Константин Рыжов.

Человечество: история, религия, культура. Древняя Греция



скачать книгу бесплатно

Нелей, а также другие сыновья Кодра не пожелали оставаться в Афинах и решили основать колонии на противоположном берегу Эгейского моря, в Азии. Недостатка в добровольцах у них не было. Кроме пришлых ионийцев, в походе согласилась принять участие часть жителей Фив и минийцев из Орхомена, а также многие фокейцы. Снарядив множество кораблей, сыновья Кодра отправились в путь, а по прибытии в Азию, каждый из них захватил или основал свой собственный город.

3) Лидийцы и карийцы

В ту пору прибрежные районы Малой Азии, севернее устья Герма, уже были заняты эолийцами. Поэтому ионийцы расселились южнее этой реки во владениях лидийцев и карийцев.

Лидия представляла из себя обшарную область на западе Малой Азии и занимала долину в низовьях Герма и Каистра. Земля здесь была очень плодородной. В горах добывали много золота, так что царские сокровищницы в лидийской столице Сардах всегда были полны золотого песка. Однако сами лидийцы находились в подчинении у царя Фригии и потому не смогли оказать сопротивления пришельцам. Обычаи этого народа, по свидетельству древних историков, не слишком отличались от греческих. Лидийцы были удалые наездники, и их конница одно время считалась лучшей в Азии. Вместе с тем, Лидия славилась своими отличными поварами и ювелирами. В ту пору, когда греки только появились в Азии, лидийцы еще имели влечение к бранной славе, но, спустя несколько столетий, они погрязли в роскоши, изнежились и совершенно утратили былую воинственность. Их уделом стала торговля. Кстати, именно лидийцы первыми из всех народов Средиземноморья стали чеканить деньги и ввели в употребление золотую и серебряную монету. Раньше других это новшество восприняли ионийцы, а от них – все остальные греки.

Кария располагалась южнее Лидии, за рекой Меандр. Карийцы жили преимущественно в селениях, разбросанных по вершинам холмов, и пасли скот. Единого государства у них не было. Власть в различных областях принадлежала местным царским династиям и сосредотачивалась вокруг святилищ. Крупнейшим религиозным центром считалась Миласа, где находилось святилище Зевса Кария. Сами карийцы считали, что живут на своих землях издревле. Согласно же греческой традиции, они перебрались в Малую Азию с островов. О карийцах шла дурная слава как о морских разбойниках. Кроме того они имели репутацию хороших солдат и часто служили наемниками. Их услугами охотно пользовались, к примеру, египетские цари.

4) Колонии ионийцев в Малой Азии

Самым южным и самым знаменитым городом ионийцев был Милет. Он располагался на плодородной долине, вблизи устья реки Меандр. Город существовал задолго до прибытия сюда греков. Сначала он был критской колонией, потом столицей небольшого карийского царства, и наконец, около 1050 г. до Р.Х. был захвачен теми ионийцами, которыми предводительствовал сам Нелей. Победив карийцев, ионийцы перебили все мужское население, а на их женах и дочерях женились сами. Область Милета составляла довольно обширную территорию.

Она была благоприятна как для земледелия, так и скотоводства. Милетяне разводили местную породу овец, шерсть которых считалась лучшей во всем греческом мире.

При следующем поколении, когда у власти в городе находились сыновья Нелея, в Милет из Греции переселилась новая партия колонистов. Отношения между ними и прежними поселенцами не сложились. Дело дошло до того, что вновь прибывшие восстали против сыновей Нелея, отступили в соседний город Миунт и начали оттуда войну. Впрочем, боевые действия велись не без договора. По праздникам враги заключали мир и могли без опаски ходить друг к другу в гости. И вот, когда у милетян случился праздник, дочь одного знатного ионийца по имени Пиэрия пришла в Милет. Тут ее увидел самый могущественный из сыновей Нелея по имени Фригий. Влюбившись в девушку, он стал спрашивать, что было бы для нее особенно приятно. Пиэрия отвечала: «Ах, если бы мне было разрешено часто и со многими друзьями ходить в Милет и не только по праздникам! Это было бы лучшим подарком!». По этим словам Фригий понял, что граждане нуждаются в мире и тотчас прекратил войну. Изгнанники вернулись в город, объединившись с прежними жителями в единую равноправную общину. Так любовь Фригия и Пиэрии послужила умиротворению страны.

