Константин Белослудцев.

Ворота



скачать книгу бесплатно

***

Утопающая в зелени станция, которая выглядела, как обычная автобусная остановка, встретила Диму с распростертыми объятиями. Точнее, это сделал его отец, Хандорин Андрей Иванович, ждущий своего сына рядом с узкой протоптанной тропинкой, уводящей к деревне, в которой Диме предстояло провести некоторое время.

– Дима! – еще издалека закричал Андрей Иванович, – Иди сюда, быстро!

Дима рассмеялся и со всех ног бросился к отцу, который так обнял его, что выбил весь воздух из легких.

– Я соскучился! – Андрей Иванович был готов разрыдаться от радости.

– Я тоже, тоже! – Дима, действительно, соскучился, – Ну, пойдем?

– Да, конечно!

Андрей Иванович выпустил сына из крепких объятий и с гордостью посмотрел на него.

– Совсем на меня уже похож, – сказал он.

Дима вновь не сумел сдержать приступ смеха. До отца ему было еще далеко. Андрей Иванович был сильным высоким мужчиной с вздувающимися под одеждой мускулами, короткими стрижеными волосами и суровым лицом, которое покрывала трехдневная щетина. Рядом с ним не настолько крепкий и волосатый Дима выглядел неважно, однако ростом и манерой поведения он был схож с отцом. Даже походка у них была одинакова.

Деревня, в которую прибыл Дима, была построена недавно. Все дома и постройки отличались своей новизной, и в большей степени являлись загородными домами людей из городов и столицы, находящейся в ста километрах от деревни, которая в буквальном смысле тонула в лесной зелени. Деревья росли везде, и даже в огородах некоторых немногочисленных домов, которых стояло всего тридцать, можно было увидеть высокие ели или лиственницы с березами. В центре под легким ветерком плескался своей немного мутной водой пруд, в котором жители разводили карпов и окуней, изредка выпрыгивающих из-под воды и разжигающих у людей желание порыбачить, а рядом с ним расположилось единственное в деревне каменное строение, в котором находился медпункт. Фельдшер, работающий в нем, жил в доме напротив, и был самым уважаемым человеком в деревне.

Дима все это знал, ведь проводил в этой деревне уже не первое лето. Его отец купил участок земли и дом сразу же, как только все это начало продаваться, и заселился в новую дачу одним из первых, а Дима тогда был вместе с ним. После того, как от них ушла его мать, которая никогда не любила ни Андрея Ивановича, ни самого Диму, он постоянно находился рядом с отцом, пока не пришлось уехать учиться в другой город, ставший для Димы вторым домом.

Юноша шел по деревне и вспоминал, как хорошо было жить, когда рядом был кто-то взрослый. Хоть ему и недавно исполнилось девятнадцать, он все еще чувствовал, что жить в одиночку ему трудно… но глаза боятся, а руки делают. Дима спокойно прожил целый год без отца, и проблем с этим у него почти не было, разве что тоска по дому иногда давала о себе знать. Но интерес брал вверх. Дима мог бы учиться в Москве и жить с отцом, но тайна Ворот не давала ему покоя, он должен был разгадать ее, выдерживая при этом все лишения, подставляемые ему жизнью.

– За год тут ничего не поменялось, – сказал Дима, когда они подошли к дому.

– А чего менять-то? – весело спросил отец, – Все и так хорошо.

Хотя, смотри, ставни поставил.

– Не так уж заметно.

– Но от солнца они хорошо защищают, – уверил его отец, – Пойдем, ты, наверняка, кушать хочешь.

Внутри дом выглядел совершенно не так, как можно было представить по строгому внешнему виду Андрея Ивановича: все вещи были разбросаны, на полу и на стенах копилась пыль, и в раковине на кухне лежала немытая посуда. Случайный гость, зашедший в дом, мог сразу понять, что в этой обители никогда не жила женщина, и хозяин в ней – мужчина.

