Константин Муравьёв.

Живучий



скачать книгу бесплатно

– Там, – быстро сориентировалась Лера.

– Не подходит, – буркнул я.

Именно это направление нам и перекрыли. Значит, они знали о системе контроля периметра.

– Быстро свяжись с начальником службы безопасности объекта.

Лера вытащила телефон.

– Связь обрублена, – посмотрев на экранчик, сообщила она.

Это плохо, значит, нападающие не боялись засветиться. Странно. Выходило, действовали свои. И если я прав, это ещё хуже.

– Где твоя машина? – спросил я у девушки.

– В гараже.

Если нас хотят перехватить не идиоты, то это направление они тоже перекрыли, и если сейчас в той стороне я никого не вижу, это не значит, что там никого нет.

– Не пойдёт, – отвечаю я.

– У меня есть ключи от служебной машины, но она у главного входа.

– Идём туда.

«Это направление если и возьмут под контроль, – оцениваю я ситуацию, – то в самую последнюю очередь, слишком оно невыгодное. Много свидетелей, кругом камеры слежения».

Для нас же это один из лучших вариантов.

Я утянул Леру в лес, и мы скатились в овраг.

– Ну а теперь, красавица, покажи мне, как ты быстро бегаешь. Времени практически нет.

Я видел, что девушка не всё понимает, но вопросы пока не задаёт.

Мы подскочили и побежали по дну оврага, который как раз и шёл в нужную нам сторону. Но, не добегая до его края, я, мельком выглянув в направлении городка, понял, что положение наше гораздо хуже.

– Кому, говоришь, нас должны были поручить?

– Не знаю, – ответила Лера, – но это какие-то люди из столицы.

Так я и подумал. Слишком много наглости и самоуверенности в них чувствовалось. И как следствие, они, даже не считаясь с местными, уже орудовали в институте, выводя оттуда учёных. Но автостоянку пока не перекрыли. Хотя должны были это сделать в первую очередь.

Кивнув в сторону служебной машины девушки, я рысью полетел к углу здания и спрятался в небольшой тупичок. Нужно успеть перехватить тех, кто заметит, как она будет заводить машину. А такие тут точно появятся.

И они появились. Трое бугаев в камуфляже. Один махнул двум другим рукой в направлении стоящих машин, а сам пошёл к тому углу, за которым спрятался я. Сделал он это грамотно, отрезав меня от Леры. Значит, эти неизвестные контролировали систему видеонаблюдения.

– Эй ты, математик, или кто ты там. Я знаю, что ты спрятался тут! Выбирайся! – Он подошёл к краю здания, направив на него оружие.

Я медленно вышел. Во-первых, там был тупик, из которого быстро не выскочишь, а во-вторых, я и хотел поговорить. Мне нужна хоть какая-нибудь информация.

– Ну вот и ладненько, – довольно проговорил этот неизвестный в маске, а потом заглянул в нарукавный планшет и доложил кому-то: – Цель обнаружена. Пусть переводят деньги. – И стал доводить своё оружие.

Понятно, разговора у нас не выйдет. Да и сказал он уже достаточно.


Шаг, уход, уклонение. Присесть.

Мои способности – видеть не только последовательности и ряды, но и конечный результат.

Об этом никто не знал, кроме Петровича. Мне не нужно изучать или запоминать связки, я и так всегда знаю, какие последствия вызовет то или иное моё действие и что я получу в итоге.

Удар. Тело падает вниз. Поднять оружие. Неплохой пистолет. Я с таким не работал. Но это и не важно, мне всё равно, что за оружие окажется в моей руке. Оружием являюсь я сам.

Взять запасной магазин. Рыться некогда. Захватываю только выглянувший бумажник и удостоверение, посмотрю потом. Всё в карман.

Перекат не нужен. Стрелять по другим противникам нельзя. Будет шум.

Прокрадываюсь вперёд. Иду, как меня и учил старик.

Вижу стоящих двоих, которые что-то рассматривают у своих ног.

Почему-то холодеет сердце.

Два шага в сторону. Мне всё равно, что я появляюсь в зоне обзора одной из камер. Мне нужно увидеть, что лежит перед ними.

Лера. И аккуратная красная дырочка в голове.

Почему я не слышал выстрела?

Смотрю на оружие, зажатое в руке одного из них. Пистолет с глушителем. На таком расстоянии хлопок был не заметен. Теперь всё понятно.

* * *

Наконец мне хватает всех данных, чтобы получить связанную цепочку развития событий.

