Константин Воронин.

Камень, Клинок, Кулон. Трилогия



скачать книгу бесплатно

Дверь отошла, пропуская меня вовнутрь. «Ручная блокировка двери – справа», – услужливо подсказал мозг. Заблокировав дверь, я хотел устало сползти по ней спиной. Как мне возвращаться назад? Плазмы нет, гранат нет. С пистолетиком не очень-то… " Все кончилось, а, может – перерыв».

Увы, перерыва не было. А он был так нужен…

– Руки на стену, ноги – шире плеч. Шаг назад. Ноги еще шире. Дернетесь – выстрелю. Знаю я все эти ваши спецназовские штучки, – все это произносилось тихим, спокойным голосом.

В затылок мне уперлось дуло. Кто-то, подошедший сзади, вытащил у меня из кобуры пистолет, выбросил из ножен нож, отстегнул ремень плазмомета, отчего тот, с глухим стуком упал на пол. Ствол убрали от затылка.

– Руки за голову. Можете повернуться. Раз уж я, в первом порыве, вас сразу не пристрелил, давайте чуть побеседуем, хотя, времени у нас немного.


Медленно повернувшись, я увидел шагах в пяти от себя черное дуло пистолета. Пистолет держал в руке невысокий, щупленький азиат – вьетнамец, кореец, китаец – кто его разберет. На лице была ехидная улыбочка.

– Что-то я вас не припомню. Охранников я знаю всех. А тут – совершенно новое лицо. Кто вы, зачем сюда пришли, кто вас послал?

В тренировочном лагере талантливый инструктор учил меня: " Война – путь обмана. Обмани противника – и ты выиграл».

Сделав испуганное лицо, я торопливо зачастил:

– Я – новенький, прибыл с последним транспортом. Донован послал меня узнать, кто проник в старый корпус.

На лице моего собеседника мелькнула мина презрения к трусу, сменившаяся видом превосходства.

– Значит, «челнок» прибыл. Я все верно рассчитал. Жаль, что Донован не дал своим подчиненным достойно встретить ваш Новый год. Ну, да, это мелочи. Ты умеешь управлять космическим кораблем?

– Да, – не моргнув глазом соврал я. Лги, тяни время. Умереть всегда успеешь.

– Хм-м, мне бы не хотелось лишний раз рисковать. Вдруг мои зверюшки при захвате космопорта и транспорта, ненароком слопают космолетчиков. Поэтому, вкратце опишу ситуацию. Я – Ляо Цзы, будущий император Вселенной.

«От скромности парень не умрет», – подумал я. Но, вот таких-то психов легче всего дурить. Мания величия, как ничто другое, затмевает разум.

– У меня уже есть один помощник, Саймон Гарлинг. Ему обещан пост премьер-министра. Я готов взять в помощники и тебя, разумеется, когда ты докажешь свою преданность мне. Получишь пост министра обороны. Или смерть. Выбирай.

Весь свой актерский «талант», я вложил в подобострастно-угодливое выражение лица.

– О, мой Повелитель, я буду предан Вам душой и телом! – и, считая, что маслом кашу не испортишь, рухнул на колени, уткнувшись лбом в пол. На мой затылок встала ступня Ляо Цзы. Так и подмывало дернуть его за ногу и… Но не время, еще не время.

– Что ж, в хороших манерах тебе не откажешь. Можешь встать. Сядь в это кресло и слушай. Семь лет назад я устроился сюда, в Корпорацию, простым курьером. Я был вхож во все кабинеты, во все лаборатории, разнося бумаги, почту, приказы.

И никто не мог представить, что я – доктор физико-математических наук.

Ему так хотелось поделиться с кем-то, чтобы восхитились его хитростью и ловкостью. И я послушно изобразил на лице восторг: – Вы водили за нос Донована семь лет!

