Константин Муравьёв.

Серый: Серый. Подготовка. Стальной рубеж



скачать книгу бесплатно

Если им встречалось что-то более серьезное, то капитан или отказывался от добычи, или старался вступить во временный союз с каким-нибудь другим капером, или даже несколькими. Так хоть и приходилось делиться, но босс предпочитал не рисковать.

При этом корабли никогда не уничтожали, даже сторожевые.

Такого прижимистого и ушлого хумана, как их капитан, Корявый еще не встречал.

Во-первых, любые корабли и даже их остовы, обломки или любые иные компоненты сами по себе неплохой источник дохода, главное – знать, кому сбыть подобный товар. И капитан с хозяйкой это прекрасно знали, у них всегда в запасе была парочка скупщиков на такой паленый ассортимент захваченных трофеев. Особенно всех интересовали корабли, которые им доставались в относительно целом состоянии, или те из них, что можно было привести в порядок своими силами, не привлекая специалистов со стороны.

И во-вторых, на таких кораблях всегда были ценности, которые можно было спокойно перепродать. Даже если на них не было никакого груза, то как минимум там присутствовала команда и иногда пассажиры.

Ну а дальше в дело вступали именно они, абордажная команда, или, как называл их босс, десант.

Они захватывали судно и тех, кто на нем находился. После чего обрабатывали и сортировали их. Проводили обыск помещений, обезвреживали ловушки.

Но главное, отключали бортовые искины и прочее навигационно-передающее оборудование, находящееся на захваченном корабле.

Ну а дальше ценности, захваченные на попавших к ним в руки судах, поступали для решения их дальнейшей судьбы к капитану, хозяйке, Доку и Троку.

Босс обычно занимался кораблями, оружием, оборудованием и рабами. Вернее, теми из них, кто представлял хоть какую-то ценность в качестве рабов. Обычно это были какие-либо специалисты или уникальные личности, обнаруженные и захваченные ими. В этом вопросе ему помогал их медик. Вернее сказать так: он и был главным при решении этого вопроса.

Единственным исключением, как понимал блондин, были аграфы. Их или уничтожали сразу, или переводили на органы. Слишком опасны были последствия, если вдруг ниточка от подобного груза могла навести на их след. Эти немного высокомерные и спесивые гуманоиды хуманоподобного вида никогда не прощали обид и разыскивали свои пропавшие суда по всему известному и неизвестному космосу. И для них не существовало такого понятия, как срок давности. Если они брались за какое-то дело, то рано или поздно, но всегда доводили его до конца.

И поэтому при захвате судов аграфов пираты старались оставлять наименьшее количество следов, уничтожая все и всех.

Правда, были и исключения. Очень редкие исключения. Аграфки. Их практически невозможно было встретить за пределами империи Аграф, но если какая-то из них попадалась в руки к пиратам, то участь ее была очень незавидной. Конец всегда в таких случаях был один – смерть.

Так случилось и с недавно захваченным их командой курьерским кораблем, на котором они перехватили двух пилотов и пассажирку.

Что произошло с кораблем и как капитан в конце концов вышел на них, блондин не знал. Но то, что они в нужное время и в нужном месте вышли на потерпевший крушение корабль аграфов, было большой удачей или тщательно проведенным расчетом. Там-то они и разжились теми гипномодулями, о которых говорил Док.

Хозяйка на их судне занималась наличностью и другими, материальными ценностями, такими, как драгоценности или предметы искусства. И что больше всего поразило Корявого при первом подобном инциденте, она самолично вела допрос пленных, если того требовали обстоятельства. Но даже если этого и не требовалось, она все равно практически всегда выбирала себе жертву или двух, с которыми забавлялась некоторое время. После ее игр этих «везунчиков» медик обычно пускал на органы, если, конечно, у них они еще были, органы-то, в смысле целые и пригодные к дальнейшему использованию.

Ну а после всего этого то, что оставалось, или то, с чем не могли определиться капитан и хозяйка, отходило Доку. Он занимался всем. Наркотиками, разгоном, органикой и химией, органами для трансплантации, клонированием, извлечением нейросетей и имплантов из пленных, их последующей установкой и продажей заказчику или покупателям, базами знаний и гипномодулями с гипнокурсами. Кроме всего этого, он занимался оценкой высокотехнологичного оборудования и прочей непонятной многим ерундой. Но главным бизнесом, приносившим львиную долю их дохода, являлось изготовление живых искинов и другого органического оборудования по технологиям его жуткой в этом отношении расы. Они были единственными, кто додумался до того, как еще можно использовать хуманов и прочие разумные расы. Они изготавливали из них свои жуткие приборы. И выходило это гораздо дешевле, выгоднее и, что немаловажно, эти приборы работали намного более эффективно, чем реальное железо. Правда, был у них и свой недостаток. Они были очень недолговечны.