Мы никому не нужны. Наше подразделение уже отжило своё. Ведь мы сразу видим все специально запланированные ловушки, которые, казалось бы, случайно должны были провалить то или иное дело.

И последние события указывают на то, что кто-то, пользуясь нашими моделями, реализует свои планы. Кто-то из тех, кто окопался так высоко, что смог устранить генерала ФСБ.

Никто не старался похитить или перевести наших специалистов в другое ведомство. Очередная обманка. Нас устраняют, как лишних свидетелей. Слишком много информации в своё время прошло через наши руки. А это значит, что никому из наших не дадут уйти, кто-то начал очень серьёзную игру, и мы для него пешки, которые теперь мешают.


Медленно поднимаю оружие.

Бум. Бум. Руку слегка дёрнуло. Но я к этому был готов. Грохота не было. На моём стволе тоже глушитель.

Иду вперёд.

Не знаю. Любил ли я Леру или нет, но то, что с ней мне было очень хорошо, знаю наверняка. Поэтому у меня совершенно не было сожаления о содеянном. Они сами начали эту войну.

«Прости, Петрович, но я не сумел сдержать данного тебе обещания», – смотря на лежащее тело девушки, подумал я.

Присаживаюсь на корточки и закрываю открытые голубые глаза Леры.

«Солнышко, надеюсь, тебе будет там лучше, чем здесь».

Поднимаю выпавшее из руки второго бойца (или убийцы?) оружие. Засовываю пистолет себе за пояс. Собираю все имеющиеся обоймы. Проверяю карманы. Забираю всю наличность, она мне пригодится. Удостоверения есть у обоих.

«Лейтенант отдела антикризисной деятельности», – читаю я в первом.

Должности и звания в обоих удостоверениях одинаковые. Факсимиле принадлежит Федеральной службе безопасности.

Слышу крики. Видимо, наблюдатели за пультом видеонаблюдения всё-таки сообщили о случившемся на стоянке. Сейчас у меня будет много гостей.

Отхожу на наиболее удобную позицию. Делаю несколько шагов назад и присаживаюсь за машиной, исчезая из поля зрения камеры, которая явно следит за мной. Перемещаясь вдоль её слепой зоны, добираюсь до того угла здания, где лежит первый напавший на меня. Встаю за угол.

Судя по шагам, бегут семеро.

Меняю обойму, в старой нет четырёх патронов.

Хорошо, что они сразу постараются взять под контроль зону моего предполагаемого местонахождения. А она в стороне. Это, конечно, не идеальная западня, я буду немного сбоку, но так гораздо лучше, чем бой в лоб.

Первую тройку пропускаю и жду. Раньше нападать нельзя.

Следующие идут более осторожно, но и они проходят мимо моего схрона в небольшой нише в стене.

Координирующий отдаёт команду о круговом обхвате цели.

Этого нельзя допустить. Иначе они будут в выигрышном положении и не будут перекрывать друг другу зоны обстрела. Значит, нужно выдвигаться.

Небольшой полушаг вперёд. Половина моего туловища показалась из-за выступа. Навожу оружие на цели. Здесь нет людей. Только враги. Как и учил Петрович.

«Я убиваю не людей, я убиваю врагов. У них нет ни семей, ни матерей, ни жён, ни детей. Они – ничто. Это враги».

Всё лишнее отсекает сознание. Остаются лишь цели.

Бум. Бум. Бум.

Ещё полшага вперёд, так как видимость плохая и стена закрывает оставшихся.

Бум. Бум.

И ещё шаг.

Бум. Бум.

Сменить обойму. Это явно не все. Слушаю. Должны подойти те, что со стороны леса, и наблюдатель в здании. Итого ещё шестеро или семеро. Плюс где-то засел главный.

Оставаться здесь не имеет смысла, но и высовываться за пределы этого пятачка опасно. Камеры-то никуда не делись.

Так, а что за забором, который у меня за спиной?

Хм. Интересно. Вдоль него можно пройти почти до самого леса.

Быстро перемахиваю через него.

Иду тихо. Эту часть парка никогда не исследовал, не было необходимости.

Камеры есть, но их значительно меньше и между ними можно спокойно проскользнуть не засветившись.

Подхожу к какой-то большой яме. Знакомый сладковатый запах. Заглядываю внутрь. Все коллеги из моего отдела сейчас лежат здесь. Значит, в своих выводах я не ошибся.

Иду дальше, останавливаться нельзя.

Шорох справа от меня. Припадаю к земле.

Идут двое. Оба в камуфляже. Тащат какое-то тело.

Всматриваюсь. Секретарь нашего директора. Хорошая улыбчивая девушка. Была. Зачищают намертво.

