Константин Калбазов.

Неигрок



скачать книгу бесплатно

Глава 1
Лекарство от несносного характера

Белый потолок. Стены в обоях теплых пастельных тонов, с преобладанием коричневого. Нравилась ему такая обстановка. Добавляла уюта в его холостяцкой берлоге. Опять же на работе уже достали светлые стены. Начальник отдела отчего-то решил, что для лучшей работоспособности в кабинетах должно быть непременно светло. Может, он и прав. Но только Виктора это серьезно так раздражало. А тут еще и три месяца больнички, где белый по определению в почете. Ну да, сейчас-то дома.

Н-да. Хотя с белым потолком нужно что-нибудь сделать. Ему теперь в него частенько пялиться, а потому небольшой косметический ремонт никак не помешает. Деньги? Деньги не проблема. Уж ему-то по его потребностям сегодня более чем достаточно.

Он получил инвалидность при выполнении служебных обязанностей. Так что единовременная выплата плюс пенсия по стопроцентной потере трудоспособности, ну и ежемесячная компенсация на медикаменты. В общем, последние два пункта тянули даже побольше, чем его зарплата на службе. Лучше бы он на своей зарплате оставался. Или даже вдвое, нет, втрое меньшей. Да забесплатно служил бы!

Повернул голову набок. Взглянул в окно. К сожалению, увидел только голубое, без единого облачка, небо. Ч-черт! Этаж бы пониже. Тогда были бы видны деревья. Птички. Хоть те же воробьи. Не-эт, заперся на самую верхотуру. А ему сегодня только и того, что голову повернуть. Дышит, ест, мочится и гадит под себя. Даже на горшок не может сходить, потому что полное недержание. Вот так целыми днями и лежит в памперсе. Разве только сиделка регулярно его меняет и обтирает бесчувственное тело.

Хорошо, что он сейчас не может видеть себя со стороны. Так, кое-что, но это все одно не в счет. А голову он специально не просит поднимать, когда она его обтирает. Не хочется на это смотреть. Некогда высокий, спортивного сложения мужчина тридцати трех годочков сейчас уже полностью атрофировался. Говорили что-то там об электростимуляции, но оно ему надо? Вот какая разница, что будет лежать под одеялом: рыхлая субстанция – или вполне крепкое тело, не способное пошевелиться.

Вновь взгляд в потолок. Чуть впереди к нему подвешен многофункциональный телевизор с функцией голосовых команд. Чуть справа – подбородочный джойстик дополнительного управления. Он в любой момент мог выйти в интернет, включить фильм или открыть книгу. Да хоть дискотеку устроить со световыми эффектами.

Но только плевать он на все это хотел. Раньше Виктор вел активный образ жизни. Все время в движении, не просто ходил в качалку, а вполне даже серьезно занимался рукомашествовом и ногодрыжеством. Систематически участвовал в ведомственных соревнованиях. Да и работа была такой, что подразумевала под собой активность и общение с людьми. Как говорится, опера ноги кормят. И потому смотреть или читать о том, как другие ходят, прыгают, бегают, да хоть элементарно едят жареное мясо, для него было невыносимо. Ну да. Вкусно поесть он тоже был ни разу не дурак.

Дверь открылась, и в комнату вошла сиделка.

Пятая за три месяца, что его выписали из больницы. Все остальные долго не выдерживали и брали расчет. Причем без разницы, предоставленные центром соцзащиты или пришедшие по объявлению, а значит, и по совершенно другим расценкам. Эта же держалась уже месяц.

Высокая стройная девушка двадцати двух лет от роду. Блондинка с правильными чертами лица, чуть пухлыми соблазнительными губами, аккуратным прямым носиком и легким налетом конопушек. Такой бы не в сиделки, а на подиум. Ну или хотя бы на крайний случай удачно замуж. Но она здесь.