Именно поэтому их корабль большую часть времени и шнырял по задворкам Фронтира от одной дикой планеты к другой, разыскивая подходящие экземпляры среди местных аборигенов.

И было не удивительно, что чаще всего именно совокупные труды медика и приносили наибольшую прибыль в их казну.

Тем более об этом специфичном товаре вести и слухи достаточно быстро разлетелись по близлежащим секторам Звездного Содружества и всему Фронтиру.

В результате у них не было отбоя от клиентов, желающих получить высокопроизводительные вычислительные мощности, способные практически в одиночку обслуживать целые линкоры, на свои утлые суденышки или заштатные анклавы и станции. И это даже с учетом того, что новые искины были не слишком долговечны по отношению к работающим по технологии Содружества. Все компенсировалось их невысокой стоимостью (она была меньше чуть ли не в десять раз, пятьдесят – сто тысяч кредитов против пятисот – миллиона) по сравнению с аналогичным оборудованием, которое можно было достать в Содружестве (на черном рынке, официальный ценник подобного оборудования был значительно выше).

Вот поэтому Дока и не трогали и исполняли все его прихоти, даже если они шли вразрез с мнением капитана или хозяйки. Хотя, конечно, не только поэтому. Еще его очень боялись.

Это и была еще одна сфера деятельности, в которой они принимали активное участие. По сути, это захват пленных на диких планетах и их дельнейшая перепродажа в том или ином качестве. Проще говоря, работорговля и многое другое, от гладиаторских боев до поиска и доставки определенных разумных под заказ тем или иным личностям.

Тут все практически полностью отдавалось на откуп капитану и Доку, лишь изредка вмешивались хозяйка или Трок.

Как, например, в этом, последнем, случае. Тут хозяйка с боссом решили поразвлечься с новыми рабами сами и позволили то же сделать и команде. С одним условием: не убивать и сильно не калечить товар. Вернее, их головы и разум. Они еще понадобятся Доку в его нелегком труде. До остального хозяйке и кэпу не было, в общем-то, никакого дела.

Ну и последним, кто занимался распределением трофейного фонда команды, был Трок. Этот гигант работал исключительно с новобранцами и теми, кого они могли впоследствии выставить на арену. И в этом вопросе с ним не спорили даже капитан или хозяйка, хотя именно она чаще всего старалась забрать для своих игр самые перспективные экземпляры.

Но если говорить об этой четверке, что стояла во главе их отряда, в целом, то на корабле вообще никто не знал, что связывает этих четверых, кроме совместного побега.

Однако блондин мог с уверенностью сказать, что никто из них никогда не лез в дела другого.

И это не порождало никаких внутренних споров или борьбы за лидерство.

В рубке управляет капитан, на самом судне – хозяйка, в медотсеке, кухне и морозилках – Док, а на тренировочной палубе и в оружейной комнате – Трок.

И именно благодаря этому их не слишком обученная и малосплоченная команда все еще не попалась властям и была на плаву.

Кроме всего прочего, как впоследствии выяснилось, капитан был неплохим тактиком и стратегом. Он умел заводить связи и вытягивать из пленных нужную ему информацию. Вернее, не так. Пленные сами желали рассказать ему все, что он хотел, после пары дней непосредственного общения с ним, хозяйкой или Троком.

Кстати, умения капитана тоже говорили в пользу того, что он бывший вояка.

И как понимал Корявый, вышвырнули его за непомерную жестокость и садизм.

В этом он убедился практически на собственном опыте, еще в первые месяцы службы на этом судне. Именно службы, как бы со стороны это ни выглядело.

Блондин среди своих дружков слыл не самым добрым и покладистым хуманом, но встретившись с этим бессердечным и жестоким монстром в хуманском обличье, он понял, что по сравнению с ним любой из его ребят истинный ангел.

Уже в первую неделю состав набранной на их планете команды уменьшился на треть. И не сказать, что они уволились с корабля, их просто истребляли, даже за малейшее неповиновение или простой намек на него.

