первобытных времён и до наших дней подсказывают нам основную мысль маскотерапии: чем реалистичнее способен человек изобразить лицо, тем совершеннее и адекватнее его восприятие мира и своего Я.


Скульптурные изображения человека от первобытных времен до нашего времени


Древние греки превзошли всех в своем умении создавать совершенные лица людей. Их скульптура стала образцом для подражания в эпоху Возрождения.

Современная скульптура бравирует размашистым стилем, замысловатой символикой и еще множеством чего-либо, но за всем этим стоит ни что иное, как неумение создать идеальное лицо человека.

Невольно напрашивается вопрос: а видят ли современные скульпторы лица свои и других людей достаточно хорошо, чтобы создать их совершенные портреты?

Видим ли мы мир, окружающий нас и находящийся внутри нас, достаточно адекватно?

Приближаясь к образу и подобию

Дабы предотвратить у читателя мысли, что автор уходит от психологического описания маскотерапии, хочу заметить следующее: в свое время, К. Юнг сделал очень уместное и важное замечание, а именно, он констатировал, что бессознательное и Бог обозначают для него одну и ту же сущность в нашем мире. Только мы не можем изучать Бога с помощью науки по разным причинам, но мы можем изучать научными способами бессознательное личности и коллективное бессознательное в том числе.

Если взять емкие и точные библейские выражения, то они могут быть очень даже уместными в нашей работе, где мы пытаемся приблизится к пониманию механизмов и сил маскотерапии. Потому, мой уважаемый читатель, когда вы видите слово Бог, присоединяйте сразу к нему представления о понятии «бессознательное».

У Бессознательного и Бога есть одно отличие с точки зрения емкости понятий. Бессознательное вбирает как положительное, так и отрицательное, тогда как Бог в сознании многих содержит только положительную совокупность качеств, а отрицательную обычно передают образу Дьявола или ему подобным, например, Мефистофелю. Более того, диалоги с Богом человечество научилось строить, в нашей интерпретации – диалоги с положительной стороной бессознательного, а вот диалоги с отрицательной – нет!

В психотерапии мы сталкиваемся с необходимостью учиться строить диалоги (трансцендентальную функцию) со всеми структурами бессознательного. Примеры таких диалогов смотрите в моей книге «Диалоги».

Вопрос образов мировой мифологии и религии в нашем понимании не праздный и мы не являемся здесь первопроходцами. Например, С. Гроф более подробно все это исследовал и описал в своих книгах, развивая выше приведенную мысль: бессознательное насыщено образами мировых религий и мифов и может быть изучено благодаря им.

Пример подал в свое время Фрейд, находя в структуре человеческой души комплексы, подобные мифу об Эдипе.

Отступая от сухих психологических терминов можно утверждать следующее: приближаясь в портрете к своему истинному образу, и помня о том, что мы созданы по образу и подобию Божьему, мы неминуемо становимся более совершенными, оставляя позади все свои недостатки и пороки, пагубные привычки и наклонности.

В качестве примера могу привести один из ярких случаев. С научной точки зрения данный случай является неопровержимым доказательством эффективности скульптурного автопортрета как метода оздоровления и самосовершенствования.

Несколько лет тому назад ко мне приехал из Петербурга психолог-пенсионер, мужчина за 60. Он ещё по телефону сказал, что живет на пенсию и особо не располагает деньгами, но хотел бы изучить метод маскотерапии. Психологическое образование он получил совсем недавно и хотел бы дополнить его ещё и методом скульптурного портрета. Мы с ним встретились и он подкупил меня своим страстным желанием изучить метод за один день. Более внимательного и вдумчивого слушателя сложно было встретить. Он не умел лепить совершенно и потому хотел было ещё учиться и у скульптора, но я ему отсоветовал. Я сказал ему, чтобы он взял 8 килограмм скульптурного пластилина и два зеркала, сел и начал лепить своё лицо в натуральную величину.

Он вернулся домой и через месяц прислал мне фотографии своего автопортрета. Работа была далека от совершенства, но она была правдива и сильна по своей сути, как и сам человек. Но я привожу данный пример ещё и потому, что в письме он сообщил о своём нежелании пить даже пиво, которое употреблял всю свою сознательную жизнь. Писал, что даже не тянет к пиву, словно оно что-то совершенно чуждое его нынешней природе. Он, конечно, понимал причину таких изменений его личности и был благодарен автопортрету.

Давно не было от него сообщений, но его пример потом повторился ещё раз, только с ученицей, которая после обучения автопортретированию, неожиданно для себя, бросила курить.

Несомненно, что автопортрет открывает в нас совершенную душу, организующую нас и ведущую к преодолению недостатков и пороков.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное