Константин Бендас.

Об истинном монашестве



скачать книгу бесплатно

«Очень откровенная книга. Прочитал ее на одном дыхании. Я не встречал ничего подобного в русскоязычной литературе. Автор открыто говорит о пороках христиан, но при этом не порочит христианство. Думаю, это мастерство – возвышать Христа, говоря о слабостях церкви. Очень рекомендую к прочтению всем христианским служителям независимо от конфессии».

Павел Рындич,
епископ, член Духовного совета РОСХВЕ (п.)

«Наверное, впервые за последние 10 лет я прочитал книгу полностью и не во время авиаперелета. Благодарю за честность. Это слово очень нужно сегодня для служителей России, и не только России».

Виктор Гамм,
вице-президент Евангелистской ассоциации Билли Грэма

«Эта книга не толерантна, она не дипломатична, но остра и радикальна, очень значительна для настоящего времени. Автор грех называет грехом, чтобы сильная, истинная, святая Церковь Божья с честью выполняла миссию, возложенную на нее Иисусом Христом».

Павел Абашин,
Национальный епископ Церкви Божией России

Предисловие

Сегодня очень много самой разной литературы, которая учит саморазвитию и самоопределению, где есть разнообразные советы психологов, как улучшить жизнь и т. п. – можно найти все, что пожелает душа. Но есть книги, которые трудно читать: они заставляют анализировать свою жизнь, служение, взывают к совести и покаянию, ведут к отказу от привычных комфортных условий жизни, не дают возможности отмахнуться от небиблейских мотивов, методов и целей и т. д. Эти книги редки, оттого и ценны. Одна из немногих – честная, бескомпромиссная, принципиальная (но такая опасная для некоторых) книга Константина Бендаса «Об истинном монашестве», где изложены не только примеры христианских добродетелей и христианских ценностей, но и отдельные случаи из церковной жизни некоторых общин и так называемых «служителей», которые порочат звание христиан и лишают людей возможности спасения.

Эта книга не толерантна, она не дипломатична, не либеральна, но остра, радикальна и не оставляет ни одного шанса для компромиссов, очень значительна для настоящего времени, современна, вскрывает острые недостатки церковных служений и грех называет грехом.

Наш брат словно возвращает нас к первоначальному взгляду на учение Христа, отойдя от которого, современная Церковь, проповедующая новомодные учения о процветании, дешёвой благодати, жизни без трудностей и ущерба для себя и пр., оказалась в плену мирской системы управления и либеральных учений. Затронуты злободневные вопросы отношения к управлению церковью, где используются мирские методы, такие как коррупция, интриги, сплетни, клевета и ложь; семейные отношения ставятся во главу угла как возможность сделать общину местом семейного бизнеса.

Поставлены остро и бескомпромиссно вопросы блуда, пьянства, финансовых нарушений. Чистота и святость в соответствии со Словом Божьим ставятся на первое место. Всё направлено на то, чтобы Церковь осталась местом служения, посвящения и поклонения Богу.

Выражаю искреннюю благодарность Константину Бендасу, человеку, которого я лично знаю много лет и который в силу своего служения хорошо знает христианство в России, за смелый, честный и критический анализ протестантского христианства в нашей стране. Цель книги: выявить проблемы, поставить точный диагноз болезни, откорректировать взгляды и цели, но никоим образом не опорочить Церковь. Всё сделано только для того, чтобы сильная, истинная, святая Церковь Божья с честью выполняла миссию, возложенную на неё Иисусом Христом.

Павел Абашин,
Национальный епископ Церкви Божией России, член Духовного Совета Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников)

От автора

Институт монашества впервые появился в христианстве в конце III века в Египте как объединение подвижников уединения, целомудрия, послушания, нестяжательства и молитвы. Сам термин происходит от греческих слов µ???? – один, одинокий, µ??????? – быть одному, жить уединенно, µ??????, µ??????? – живущий уединенно. Один из православных богословов определил монашество как «добровольный отказ христианина от естественного самоотречения в любви, которым является брак, и выбор более радикального пути через послушание и аскезу, при котором единственным источником существования для человека становится обращенный к человеку призыв Бога».

Не мне ставить оценку успешности или неуспешности данного пути. История повествует как о монашествующих, подвизавшихся добрым подвигом веры, достойно прошедших путь жизни и служения, стяжавших благодать Божию, так и о тех, кто – даже удалившись в затвор, в одинокие кельи и отдаленные скиты, – сам потерпел крушение в вере и других от веры отвратил.

Профессор Николай Федорович Каптерев, исследователь трудов и наследия преподобного Максима Грека, приводит его понимание сути монашества: «Одни монашеские обеты, черные ризы, посты и молитвы, без деятельного исполнения заповедей Божиих, не могут спасти монаха, и сущность монашества вовсе не заключается в постах и молитвах… Как скоро монашеством отвергнуто было коренное, основное условие спасения человека, – самим делом исполнять в жизни все заповеди Христа, как скоро им было усвоено то совершенно ложное, несогласное с учением Христа, воззрение, что монах должен и обязан спасать только самого себя, а никак не других, у нас создались монашество и монастыри не настоящие…» Но сегодня, говоря о монашестве, я имею ввиду не традиционный для Восточной и Западной Церквей формат закрытых учреждений со сводом аскетических правил и обетов и обязательным безбрачием. Я вижу новый образ монашества христианина-служителя в миру, человека, вовлеченного в активную жизнь социума, но при этом хранящего высокую степень посвящения себя Богу, служения Ему и людям, следования Евангелию и хождения в святости в повседневной жизни. Как читаем в книге пророка Малахии: «И тогда снова увидите различие между праведником и нечестивым, между служащим Богу и не служащим Ему» (Мал. 3:18).

Не пытайтесь узнать в приведенных примерах своих знакомых, конкретных служителей, общины и города. Большинство описанных историй – это собирательные образы, в определенном смысле притчи, которые почему-то злили фарисеев гораздо сильнее обычной проповеди (Матф. 21:45, 46). Да и Писание повелевает нам испытывать и судить первым делом себя (1 Кор. 11:28, 31) и не быть судьями других людей (Матф. 7:1).

Прежде чем публиковать свои размышления на эту тему, я предложил прочитать данную рукопись нескольким уважаемым священнослужителям, епископам и пастырям, а также некоторым женам и детям священнослужителей. По ряду пунктов была получена конструктивная критика и, согласившись с ней, я переписал часть материала. Многие говорили об опасности данной публикации и даже рекомендовали напечатать ее под псевдонимом или хотя бы под грифом «только для священнослужителей» или «для служебного пользования». Но абсолютно все поддержали меня, подтвердив, что поднятые темы актуальны для сегодняшней Церкви и мы должны о них говорить вслух. А если мы говорить не будем, не будем сами себя судить, то будем осуждены миром и вместе с миром (1 Кор. 11:31, 32). И тогда впору готовиться к будущим педофильским или иным подобным судебным процессам, как уже случилось в одной вселенской Церкви.

Один из рецензентов посетовал, что в книге мало позитива и приведенные образы способны вогнать в депрессию. Я размышлял над этим. Это так. Но и пишу я не о прекрасных бабочках и дивных цветочках. Мы должны говорить о негативе, отступничестве и грехе, называть вещи своими именами. Лекарство обычно бывает горьким. Иначе не произойдет покаяния и исцеления.

Добрая весть в том, что нечестивых людей, прикрывающихся маской благочестия, ничтожно мало в сравнении с людьми подлинно благочестивыми, трезвыми и честными. Я знаком и дружен с сотнями добрых и честных пастырей, полагающих свои жизни за людей, абсолютное большинство пастырских семей любят Бога и Церковь больше любого собственного комфорта, денег, власти и славы и воспитывают в этом своих детей и внуков. Но, как известно, малая закваска заквашивает все тесто (Гал. 5:9), а одна ложка дегтя портит всю бочку меда. Так вот об этой ложке я и вынужден говорить с дорогим читателем, хоть мне самому было бы гораздо приятнее восторгаться вкусом меда.

Жены

Имеющие как не имеющие

Апостол Павел в послании к Коринфской церкви предупреждает, что вступление в брак – это, что называется, палка о двух концах. С одной стороны, это Божия воля и защита от греха невоздержания: «Во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа» (1 Кор. 7:2). С другой стороны, он констатирует, что вступившие в брак будут иметь скорби по плоти, и ему нас жаль (см. 1 Кор. 7:28).