Но как выяснилось, босс был не самым страшным хуманом на этом судне.

Еще худшими существами, если так можно сказать, оказались пришедшие с капитаном разумные.

Хозяйка была больной садисткой, готовой наслаждаться болью любых существ в любое время. Скольких она уже замучила и извела до смерти, Корявый сказать не мог, но он был готов сделать все, что угодно, лишь бы не оказаться в ее руках.

Трок – это вообще совершенно равнодушный садист и олигофрен. Он наслаждается не просто болью, которую причиняет, но и самим процессом ее принесения. Он готов мучить «счастливчиков», попавших к нему в руки, сутками напролет. И даже было несколько случаев, когда жившие по соседству с ним члены команды сходили с ума от криков его жертв, что уж говорить о тех самих.

Но как оказалось в дальнейшем, самым страшным и опасным среди этой четверки были вовсе не они, а медик, Док. Существо с одной из планет Фронтира. Его планета долгое время находилась под властью арахнидов. Но когда объединенная эскадра освободила ее, то выяснились ужаснейшие подробности.

Эта раса добровольно выбрала сторону арахнидов в войне со Звездным Содружеством Независимых Государств. И именно их планету превратили в огромнейшую лабораторию по экспериментам с расами коалиции. И большую часть подопытных составляли именно хуманы.

Как тогда замяли это дело, Корявый не знал, но доступ на ту планету полностью закрыли.

Тем не менее Док каким-то загадочным образом оказался в компании этой четверки.

Однако когда информацию из жертвы не мог вытянуть никто другой, таких крепких орешков отдавали Доку. И они всегда начинали говорить.

Так было и с недавно захваченными аграфами с курьерского судна.

Сначала они рассказали все, что желали узнать у них капитан и хозяйка, ну а потом их просто отдали Доку. Продать их было нереально. Живыми их никто бы не приобрел. А как отдельные части они стоили не больше, чем все остальные, и поэтому их просто отдали на растерзание медику.

И на время, пока он с ними работал, судно встало на причал на одной из диких планет, а экипаж временно выселился с корабля.

Капитан посчитал, что так будет разумнее.

С той планеты они улетели только через два месяца. О дальнейшей судьбе аграфов Корявому было ничего не известно.

Зато Док сумел разобраться с гипнокурсами, которые они захватили на том корабле.

* * *

Эти мысли быстро пробежали в голове блондина, пока он невидящим взглядом смотрел сквозь стекло на арену.

Дикарь все еще был без сознания, даже пошевелиться не мог.

И Корявый начал беспокоиться.

На то, как с ним разделаются их новобранцы, собралась посмотреть не только вся команда, но и сам капитан, надеявшийся немного развеяться после не слишком удачных переговоров о продаже последней партии искинов. Новые клиенты оказались не такими простаками, как про них говорили, и не захотели встречаться на территории босса, а назначили рандеву в нейтральном государстве под протекцией Агарской империи.

До места встречи придется добираться не меньше трех месяцев.

Как понял из разговора блондин, кэпа это все не слишком устраивало, правда, давало немного больше времени, чтобы медик поколдовал над товаром.

Док за время полета сможет подготовить все в лучшем виде.

А завязать отношения с новыми клиентами, которых рекомендовали проверенные партнеры, никогда не помешает. Тем более что их особенно заинтересовал и представленный кэпом достаточно редкий товар в виде хумана-эмпата.

Пока они еще не сговорились о цене, по тем слухам, что просочились от Крыса, но Корявый был уверен, что за этим дело не станет.

Док тоже присутствовал тут, но чисто из академического интереса, как он сам выразился. Ему было важно понаблюдать за этим дикарем, в которого он влил гипнокурс с корабля аграфов.

Сюда же подошла соскучившаяся по крови хозяйка, ну с нею-то все понятно, она в принципе не пропускала таких зрелищ, особенно если предполагалось наблюдать кровавое месиво.

И уж тем более Корявый не ожидал увидеть тут Трока, который оставил свои забавы с девчонкой и пришел глянуть на своих, как оказалось, фаворитов, как только узнал, что они должны будут показать свои умения.

Выяснилось, что именно он просил принять этих двух дикарей в команду корабля у капитана, при этом настаивая, что они будут незаменимы как в абордажной бригаде, так и на планетах в качестве загонщиков и следопытов.