– До Донована тут был другой, но и тот – полный профан. Ко мне привыкли, не прятали секретные документы, не прерывали при моем появлении важные разговоры. Я не буду утомлять тебя научными терминами и формулами, тебе этого не понять. Пользуясь разработками Корпорации и своими идеями, я сумел сделать так, что новый мощный телепортал, созданный учеными Корпорации, притащил из другого измерения моих зверюшек. А я умею ими управлять. Для этого у меня есть особый аппарат. Такой же аппарат есть и у Саймона. Сейчас он сидит возле телепорта, заставляя зверюшек защищать телепортал, и посылает отряды ко мне. Я заблокировал всю связь на базе. Когда сюда подойдет побольше моих новых подданных, я поведу их захватывать космопорт. Эй, не дергайся, – вскинул Ляо Цзы пистолет, заметив, что я шевельнулся в кресле, – у меня отменная реакция, я много лет занимался ушу.

– Простите, Повелитель, я хотел припасть к Вашим ногам, чтобы выразить благодарность, что такой великий человек решил сделать меня, недостойного, своим помощником.

– Хорошо, я, кажется, не ошибся в тебе. Слушай дальше. Мы захватим челнок и полетим на Землю. Сядем на каком-нибудь старом, заброшенном космодроме. Ты полетишь к Саймону, который к тому времени полностью овладеет базой, за подкреплением. А я со зверюшками спрячусь в тихом месте. Они размножаются со страшной быстротой. Я захвачу какой-нибудь космопорт на Земле, завербую пилотов, и уже десятки кораблей привезут на Землю наши боевые отряды. Завоевав Землю, я получу космофлот. Так что Вселенная непременно будет у моих ног.


Слушая этот «бред сивой кобылы», я думал, что при определенном стечении обстоятельств и некоторой доле везения, это имеет некоторый шанс на осуществление. И, даже, если дьявольский план и провалится, сколько людей может погибнуть… А сколько уже погибло?! Холодная ярость закипала во мне. Спокойно, Серега, еще не время!

– О, Повелитель, позвольте мне спросить.

– Спрашивай, – надуваясь от спеси, разрешил «император».

– Вы не боитесь, что Саймон Гарлинг может использовать Ваш аппарат для управления этими, гм-м, зверями, в своих целях?

– Ха! Ему это не удастся. Я создал около десятка передатчиков команд, рассчитывая, что в будущем у меня появятся помощники. Одному трудно управлять всеми зверюшками. Я присмотрел тут, на базе, одного итальяшку, да он улетел в отпуск, на Землю. Хотя, должен скоро вернуться. А Саймон – он не честолюбив. Ему бы бутылку виски, еще лучше – две, вот и все. Но пока он мне нужен. И потом, мой передатчик, простым нажатием кнопки может заблокировать все остальные аппараты. И Саймона тут же разорвут те, кто еще минуту назад ему слепо подчинялся. И радиус действия моего аппарата в три-четыре раза больше, чем остальных.

– Повелитель, у меня нет слов, чтобы выразить восхищение Вашей мудростью!

– Иди сюда, я покажу тебе действие моего передатчика.

Я медленно, чтобы не спугнуть Ляо Цзы, подошел к стеклянной перегородке, отделявшей центр связи от остальной части большого зала. За мутным, давно не протиравшимся стеклом, маячили две огромные фигуры. Монстры стояли на двух ногах, друг напротив друга. Ляо поднес ко рту небольшую черную коробочку:

– Уничтожьте друг друга.

И тотчас же звери принялись махать когтистыми лапами, вырывая клочья плоти. Челюсти громадных пастей сомкнулись на горле каждого. Триллеры отдыхали. Такого не придумаешь. Сплетясь в смертельном объятии, они стали таять. Проблемы утилизации мертвых тел не существовало. Гигиена.

– Ну, как?

Я собрал все силы для спектакля:

– Вижу, Повелитель, как Вам покоряются миры. Ваши звери снесут любые преграды. («Да одной хорошей водородной бомбы на всех твоих зверюшек хватит!»). Вижу огромный зал, размеры которого теряются вдали, посреди которого стоит величественный золотой, нет, алмазный трон, где восседаете Вы, управляя всей Вселенной!