Севернее Милета располагались Миунт и Приена. Прежде эти города также населяли карийцы. Ионийцы, взяв над ними верх, завладели их домами и полями. При этом вождем похода и основателем колонии в Миунте был сын Кодра Киарет. Что до жителей Приены, то колонисты представляли здесь смешанное население. Часть из них были фиванцы, часть – ионийцы. Предводительствовал ими сын Нелея Эпит. Миунт, основанный на берегах длинного и узкого залива в самом устье Меандра, поначалу был приморским городом. Но через несколько столетий наносы Меандра обратили залив в болото, где в огромном количестве расплодились комары. Вследствие этого многие местные жители переселились в Милет, а Миунт совершенно захирел.

Еще севернее, вблизи устья Каистра, лежал большой город Эфес. Прежде его населяли лидийцы. Ионийцы, возглавляемые сыном Кодра Андроклом изгнали из города тех лидийцев, что занимали акрополь. Жившим в городе не пришлось переживать таких страхов: лидийцы дали ионицам клятву верности и в свою очередь получили ее от них. Таким образом, они избегли войны, а Эфес обрел смешанное население. Долгое время этот город являлся главным центром Ионии, но потом его затмил Милет. Андрокл был воинственным государем. Он отнял у жителей Самоса их остров и некоторое время владел им. Потом на стороне жителей Приены он вступил в войну с карийцами. Греческое войско победило, но сам Андрокл погиб.

Севернее Эфеса находился Колофон – древняя колония критян. Когда в Азию переселились ионийцы, они заключили с горожанами договор о союзе и составили с ними единый народ. Однако царское достоинство удержали за собой сыновья Кодра Дамасхитон и Промет. Древнегреческие историки сообщают, что в пору расцвета их города колофоняне обладали большим флотом и сильной конницей. Среди греков они славились необычайной любовью к роскоши. Пишут, что горожане, облаченные в пурпурные одеяния и благоухавшие драгоценными мазями, любили собираться на площади, где хвастались друг перед другом красиво уложенными локонами. Средний уровень достатка в Колофоне был настолько высокий, что по общим греческим меркам большинство местных жителей могли считаться богачами.

Далее на побережье лежал небольшой город Лебедос. В древности его жителями были карийцы. Ионийцы под начальством Андремона, сына Кодра, изгнали их прочь и сами завладели окружающей страной.

Соседний Теос заселили поначалу орхоменские минийцы, возглавляемые Афамантом. При этом коренное карийское население осталось на месте. Затем явились ионийцы, руководимые Апойком. Несколько лет спустя прибыла новая партия колонистов из Афин и Беотии. Отрядом из Аттики предводительствовали Дамас и Неокл, сыновья Кодра, а беотийцами – Герес. Апойк и теосцы приняли пришельцев к себе и поселились вместе с ними.

Неподалеку от Теоса лежали Эритры, также бывшие в древности колонией критян. Позже здесь обосновались минийцы, карийцы и памфилийцы. Колонию ионийцев вывел сюда Кноп, сын Кодра, который собрал из всех ионийских городов столько людей, сколько смог, привел их в Эритры и поселил вместе с местными жителями.

Что касается Клазомен, то этот город не существовал до прибытия греков. Рассказывают, что часть ионийцев, переплыв море, долго блуждала по стране, не зная, где поселиться. Сначала они основали город в древней Троаде под горой Идой, потом решили перебраться поближе к соплеменникам и выстроили городок Скиплий в колофонской области. Наконец, уйдя и оттуда, они основали на берегах Гермейского залива Клазомены. Население его было очень пестрым. Большей частью это были даже не ионийцы, а жители Клеон и Флиунта, изгнанные из Пелопоннеса дорийцами.

Восточнее Клазомен, на берегах того же Гермейского залива, располагалась Смирна. Прежде она была эолийским городом. Но ионийцы из Колофона, отняли ее у прежних жителей и сами поселились здесь.

Самым северным из ионийских городов была Фокея, располагавшаяся уже за Гермом на территории Эолиды. Местные жители, в большинстве своем происходили из Фокиды, однако в Азию они переселились под начальством афинян Филогена и Дамона. Землю для постройки города фокейцам дали жители Кум. Поскольку ионийцы не желали принимать их в свой союз, пока они не поставят над собой царя из рода Кодра, фокейцы вызвали от эритрийцев и с Теоса трех тамошних царевичей: Деэта, Перикла и Абарта. После этого Фокея также стала считаться ионийским городом.