– И тут ничего не изменилось, – уронив сумку на пол, сказал Дима, – Моя комната свободна?

– Да, конечно. Располагайся, а потом бегом на кухню. Я пока дрова в баню занесу.

Дима поднял сумку с пола и, особо не разглядывая дом, в котором не был почти год, прошел в свою комнату. Плюхнувшись на кровать, он сонно зевнул и попытался осознать, что поездка на поезде закончилась – его до сих пор шатало из стороны в сторону, как на резких поворотах. «Хоть от девушек немного отдохну, – нежась на мягкой постели, с облегчением подумал юноша, – От Ворот и от учебы».

Кушать ему не хотелось, но отец ждал его на кухне, поэтому юноше пришлось встать с кровати и идти к нему. На стол уже было накрыто. Отец, пока Дима был в пути, приготовил шашлык из баранины и купил в магазине две бутылки светлого пива.

– Одна для меня? – бросив косой взгляд на пиво, шутливо спросил юноша.

– Да, тебе же уже не шестнадцать, ты уже не школьник…

– Точно, но я как-то, знаешь, пока один жил совсем не пробовал даже…

– Вот и попробуешь! От одной бутылки ничего не будет.

Дима пожал плечами и присел за стол напротив Андрея Ивановича. В животе приятно заурчало, и юноша впился зубами в сочное мясо. Когда с первым куском шашлыка было покончено, он решил попробовать немного пива. «Ничего, почти как квас, – вздохнул он про себя, – Ничего страшного».

Но Андрей Иванович, наблюдая за его реакцией, не удержался и расплылся в любящей улыбке.

– Ну, как? – спросил он.

– Не так страшно, как я думал.

– Ха, конечно! А шашлык вкусный?

– Вкусный. Сам мясо мариновал?

– А как же? – отец обиделся, – Свежее мясо мне знакомый из города привез, а готовил я его сам.

– И всю еду тоже сам готовишь?

– Только пока здесь живу. В городе-то уже готовую еду можно купить, а в деревне все самому готовить приходится. Подожди немного, я сейчас приду.

Андрей Иванович встал из-за стола и вышел на улицу, оставив Диму одного. Юноша огляделся по сторонам. «Все строго, как в классицизме, – подумал он, – За год папа так и не нашел себе женщину».

Вскоре Андрей Иванович, держа в руках запечатанную двухлитровую банку с жидким красным содержимым, вернулся и сел обратно за стол.

– Вишневый сок, – сказал он, – Сам ягоды собирал.

– Неужели после мамы ты никого больше не нашел? – Дима сам не знал, почему задал такой вопрос, – Знаешь, женщина бы все это за тебя делала.

Отец сделал такое выражение лица, будто его молнией ударило. После ссоры с бывшей женой он пока не думал о том, чтобы вновь заводить отношения.

– Это, конечно, правильно, но пока нет, – сознался Андрей Иванович, – А сам-то как? Все так же?

Диме вопрос не понравился, и он лишь коротко бросил:

– Все так же.

– Святой Рыцарь, да?

– Ага.

Над накрытым столом повисло неловкое молчание. Оба, и отец, и сын хотели что-то сказать, но не решались заговорить первыми.

Дима опустил взгляд к полу, и через пару минут Андрей Иванович, изучивший феномен отчуждения от женщин вдоль и поперек, все же пересилил себя и нарушил едкое молчание, которое не давало ему даже пива нормально отхлебнуть.

– Если ты злишься из-за матери, то не надо, – сказал он строго, – Она была не лучшим примером женщины. В мире есть бесчисленное множество хороших женщин. Наверняка, и в твоей группе найдется парочка.

– Не в этом дело, папа, – при таких разговорах у Димы неприятно ныл живот, – Мама не виновата.

– Тебя обидел кто-то другой?

– Никто меня не обижал, – Дима вздохнул, – Знаешь, есть множество причин, но в то же время нет ни одной причины.

– Что?

– Я никогда не смогу объяснить тебе, почему я не желаю встречаться с девушками. Это сложно, и сейчас я понимаю, что шел к этому решению всю жизнь. Это так, будто ты всегда жил по одному своду правил или придерживался лишь одной религии, а потом вдруг изменил сам себе.

– То есть, ты хочешь сказать, что если полюбишь кого-нибудь, то перестанешь себя уважать? – непонимающе спросил Андрей Иванович.

– Я не это хотел сказать, но ты прав. Можешь считать это одной из причин.

Отец обреченно вздохнул. Вся информация об отрицающих любовные отношения с женщинами людях, о которых он читал в интернете и к которым причислял своего сына, не подходила под Диму, и в этом бою он остался безоружным, а юноша вышел победителем. Дима часто говорил ему, что поступок матери никак не влияет на его поведение, но отец не верил сыну и все беды сваливал на бывшую жену… чепуха о Святом Рыцаре его ничуть не впечатляла.

Андрей Иванович, после короткого спора с сыном, нисколько не думал, что хоть немного приблизился к разрешению проблемы, а Дима в очередной раз остался при собственном мнении.

– Да, как-то так, – юноша пожал плечами, – Я вот спросить хотел…

– Что? – отец заинтересовался.

– Помнишь, ты мне рассказывал про старичка какого-то, который в лесу живет и постоянно бредит о параллельных измерениях? Не смейся!

– Помню-помню, – еле отдышавшись, сказал Андрей Иванович, – Видел я его недавно.

– И где его можно найти?

– А он тебе зачем?

«Действительно, зачем? – задумался Дима, – Ну, может он знает что-то о Воротах… А вот отцу об этом говорить не надо. Он не поймет».

– Да так, – опустив взгляд, сказал юноша, – Знаешь, я на филологическом факультете учусь, пишу много разного. Его истории могут мне пригодиться.

Андрей Иванович улыбнулся. Когда-то давно он пытался написать роман, но текст получался не выразительным и кривым, поэтому художественное и выразительное писательское ремесло было заброшено им почти сразу же, как только началось. Вместо этого Андрей Иванович решил стать сценаристом.

– И что же ты пишешь? – поинтересовался он.

– По-разному, рассказы всякие, – Диме было неудобно лгать, но признаваться в том, что он пытается открыть загадочные Ворота ему никак не хотелось.

– Это просто замечательно, Дима! – Андрей Иванович похлопал сына по плечу, – Вот только живет этот старик далеко. Отсюда километров пятьдесят будет. Но на автобусе быстро доберешься.

– А ты меня не довезешь? – Дима удивился.

– Машина не заводится, прости.

Юноша ожидал чего-нибудь подобного. Как ему становилась нужна помощь, у отца сразу находились важные дела или случались обстоятельства, из-за которых он не мог помочь сыну.

– Ладно, тогда завтра на автобусе съезжу, – надув щеки, сказал Дима.

– Выйдешь на дорогу, поедешь на восток, потом доберешься до первой на пути деревни – там спросишь про старика.

– Будто квест какой даешь, – Дима улыбнулся.

– Да-да. Соберешь в лесу ягод и получишь за это пятьсот золотых монет.

– Увижу – соберу, а пока пойду спать. Устал немного.

Отец улыбнулся, а Дима встал из-за стола и прошел в свою комнату. Спать хотелось ужасно.

3. Цветочный сад

Сорокин Николай Федорович, пожилой человек, живущий в лесу недалеко от одной из деревень в Подмосковье, всегда любил детей. Он любил их, а затем закапывал в своем шикарном цветочном саду, чтобы истерзанные тела удобряли кустарник и цветы, которые он обожал больше всего на свете.