Заметьте, здесь звучит безапелляционное утверждение – «будут иметь». Не «есть вероятность», не «возможно», не «некоторые». Простите, но скорби по плоти – это обещанное дополнение к семейной жизни.

О каких же скорбях пишет апостол? В стихах 32 и 33 этой же главы мы читаем следующие утверждения: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу, а женатый заботится о мирском, как угодить жене». В следующем тексте звучат подобные же утверждения для незамужних и замужних сестер. В стихе 29 Павел пишет, что так как время уже коротко, то «имеющие жен должны быть, как не имеющие».

Осмелюсь утверждать, что это и есть главная и наибольшая скорбь: постоянная «растяжка» – угождать Богу и/или угождать жене. Быть самым лучшим любящим и заботливым мужем, отдающим жизнь свою за супругу по примеру Христа (Еф. 5:22–28) – или, будучи женатым, быть как неженатый и, опять же, подражая Христу, быть добрым пастырем, полагающим свою жизнь за овец (Иоан. 10:11). Вы помните, что настоящий пастырь должен оставить 99 овец, с которыми все в порядке, и пойти на поиски одной заблудившейся? (Матф. 18:9). Это его первостепенная функция, иначе он и не пастырь. И как долго он должен ее искать? Пока не найдет (Лук. 15:4). А где в это время должна быть жена пастора, дети, семья? Иная овечка забредает в такие буераки, малины и притоны, что тащить туда за собой любимых домочадцев никак нельзя.

Служение, Бог, семья. Расставь в должном порядке

Это порождает и различные ложные учения, самое радикальное из которых – это, пожалуй, скопчество, возникшее еще в Палестине III века, а к концу XVIII века докочевавшее и до России. А более мягкая форма – это распространенное и у нас учение из серии «прежде ты должен служить Богу, затем Церкви, и на третьем месте семья». Почему ложные? Потому что Писание дает четкое определение христианину, который не заботится о членах своей семьи, говоря, что он хуже неверующего и этим отрекся от веры (см. 1 Тим. 5:8). Вопрос к нам, пастырям: позволим ли мы, чтобы в наших общинах служили люди, отрекшиеся от веры в Иисуса Христа? Ответ очевиден: нет. Тогда почему мы ставим служение в Церкви выше заботы о своей семье, служения своему супругу? Выходит, что эти вопросы стоят на одном уровне. И то и другое Господь возложил на нас как важнейшие сферы христианской ответственности и служения Ему.

Но мнений, учений и злоупотреблений в данном вопросе, к сожалению, предостаточно. Немало копий было и еще будет сломано вокруг так называемого женского священства. Я же в этой части хочу коснуться лишь вопроса практики «автоматической» причастности супруги священнослужителя к его духовному сану, злоупотреблений и даже бесчинств, с этим связанных.

Женщина, вышедшая замуж за электрика, становится ли электриком? Нет. И если на основании только записи о заключении брака в паспорте, без профессиональной подготовки, сертификации и специального допуска для ведения таких работ она станет ремонтировать электрическую сеть, то с большой долей вероятности это приведет к трагедии для нее и для окружающих.

Жена генерала, несмотря на общую с мужем фамилию, не вправе пришить к платью генеральские погоны и командовать солдатами и офицерами, поднимать армию в сражение, – хотя, безусловно, мудрая и достойная женщина будет пользоваться уважением среди сослуживцев и подчиненных своего супруга.

Боже сохрани нас от супруги хирурга, которая из-за того, что она с мужем «одна плоть» и еще просмотрела все сезоны сериала «Доктор Хаус», возьмет скальпель и решится производить полостную операцию.

Семейные отношения никак не подменяют отношения должностные и профессиональные. С точки зрения права и здравого смысла это очевидно. Очевидно это при честном рассмотрении и с точки зрения Библии, что для нас первостепенно.

Но, возразит кто-то, разве не говорит Священное Писание, что «двое станут одной плотью»? Точно, так написано. И первые, на ком Творец продемонстрировал данный принцип – это Адам и Ева. Перешли ли на Еву после того, как она была сотворена (см. Быт. 2:22–24) и, говоря терминами сегодняшнего дня, стала его законной супругой, призвание, предназначение, власть и ответственность Адама? Нет. Они, будучи одной плотью в брачных отношениях, сделались способны давать новую жизнь – зачинать и рождать детей. Но у них остались различные физиология, менталитет и функции. Адаму не пришло в голову, например, пытаться быть беременным и взять на себя функции детородные.

Ева, «помощник, соответственный ему» (Быт. 2:18), – это не клон, не точная копия. Ближайшие синонимы к термину «соответственный», применяемому в Синодальном переводе Библии, – это «подходящий» и «подобный», а не «заменяющий» и «исполняющий обязанности». Одна плоть – это не одна личность, и даже достижение определенного единства, единодушия и единомыслия, общности призвания не допускает полной тождественности.

История не учит

Нарушение этих божественных принципов наделало много бед и в истории России.

Так, большинство историков обращают внимание на чрезмерное влияние на мужа и вмешательство в государственные дела императрицы Александры Федоровны, супруги последнего русского царя Николая II.

Она не только умела манипулировать мужем, принуждая зачастую к принятию решений, идущих во вред интересам России, но и приближала к царской семье и управлению государством мошенников и проходимцев, наносящих урон династии Романовых, правящих Россией к тому моменту уже 300 лет, государственной казне и империи в целом. Наиболее известен из этих приближенных, конечно, Григорий Распутин, именуемый сведущими современниками не иначе как «ловкий старец», «проходимец и половой психопат».

Петр Аркадьевич Столыпин, будучи министром внутренних дел, а затем и Председателем Совета министров Российской империи, неоднократно заводил разговор с Николаем II о недопустимости нахождения Распутина в ближайшем окружении императора:

– Много портит нам, во все лезет, решает – этот полуграмотный мужик с сомнительной репутацией.

На это Николай, в целом с ним соглашаясь, однажды в порыве откровенности ответил дословно:

– Я с вами согласен, Петр Аркадьевич, но пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы.

Хочу обратить ваше внимание на то, насколько судьбоносным было это время в истории нашего Отечества. Начало XX века исследователи именуют не иначе как «тяжелая година всероссийской смуты». Именно тогда император предлагает саратовскому губернатору Столыпину, который успешно усмирял крестьянские волнения, причем практически не прибегая к использованию войск, а действуя уговорами и внушением, но жестко и бесстрашно, пост министра внутренних дел.

Столыпин впоследствии вспоминал: «Сказал Государю, что умоляю избавить меня от ужаса нового положения, что я ему исповедовался и открыл всю мою душу, пойду только, если он, Государь, прикажет мне, так как обязан и жизнь отдать ему и жду его приговора. Он с секунду помолчал и сказал:

– Приказываю вам, делаю это вполне сознательно, знаю, что это самоотвержение, благословляю Вас – это на пользу России. Говоря это, он обеими руками взял мою и горячо пожал. Я сказал:

– Повинуюсь вам, – и поцеловал руку Царя».

Вступив в должность, Столыпин напишет своей супруге: «Я министр внутренних дел в стране окровавленной, потрясенной, представляющей из себя шестую часть шара, и это в одну из самых трудных исторических минут, повторяющихся раз в тысячу лет. Человеческих сил тут мало, нужна глубокая вера в Бога, крепкая надежда на то, что Он поддержит, вразумит меня. Господи, помоги мне».

Столыпин был убежден, что «Родина требует себе служения настолько жертвенно-чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует всю работу».

Сегодня мы знаем Петра Столыпина как мудрого реформатора и выдающегося государственного деятеля своей эпохи. Наиболее известно главное его воплощенное детище – аграрная реформа. Учитывая, что на тот момент 86 % населения России сословно относилось к крестьянству, очевидно, что под этим названием скрываются не просто сельскохозяйственные преобразования, но глобальное социальное преображение государства и общества, сопоставимое по значимости с реформами императора Петра I и с отменой крепостного права императором Александром II.

