Владимир Короленко.

Рассказы для внука



скачать книгу бесплатно

© Владимир Александрович Короленко, 2017


ISBN 978-5-4483-4603-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Дочери Аленушке посвящаю

Подарившей мне внука, который стимулировал написание данных рассказов, и помог распознать и предупредить ошибки, которые допускают детки в раннем не контролируемом возрасте.

Дочери и прекрасной воспитательнице, сумевшей привлечь внука к спорту, вместе с мамой заниматься волейболом и уже в школе иметь юношеский спортивный разряд, а в институте отстаивать спортивные интересы факультета и учебного заведения; к музыке – дать кроме общего образования возможность окончить музыкальную школу, научившую чувствовать музыку душой и самостоятельно писать свои музыкальные произведения, выкладывая созданные клипы в интернете с твердой уверенностью продолжать серьезно учиться музыке после окончания института.

Дочери, которая по не нуждающемуся в письменном оформлении наследству получила от матери умение и желание профессионально заниматься вязанием, творя семейные шедевры. Дополняя увлечения живописью, практикуя свои творения красками на бумаге и холсте.

Дочери-близняшке, сознательно поддержавшую и продолжившую семейную традицию, отдав делу служения Родине в войсках Правительственной связи, двадцать пять календарных лет.

Тебе родная, Аленушка, адресую.

Отзыв на первое издание книги
«Рассказы для внука»

В кратких произведениях книги «Рассказы для внука» Владимир Александрович Короленко показывает ту характерную особенность в действиях своих персонажей, которая непосредственно беспокоит автора, родителей и общество в целом.

Автор рассказов выставляет на первый план интересы подростков, их промахи и неудачи, которые часто сопровождают детей еще до «переходного» возраста.

Детям, еще не имеющим ни жизненного опыта, ни обычного примитивного предвидения, необходимо избежать или избавиться от ошибок в период самостоятельного познания мира и бытия. Тем более, когда среди детей нет опытного мудрого человека, который бы направил их энергию на добрые дела.

Ситуация становления детей в таком возрасте понятна взрослому человеку, который прошел этот путь. Поэтому важно в удобной форме разъяснить детям и уберечь их от повторения ошибок старшими.

В этом главная мысль автора.

На примерах из своего детства писатель в художественной форме пытается подсказать и поставить юного читателя на верный путь. Дает возможность своим героям осознать негативное в своих действиях, исправить ошибки, превратить все будничное не осмысленное в положительное.

Автору рассказов успешно удалось применить характерные темы, еще не познанные подростками на их жизненном пути, при становлении личности (рассказ «Детский авторитет»), заложить интерес к жизни, своеобразно развить сюжет произведения, показать настойчивость и инициативу в достижении цели, добиться позитивных результатов в действиях подростка.

Тема Великой Отечественной войны в рассказах проходит ярко, документально, на живых примерах участников событий – истинных героев тех суровых и памятных лет.

И это очень важно для понимания молодым поколением событий нашей многострадальной страны в годы войны, того сурового беспощадного времени, не щадившего ни взрослых ни детей.

Под впечатлением рассказов о войне мысли юного читателя невольно ищут справедливость, становятся на стороне невинного и униженного, порождают чувства защитника и патриота своей Родины.

«Рассказы для внука» отвлекают детей от виртуального видения и представления мира взаимоотношений через интернет, приближают к естественной, непосредственно земной действительности, где совершаются и обязательно исправляются необдуманные ошибки детского возраста.

Книга нашла своего читателя. Тексты в рассказах не замысловаты. Читаются легко и свободно. Смысл повествования воспринимается и понимается с первого, беглого прочтения. Краткость некоторых текстов позволяет юному читателю, прочитать рассказ за один присест. И только почувствовав свои силы, интерес и любопытство ребенок может приступить к рассказам более продолжительным и сложным по восприятию, например, «Красноармейцем через всю войну».

После прочтения события и жизненные уроки, описанные в книге, станут понятны и поучительны для детей школьного возраста, чем и стремился автор привлечь к своим произведениям юного читателя.

Книга будет хорошим уроком в становлении каждого подростка.

Лазарев Юрий Васильевич.
Педагог с тридцатилетним стажем. Литературовед. Психолог.
26.04.2017 года

От автора

Этим циклом рассказов из своего детства, хотел бы показать детям, (возможно, и их родителям), насколько их действия в раннем возрасте, порой бывают неосмысленными, скоропостижными и могут иметь непредсказуемые и даже трагические последствия, а иногда весьма поучительными.