Таковы были главные города ионийцев в Азии. По большей части они располагались в устьях рек или в конце дорог, по которым из глубины материка к морю доставлялись товары, вывозившиеся потом в самые разные страны. Выгодное местоположение позволяло им получать значительные доходы от торговли. При всех местных особенностях, Иония в целом отличалась прекрасным климатом и ровной температурой воздуха. Ни области внутри материка, ни на побережье (на востоке или на западе) не могли сравниться с ней. Первые страдали от холода и влажности, а вторые – от жары и засухи.

В первое время после переселения в Азию общей царской столицей ионийцев считался Эфес. Позже центром ионийского союза стало святилище Панионий, построенное на Микале – азиатском мысе напротив острова Самоса. Здесь жители всех ионийских городов регулярно собирались на празднование Панионии – торжества, посвященного Посейдону Геликонию.

5) Государства ионийцев на островах

С течением времени под власть ионийцев перешли также многие из островов Эгейского моря. Около 1000 г. до Р.Х. ионийцы заселили большую часть Кикладского архипелага. Крупнейшим и плодороднейшим островом тут был Наксос, славившийся своим замечательным мрамором. (Ремесло ваяния развилось на нем столь быстро, что Наксос снабжал своими статуями многие из материковых городов). На острове правили сначала аристократы, затем олигархи. Около 545 г. до Р.Х. власть захватил тиран Лигдамид. Через двадцать лет его изгнали, главенствующее положение снова перешло к олигархам. Наконец, около 500 г. до Р.Х. в результате переворота установилось демократическое правление. В последние десятилетия VI в. до Р.Х. остров достиг небывалой мощи и процветания. Сообщают, что Наксос мог выставить 8 тыс. пехотинцев-гоплитов и несколько десятков боевых кораблей.

В центре Киклад лежит Делос – крошечный, неплодородный клочок суши, имеющий 5 км в длину и 2,5 в ширину. Однако в древности он был едва ли не самым знаменитым из всех греческих островов. Ведь именно здесь, по свидетельству мифов, появились на свет Аполлон и его сестра Артемида.

По соседству с Наксосом располагался его извечный противник Парос – небольшой остров, почти целиком состоящий из мрамора (в древности местные жители строили из него свои дома). Около 650 г. до Р.Х. паросцы с разрешения дельфийского оракула колонизировали лежащий у берегов Фракии остров ФАСОС и изгнали населявших его фракийцев. Переселенцы нашли на Фасосе плодородные долины и хорошие источники пресной воды. Через двадцать-тридцать лет уже сами фасосцы вывели поселения на материке – Неаполь, Эсиму и Галепс. Назначение этих колоний заключалось в том, чтобы завладеть соседними золотыми и серебряными рудниками горы Пангей. Богатые месторождения серебра, железа и меди имелись и на самом острове. Разработка этих копей оказалось чрезвычайно прибыльным делом, благодаря чему Фасос пережил в VI в. до Р.Х. бурный расцвет.

Из островов, лежащих непосредственно у побережья Малой Азии самым могущественным и знаменитым был Самос, однако в виду значения, которое играл этот остров, о нем будет рассказано особо. К северо-западу от Самоса располагается Хиос – остров вытянутый в длину на 48, а в ширину – на 14 км. От материка его отделяет 8 км пролив. Считается, что древнейшими жителями острова были лидийцы и карийцы. Но около 1000 г. до Р.Х. Хиос заселили ионийцы из Аттики. Эти пришельцы выбрали для своего поселения красивую и плодородную равнину на восточном побережье острова; на этом месте и возник город Хиос. Он имел хорошую гавань и якорную стоянку. Помимо торговли большой доход островитянам приносило сельское хозяйство. Весь остров был покрыт масличными рощами и виноградниками. На западной стороне Хиоса находилась Ариусия – скалистая местность, лишенная гаваней. Здесь производилось самое лучшее из греческих вин. Поначалу, как и всеми другими ионийскими городами, Хиосом повелевали цари. Затем монархия сменилась аристократическим правлением. Оно носило настолько деспотический характер, что вызвало сильное раздражение островитян. Аристократов изгнали, и власть перешла к народному собранию.

6) Тирания в Эритрах

Из всех ионийских городов первыми испытали власть тиранов Эритры. Здешний царь Кноп, плохо разбиравшийся в людях, окружил себя множеством льстецов. Заискивая перед ним, они вместе с тем втайне мечтали сами овладеть властью. Однажды царь отправился на корабле в Дельфы. Вместе с ним поплыли трое главных заговорщиков: Ортиг, Ир и Эхар, прозванные за свое угодничество «брехливыми псами». Когда корабль отплыл далеко от берега, они связали Кнопа и бросили его в море. Затем они отправились к Хиосу, набрали там воинов и ночью высадились в Эритрах.