Столыпинская реформа делает крестьян равноправными гражданами: их больше не могли выпороть или посадить в тюрьму без суда. Впервые в истории России они становятся реальными собственниками земли с правом ее покупки, продажи и передачи по наследству. Три миллиона безземельных и малоземельных крестьян переселились за Урал и в Сибирь на выделенные им правительством в частную собственность земли; поземельный крестьянский банк выкупает землю у разорившихся помещиков и по льготным ценам, в рассрочку продает крестьянам, выдает кредиты и льготные ссуды сроком до 55,5 лет, всего их было выдано на сумму в 1 миллиард 40 миллионов рублей…

По мнению многих исследователей, эти реформы останавливают и почти на десятилетие отсрочивают русскую революцию. Неслучайно Владимир Ульянов вынужден будет вычеркнуть крестьянство из числа революционных союзников и практически объявить ему войну. Приведу лишь две цитаты из его выступлений: «И тут нет совпадения интересов пролетариата и крестьян. Тут наступает трудный период борьбы – борьбы с крестьянством» (ПСС, т. 40, с. 306). «Мелкие собственники – это наши противники. Мелкособственническая стихия – самый опасный наш враг» (ПСС, т. 43, с. 193).

Был дан старт и третьей, промышленной реформе, следствием которой стала законодательная регламентация правил найма рабочих, установление фиксированной продолжительности рабочего дня, введение страхования работников от болезней и несчастных случаев и так далее.

Следом за этим в видении Столыпина было «реформирование бюрократии», переустройство государственной администрации. Эта программа предусматривала учреждение ряда новых министерств (местного самоуправления, труда, национальностей, исповеданий); реформу земств (с передачей им от центральных органов ряда полицейских и образовательных функций); рассмотрение вопроса о восстановлении в Православной Церкви патриаршества; налоговую реформу с введением прогрессивного подоходного налога; строительство новых железных дорог – так, чтобы к рубежу 1920–1930-х сеть их в Центральной России не уступала по густоте германской; осуществление к 1922 году всеобщего бесплатного начального образования; создание Академии для подготовки на высшие государственные должности, что должно было практически полностью снести сословный уклад. Озвучивались планы и в сфере внешней политики. В том числе создание прообраза ООН: «…Международного Парламента ото всех стран, который мог бы путем третейского суда решать интернациональные конфликты и установить предел вооружения для каждого государства». Рядом с этим Парламентом предполагалось учредить Международный Банк с задачей приходить на помощь странам, попавшим в экономические трудности.

Что ж, великие свершения и еще более великие планы…

Но к 1909 году, прежде всего из-за противостояния любимцу императрицы Распутину, Петр Аркадьевич окончательно впадает в немилость у Александры Федоровны, которая на протяжении продолжительного времени навязывает своему державному супругу мысль, что Столыпин «заслоняет от народа царя», что опасность революции надумана и поставить бы главой Совета министров кого старец Григорий покажет.

Спиритист и шарлатан, а по совместительству последний министр внутренних дел Российской империи Александр Протопопов, занявший сей пост как раз с подачи Распутина, позже так опишет отношения царственной четы: «Всякий другой, подходя к царю, встретил бы на своем пути волю царицы. Распутин же имел не только ее поддержку, но послушание…»

Несколько кампаний по дискредитации Столыпина не удаются. Его неприятие любых коррупционных проявлений, честность и глубокую порядочность признавали даже ярые враги. Тогда, используя свое положение, царица начинает лоббировать на важные государственные посты своих фаворитов, людей, вхожих в круг Распутина. Один из них, Владимир Николаевич Коковцов, был поставлен в должность заместителя Председателя Совета министров. Сергей Юльевич Витте, под началом которого Коковцов также служил несколько лет, характеризует его следующим образом: «Человек, большую часть жизни проведший в бумажной петербургской работе… по природе умный, но с крайне узким умом… по натуре карьерист… наполненный чиновничьим самолюбием и самообольщением… с бюрократической ограниченностью и полным отсутствием государственного темперамента».

Так же подсадили Столыпину первым заместителем в министерство внутренних дел и командиром корпуса жандармов еще одно доверенное лицо Распутина – генерал-майора Павла Григорьевича Курлова, которого подчиненные практически с первых дней прозвали «жадный хорек». При этом никаких согласований и даже просто разговора о данных назначениях с самим Столыпиным не было: его, второе лицо государства, просто ставили перед фактом. Не без участия вышеупомянутых персонажей пишется следующая, трагическая страница истории нашего Отечества.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

сообщить о нарушении