Бывало, он выходил на крыльцо своего обветшалого домика, построенного из шатающихся бревен, и в нос сразу бил сладкий запах сирени или алой годеции, растущей рядом с домом. В такие моменты Николай Федорович понимал, что жизнь прекрасна, что ему не нужно забрасывать любимое дело, а для этого необходимо делать то, что говорит ему Бог. В один день, спустя неделю после смерти его уже пожилой жены, которая завещала ему ухаживать за небольшим садиком у окон их квартиры в городе, старик услышал голос, доносящийся из-за облаков. Голос говорил, что цветы будут жить дольше, если в жертву им приносить познавших взрослую жизнь детей. Николай Федорович долго думал, как заставить своих жертв познать взрослую жизнь, и вскоре понимание, вместе со словами Бога, снизошло на него, объяснило все и указало на плодородную землю, на которой стоял заброшенный дом лесника, на место, в котором старику было суждено прожить часть оставшейся жизни.

У него был дом, но целые дни он проводил в дороге. Садясь в свой внедорожник, Николай Федорович выбирал случайное место на карте и отправлялся туда, чтобы получить удобрение для сада. «По всей России каждый день пропадает множество детей, – говорил ему Бог, – Если выбирать каждый раз разное место, то следствию будет сложно прийти к выводу, что всех их похищает один и тот же человек. Ты должен».

Николай Федорович и сам понимал, что должен удобрять свой сад. Бог обещал ему, что, если он будет следовать его указаниям, разрешит его телу попасть в новый мир, похожий на тот, в котором он живет, но отличающийся от него тем, что в нем все будет так, как захочет сам старик.

Иногда Николая Федоровича посещали мысли о бессмысленности всего происходящего, и сознание уносилось куда-то далеко, но Бог всегда возвращал его обратно. Он выбрал старика своим помощником, и не желал отпускать, а сам старик и не хотел пренебрегать правлением Бога над ним. Бог давал ему указаниям, а он их исполнял. Так Николай Федорович и прожил три года в лесу, в старом домике лесника.

Очередное утро разбудило его сильным ветром, проникающим в дом через дыры в стенах. Николай Федорович, почему-то чувствуя холод, поежился, прокашлялся и встал на ноги, чтобы начать новый день. Ложась спать, он планировал с утра уехать за ядом для насекомых в город, но неожиданный холод в доме заставил его остаться. Нужно было залатать дыры между бревнами паклей из сарая.

Старик оделся, спрятал серебряный крестик, висящий на груди, за кофту, поел и вышел из дома. На улице было тепло, но небо затягивали плотные тучи, угрожающие в любой момент намочить высохшую за последнее время землю дождем. «Это будет полезно моим цветочкам, – подумал старик, – Но опять весь потолок намокнет, и вода в дом будет капать. Нужно крышу залатать».

Жить в лесу было трудно, но Николай Федорович понимал, что это вынужденная мера. Закапывать детские тела под землю в городе или деревне, где полно людей, у него бы не получилось, а в лесу он делал это почти без опаски. Свидетелей, кроме зайцев, кротов и очень редких рыжих лисиц с волками у него не было…

***

Дима заметил, что забыл телефон дома только тогда, когда увидел, что автобус, на который он опоздал, мчится по дороге так далеко, что бежать за ним уже бесполезно.

– Черт! – воскликнул он, – Вот тяжело меня разбудить было?!

Проспав в уютной кровати слишком долго, Дима опоздал на автобус и решил уже идти домой за телефоном, как вдруг рядом с ним остановилась машина, старая, разваливающаяся от времени «десятка» серебристого цвета. За рулем сидел молодой мужчина в черных солнечных очках, а на заднем сиденье развалился, видимо, его брат – точная его копия. Оба они были одеты в не слишком яркую спортивную одежду и, казалось, были пьяны.

– Подвезти, паренек? – спросил водитель.

– Не плохо бы, – ответил Дима, – Сколько возьмете?

– Тебе куда?

– Точно не знаю, – юноша замялся, – До первой встречной деревни.

– Тогда сотку давай, нам хватит.