Глаза Ляо Цзы подернулись мечтательной пеленой. Он уже видел себя на этом троне. Вот теперь – пора!!!

Ребром ладони я жестко ударил Ляо по кадыку, одновременно кулаком другой руки выбивая пистолет. Шанс был всего один, и он не был упущен.

Ляо Цзы хрипел, пытаясь поймать глоток воздуха, выгибаясь всем телом на полу.

Передатчик он продолжал сжимать в руке, но вряд ли смог бы выдавить в него хоть слог. Я понимал, что передо мной психически больной человек. Но цена какой-либо ошибки, или просчета, или случайности была бы слишком велика. Психи, порой, хитрее дьявола. Нельзя было рисковать. Пришло время Лао «платить за плюшки». Подняв колено почти к подбородку, я опустил подкованный каблук на солнечное сплетение несостоявшегося императора Вселенной. И он умер. Но еще не расплатился сполна. Я вынул из пальцев Ляо, не успевших окоченеть, передатчик команд и положил его на стол. Потом начал методично гвоздить ботинком по его лицу:

– Это тебе за всех наших ребят! – Лицо превратилось в кровавое месиво.

– А это – за Валю!!! – Я принялся обеими ногами прыгать на трупе Ляо Цзы, чувствуя, как ломаются ребра, трещат кости и хлюпают, вылезающие из живота, внутренности.

Когда безумная ярость схлынула, я плюнул на труп первого, в моей жизни, убитого мною человека. Рухнул в кресло, ждал, пока перестанет бешено колотиться сердце.

И вдруг до моего слуха, почти отрешенного от внешнего мира, как и все остальные чувства, донесся слабый шорох из-за огромных шкафов, набитых всякими электронными схемами. В одну секунду я был на ногах, держа в одной руке передатчик Ляо, а в другой – свой пистолет, подхваченный с пола.

– Не стреляйте, дяденька, – раздался тоненький, жалобный голосок. И я вспомнил, что рядом со следами Ляо Цзы, в зале, в пыли были видны детские следы.

– Ты кто такой? Выходи ко мне!

Из-за шкафа показалась маленькая, тоненькая фигурка. Это была девочка лет двенадцати-тринадцати. На ней была белая блузка и белые брючки. Впрочем, белой эту одежду можно было назвать с большой натяжкой.

– Здравствуй, прелестное создание. Кто ты?

– Я – Мэри. Мэри Хоккинс.

– Ты дочь мистера Хоккинса?

– Нет, я – его племянница. Сегодня ночью, вернувшись с новогодней дискотеки я хотела лечь спать, но услышала у дяди в кабинете какие-то крики и шум падающей мебели. Потом раздался выстрел. Я бросилась в кабинет и увидела дядю, лежащего в луже крови. Выскочила в коридор, чтобы позвать на помощь кого-нибудь и увидела уходящего по коридору человека. Он почти бежал, и я поняла, что это – убийца. Я пошла за ним, стараясь прятаться, чтобы он меня не заметил. Этот человек привел меня сюда. Наверное, он был очень сильно чем-то озабочен, потому что несколько раз не заметить меня было просто невозможно. Когда поднималась на лифте, он так шумел…

– Да, дитя, тебе невероятно, фантастически повезло, – вздохнул я. Теперь еще и ребенок в нагрузку! Мало мне своих проблем. А ведь отсюда надо выбираться живым и выводить с собой эту малышку. Посмотрим, на что годится аппарат Ляо Цзы.

Я внимательно осмотрел передатчик. Надписи на нем были, но иероглифами, которых я не знал. Две кнопки – красная и черная. Тумблер на боковой панели. На аппарате горел зеленый светодиод. Рядом был красный, потухший. Готов ли передатчик к работе? Сейчас проверим, вон за стеклом центра связи маячат темные фигуры тварей. Поднес передатчик ко рту и сказал в прорези микрофона на корпусе: – Всем отойти назад.