Между тем волны выбросили труп Кнопа на берег. Царица Клеоника, устроила мужу пышные похороны. Народ тем временем справлял религиозный праздник и чествовал Артемиду. Жители не ждали нападения и потому не смогли его отразить. Захватив город, заговорщики умертвили всех сторонников Кнопа. (Царица успела спастись бегством в Колофон). После этого они отменили действие законов и стали вершить все дела по своему произволу. Оплотом тиранов стала городская крепость, в которой они заперлись вместе со своими наемниками. Внутрь крепости не допускался никто из горожан, а судебные дела вершились перед ее воротами. Свои приговоры тираны выносили, облачившись в пурпурные плащи и в хитоны с пурпурной каймой (все это были символы царской власти). Летом они обувались в роскошные пятипалые сандалии, зимой ходили в женских башмаках, волосы носили длинные и завивали себе локоны, лбы повязывали желтыми и пурпурными диадемами, а украшения носили наподобие женских, целиком из золота. Одних граждан они заставили таскать следом за собой стулья и жезлы, другим приказывали подметать перед собой улицы. Если же кто-то из тиранов умирал, то, созвав граждан вместе с детьми и женами, они заставляли оплакивать покойного, ударяя при этом себя в грудь и пронзительно выть во весь голос. За тем, чтобы все это неукоснительно соблюдалось, следил человек с бичом.

Такова была судьба несчастных эритрийцев. Наконец брат Кнопа Гиппот, явившись с войском во время праздника, внезапно напал на тиранов. Народ тотчас перешел на его сторону. Многих сторонников тирании перебили. Сам Ортиг вместе с ближайшими сподвижниками был заколот во время бегства. Жены и дети тиранов подверглись мучительной казни. Сокрушив врагов, Гиппот даровал родине свободу.

7) Падение царской власти в Милете

Царская власть Нелеидов продержалась в Милете до конца VIII в. до Р.Х. Последним царем здесь был Лаодамант, которого граждане превозносили за справедливость. Но его родственник Амфитрет, также принадлежавший к роду Нелеидов составил против Лаодаманта заговор, убил царя во время одного из праздничных шествий и сам захватил власть в Милете. Дети и друзья Лаодаманта ночью бежали в соседний Ассес, правитель которого дал им убежище. Амфитрет осадил этот город. Однако в последовавшем затем сражении его воины были обращены в бегство. Дети Лаодаманта, преследуя отступавших, убили Амфитрета. Все это произошло около 700 г. до Р.Х.

С гибелью обоих претендентов на власть монархия в Милете больше не возродилась. Была учреждена должность эсимнета – заместителя царя. Это должностное лицо обладало огромными, почти что царскими полномочиями, однако избиралось только на один год. Ему помогала коллегия из пяти просэторов, избиравшихся от пяти городских фил (шестую филу, – а в Милете насчитывалось шесть фил, – представлял сам эсимнет). Первым эсимнетом народ путем открытого голосования избрал некоего Эпимена. Прежде всего тот обрушился на родственников узурпатора. Поскольку милетянам не удалось схватить никого из детей Амфитрета (устрашенные, они спаслись бегством), Эпимен велел конфисковать и продать с торгов их имущество. Вырученные деньги были обещаны тому, кто убьет кого-нибудь из потомков тирана.

8) Война между ионийцами и лидийцами

На протяжении нескольких столетий лидийцы не доставляли ионийцам никакого беспокойства. Ведь Лидия, как уже говорилось, входила тогда в состав Фригийской державы, объединявшей под своей властью всю центральную часть Малой Азии. Но в начале VII в. до Р.Х. власти фригийцев пришел конец. Их государство погибло под ударами свирепых кочевников-киммерийцев.

С тех пор Лидия стала независимым царством. Около 680 г. до Р.Х. местного царя Кандавла, отпрыска древней династии, сверг его оруженосец Гигес, который основал династию Мермнадов («Ястребиного дома»).

Новые цари оказались гораздо воинственнее своих предшественников и повели упорную борьбу с ионийскими греками. Правда, сосредоточиться на завоевании прибрежных районов Малой Азии им долго мешали киммерийцы, часто совершавшие грабительские походы в Лидию. В 645 г. до Р.Х. кочевники разграбили греческие города Смирну и Эфес. Наконец, в 637 г. до Р.Х. сын Гигеса Ардис (правил в 645–624 гг. до Р.Х.) разгромил киммерийцев и подчинил их своей власти.