Причем, насколько он смог выяснить, у нее никого не было. Уж что-что, а информацию он собирать умел. Как и правильно задавать нужные вопросы. И обязательно, так или иначе, добиваясь на них ответов. В такие периоды он преображался, становился почти прежним самим собой. Целеустремленным, напористым, изворотливым и умным сукиным сыном, каким знали его бывшие сослуживцы и многие урки.

Итак, Корносенко Валерия Юрьевна, студентка четвертого курса медицинского университета. Не привлекалась, не замужем. Приехала из деревни. Родни в краевом центре не имеет. Первый год проживала в студенческом общежитии. Но случилось так, что ее начали одолевать ухажеры, причем с очевидным прицелом. Прямо проходу не давали. Девчушка же правильная. Предпочла найти подработку и уйти на квартиру.

На помощь родни рассчитывать не приходилось. Однако ситуация в стране нормальная, не то что при стариках. За прошедшие десятилетия и экономика поднялась, и народ стал жить куда лучше. Но опять же тот, кто работает. А как решил, что государство тебе кругом и везде должно, так и сидишь на пособиях. А это не так чтобы и много. Вот и ее родители из таких, протирающих пятую точку в ожидании подачки, и с вечным недовольством в отношении властей.

Вариант подработки с проживанием ее полностью устроил. Тут ведь за квартиру платить не надо. И отлучки в университет вполне даже принимались. Да она, собственно, больше никуда и не выходила. Сходит на пары, потом занимается целый день, периодически отвлекаясь на то, чтобы обиходить работодателя. Такая сиделка вообще находка. Но…

– Опять эта овсянка с фруктами, – недовольно фыркнув, выдал Виктор.

– А вам чего бы хотелось? – очень даже радушно поинтересовалась она.

– Мяса. С кровью.

– Нельзя.

– Да какая тебе разница?

– Есть разница. Вам нельзя.

– Ну тогда ты эту кашу хотя бы разбавила ароматизатором бекона или шашлыка.

– Не стану я вас кормить разной химией.

– Да тебе-то какая разница? – вновь возмутился он.

– А вы мне нужны здоровым, как минимум до окончания университета.

– Здоровым. Детка, да ты на меня глянь.

– Нечего на себя наговаривать. Раз ругаетесь, значит здоровый.

– Ты идиотка? Может, еще и на свидание пригласишь? Только не забудь прихватить пару крепких санитаров с бригадой врачей.

– На свидание такого хама я не приглашу.

– Ну так а чего же ты тогда с этим хамом здесь сидишь? А я тебе отвечу. Потому что деньги нужны.

– Нужны, – не стала отрицать девушка.

– Как и угол нужен.

– Виктор Степанович, вы бы не распалялись, а то опять давление повысится. И мне придется вас колоть.

– А я уколов не боюсь. Я вообще ничего не боюсь, хоть ноги мне перочинным ножиком отрежь.

– И девушек не стесняетесь. Я знаю.

– А ты не девушка, чтобы я тебя стеснялся. Ты – сиделка. Которой я плачу и даю кров. И возиться с таким дерьмом – твоя работа.

– Это вы сейчас о памперсе или о себе?

– Слушай, детка, а я ведь и уволить тебя могу.

– Можете. Только ни одно агентство к вам больше сиделку не пришлет. Потому что характер у вас несносный, и вы в их общей базе значитесь как трудный клиент.

– Ничего. Есть еще и центр соцзащиты. Бросить меня они не могут. Не имеют права. Закон на моей стороне.

– Разумеется, на вашей. Только пока они не найдут вам подходящую сиделку, о вас нужно заботиться. Вот и отправят в специализированный пансионат. Но вам ведь туда не хочется.

Пока шла эта перебранка, Лера сноровисто подносила к его рту ложку, а он, кривясь и продолжая ворчать, съедал подносимое. Без аппетита, это да. Но умял всю миску. После чего она удалилась, вновь оставив его один на один с собой.