Твари остались на месте, некоторые даже стали приближаться к стеклу, значит, что-то неправильно. Может быть, надо говорить, нажав на кнопку? Но на какую? И вообще это не логично, постоянное нажатие на кнопку занимает руку, напрягая ее. Присмотревшись повнимательней, я заметил, что черная кнопка чуть утоплена в корпусе, по сравнению с красной. Рискнем? Я нажал черную кнопку, она выдвинулась из корпуса передатчика и я снова поднес его ко рту.

– Отойдите назад.

Сработало! Фигуры, подошедшие уже так близко, что я различал налитые кровью глаза и клыки в пастях, стали пятиться в глубину зала.

Красная кнопка, наверное, блокирует другие передатчики, но сейчас не до экспериментов. Надо включить связь на базе. Провозившись около часа возле компьютера, ориентируясь по появлявшимся на экране монитора надписям, сумел снять блокировку. Очевидно часть мощностей энергопитания старого корпуса уходила на блокировку, потому что, после ее отключения, лампы в зале начали тускло светиться.

Мама моя родная! Весь зал был забит тварями. «Крысы», «жабы», «скелеты», «свиноподобные туши» – это были еще цветочки. Кроме них такие были «красавцы» – Боже ж мой!

Но мне некогда было разглядывать этот паноптикум. Достав из разгрузки рацию, нажал на кнопку передачи.

– Иванов вызывает Донована. Иванов вызывает Донована. Майкл, ответь. Прием, – и переключил рацию. Сквозь треск помех донесся далекий голос Майкла:

– Сынок, связи не было. Как ты там?

– Все ОК, Майкл, возвращаюсь. Как слышишь меня? Прием.

– Сынок, высылаю четырех человек тебе навстречу. Прием.

– Майкл, никого не посылай, пусть все стоят на своих местах, сделай только, чтобы патрульный робот с нами возвращался к тебе. Прием.

– Внизу, под корпусом, у робота стоит переключатель. Включи, и робот пойдет обратно той же дорогой. Ты сказал: «С нами», – значит Хоккинс с тобой? Прием.

– Хоккинс мертв. Он лежит в своем кабинете. Со мной его племянница. Извини, Майкл, но на подробности времени нет. Доложу по возвращении. Прием.

– Ждем. Удачи тебе, сынок, – сказал Майкл по-русски. – Роджер. (Конец связи).

– Ну, что, Мэри, собирайся в путь-дорогу. Пора возвращаться.

– А эти?.. – робко спросила девочка, кивая на толпу за стеклом.

– Ты же слышала наш разговор с Ляо Цзы? – Она кивнула, – значит, понимаешь, что пока у меня в руках этот передатчик, они нас не тронут.

Тут я озаботился еще одним моментом: от какого питания работает передатчик. Сзади на корпусе была, как и положено, крышечка. Сдвинув ее, я увидел аккумулятор. Ну, это надолго, но не может быть, чтобы Ляо не предусмотрел такую мелочь, которая может все погубить. Пошарив у трупа в карманах, кроме запасной обоймы к пистолету, нашел связку ключей, электронный ключ от лабораторного корпуса, джипиэску, пропуск, какие-то бумаги, карманный компьютер и три аккумулятора к передатчику.

Вот и все. Можно двигаться в путь. Который надо сначала расчистить. Взял передатчик и приказал: – Уничтожьте всех вокруг себя, кроме тех, кто за стеклом, – я на ходу учился составлять команды, понятные этим чудовищам и безопасные для нас.

Битва началась. У них было кое-что посерьезнее зубов и когтей, и я порадовался, что мне удалось остановить Ляо Цзы.

Засунув за пояс пистолет Ляо, прихватив его запасную обойму (38-й калибр – это несерьезно, да, и мой 45-й против этих зверей смешон, но при оружии как-то спокойнее себя чувствуешь), я разблокировал дверь.

– Пойдем, Мэри, лучше тебе на это не смотреть.

Но девочка, с жестокой усмешкой на губах, смотрела на побоище, а выходя из центра связи, как и я, плюнула на труп Ляо Цзы.

– Это тебе за дядю, желтая скотина.

«Однако, ребенок не прост», – подумал я, но некогда было размышлять об этом. Впереди нелегкая дорога.