Делаю два выстрела. Подхожу к телам. Ещё наличность, забираю и обоймы от пистолета. Хотя у них есть ещё и какая-то вариация АКМ. Но мне с ним бегать будет не слишком удобно. Радует, что все они вооружены одинаково. Калибр оружия совпадает. Поэтому у меня есть ещё пара обойм. Так же проверил личные вещи. Придётся уходить очень далеко. Есть такое место. Тут меня больше ничего не держит, единственного человека, который мне был дорог, больше нет.

Растворяюсь в лесной чаще. Всё, как когда-то давно учил меня Петрович. Он будто предвидел такой поворот событий.

Кабинет начальника отдела антикризисной деятельности
Полтора месяца назад

– Кто расскажет мне, что произошло на объекте «Поляна»? – бушевал лысеющий толстый генерал, глава этого департамента.

– Неизвестно, – доложил ему майор, курировавший эту операцию. – Уничтожено двенадцать бойцов. Есть несколько кадров с записи системы видеонаблюдения. Но по ним непонятно, кто сорвал операцию. Неизвестный попал в кадр всего несколько раз и лишь со спины. Есть косвенные улики, указывающие на местного математика-вычислителя. На месте перестрелки обнаружено тело его куратора, но самого объекта на территории института и за его пределами обнаружить не удалось. Ни живого, ни мёртвого. Из доклада группы контроля известно, что он и курирующий его сотрудник вышли из дома и направились в лесопарковую зону. Но потом его больше никто не видел.

– Где досье на этого вычислителя?

– Вот. – Майор протянул генералу небольшую папку.

Открыв её, тот увидел спокойное лицо парня семнадцати лет, именно тогда его привлекли к работе в институте.

«Живучий Степан Петрович. Имя, фамилия и отчество даны в детском доме № 1 г. Н-ска. Фамилия дана из-за того, что мальчика нашли в январе в шестимесячном возрасте на дороге, ведущей к городу. Были сильнейшие холода, и мальчик практически замёрз, но как-то выкарабкался. Поэтому и дали фамилию Живучий. Родители не известны. Возраст определён примерно. Точная дата рождения не известна. Записана – 30 августа 1990 года. Не слишком общителен, но и не замкнут. Спокоен. Рассудителен. Аналитический склад ума. Завербован на первом курсе университета. Уникальные математические способности. Принят в группу математического моделирования объекта „Поляна“».

– И это всё? – посмотрел на своего подчинённого генерал.

– Большего по человеку, у которого нет никакого прошлого, накопать сложно. Есть несколько фотографий из его детского дома и больше ничего.

– Но откуда у него такие умения? Он ведь должен был где-то проходить обучение? Или вы мне скажите, какой-то там умник смог разделаться с двенадцатью подготовленными бойцами?

– Спокойно, – раздалось из кресла у стены, и оттуда поднялся мужчина средних лет. Он подошёл к столу генерала, посмотрел на его жирную рожу и, слегка поморщившись, положил перед ним копию папки личного дела, которую просматривал до этого. – Взгляните на это фото. – Он пододвинул одну из фотографий, где были сфотографированы невысокий мальчик и какой-то пожилой старик. – Никого не напоминает?

– Генерал Чистилище? – посмотрел на мужчину толстяк.

Тот хмыкнул.

– А как вы думаете, кто стоит рядом с ним?

Глаза толстого генерала затуманились.

– Поднимите все документы по нему, – кивнул он на фотографию.

Как же генералу не хотелось натыкаться на преемника или ученика бывшего руководителя отдела спецразработок. Он прекрасно понимал, чем для него это может обернуться.

И тут его взгляд остановился.

– Я знаю, куда пойдёт этот… – указал он на мальчишку.

Три года назад. За месяц до смерти Петровича

– Стёпка, запомни, – обратился ко мне старик, – я знаю, что рано или поздно кто-то сможет понять, кто ты есть на самом деле. И тогда тебе хана. Постараются или подмять, или убрать. Поверь. Такие, как ты, сами по себе не живут.

– И что ты предлагаешь? – хмыкнул я. – Сразу утопиться?

– Нет, конечно, – ответил дед, – но готовым к этому нужно быть. И тогда, поверь старому лису, скрыться тебе просто так не удастся. Не знаю, как они действуют сейчас, – он неопределённо махнул рукой куда-то в сторону, – но раньше ты спрятаться смог бы только в могиле. Это сказки, что есть те, кому удаётся скрыться от наших или чужих спецслужб. Это их прямая работа – искать, находить и знать. Если они тебя не тревожат, это не значит, что они не знают о тебе и твоём существовании. И в покое тебя оставят только на то время, пока ты им не интересен или не нужен.