Впрочем, ненадолго. Вскоре раздался звонок в дверь, и в квартиру ворвался его единственный друг, Плетнев Сергей. Как оказалось, остальные были просто сослуживцами. Н-да. Жизнь – она все расставляет по своим местам.

– Здорово, майор, – задорно выдал он прямо с порога.

– Майор у нас ты, а я на пенсии. И вообще практически овощ. Лера убежала, что ли?

– Не переживай, не насовсем. В руках был кейс, а не чемоданы.

– Ноут опять накрылся?

– Без понятия. Но ты вообще сбавил бы обороты. Девочка опять в слезах. Не показывает, отвернулась, но от меня-то не скрыть. Выживешь и эту, кому на хрен будешь нужен?

– Тебе.

– Да на фига ты мне такой красивый. Мало нам с Верой наших троих сорванцов, так давай мы еще тебя четвертым возьмем. И вообще она опять в положении, – невольно улыбаясь, оповестил Сергей. – Так что ворочать твою тушку никак не сможет. А я тебя подмывать не стану. Друзья – они для того, чтобы грудью прикрыть, а не дерьмо выносить.

– Да иди ты.

– Я-то пойду. Не сомневайся. А вот ты довыеживаешься, выживешь Леру – и закатают тебя в пансионат. Хватит уже измываться над девчонкой. Ни она, и никто другой не виноват в том, что с тобой случилось. А того ублюдка уже черви доели.

– Да прав ты, – вздохнув согласился Виктор. – Прав, на все сто. Н-но… Вот не могу я с собой ничего поделать. Сам себя грызу поедом. Утром просыпаюсь – думаю, все. Начинаю жить по-другому. Беру себя в руки – и с белого листа.

– И?

– А потом приходит сиделка, снимает с меня этот гребаный памперс, начинает подмывать, и все. Как с цепи срываюсь. Желчь так и прет. Сам себя ненавижу.

– Ясно. Послушай, мне тут одну умную мысль подсказали.

– Я так понимаю, касательно меня?

– Правильно понимаешь. Словом, ты ведь слышал о виртуальных мирах.

– Кто же о них не слышал.

– А что, если и тебе попробовать. Снова ощутишь свое тело. Сможешь ходить, бегать прыгать, да хоть опять топтать цыпочек. Там все возможно.

– Издеваешься?

– Нет.

– Ну, допустим, нейрошлем на меня напялят. Не вопрос. А дальше что? С руками-то у меня непорядок, как, впрочем, и с ногами. Так что ни перчаток не надеть, ни на дорожку не встать. Ах да, совсем забыл, насколько мне помнится, и от ощущения беспомощности своего тела я полностью не избавлюсь. Хотя да, так конечно лучше, чем просто лежать пластом. Но… Нереально, – выпятив нижнюю губу, закончил Виктор.

– Я вообще-то о полном погружении, посредством вирт-капсулы. Они появились на рынке год назад. Очень популярная штука. И, по отзывам, ощущения один в один с реальностью.

– Ты о той хрени, что стоит как хороший внедорожник?

– А на хрена тебе твой? Стоит себе в гараже под слоем пыли и ржавеет. На бюджетный вариант хватит. Захочешь апгрейдить – продашь гараж, он тебе тоже на фиг не нужен. Если не хватит, то твоя единовременная выплата лежит на счете нетронутой, мизерные проценты собирает.

– Угу. А там и квартиру продать. К чему мне две комнаты.

– На квартиру не замахивайся. Вторая комната у тебя как бонус для сиделки. Пока для Леры, уйдет она – и другой сгодится. На жизнь тебе – твоей пенсии за глаза.

– Хм. Суррогат какой-то получается, а не жизнь.