Дима сел в машину, отдал деньги, и сомнение в правильности выбора пришло к нему лишь, когда водитель дал газ. Машина тронулась, а Дима полностью оказался во власти двух пьяных бандитов.

– Зачем тебе в деревню, пацанчик? – спросил тот, что сидел на заднем сиденье.

– Ищу кое-кого.

– А сам откуда?

– Из Москвы.

– О! – дыхнул на него перегаром брат водителя, – Наш пацан! Чем занимаешься-то хоть?

– Учусь, – ответил Дима, – На филолога.

– Филолога? Это, типа, когда языки учат?

– Можно и так сказать. Русский язык, литературу…

– А ты, значит, интеллигент?

– Я бы так не сказал, – Дима начал нервничать.

Он засунул руки в карманы и сжал их в кулаки так сильно, что острые ногти впились в кожу. Несмотря на свой вид, драться он умел и вполне мог постоять за себя, но в тесной машине победить у него шансов не было. Человек на заднем сиденье мог бы схватить его за горло и задушить.

– А говоришь, как интеллигент, – сказал водитель, – Как правильно будет, «говоришь» или «разговариваешь»?

– Думаю, «разговариваешь», хотя и «говоришь», наверно, допустимо.

– Ну, точно интеллигент! – рассмеялся любитель узнавать, как нужно правильно разговаривать, – Как тебе наш попутчик, братан?

Брат, сидящий сзади, не ответил, только хмыкнул себе под нос.

– Позвонить нужно, – сказал он Диме, – Не одолжишь телефон?

– Телефон дома забыл.

– Точно?

– Да. Можете проверить карманы, если хотите.

На этот раз стандартная схема не сработала. На лицах обоих братьев появилось недоумение. Они не привыкли видеть, чтобы кто-нибудь забывал взять с собой настолько обыденную вещь, как телефон.

– Тогда бабки гони! – рявкнул водитель.

– У меня только четыреста рублей…

– Давай сюда!

У Димы не осталось выбора. Он достал из кармана бумажник и вытащил наружу четыре сторублевые купюры.

– А теперь выметайся!

– Но…

– Мы уже приехали. Выходи, филолог-интеллигент. Тьфу!

Дима сглотнул подступивший к горлу ком и, пытаясь сдержать дрожь в ногах, вышел из машины. Тут же он услышал противный визг колес, и «десятка» умчалась прочь от него.

Он оказался рядом с автобусной остановкой деревни, названия которой не знал. Знак, уведомляющий о приближении к населенному пункту, остался им не замеченным, но Диму название и не интересовало. Кое-как справившись с дрожью в коленях и пальцах, он двинулся к деревне, чтобы найти кого-нибудь, у кого можно спросить о старике, ведающем что-то о параллельных мирах.

Деревня была намного больше той, в которой стояла дача его отца, но выглядела гораздо старее и обветшалее. За все время, что Дима пробыл в ней, он увидел лишь три каменных дома, а остальные были построены из тяжелых бревен и, казалось, в любой момент могли развалиться. Дима заметил даже, что многие из них заброшены. Стекла окон таких домов были треснувшими или разбитыми, крыши неестественно сильно клонились в сторону, а в палисадниках росли не декоративные цветы, а обыкновенная трава и сорняки.

Начало июля выдалось необычайно жарким; солнце ярко светило в зените, деревья шумели своей ярко-зеленой листвой, грозовая туча шла со стороны леса, в который уходила протоптанная тропинка, и все жители деревни работали в своих огородах – окучивали картошку и пололи грядки от сорняков. На улице почти никого не было, поэтому Диме пришлось подойти к забору одного из домов и криком привлечь к себе внимание.

– Извините! – сказал он, когда мужчина, ведущий перед собой мотоблок, посмотрел на него, – Не найдете минутки со мной поговорить?

– Извини, но о Боге я все знаю, – донеслось ему в ответ.