Не всегда навязанные нравоучения имеют положительный результат. Однако рассказы, вовремя преподнесённые старшими с воспитательной целью, могут стать для юных граждан интересными и запоминающимися. Дети вступают в начальную, неведомую стадию человеческой жизни, полную удивительных, приятных, а подчас и огорчающих приключений. Но они об этом не задумываются. Им хочется скорее всё проверить, попробовать, познать.

Это могут быть физические действия или неосмысленные ими поступки морального плана, без умысла толкающие не имеющего жизненного опыта ребенка, на их осуществление. Такие действия, на мой взгляд, нельзя считать выходками ребенка кому-то во зло. Это его начальный, еще не проторённый путь проб и ошибок. Им необходимо просто подсказать, но в наиболее воспринимаемой, благожелательной форме.

Детям интересны ненавязчиво преподнесенные практические и моральные уроки. Считать, читать их можно научить гораздо раньше, чем научить тому, что можно делать или что делать крайне опасно, или что в моральном плане прилично, а что в окружении людей делать не принято по нормам человеческой морали. Надо знать, какие действия могут обидеть, а какие оскорбляют друзей и окружающих.

Основные черты характера, моральный облик ребенка формируются в семье. Понятия о человеческой морали – задача сложнее и зависит зачастую не только от продолжительного уклада взаимоотношений в семье.

С малых лет у ребенка пробуждается чувство бережного отношения к окружающей природе, к животным, к своему родному краю. Рассказы ненавязчиво формируют у маленьких граждан страны жалость и любовь к животным, растущему свободно или кем-то посаженному дереву, цветам, красочному убранству цветников, клумб, парков, улиц, дворов – мест, где проходит их детство. Здесь зарождается любовь к земле, на которой живешь, чувство любви, гордости и патриотизма к своей стране, к Родине.

По рассказам о детстве взрослых, дети узнают о судьбах их близких, об истории не только семьи, но и всей страны, о страшных бедах, познавших бабушками и дедушками во время самой ужасной для человечества освободительной Великой Отечественной войне нашего народа против немецко-фашистских захватчиков.

Несколько раз я рассказывал своему внуку Серёже не выдуманные противоречивого характера истории из своего детства под общим названием «Этого я бы больше никогда не повторил», которые со временем обогащались все новыми, разнообразными сюжетами. Внука они заинтересовали. Чаще это происходило в машине во время наших поездок на дачу или обратно. Путь не близкий: в одну сторону более часа езды.

И каждый раз, отъезжая, внук тут же нетерпеливо просил, чтобы я снова и снова рассказал ему новый или повторил известный рассказ о том, что случалось со мной в моём детстве и, что бы я больше никогда не сделал, потому, что это могло быть связано с риском не только для здоровья, но и для жизни. Иногда внук вмешивался в повествование, иногда задавал вопросы, но с выводами соглашался всегда.

«Рассказы для внука», полезные в воспитательных целях для всех наших милых деток. Я решил их записать.

Эпиграф

Мой юный читатель!


Твоему пытливому уму

Рассказы книга предлагает.

Узнаешь: Что, где, зачем и почему,

В природе, в жизни все бывает.


И полистав её сейчас,

Откроешь дверь из любопытства

Себя и мир познаешь еще раз

И опыт твой обогатится



Группа ребят у партизанской землянки. Фото автора.

Рассказы для внука

Ведь я обидел маму

В красивом, но далёком от крупных населённых пунктов и от железной дороги селе мы прожили уже несколько лет, вернувшись после освобождения от фашистов в родные довоенные места. Жизнь текла своим чередом. Взрослые и дети с величайшей радостью встретили весть о Великой победе. Радовались за героизм своих отцов и дедов, хотя отцы многих моих товарищей по детству так и не вернулись с той невероятно страшной войны. Многие сверстники воспитывались без отцов. Их матери успевали вести хозяйство по дому, работать в поле, отправлять детишек в школу. Заботиться о воспитании осиротевших деток времени не хватало.

В колхозе в то время за работу денег не платили. Труженики села получали вознаграждение за труд, так называемыми трудоднями. Это значит, что, поработав весь световой день в поле можно было получить поставленную бригадиром палочку в его ежедневно ведущейся ведомости. Это и было вознаграждение за трудовой день – «трудодень».