– Так выпали кости, Витя. Ты можешь только подстроиться к этому и постараться выжать самый максимум. И кстати, ты не один такой. Если бы интересовался этой темой, то знал бы, что разработчикам вирт-капсулы присудили Нобелевскую премию. Причем одна из формулировок гласила, что как раз за предоставление возможности людям с ограниченными возможностями жить полной жизнью. Есть мнение, что вирт-капсулы послужат толчком к бессмертию.

– Неужели люди начнут оцифровываться и полностью перебираться в цифровой мир? – хмыкнув, задумчиво произнес Виктор.

– Ну, о таких тонкостях мне ничего не известно. Хотя-а… Хрень все это. Полная. Всякий полет фантазии должен иметь предел. И в любом случае, это вопрос не завтрашнего дня. А мы живем в дне сегодняшнем. Ты подумай над этим. Глядишь, станешь меньше беситься, войдешь в согласие с собой, и все у тебя будет в порядке. Ладно, на рожу твою посмотрел. Выбрит, ухожен, сыт и, как всегда, недоволен. Пора на службу. Пока ты тут валяешься, преступность, знаешь ли, не дремлет.

– Бывай.

– Ага.

– Стой. Серега, а кто тебе насчет вирт-капсулы-то подсказал?

– Да старший мой. Говорит, мол, чего дядя Витя дурью мается. Уже давно перебрался бы в виртуальный мир и наслаждался бы жизнью.

– Умный.

– Не чета нам. Мы все больше по старинке, а они в ногу со временем. Ладно. Побежал.

– Серега, займешься джипом и гаражом?

– Сам не маленький. Интернет тебе на что? – отмахнулся друг.

Виктор был благодарен ему за то, что он обращался с ним как с полноценным человеком, а не беспомощным инвалидом. Н-да. Но порой его все же заносило.

– И как я смогу показать клиентам гараж и машину?

– Логично. Лады. Сделаю. Где ключи?

– Я их не брал. Полагаю, там же, куда ты их и положил.

– Ага. Значит, в прихожей. Пошел.

Первое, что сделал Виктор по уходе друга, это… Нет. Не стал выяснять все о виртуальных мирах. Он начал шерстить интернет-магазины в поисках ноутбука. Спасибо программистам, которые еще в лохматом году разработали возможность подачи аудиокоманд. Да и джойстик очень даже удобен. Хотя и видал он его на свалке в изломанном виде. Но без этого он был бы совершенно беспомощным.

Пришлось повозиться и помучить консультантов, так как он понятия не имел, какой ноутбук наиболее актуален для студента-медика. Но в итоге выбор все же был сделан. И на всякий случай Виктор остановился на модели с запасом по системным возможностям. Лерин аппарат слишком часто выдавал коленца, осложняя девушке жизнь. А Виктор ей был по-настоящему благодарен. Пусть и не в состоянии выразить это как-то иначе…

– Зачем это? – Войдя в его комнату с коробкой, в которой лежал доставленный ноутбук, поинтересовалась она.

– Тебе же нужен для учебы, – просто ответил он, отвлекаясь от изучения информации по виртуальным мирам.

– Я сама собиралась купить через пару месяцев. Отложила бы и купила.

– Не сомневаюсь. Скажем так, это премия за мой несносный характер. Я ведь работодатель и могу премировать хорошего работника.

– М-можете, – как-то неуверенно произнесла она.

– Ну вот, я это и сделал. Будем бодаться и давить из меня желчь с дерьмом? Ты ведь знаешь, особо стараться не придется.

– Я прямо не знаю, как вас благодарить.

– Добавь в кашу ароматизатор шашлыка.

– И не подумаю, – решительно тряхнув гривой светлых волос, возразила девушка.

Резко обернулась и вышла из комнаты, оставив его одного. Виктор невольно улыбнулся, залюбовавшись ею. Э-эх, где же ты была хотя бы полгода назад. Плевать, что правильная, плевать на разницу в возрасте. Уж он бы нашел способ растопить лед, подобрал бы ключик к запертой двери. Хм. И кто знает, может, часть его несносности заключается как раз вот в этой девушке, недоступной ему во всех отношениях. Впрочем, ерунда это все. Прошлые сиделки были вполне среднего и старшего возраста, а вел он себя ничуть не лучше. Пожалуй, даже и хуже.