– И что тогда?

– Есть два варианта, – сказал Петрович. – Первый – это сразу не светиться. Старайся придерживаться именно золотой середины. Будь не лучше и не хуже других. Обычно никто не помнит именно троечников, так как они никому не интересны. И ты должен придерживаться именно такой линии поведения.

– Я понял, – кивнул я.

– Хорошо, тогда дальше, – продолжил он. – Если рано или поздно первый вариант реализовать не получится или он по какой-то причине даст сбой, а с тобою это вполне возможно, то есть ещё один выход. Запоминай. – И старик продиктовал мне координаты местности где-то в Сибири. – Я когда-то курировал этот проект. Перед самой моей отставкой. – Впервые Петрович откровенно сказал о том, что он работал где-то там. – Та контора занималась интересной разработкой. Мы смогли её даже завершить, правда, лишь на уровне тестовых прогонов, и она вроде работала. Но проект в конце концов заморозили из-за отсутствия видимых перспектив его дальнейшего использования, впрочем, как и сам объект. Я же изъял те документы о нём, до которых смог дотянуться. Не все, конечно, но большую часть. Теперь точно никто не поймёт, чем же там занимались на самом деле. Так вот, если тебя совсем прижмёт, можешь воспользоваться этим вариантом как своим последним шансом.

Я заинтересованно посмотрел на него.

– И что же вы там сделали?

– Открыли портал в другой мир, – ответил Петрович.

А через месяц старик умер.

Я же собрал все свои вещи и ушёл из детдома, хотя мог оставаться там ещё один год. Но там меня больше ничего не держало.


А теперь меня ничего не держало и в этом мире.

Глава 2
Земля. Россия. Где-то в Сибири

Три года назад. За месяц до смерти Петровича

– И как мне его запустить или активировать, как он вообще работает? – спросил я у старика.

– Об этом тебе поговорить бы не со мной, а с теми, кто всё это придумал и когда-то создал. Мы лишь воспользовались их трудами, – ответил он.

– Не понял, – удивлённо посмотрел я на него.

– А что тут непонятного, – пожал плечами Петрович. – Мы ничего не придумывали и не изобретали, мы нашли уже готовый портальный камень, как его называли наши, и потом хоть и с трудом, но смогли активировать его работу. – Он помолчал. – Камень вообще-то нашли очень давно, ещё при отце последнего императора Российской империи. Во время одной полярой экспедиции. И с тех пор и до нашего времени он валялся в подвалах сначала Тайной канцелярии, потом спецхрана НКВД, потом КГБ, пока на его снимок в каком-то старинном журнале не наткнулся один наш любопытный сотрудник. Оттуда мы его и вытащили. Прежде всего нас заинтересовали символы на его поверхности. Мы тогда разыскивали кое-что другое, и этот артефакт подходил под примерное описание. Но вскоре мы поняли, что сильно ошиблись. Возраст камня превышал все мыслимые пределы. В то время его просто некому было создать, да ещё и из такого материала.

– Тогда кто же его сделал?

– Вероятно, те, кто когда-то и пришёл с ним или доставил его сюда. Наши учёные так и не разобрались в письменах на его поверхности. Но они не принадлежат ни одной письменности на земле. Они даже никаких родственных связей здесь не имеют. А потому у нас было только одно предположение: этот артефакт имеет полностью внеземное происхождение. Вот после этого и начались плотные работы с ним.

– Невероятно! – поразился я. – Но всё же как мне его запустить?

– А вот тут-то как раз таки всё достаточно просто. Мы сделали активатор. Он, скорее всего, до сих пор рабочий, так как полностью ручной. Но даже если и нет, то всё можно вставить своими руками, хотя в этом случае времени уйдёт немного больше. Работает по принципу выбора нужного знака. Таким способом, видимо, задаются координаты точки перехода. Большего я сказать не могу. Правда, различных последовательностей знаков очень много. Как раз бы тебя тогда к нам. Сделали бы гораздо больше.

– Понял, – кивнул я.

Петрович достал листочек:

– На, это те координаты, что мы успели проверить, и те, откуда успели получить положительный отклик как минимум на наибольшее соответствие с атмосферой Земли. Вот эту последовательность запомни особо. Она самая длинная, и, что удивительно, по ней наибольшее совпадение. Вернее, там полное совпадение с нашей силой тяжести и составом воздуха, правда, если пробы брать в тайге или Амазонии. Вывод. Технологический остаточный выхлоп при случайном заборе воздуха, взятый там, небольшой, а значит, и высоких технологий там особо нет или они переросли этот период. Впрочем, это как и в остальных удачных случаях перехода: если там и есть цивилизации, то они или не технологические, или наоборот, давно переросшие наш уровень.