И поскольку денег на руках у сельчан не было, они вынуждены были иметь в домашнем хозяйстве кур, уток, гусей, крупных домашних животных. Заводили обязательно коров, свиней. Имели небольшие участки земли в поле, где могли вырастить и по возможности продать то, что получили с урожая или вырастили в общем хозяйстве. Труд на общественных полях был строго обязательным. На подворье или на своём участке в поле сельчане выполняли работы рано утром или вечером до поздней ночи.

Заработав мало трудодней, сельчане многое теряли, так как по окончании осенних полевых работ на трудодни давали полученное с общественных полей зерно, овощи, мясо. И тогда, у кого было больше времени потрачено на колхозных полях, фермах и других работах, тот больше получал натуральный заработок зерном, подсолнечником, свёклой, капустой и прочими выращенными продуктами.

Наступало время, когда всё заработанное нужно было сбыть, чтобы иметь деньги и купить за них необходимое для семьи, детей и для дома.

К осени по очереди собирались обозы, нагруженные полученным на трудодни продовольствием, и сельчане отправлялись, в крупные города на базары, чтобы там продать заработанную в колхозе и выращенную в своем домашнем хозяйстве продукцию.

Сборы и каждая очередная поездка готовилась много дней. Распределялись повозки, определялись по очереди дворы и хозяева, кто в этот раз будет использовать колхозный транспорт. Заранее всё нагружалось на телеги, запряженными волами. К вечеру гружёные доверху телеги и арбы выстраивались в длинный обоз, готовые выехать на ночь в не близкий, но заманчивый ожиданиями беспокойный путь.

Поездка сельчан на ярмарку захватывала всех в селе, в том числе и детей. И каждый из нас очень хотел побывать в неведомых краях, увидеть город, при возможности полакомиться мороженым или попить сладкой газированной воды. В возрасте двенадцать лет о большем тогда никто из нас и не мечтал.

Моего приятеля Витьку мама взяла с собой, как помощника. Их отец с войны не вернулся. Всё хозяйство в доме вела женщина. Я тоже попросился, и мама Витьки решилась взять и меня.

– Веселее будет детям вдвоем, – сказала она.

Моего отца дома не было. Я стал отпрашиваться только у мамы. Не соглашалась она отпустить меня в столь неожиданное и длинное путешествие, в обузу чужим людям. Я упрашивал и настаивал, просил и уговаривал, понимая и сам, что делаю неправильно. Отказы мамы были убедительнее моих просьб, но через какое-то время споры закончились, и я, считая, что получил согласие, схватил рубашку, побежал к обозу. Мама этого не видела и успокоилась. Видимо, подумала, что я поддался её доводам. А мне казалось, что получено разрешение. Я так и заявил маме Витьки.

У обоза люди громко разговаривали, быстро сновали вокруг телег, о чём-то ещё договаривались. Кто не успевал, погружали небольшие узелки, устраивали сиденья из соломы и сена там, где ещё было для этого место. Незатейливый корм для животных должен быть обязательно. Ещё и ещё раз проверяли всё ли взято для продажи, всё ли загружено. Укладывали продукты питания на всё время пути и выезжали в назначенное время к месту, где выстраивался весь длинный обоз. Двигались обозом. Набиралось полтора – два десятка повозок, запряжённых волами. Выезжали обязательно под вечер, чтобы за ночь по просёлочным, но более коротким дорогам преодолеть путь в тридцать километров и к утру оказаться на многообещающем базаре или ярмарке.

Вскоре обоз, под общий шум ликования, последних напутствий соседей впереди и сзади колонны, тронулся в путь. Пара волов, запряженных в повозку, взяла воз дружно и без особых понуканий. День перевалил за вторую его половину. Была осенняя тёплая пора. Солнце было ещё высоко. Небо безоблачное. Погода безветренная, тёплая.

Мы с Витькой, не скрывая восторга, радовались началу нашего первого выезда в столь далёкое, предвещающее много радостей путешествие.

Обоз двигался медленно. Многие хозяева грузов долгое время шли за повозками. Иногда подсаживались на некоторое время, а на незначительных подъёмах спешили облегчить груз и шли рядом. Это делали и мы с Витькой, забегая далеко вперёд.

Солнце готовилось спрятаться за горизонт. Витькина мать налила нам на ужин по кружке молока с домашним хлебом и предложила забраться на подготовленное, опробованное нами место, где бы мы могли, хотя бы полусидя, поспать.