В «зале смерти» тоже, после отключения блокировки связи, начали тускло светиться лампы. Я беспрестанно повторял по передатчику:

– Назад, нас не трогать!

Перед нами пятились уже около трех десятков различных «зверюшек». С огорчением, я увидел, что в зале нет останков Вали. Или зверье съело, или я ненароком сжег их плазмометом.

Отогнав тварей в дальний угол зала, я повел Мэри за собой, уже пройденной дорогой. Вот и ремонтная лестница. Я первый ступил на нее и велел Мэри:

– Соберись с силами, держись крепче, не спеши. Лестница очень длинная.

Спустился на пару ступенек, и тут дверь, противоположная той, откуда мы пришли, открылась, и оттуда выскочила какая-то гадина.

– Назад! – успел крикнуть я. Мэри вздрогнула, тварь застыла на месте.

– Назад! – повторил для особо тупых. Тварь попятилась.

– Стой на месте, – приказал ей, – Мэри, спускайся за мной.

Лестница вновь казалась бесконечной. Вскоре Мэри взмолилась:

– Эта проклятая лестница кончится когда-нибудь? Я больше не могу.

– Потерпи, Мэри, все когда-нибудь кончается.

Но через пару десятков ступеней девочка заявила:

– У меня нет больше сил. Я сейчас сорвусь.

– Мэри, миленькая, ну, потерпи, осталось совсем немного.

– Нет, не могу. И не хочу, – капризно-плачущим голоском заявила Мэри.

Тогда я применил прием, используемый в восточных единоборствах и при подготовке солдат элитных подразделений. Поднявшись на пару ступеней вверх, сильно шлепнул Мэри по попке, обтянутой белыми брючками.

– Ползи, вошь! Дерьмо ты собачье! Да любой малыш спустился бы по такой лестнице! Заставить бы тебя вверх по ней подниматься! Сопля зеленая!

– Как ты смеешь, – взвизгнула Мэри, – меня никто еще пальцем не трогал! Я скажу папе и тебя уволят с «волчьим билетом». Ты будешь нищим!

– Ничего ты папе не скажешь! Ты сейчас полетишь вниз и превратишься в кровавую котлету! И сдохнешь, как собака! – Я начал быстро спускаться вниз, слыша сверху шумное сопение девочки. Фокус удался. Когда мы спустились на пол, лицо Мэри было красным от гнева. Она хотела дать мне пощечину, но мне не составило труда поймать ее тоненькую руку за запястье.

– Когда нет физических сил, выручают силы душевные – злость, отчаяние, гнев, гордость.

Девочка задумалась на секунду.

– Так это ты специально?

– А ты думала, что всерьез?

Опять задумалась, потом улыбнулась.

– Здорово ты меня обдурил.

– Пойми, Мэри, другого выхода не было. Иначе бы ты могла действительно ослабеть и сорваться вниз.

Примиренные, двинулись дальше. Я не забывал говорить в микрофон передатчика:

– Назад! Нас не трогать.

И перед нами вскоре собралась толпа монстров. Те, что остались позади, меня не волновали. Повинуясь команде, они оставались все дальше и дальше. Но впереди скапливалось все больше тварей. Наконец, на одном из узеньких мостиков я нашел решение. Скомандовал:

– Всем повернуть налево.

Чудища послушно полетели в пропасть, снеся поручни. Но при этом старый, давно не ремонтировавшийся, мостик пошатнулся, заскрипел разрывающимся металлом, и рухнул в бездонную пропасть вслед за монстрами, и с некоторыми из них, кто не успел выполнить команду.

Да, накомандовал! Ну, и как теперь быть? Достал GPS-ку, посмотреть, нет ли другого пути к выходу из старых лабораторий. А, черт, Валя же говорила, что оставили единственный вход-выход. Так, а это что? Нитка воздуховода ведет почти к самому выходу. Проходит возле коридора у последнего мостика. А как в этот воздуховод попасть? Придется чуть вернуться назад.