И теперь блондинистый ясно видел, в чем был весь подвох.

Когда Трок говорил блондину и боссу о ручных зверюшках резатов, он как-то позабыл упомянуть о том, что эти монстры под четыре метра ростом и выглядят как настоящие «рагилианские убийцы», это если не брать в расчет самих их хозяев.

Это понял и местный главарь и поэтому наехал на Корявого.

– Ты что, совсем тупой? – не особо церемонясь, спросил он у оторопевшего и испугавшегося блондина. – Ты с какой это дури предложил выставить его против этих монстров. Да тут одних резатов хватило бы выше крыши. Не говоря уж об их таких милых и добрых зверюшках. Никакого интереса, одно только месиво будет.

И босс этой оголтелой толпы уселся обратно в свое такое удобное, снятое с одного из захваченных торговых судов кресло.

– Шеф, – начал оправдываться блондин, – не ко мне вопрос. Это все Трок. Этих новеньких он нашел сам и сам же привел на корабль, я их даже не видел. А о зверях я, как и вы, узнал совсем недавно. Вот мне и стало интересно, кто они и что. Тем более и вы хотели их проверить. Я и подумать не мог, что он где-то раздобыл своих кровных братьев-клонов.

И Корявый, зло посмотрев на ощерившего в улыбке рот гиганта, кивнул на экран визора, где отображалось примыкающее к арене помещение.

После слов о крови и месиве к тому, что может происходить на арене, проявила свой интерес и хозяйка.

Она поднялась из кресла, в котором сидела, попивая красное вино, и подошла поближе к стеклу.

– Пусть его разделают тут, – капризно сказала она, обращаясь к гиганту, и ткнула своим наманикюренным и отполированным пальчиком в пустующее пока место у края помещения внизу. – С этого ракурса нам все будет прекрасно видно, – добавила женщина.

– Хорошо, – произнес Трок и, лишь слегка улыбнувшись, посмотрел на арену.

А потом прикрыл на пару мгновений глаза.

– Сказал, они загонят его именно под наше ложе, – ответил он хозяйке.

– Великолепно, – с каким-то даже детским восторгом та подпрыгнула и захлопала в ладоши. Но вдруг остановилась и повернулась к Троку.

– Только пусть не убивают его сразу, смотри, сколько у него есть частей, которые можно пооткусывать этим милым зверюшкам. Я хочу, чтобы он жил как можно дольше, – протянула женщина с каким-то наслаждением и удовольствием, – очень долго.

– Я тоже, – кивнул ей в ответ гигант и вновь что-то передал резатам.

На его лице сияла безумно счастливая улыбка идиота и наркомана, при этом взгляд светился страстным желанием и ожиданием.

– Эй вы, – неожиданно подал свой голос Док, – пара безумцев. Не забывайте, что голова мне нужна целой и невредимой.

Это заставило на пару мгновений прийти в себя гиганта и женщину.

– А раньше предупредить нельзя было? – пророкотал, будто обидевшись, Трок. – Сейчас.

И вновь что-то передал тем, кто находился внизу.

Но пока на арене ничего интересного не происходило. Тело как лежало, так и продолжало лежать.

Корявый начал беспокоиться. Если дикарь не очнется, это может вылиться в крупные неприятности и для него самого, вплоть до того, что он сам окажется там внизу.

Глядя в обезумевшие глаза хозяйки, он понимал, что без крови она сегодня не останется. И если это не будет тот дикарь, то будет кто-то другой.

Да и гигант Трок уже начал выказывать обеспокоенность.

– Док, а он вообще очнется? – нетерпеливо спросил тот у медика, поглядывая то в сторону арены, то в сторону запертых в отдельном помещении резатов со своими зверьми.

– Я вколол ему столько стимуляторов, – ответил гиганту Док, – что поднять должно пятерых таких, как он.

И не успел он договорить, как фигура на арене шевельнулась.

– Ну, что я тебе говорил? – спросил он у гиганта.

– Вижу, – ответил тот и, кивнув кому-то невидимому, с кровожадным нетерпением добавил: – Запускайте их.

«Чуть ли не слюни пускают», – посмотрев на гиганта и хозяйку, подумал блондин, но постарался упрятать как свой взгляд, так и мысли поглубже.

Все-таки он очень хотел жить, и у него не было никакого желания закончить свою жизнь, как этот хуман, ну или кто он там, на арене в пасти каких-то монстров.