Сколько мы проехали, я не знаю. Но вдруг в полусне я услышал голос своей мамы. Он доносился с конца обоза. Запыхавшимся голосом она звала меня.

– Володя, Володя, – услышал я снова её голос.

Я чётко узнал его, но мне казалось, что это во сне.

Она расспрашивала знакомых, видел ли кто-либо меня здесь. Где и на какой повозке мог находиться я. Мамин голос был уставшим, запыхавшимся от быстрой ходьбы, а больше всего от бега, чтобы догнать обоз.

В вечерней тишине, когда успокоился гомон людей и слышался только скрип телег и упряжи волов, голос мамы приближался все ближе, звучал яснее и отчётливее. Вскоре я услышал её рядом у нашей повозки.

В сумерках наступающей ночи я присел на повозке, не зная, что мне делать и как мне поступить. Увидев меня, мама только и произнесла:

– Володя, что ж ты наделал? Я бежала за этим обозом больше десяти километров. Отец обвинил меня в твоём непослушании и сказал, чтобы я обязательно вернула тебя домой.

Наступило молчание. Повозка ехала дальше. Веской причины остановить медленно двигавшийся обоз не было.

Моя мама, обменявшись несколькими не обидными словами с Витькиной мамой, попросила меня слезать с телеги. Извинившись, мне без лишних слов пришлось спешиться и собираться в обратный путь.

Постепенно приходя в себя от случившегося, я начал понимать нелепость своего поступка.

Надежда впервые побывать в большом городе – рухнула окончательно.

Мысленно я ещё пытался найти оправдание и защищаться, но, только подумав о том, какими усилиями, с каким трудом, с какими мыслями маме пришлось исправлять моё непослушание, у меня не раскрывался рот, чтобы что-то сказать.

Нам с мамой предстоял обратный пеший ночной путь домой.

Витькина мама сунула мне на дорогу несколько яблок, которые должны были поддержать мои силы.

Встреча и наши проводы происходили, не останавливая ни нашей телеги, ни весь обоз. Поэтому мы собрались в обратный путь быстро, не создавая общих неудобств и неприятностей.

С Витькой расстались молча.

Впереди был не простой длинный путь.

Мы немного постояли у обочины дороги, пропуская обоз. Затем медленно, без упрёков и наставлений мамы и моих оправданий, думая каждый о своём, медленно отправились в обратный путь.

Ночь входила в свои права. Узкий серп луны светил тускло, иногда прячась за тучи. Звёзды только разгорались в предстоящей украинской темной ночи. Моё тело становилось вялым и непослушным. Шли медленно, не разговаривая. Местность незнакомая и мало различимая. Просёлочная дорога, подъёмы и спуски никак не напоминали мне, что только недавно мы по ней проехали.

Сумрак и одиночество в далёкой ночной степи навевали опасения, страх и раскаяние. Чувствуя за собой вину, я шёл немного отставая. Время шло медленно. Всё происшедшее с новыми доказательствами моей вины и не нужными оправданиями вновь и вновь всплывали в моём сознании и не уходили из моих рассуждений.

Волнение и жалость заставили меня догнать маму и взять её за руку. Так прошли мы ещё некоторое время. Но нахлынувшее состояние признания вины перед мамой переполняли мои чувства. Мне хотелось во многом раскаяться, извиниться и сказать об этом именно сейчас. Мысли давили, слова подкатывались к горлу давящим комком, но я ничего не мог сказать. С жалостью и сочувствием приблизился к маме, обнял её и заплакал. Мы невольно остановились. Мама положила свою руку на мою голову, погладила и ещё крепче, с материнской лаской и любовью прижала меня к себе. Я дал волю своим чувствам, всхлипывая, извинялся и раскаивался.

И тогда же я дал маме слово, что никогда её так горько не обижу.


Внук Сережа с мамой. Фото из семейного альбома автора.


Чувствуя мою усталость, мама чаще предлагала присесть и отдохнуть. Предложенные на дорогу яблоки нам пригодились. Маме я дал самое большое и, как мне казалось, лучшее. Подкрепившись и отдохнув, мы снова отправлялись в путь.

Меня уже не настораживали далёкие ночные движущиеся тени, шелест травы у кромки дороги и заметные колебания веток придорожных кустов. Голоса ночных птиц и одиночество в ночной степи меня уже не пугали. Я шёл увереннее и быстрее. Ведь рядом была любящая, всё прощающая, всегда жалеющая и оберегающая меня мама. И я никогда её больше не обижу.