Вместе с послушно следующей за мной Мэри, пошел обратно, не забывая повторять по передатчику заветные слова. Вот здесь воздуховод подходит к стене. Но как до него добраться?

– Одна зверюшка с мощными лапами и когтями – ко мне, – отдал в микрофон команду. Не прошло и трех минут, как в коридоре показалась огромная фигура, головой почти упиравшаяся в потолок. Мэри испуганно шарахнулась к стенке. Я был спокоен.

– Нас не трогать. Пробей здесь дыру.

Чудовище играючи оторвало панель облицовки коридора.

– Разорви трубу.

В воздуховоде образовалась огромная дыра.

– Отойди назад и стой на месте.

Он застыл, как изваяние. Я сунулся в воздуховод. Отлично, пройдем.

– Мэри, давай руку, – втянул легкую, как перышко, девочку в трубу. Не очень просторно, но, куда деваться? Больше всего досаждали места соединения труб, где образовывались выступы, служащие ребрами жесткости. Передвигаясь на четвереньках, мы задевали об них коленями. Ощущения – не из приятных, но ни одного стона, ни одной жалобы от Мэри я не услышал. Девчонка держалась неплохо. У меня в одной руке был передатчик, в другой – фонарь. Так что, тоже несладко было.

Вдруг воздуховод пошел вниз, и, если бы не эти чертовы ребра жесткости, мы бы скатились по нему – угол наклона был не маленький. Осторожно спускаясь вниз, я повторял по передатчику :

– Назад, нас не трогать (мало ли какая тварь пролезет в воздуховод и подкрадется сзади к Мэри).

В самом низу маслянисто блестела какая-то жидкость. Ее было немного, она не доходила до верха воздуховода. Но, где она кончается?

– Мэри, стой на месте. Возьми передатчик, говори в него: «Назад, нас не трогать».

Сам спустился к жидкости. Вроде бы вода, но с какой-то пленкой. Взял в руку рацию и пистолет, поднял их вверх, под свод трубы, набрал побольше воздуха в легкие, нырнул в радужную пленку. Через два– три метра оказался на поверхности. Ну, это несерьезно.

Дальше труба воздуховода уходила вверх. А если эта вода радиоактивная? Или токсичная? Вот, как облысею через пару минут! Чуть не захохотал, представив себе эту картину. Стоп! Это уже близко к истерике.

Оставив оружие и рацию, нырнул назад. Взял у Мэри передатчик и бережно переправил его «на другой берег». Крепко ухватив Мэри за руку, рывком протащил девочку под водой. Вскоре мы карабкались наверх по воздуховоду, оба мокрые, в разводах от масла, покрывавшего лужу в трубе.


Здесь надо пробиваться из воздуховода на волю. Лег на бок и со всей силы двинул ногой по стенке трубы. Еще когда ползли, чувствовал, как прогибается подо мной тонкий металл. Поэтому ударов ногой хватило, чтобы проделать в трубе достаточную дыру. Лег поперек трубы, поджал обе ноги к подбородку. Надо выбить панель в коридоре. Удар! Еще удар! Не поддается. Собрав все силы всадил обе ноги в стенку. Даже не дрогнула.

Ну, и что делать? А зачем у тебя передатчик, тупица?

– Вырвать из стены панель напротив меня.

Зазвенела вырванная панель. В коридоре. Но, напротив панели, которую пытался выбить я. Сложно, все-таки, составлять правильные команды.

– Теперь противоположную панель.

Треск разрываемого металла, в стене образовалась солидная дыра.

– Назад, нас не трогать. Мэри, вылезай.

Мы пошли по коридору и, метрах в двадцати от того места, где мы вылезли из трубы, я увидел оторванную от стены панель и большую дыру в воздуховоде. Ну, правильно, здесь они и проникают в старые лаборатории. Приходилось вновь повторять «охранную молитву»:

– Назад, нас не трогать.

Вот он – последний мостик перед выходом из лабораторий. Возле выходной двери стояло несколько чудищ. Им велели идти назад, они и шли, пока не уперлись в запертую дверь. Но как нам подойти к двери?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12