* * *

Между тем на арене за стеклом хоть что-то начало происходить.

Правда и особым действием это не назовешь. Так, его слабое подобие, которое только подлило масла в огонь в и так уже разгоревшееся неудовольствия и раздражения собравшихся тут разумных.

– Выпускай наших бойцов, – скомандовал их капитан Троку.

Тот кивнул ему в ответ и что-то передал своим подчиненным.

Между тем дикарь, еле шевелясь, приподнял голову и стал осматривать помещение, в котором оказался.

И делал это он до тех пор, пока на противоположной стороне как раз не появилась пара их будущих бойцов – резатов.

В сравнении с жалким подобием на хоть какого-то воина, каким сейчас выглядел валяющийся у подножия арены дикарь, резаты смотрелись вполне себе представительно.

Трехметровые гиганты с недавно открытой планеты, введенной в состав Содружества, и не утратившие еще своих диких привычек, традиций и инстинктов.

И поэтому они вполне спокойно отнеслись к предстоящей проверке.

«Надо так надо», – так и читалось во всем их облике.

Сейчас они с какой-то варварской обыденностью готовились разделаться с лежащим напротив них существом.

Вооруженные и экипированные, они стояли напротив валяющегося недобитка, оставшегося после игрищ их хозяйки, и с любопытством рассматривали его.

Не повезло еще одному неудачнику, такова его судьба, и это не их вина.

– Вот они, наши мальчики, – с каким-то вожделением произнесла хозяйка. – А где их зверюшки? – капризно уточнила она.

– Сначала проверим этих, – ответил ей капитан и указал на резатов.

– Дорогой, да мы и так все видим. Если их выбрал Трок, то там и смотреть будет не на что, пусть они покажут, что могут их милые малыши, – и она кивнула в направлении помещения, где были заперты звери.

Капитан посмотрел на так еще и не сдвинувшегося с места дикаря и лениво дал отмашку Троку.

– Ты ее слышал, – скомандовал он.

Потом капитан повернулся лицом к женщине с капризными и надутыми в притворстве губками и произнес:

– Все что угодно для тебя, дорогая.

После чего откинулся на спинку кресла, без особого интереса наблюдая за происходящим на арене.

Та в притворном (а может, и нет) удовольствии захлопала в ладоши.

Видимо, Трок тоже практически мгновенно оценил боевые качества как своих фаворитов, так и предположительно противостоящего им и все так же лишь в теории готового к бою дикаря, захваченного в последнем рейде.

Все видели, в каком находится состоянии этот абориген с отсталой планеты, он и стоять-то нормально не может, не то что сражаться.

И потому гигант лишь согласно кивнул на приказ капитана и сказал:

– Сейчас все будет.

А уже через пару мгновений на арену выпустили животных резатов.

Да. Они и на экране выглядели внушительно, но когда все увидели их воочию и оценили по достоинству, сопоставив этих зверей с их же погонщиками и уж тем более будущей жертвой, то даже тотализатор отменили.

Никто даже не собирался ставить на время, которое продержится этот дикарь с варварской планеты против всех этих монстров, которых их хозяева именовали ручными. Не говоря уж о сохранении его жизни. Ему бы и одного из них хватило за глаза, а тут подобных тварей было несколько.

«Будет месиво, – констатировал блондин, – как раз то, что так жаждала увидеть хозяйка».

Это поняли и многие остальные.

Все прильнули к обзорному окну. Команда любила такие зрелища, как, впрочем, и сам Корявый. Это не его сейчас будут терзать звери на арене.

Зато он сможет потом рассказать в какой-нибудь забегаловке, как быстро могут эти твари разделаться с простым хуманом.

К этому времени дикарь немного пришел в себя.

И хоть доктор и говорил, что тот тупее даже мебели, что стояла в медотсеке, но то, что рядом опасность, этот варвар понял достаточно быстро и постарался отползти назад, пока не уперся ногами в одну из стен арены.

– Ой, он решил побегать, – прощебетала с издевкой хозяйка, стараясь наклониться и разглядеть будущую жертву.

Блондину, с того места, где он стоял, было не очень хорошо видно, что там сейчас делает дикарь, но судя по разочарованному лицу женщины и довольной роже Трока, тот замер в оцепенении на месте где-то у стены и даже не пытается сбежать куда-то дальше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20