Ладно. Ближе к делу. Если все, что пишут об этих виртуальных мирах, правда, есть вариант еще ощутить себя полноценным человеком. С одной стороны, оно конечно, суррогат чистой воды. Его проблем этим окончательно не решить. Потому что полностью переселиться в тот мир он не сможет. Но с другой, за неимением гербовой пишут на простой. И уж лучше получить хоть что-то, чем остаться вовсе ни с чем.

Итак, виртуальных миров было несколько. Вернее, их было множество. Некоторые были связаны между собой, другие нет. На общем фоне выделялись четыре крупнейших международных корпорации. У них имелись даже собственные банки, обслуживающие игроков.

Правда, зарабатывать напрямую возможности не было, как и механизмов для вывода валюты. Ведь задача этих миров – в первую очередь приносить прибыль своим владельцам, а не предоставлять рабочие места игрокам. Зато имелись аукционы, где велась торговля как за игровое золото, так и за реальные деньги. Разумеется, через банки корпораций или платежные системы, с которыми имели договора компании поменьше. Этот механизм являлся общим для всех.

В принципе, Виктору было без разницы, в какой из миров погружаться. Мелкие компании отпали сами собой, потому что максимум могли предложить лишь стандартный набор с нейрошлемом. Его же интересовало только полное погружение. Поэтому оставались крупные корпорации.

Почему «Алиса»? Вообще-то никакой подоплеки. Просто ее представительство оказалось первым в списке. Российские разработчики всегда плелись в хвосте игровой индустрии, но так уж вышло, что именно они первыми сумели предоставить теперь уже почти настоящий виртуальный мир посредствам нейрошлема. По-настоящему виртуальным он стал лишь с появлением капсул. И здесь пальма первенства была уже не за русскими.

Но изначальный рывок способствовал взлету компании, постепенно разросшейся до настоящего монстра, способного конкурировать с ведущими игроками этой индустрии. Причем столь агрессивно, что вскоре «Алиса» начала поглощать менее удачливых коллег. И то, что корпорация обзавелась своими вирт-капсулами с некоторым запозданием, ничуть не пошатнуло ее положения.

Сегодня «Алиса» представляла сразу пять миров. Первый – средневековье, замешанное на истории, легендах и сказках. Второй – мир меча и магии, с эльфами, гномами, некромантами и тому подобными атрибутами. Третий – паропанк. Четвертый – дизельпанк. И наконец пятый – киберпанк. Каждый из них был обширен и многогранен. Ну и в прошлом принадлежал разным компаниям, поглощенным «Алисой».

Уникальность крупных корпораций была не только в более детальной и качественной проработке миров. Но и в том, что их было несколько, и, регистрируя один аккаунт, ты получал доступ сразу ко всем. Правда, для каждого из них необходимо было создавать отдельного персонажа, которого предстояло прокачивать с нуля.

После телефонного разговора Виктор позвонил в центр соцзащиты и заказал спец-автомобиль. А пока машина ехала, позвал Леру и попросил собраться, потому что они выезжают в представительство «Алисы».

Девушка хотела высказать недовольство по поводу спонтанного решения своего работодателя, но по здравом рассуждении решила шума не поднимать. В конце концов Виктору совсем не помешает прогулка: вдохнуть свежего воздуха, взглянуть на солнце сквозь листву деревьев. Глядишь, и настроение станет получше. А то лежит пластом бирюк бирюком, готов покусать любого подвернувшегося под руку. И зачастую, разумеется, ее.