Я посмотрел на странные, какие-то невообразимо чуждые знаки.

«И правда, человек такого придумать не мог. – Сомнений в этом у меня не возникло. – Но кто?»

– Вызубришь и уничтожишь, больше их знать не должен никто. Да и вообще. Если когда-то придётся воспользоваться этим последним вариантом, то для тебя это будет билет в один конец, а потому обруби за собой все хвосты. Никто не должен пройти следом. Весь объект заминирован. Как активировать таймер, я тебе расскажу. Всё сделано так, чтобы ничто не досталось тем, кто попытается потом воспользоваться артефактом. Самому же его уничтожить очень проблематично, создан он практически из цельного куска странного сплава железа. Но там есть одна съёмная деталь. Мы проверяли. После её изъятия артефакт работает ещё пять секунд и потом отключается. И больше без неё он не активируется в принципе. Заменить её полной копией невозможно, портал всё равно не сработает. Эту деталь мы назвали ключом. Когда будешь уходить, заберёшь её с собой. Это чтобы наверняка. – Он протянул мне ещё один листок. – Это сама деталь и схема её изъятия из цельной конструкции. – И упёр в меня свой стальной взгляд. – Ты понял это?

– Да, – медленно кивнул я.

– Хорошо, тогда дальше. – И он перешёл, пожалуй, к самому главному, на мой взгляд. – Переход человека через портал совершён ни разу не был.

«Это как так?!» – мысленно возмутился я.

На старика же моя пантомима не произвела ровным счётом никакого впечатления.

– Только животные, – продолжил рассказывать он. – Однако нами даже в этом случае было замечено кое-что любопытное, а потому ты должен будешь учесть наши наблюдения при телепортации. – Он взглянул на меня. – Наши учёные предположили, что есть определённые законы, которые являются неизменными константами для любого мира. Это подтверждено в семи случаях из тех девяти переходов, что были выполнены. И тебе их придётся вызубрить. Первое. Не тащи с собой никаких высокотехнологичных вещей. При переходе они имеют опасное свойство взрываться с совершенно различными последствиями. И это происходит практически всегда. Второе. Забудь о еде из этого мира, она может стать ядом в другом. Так что и её нужно будет оставить здесь. Третье. Чтобы не остаться там голым, ищи вещи из натуральных материалов без примесей какой-либо синтетики. И последнее. Оружие, как ты понимаешь, без него никак. Каждый должен иметь возможность защитить свою жизнь. Однако можешь сразу выбросить различный огнестрел и прочее. Было проверено на всём: или просто разваливается, или заканчивается взрывам. Единственное, что удалось протащить и подтвердить его существование там те несколько минут, пока самая простейшая камера передавала кадры, – это кованые вещи, сделанные своими руками. Так что озаботься и этим. Ну и напоследок рекомендую найти золото или серебро в слитках, монетах, украшениях и прочем. Это универсальный металл, который принимают везде. Думаю, с этим понятно всё и так. – Он помолчал. – Надеюсь, тебе не придётся воспользоваться моими советами, но знать это ты должен.


Петрович тогда как в воду глядел. Знать это мне было необходимо.

Деревня
Месяц назад

– Бабуль, а ты можешь на меня такой костюм сварганить? Я заплачу, – обратился я к бабушке с хитроватыми, лукавыми, но молодыми глазами на морщинистом лице, в которых нет и грамма отпечатка прожитых лет, торговавшей различной мелочовкой у железнодорожного вокзала.

Я оказался в этом глухом селении, так как мой дальнейший путь лежал в глубокую тайгу, туда, где находился объект, о котором мне когда-то рассказывал старик.

Та удивлённо посмотрела на меня.

– Зачем тебе?

– Да я актёр, – стал объяснять я, – нам для постановки нужна домотканая одежда. А где в столице таких умельцев сейчас найдёшь? Вот знакомый и порекомендовал мне прошвырнуться по глубинке. Мне бы костюма два сшить, по типу повседневной одежды, или что-то похожее. Я всё оплачу.

– А, – понимающе кивнула она, – тут ты верно подметил, внучок. У вас там, поди, и не знают, как и выглядит-то ткацкий станок.

– Ну, я на картинке видел, – порывшись в памяти, ответил я.

– На картинке, – проворчала бабулька и неодобрительно покачала головой.

Я же у неё вновь спросил:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33