Положение греков ухудшилось. Богатый Колофон первым среди ионийских городов попал под власть лидийцев. Его завоевал уже Гигес. Вторым городом стала Приена, покоренная Ардисом. Алиатт, внук Ардиса, подчинил Смирну, а потом пошел на Клазомены. Однако тут лидийцев ожидала неудача, и они отступили от города с большим уроном для себя. Также упорно боролись с врагом жители Милета. Первый поход, сразу после своего воцарения, совершил против них Гигес. Затем с милетянами воевал Ардис. Но самую тяжелую войну горожанам пришлось выдержать поколением позже. Начал ее Садиатт, сын Ардиса (правил в 624–610 гг. до Р.Х.), а закончилась она уже при Алиатте, продолжаясь без перерыва полных двенадцать лет. Милетянам в этой войне не помогал ни один ионийский город, кроме разве что Хиоса. Каждый год лидийцы выступали в поход, выбирая для этого время, когда на полях созревали хлеба. Прибыв в землю милетян, они не разрушали дома, оставляя их в неприкосновенности. Вырубив все плодовые деревья и уничтожив на полях хлеб, лидийцы возвращались домой. Осаждать город они даже не пытались, так как милетяне господствовали на море. Дома же лидийские цари не разрушали специально. Они ведь не хотели изгонять греков из своей земли, но желали только одного: обложить их богатые города большой данью.

9) Фрасибул заключает мир с лидийцами

На двенадцатый год войны (в 610 г. до Р.Х.) в Милете установилась тирания Фрасибула. В точности не известно, как тот пришел к власти. Сообщают только, что Фрасибул занимал высокую выборную должность, дававшую ему очень большие полномочия. По истечении положенного срока он отказался сложить власть и при поддержке богатых купцов, управлял городом еще десять лет.

В том же году, войско лидийцев вновь зажгло нивы вокруг города. Внезапно огонь, подхваченный ветром, перекинулся на храм Афины Ассесии. Сначала лидийцы не придали этому событию никакого значения. Но по возвращении войска в Сарды, Алиатт внезапно занемог. Все попытки врачей помочь ему оказались тщетны, болезнь затянулась, и царь отправил послов в Дельфы вопросить оракул о причине своего несчастья. Пифия объявила царским послам, что бог не даст им прорицания до тех пор, пока они не восстановят сожженный храм Афины в земле милетян. Об этом оракуле вскоре узнал коринфский тиран Периандр, который был близким другом Фрасибула. Он поспешил известить Фрасибула о затруднительном положении лидийского царя.

Между тем Алиатт, получив ответ пифии, послал глашатая в Милет, чтобы заключить перемирие с Фрасибулом и милетянами на время, пока он не отстроит храма. Когда царский посол прибыл в Милет, Фрасибул придумал следующую хитрость. Он приказал весь хлеб, что был в городе (и его собственный и отдельных граждан), снести на рыночную площадь и велел милетянам по данному знаку начинать веселые пирушки с песнями.

Сделал это Фрасибул для того, чтобы глашатай из Сард, увидев огромные кучи хлеба, наваленные на площади, и людей, живущих в свое удовольствие, сообщил об этом Алиатту. Так оно и случилось. Вестник увидел все, что ему хотели показать, и затем, передав поручение лидийского царя Фрасибулу, возвратился в Сарды. Узнав от него о благоденствии милетян, Алиатт потерял надежду покорить их. Ведь он рассчитывал только на то, что в Милете сильный голод и что измученный народ дошел до предела несчастья. Поэтому был заключен мир, по которому прежние враги вступили в дружбу и союз друг с другом. Алиатт же воздвиг вместо одного храма Афине два и исцелился от своего недуга.

10) Милет в эпохи распрей и процветания

После тирании Фрасибула Милет в течение многих лет раздирали гражданские распри. Борьба шла между двумя основными партиями. Одну из них – партию Богатства – составляли люди зажиточные, а другую – партию Кулачного боя – средние слои населения и бедняки. Соперничество между ними носило чрезвычайно ожесточенный характер. На протяжении первой половины VI в. до Р.Х. к власти дважды приходили тираны – сначала Фоант, а потом Дамасенор. Однако никаких подробностей об их правлении история не сохранила. Однажды, изгнав богачей, представители народа собрали на гумне их детей и, загнав туда стадо быков, потоптали и погубили их самым противозаконным образом. В свою очередь богатые, одержав в следующий раз победу, всех своих противников, кого только смогли захватить, облили смолой и вместе с их детьми сожгли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23