Одевала она его долго. Сказывалось отсутствие навыков в этом вопросе. За тот месяц, что она работала на него, Виктор так ни разу и не удосужился выбраться из своей берлоги. Но Чернов и не подумал выказывать недовольство. А вот его явственное нетерпение она распознала легко.

С посадкой в кресло не возникло никаких сложностей. Спасибо специализированной кровати, которой можно было придать различную форму и высоту. Оставалось только перетянуть больного на кресло и установить подлокотник. А дальше он и вовсе справлялся сам, управляя посредством подбородочного джойстика. Мог подавать команды и голосом. Правда, это вовсе не означало такой же легкости с вызовом лифта. Но на то ведь и сиделка.

В представительстве их поначалу встретила девушка. Весьма эффектная, нужно сказать. Виктор сразу же оценил дресс-код корпорации. Едва не стер о нее глаза и не покрошил от досады и злости зубы.

Как видно, она что-то такое уловила. Потому что ее очень быстро сменил молодой человек непримечательной наружности. И уж точно не относящийся к менеджменту. Скорее уж выдернули с рабочего места какого-то сисадмина. Ну что же, насчет индивидуального подхода реклама не обманывала. С таким индивидом Виктору общаться было куда проще.

– Здравствуйте, я Леша, – представился паренек.

Худощавый, со скуластым лицом, на носу очки без оправы. Взгляд простодушный и в то же время чуть отстраненный и рассеянный. Такой бывает у тех, кто увлечен своим делом и вынужден на что-то отвлекаться. Но при этом парень и впрямь старается быть вежливым и радушным. Не играет. Так воспитан. Это сразу видно. Просто ему куда интересней в своем цифровом мирке.

– Виктор, Валерия, – кивнув за спину, представился за двоих Чернов.

– Очень приятно. Я не буду вас спрашивать, чем могу быть полезен, ладно? Раз уж вы здесь, то и причина понятна. Вас интересует вирт-капсула и полное погружение.

– Уверен, что Катя вам об этом уже поведала, – хмыкнув, произнес в ответ Виктор.

Но надо отдать ему должное, сделал это без желчи и даже намека на язвинку или иронию. Сказал и сказал. Просто поддерживая беседу. Даже сам себе удивился.

– Извините, я не менеджер по продажам, – все же стушевался парень.

– Нормально все, Леша, – сказал Чернов.

Мог бы двигать руками – непременно отмахнулся бы. Н-да. Вздохнул пару раз, чтобы не распаляться. Кто бы мог подумать, а ведь прежде в нем выдержки было на десятерых. Сослуживцы уже кипели, как самовары, а он, как ни в чем не бывало, продолжает то ли допрос, то ли беседу.

– Итак, вы уже определились, что именно вас интересует?

– Видишь ли, я до этого как-то не особо задумывался о вирт-мирах. И вообще компьютерные игры – и я… Словом, раньше мы жили в разных плоскостях.

– Ничего, теперь будете жить в одной, – твердо заверил парень, тряхнув гривой курчавых волос.

– Уверен?

– Более чем. У нас есть уже несколько полностью или частично парализованных клиентов. Так они минуты высчитывают, когда таймер наконец вновь позволит запустить капсулу.

– Таймер?

– Согласно существующему законодательству находиться в вирт-капсуле более четырех часов запрещено, ввиду негативных последствий для психики.

– Это чтобы народ в срыв не ушел, – не выдержав, хохотнул Виктор.

– Если вы имеете в виду оцифровавшуюся личность, то все это ерунда. Разумеется, искины оцифровывают игроков, пользующихся вирт-капсулами. Вероятность встретить в игре своего двойника со схожей внешностью, характером и поступками весьма мала, но это возможно. Более того, корпорации периодически производят обмен базами данных. Это в значительной мере упрощает создание неписей, они ведь у нас сугубо индивидуальны. Но чтобы самому переселиться в игру – это всего лишь бредни.

– Вот так, без спроса игрока берете и копируете его?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6