Февраль 2006 года
Подарок лисенка

– Серёжа, а чьи это неухоженные собачки бегают за вами? – спросил я у внука, когда он, запыхавшийся, забежал во двор дачного домика.

– Да это ничьи. Они здесь живут на дачах.

– А ты знаешь, что с этими почти лесными животными не безопасно общаться?

– Что ты, дедуля, они не кусаются и такие послушные. Всегда бегают за нами. И когда мы спрячемся от них в лесу, они нас по следам обязательно находят. Возле сторожки для них стоит посуда, и туда приносят пищу. Берут они и с рук. А кушают всё, конфеты тоже любят.

Внук взял приготовленный бабулей бутерброд, явно не только для себя, и побежал к ожидающей у калитки группе таких же юных велосипедистов.


Собачки с дачного товарищества, с которыми играют дети. Фото автора


Когда мы в очередной раз уезжали с дачи, у выездных ворот нас поджидали две бездомные собачонки. Внук заметно задвигался на заднем сиденье автомобиля. Попросил у бабули печенья, но его не оказалось. Тогда он быстро сообразил и бросил своим четвероногим дачным спутникам по конфете.

Я же подготовил для внука новый рассказ, который, думаю, его немного насторожит.

– Серёжа, а хочешь, я расскажу о случае из моего детства, который навсегда заставил меня осторожно относиться к не домашним животным?

– А про что это? Ты мне еще об этом не рассказывал?

– Нет, не рассказывал. Ваши детские игры с бездомными собаками напомнили давний-давний эпизод из моего беззаботного, самостоятельного, не контролируемого старшими детства. Вот послушай.

Это было давно, когда я был такого возраста, как ты сейчас. У нас начинались летние школьные каникулы. Время было после той страшной войны. Красная Армия разгромила фашистов, но жизнь только налаживалась. С детьми мало кто занимался. Ни детских лагерей, ни организованных мест, ни контролируемого оздоровительного отдыха для деток не было. Государство после разрушительной войны не имело возможности заниматься этим организованно. Дети искали себе развлечения сами.

Во время школьных каникул мы с другом Димкой пошли в лес, чтобы с длинных веток орешника сделать себе удочки. Искали кусты с самыми длинными и тонкими ветками. Тогда удочка будет легкой и удобной. Несколько кустов мы пропустили без внимания, всё дальше углубляясь в заросли. Наконец нашли огромный куст, где можно было выбрать длинные ветки на удилища. Перочинным ножом надрезали с одной стороны ветку, которая больше всего понравилась, а затем её ломали, обрезая оставшуюся кору. Веточки не обрезали, а сразу же поспешили на опушку. Здесь будущие удилища очищали от коры и листьев.

Только мы вышли из леса, как заметили, что нам навстречу бежит маленький щенок. Он неторопливо перебирал еще не окрепшими ножками, останавливался, посматривая по сторонам. Нас он видел, но уверенно и без опаски приближался все ближе и ближе. Настоящий домашний щенок. Но когда он был от нас в метрах десяти, мы распознали в нем лисёнка.

Мысль созрела одновременно, и мы решили его поймать. Щенок лисы даже сильно не сопротивлялся, не кусался, только скалил зубы и издавал какой-то шипящий звук. Димка тут же назвал его Шавкой. Мы на всякий случай завернули его в Димкину куртку, но призадумались, что с ним делать дальше.

Мой друг любил собак, но его родители не разрешали держать их дома. У нас было две охотничьи собаки. Поэтому решили для начала оставить Шавку в школьном дальнем сарае. Туда редко кто заходил. Начались каникулы, и на школьном дворе было тихо и безлюдно.

В сарае мы лучше рассмотрели своего будущего питомца. Шавка далеко не убегал. Крутился между ломаными партами и стульями. Здесь было немного сумрачно, но мы окончательно убедились, что из этого лисёнка может вырасти настоящий домашний хитрый лис. Выглядел он жалким, немного испуганным. Шерсть на нем была примята и в некоторых местах зализана или просто потёртая до шкуры. Пока я его стерег и рассматривал, Димка сбегал домой, принес в бутылке молока, каких-то косточек, хлеба. Нашли консервную баночку для молока. Лисёнок долго не притрагивался к нашему угощению, но мы решили, что это просто начало и со временем он привыкнет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3