– Что? – не понял Дима, – Ах, да! Я не из этих, у меня другой вопрос!

Мужчина заглушил двигатель мотоблока и усталым шагом подошел к забору. Фигура его была поникшей от усталости, но глаза выражали готовность говорить.

– Ну? – спросил он.

– Говорят, у вас тут какой-то сумасшедший живет, – начал объясняться Дима, – Что-то о параллельных мирах говорит…

– Да, есть такой, – вздохнул мужчина, – У тебя к нему дело?

– Я журналист, хочу статью о нем написать, – чтобы не появились лишние вопросы, нагло солгал юноша.

– Ох, не советую, – сказал мужчина и закурил сигарету, – Говорят, он сумасшедший? Правду говорят. Ударит еще тебя лопатой по голове и закопает потом в своем цветочном саду.

– Все настолько плохо?

– Не уверен, я его уже давно не видел…

– Тогда ничего страшного, – Дима попытался улыбнуться, – Можете сказать, как его найти?

– Раз тебе это надо… – вновь вздохнул мужчина, – Видишь, тропинка в лес уходит? Иди прямо по ней. Километра через два выйдешь к его жилищу. Думаю, до грозы успеешь.

– Спасибо, – юноша откланялся, – Я пошел.

– Иди-иди. Осторожнее только.

Дима сделал еще один поклон, из-за чего мужчина невольно смутился, и, пытаясь идти как можно быстрее, поспешил к тропинке. Солнце нестерпимо нагревало воздух, и во рту у него быстро пересохло, но, оставшись без единой копейки в кармане, он не мог купить себе даже самой дешевой воды в магазине, поэтому, когда попал в лес, не стал разглядывать окрестности, как планировал раньше, и полностью сконцентрировался на пути, который ему предстояло преодолеть. Как правильно вести себя в лесу Дима знал, поэтому не боялся заблудиться. К тому же, не сворачивая с тропинки, он приравнивал свои шансы потеряться в лесу к нулю.

Идя по тропинке, запутано маневрирующей между густорастущими деревьями, он постоянно махал руками – отгонял от себя комаров и убирал с лица паутину, которая обильно было протянута между деревьями над тропинкой. Воздух стал душным, комары настойчиво лезли в глаза и рот, и коварная лесная подстилка скрывала под собой множество опасностей, но Дима был частым гостем в лесу, поэтому это все не доставляло ему больших проблем. Было лишь неудобно, и он с этим справлялся. Жизнь подставляла ему множество неудобств, и с годами он научился не обращать на них особого внимания.

Вдруг небо над ним озарила яркая вспышка молнии. Гром не заставил себя долго ждать и поднял в воздух с деревьев множество черных птиц, создавших такой шум, что эхо грома сразу утонуло в нем. Дима выругался и бегом кинулся вперед по тропинке. Лес вокруг него превратился в сплошную зеленую массу, и Дима вполне мог случайно врезаться в дерево, но уже через пару минут вылетел на обширную лесную поляну, в центре которой стоял ветхий дом, окруженный со всех сторон разноцветным цветочным садом, безумно колыхающимся под потоками сильного ветра.

В саду росло самое огромное разнообразие цветов, которое Дима когда-либо видел. Одни цветы держались ближе к земле, а другие возвышались высоко над ней, и во всем этом безумном многообразии не было видно ни одной капельки смысла. Цветы были посажены хаотично, без единого намека на порядок.

Диму расположение цветов не сильно интересовало. Старик, которого он искал, как раз, хромая на правую ногу, заходил в дом. Дима, увидев его, сразу отметил, что старик немного не в себе: летом на нем был надет длинный кожаный плащ, опускающийся почти до самой земли; длинные седые волосы блестели, будто старик вымазал их гелем, а на ногах красовались доходящие до пояса болотные сапоги, сухие, не использованные по предназначению. Больше деталей Дима рассмотреть не успел – дедушка скрылся за захлопнувшейся дверью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное