Конн Иггульден.

Дариен



скачать книгу бесплатно

– Мне нужно снадобье. Но не для меня, – твердо сказал Элиас. – Во мне болезнь пока еще лишь зарождается. Лекарство необходимо моей жене и двум дочерям.

– Решено, – проговорил Дидс. – Клянусь честью. Мой конь привязан в стойле возле таверны. Он выдержит нас обоих. Если отправишься со мной в лагерь, я пришлю лекаря, и он сделает все, что в его силах. Тебя устроит такой вариант?

Сердце Элиаса заколотилось от страха. Привлекательное лицо стрелка маячило перед ним. Губы Дидса вновь растянулись в улыбке, и Дидс протянул охотнику правую руку. Элиас не смел надеяться, но не мог сдержаться.

– Хорошо, но я могу заплатить за лошадь. Один день, минейр Дидс. Если отправишь лекаря к моей семье, я поеду с тобой к твоему другу.

– А он мне не друг, – хохотнул Дидс, скрепляя сделку рукопожатием. – Но, несомненно, он будет очень рад с тобой познакомиться, минейр.

Глава 3
Способный ученик

Капли дождя сочились из щелей между плиток и старых бревен и выстукивали посредственную мелодию на донышках дюжины металлических чашек и ведер. Ноты стучали и дребезжали, то и дело складываясь в такты полузабытых песен.

Теллиус наслаждался болтовней и шумной возней ребятишек, снующих по огромному старому чердаку. Он никогда не рассказывал им о собственном детстве, да и вообще о том, как жил раньше – до того, как очутился в Дариене. В конце концов, что бы он ни натворил и кого бы он ни убил, его прошлое уже не вернешь.

Естественно, он не собирался учить мальчиков танцам своей юности, по крайней мере на первых порах.

Прошло уже полвека с тех пор, как Теллиус обучился Мазеровым шагам в военном лагере, где их муштровали до кровавых мозолей, до полусмерти. Даже в Дариене ходили легенды о том, как восточные легионы исполняют сложные прыжки, перевороты и выпады. Даже в воображении эти картины казались лишь причудливым полетом фантазии. По прошествии десятилетий к подобным историям стали относиться так же, как к сказкам об оракулах и об огромных заморских зверях. Вряд ли кто-то отправится за девять тысяч миль через моря и земли, чтобы это проверить. Зачем зря рисковать?

Так или иначе, но традиция уходила корнями в те дни, когда мастерская еще приносила прибыль, а Теллиус считался уважаемым золотых дел мастером и починщиком: в те времена здесь еще не было даже самых старших из мальчиков.

Ребята просто приняли все как должное. Они тренировались по утрам, прежде чем взяться за работу, а потом Теллиус стал заставлять их танцевать каждый седьмой день, ибо сказано, что на седьмой день Богиня подпрыгнула от удовольствия, высоко вскинув ноги, когда обнаружила эти земли. Но речь шла не о почитаемой Богине.

Был и иной Бог, древний, давным-давно покинувший бренный мир.

Но поговаривали, будто в некоторых уголках до сих пор распевали гимны в его честь.

Новичок так старательно отскоблил грязь, что, когда он вернулся, его лицо и руки были в свежих царапинах. Обтрепавшаяся, покрытая коркой грязи одежда воняла как и прежде, но кое-где виднелись и мокрые пятна отстиранной ткани.

Волосы парнишки оказались темнее, когда он смыл с них дорожную пыль, и так нависали на лоб, что ему приходилось откидывать их назад, чтобы хоть что-то видеть. Правда, это ему, похоже, ничуть не мешало.

Остальные мальчишки уже закончили ужинать, и Артур, подойдя к огромному котлу, равнодушно заглянул в пустое медное нутро. Казалось, что котел отполирован изнутри. Артур не вздрогнул, когда Теллиус ткнул ему в ребра миску с ломтем пшеничного хлеба, воткнутого в густую мешанину из рыбы, бобов и подливки. От тарелки исходил приятный аромат.

– Я приберег для тебя кое-что, – сказал Теллиус. – Не надейся на мою дальнейшую щедрость, но сейчас я подумал, что раз ты у нас впервые… Изголодавшиеся ребятишки – они ведь как волчата, да еще и с проворными ручонками. В общем, я припрятал одну порцию. Вот, держи.

Старику самому стало неловко от своего жеста: он держал миску в вытянутой руке, словно ему не терпелось отойти в сторону. Артур взял миску, опустился на четвереньки, свернулся в комочек и принялся есть, хватая еду прямо пальцами и пытаясь укрыть миску от взглядов любого, кто может позариться на ее содержимое. Теллиус покачал головой. Он и прежде видал уличные повадки, когда еда поглощалась с таким рычанием и скоростью. Он подождал, пока звериное чавканье мальчика слегка поутихнет, и снова заговорил.

– Погляди-ка на Донни, Артур. Тебе тоже придется кое-чему обучиться, если хочешь остаться. От этого ноги делаются сильнее.

Артур приподнял миску, чтобы вылизать ее дочиста, и посмотрел туда, куда указывал Теллиус. К тому времени орава мальчишек начала хлопать в ладоши, задавая Донни ритм, и их шумное веселье постепенно приобретало легкий оттенок жестокости – всем не терпелось увидеть, как он упадет. Скрестив руки на груди, Донни балансировал на пятках, присев на корточки почти до самого пола, и то и дело вытягивал вперед то одну ногу, то другую, чтобы сохранить равновесие. Пот тек ручьями с его раскрасневшихся щек, но Донни не переставал широко улыбаться.

Понаблюдав за ним, Артур встал и вернул миску Теллиусу. Затем поклонился старику, направился к толпе мальчишек, окруживших Донни, и вышел в середину круга. Донни уже валялся на полу в окружении своих товарищей, брыкаясь и заливаясь смехом.

Оглушительный шум и хохот мигом смолк, едва вперед вышел маленький мальчик с расцарапанным лицом и длинными черными волосами.

Теллиус моргнул, глядя на этого совенка, стоящего с таким важным видом. Возможно, мальчишка не в ладах с собственной головой.

– Знакомьтесь, ребята, теперь с нами будет жить Артур. Говорить он вроде бы не умеет, но человеческую речь понимает.

Половина присутствующих тотчас отвернулись от Артура, многие принялись шептаться между собой.

Почти все они уже видели десятки таких вновь прибывших. Некоторые новички не приживались и исчезали почти сразу: они возвращались к своей прежней жизни, а порой и вовсе умирали. Как бы то ни было, собравшиеся на чердаке мальчишки не станут утруждать себя, любуясь на совенка, пока не пройдет достаточно времени.

Артур принял ту же позу, что и Донни чуть раньше: сел на пятки, скрестив руки и чуть вытянув их вперед. Теллиус хохотнул себе под нос и покачал головой. Он хотел остановить Артура, но подумал, что уже оказал ему одну услугу сегодняшним вечером, когда приберег для мальчугана миску с едой и вручил ему лично – на глазах у всех. Ему не хотелось, чтобы ребята думали, будто у него появился любимчик. Они могут быть жестоки с теми, к кому, по их мнению, хозяин проявляет благосклонность. Поэтому Теллиус молча ждал, когда Артур упадет и получит свою порцию унижений.

Никогда в жизни он не забудет эти минуты. Цепь событий, которая началась здесь, привела его в знатный дом, где он встретил любовь всей своей жизни, но также привела и к гибели нескольких мальчишек, которые собрались на чердаке в тот вечер. В его памяти все это останется крепко связанным с простейшим из Мазеровых шагов и с Артуром, который балансировал столь умело, словно его поддерживали невидимые нити.

Они, конечно, смотрели на него, хотя поначалу никто даже не хлопнул в ладоши. Артур оказался гораздо меньше ростом многих из них, но он чрезвычайно ловко подпрыгивал и выбрасывал ногу, словно обладал огромной силой и идеальным чувством равновесия. Теллиусу вспомнились добрые старые времена. Забыв обо всем на свете, он разорвал круг мальчишек и схватил Артура за руку.

– Ethou andra Mazer? Ты знаешь Мазеровы шаги? – требовательно спросил он.

Позже он вспоминал, что Артур ни капли не испугался. Он должен был догадаться сразу. Артур не глуп, а напрочь лишен страха. Страха и дара речи – остальное пылало в нем ярким факелом.

Артур помотал головой, и Теллиус гневно отдернул руку.

– Микахель, покажешь мальчику то, о чем я говорю?

Микахель был самым старшим: ему уже стукнуло шестнадцать. Некоторые из ребят предполагали, что после смерти Теллиуса именно он займет место старика. Микахель и в самом деле оставался здесь дольше остальных, но Теллиус не выгонял его, и вполне возможно, что в этом предположении имелась доля правды.

Микахель отрабатывал Мазеровы шаги на протяжении восьми лет, он развил мускулы атлета и грацию прирожденного убийцы. Лишь один Теллиус знал, для чего нужны такие тренировки. Бегать быстрее они не научат, хотя и дыханию не навредят. Мазеровы шаги нужны для того, дабы наделить кости прочностью, а мышцы – памятью, чтобы под ударами меча умелый боец смог увернуться или шагнуть в сторону и нанести ответный удар, более быстрый – и смертельный. Теллиус был хорош в Мазеровых шагах в юности, целую вечность назад, в тысячах миль от общей деревянной спальни на чердаке над этой лавкой.

Когда Теллиус обратился к Микахелю, тот пожал плечами: дескать, сущий пустяк! Но в действительности юноша очень гордился своим умением выполнять Мазеровы шаги. Он упражнялся вечерами перед сном и, бывало, делал по десять подходов, пока пот не начинал катиться с него градом. Он оттачивал каждую позицию и каждое движение доводил до совершенства. В результате Микахель приобрел ловкость, которая часто спасала его в стычках, развил молниеносную скорость и стал грозой улиц, завоевав себе репутацию свирепого парня.

Теллиус даже опасался, что кто-нибудь с его родины однажды увидит «танец» Микахеля и все поймет. Это невозможно скрыть от того, у кого есть зрячие глаза.

Но проблема возникнет позже, а сейчас Теллиус испытал гордость за своего подопечного. Юноша шагнул вперед и поклонился Артуру, слегка улыбнувшись.

– Цзюн Мун, – объявил Теллиус.

Мальчишки с интересом наблюдали за происходящим, расталкивая друг друга локтями, чтобы занять место получше.

«Мун» был восьмым из десяти и в каком-то роде самым сложным из упражнений. Человеку следовало совершить кувырок в воздухе, выбросить ногу в прыжке и сделать серию движений, схожих с движением клубка змей в корзине, когда те пытаются двигаться одновременно во всех направлениях. Для выполнения требовалось свободное пространство, и мальчики попятились, вновь образовав круг.

Теллиусу пришлось дотронуться до лба Артура, чтобы привлечь его внимание: мальчик словно оцепенел и даже не шевелился.

Микахель размял мышцы, а Артур встал чуть поодаль и нахмурился.

Ребята опять принялись хлопать в ладоши, но уже более размеренно. Они не хотели, чтобы Микахель слишком торопился, отчасти потому, что он крайне серьезно относился к Мазеровым шагам, и никому не хотелось подвернуться ему под руку в неподходящий момент.

За преклонный возраст и за то, что Теллиус разрешал им ночевать в своем доме, ребята уважали старика. Но Микахель был опаснее, чем уличные парни и даже стражи, которые гонялись за ними по улицам, уличив в воровстве. Вскоре слава о нем прогремит на весь Дариен. Это была правда, и мальчишки об этом знали, хотя и помалкивали, не решаясь говорить вслух.

– Давай! – скомандовал Теллиус, и лучший из его учеников на глазах у учителя повернулся влево и перенес вес тела на одну ногу, а вторую вскинул в воздух.

Микахель сделал все плавно, и не сразу стало ясно, что это – элемент удара, но чем медленнее выполнялось упражнение, тем больших усилий оно требовало.

Теллиус убедился, что на бедре юноши не дрогнул ни один мускул. Хорошо. Его дед гордился бы столь талантливым учеником. А спустя секунду убил бы Теллиуса за то, что тот раскрывает военные тайны гражданам вражеской страны.

Артур не мигая таращился на Микахеля, пока тот выполнял пятьдесят восемь движений, каждое из которых олицетворяло один год из жизни Цзюн Муна – Цзюн Муна, совершавшего набеги вместе с армией Востока более тысячи лет назад. Теллиус тихонько вздохнул. Он не рассказывал мальчикам ни одну из этих историй, и, если быть честным, он и не намеревался зайти столь далеко в их обучении.

Поначалу Мазеровы шаги должны были держать их в хорошей форме. Мальчишкам не следовало расслабляться, пока они жили у Теллиуса под крылом.

Правда, сперва он заставлял их лишь бегать, карабкаться и лазить по крышам: от таких упражнений человек приобретает выносливость, но не становится бойцом. Но позже он решил тренировать их в часы досуга. Уже немало лет минуло с тех пор, если ему не изменяет память. Но Теллиус по-прежнему беспокоился из-за результатов и лгал самому себе об эффекте тренировок.

Теперь перед ним была уже не просто группа мускулистых ребят наподобие цирковой труппы. Обучая их искусству «танца», Теллиус пропускал сквозь себя тысячи воспоминаний из собственной молодости, хотя и не рассказывал мальчикам, какова цель Мазеровых шагов и какая история стоит за ними. В мастерской боевое искусство продолжали называть «танцами» или, конечно же, Мазеровыми шагами, хотя у сложных движений никогда не было ничего общего с плясками.

Дома, вспомнил он, никто не хлопал в ладоши. Каждый удар наносился воображаемому противнику, и каждый блок подразумевал перелом кости врага.

Глядя на то, как Микахель подпрыгивает и крутится волчком, старик невольно напрягся. Теллиус думал, что сможет себя контролировать, но не рассчитал сил и теперь нервно кусал губы.

Микахель завершил упражнение резким выпадом на колено. Юноша заскользил по полу, таща за собой вытянутую назад другую ногу, и поднял руки, изображая бычьи рога. Закончив, он громко вскрикнул, и мальчишки радостно поддержали его: они были в восторге от представления. А Микахель стоял и тяжело дышал, на его коже блестели капельки пота, но он улыбался – он знал, что выступил превосходно.

Теллиус отметил, что юноша не допустил ни единой ошибки, и кивнул Микахелю. Он гордился воспитанником.

Артур подошел к Микахелю и посмотрел на него снизу вверх. Тот в свою очередь посмотрел на Артура и выгнул бровь, сделал шаг назад, и Артур тотчас встал в первую позицию – ту, что Микахель продемонстрировал чуть раньше.

Микахель с интересом обогнул Артура и склонил голову: позиция была верна.

– Перестань, Артур, – сказал Теллиус. – Ребята любят пошуметь, а у меня есть соседи, которым не по нраву, когда их будят посреди ночи. Они пожалуются в городской совет, и нас вышвырнут на улицу. По кроватям, ребята. На сегодня хватит.

Но никто даже не пошевелился: теперь намечалось захватывающее зрелище.

Теллиус надеялся, что первую ночь новичок проведет в воодушевлении после «Муна» в исполнении Микахеля, но, похоже, теперь его поднимут на смех. Что ж, очень хорошо. Город Дариен суров, а он, Теллиус, и так дал мальчику шанс.

– Ясно. Ну, Артур, тогда вперед. Мазеров шаг номер восемь, повтори, что запомнил. Цзюн Мун. Давай.

Ребята начали было хлопать, но хлопки быстро утихли. Стоя посреди чердака, Артур начал исполнять Цзюн Мун. Он не просто повторял последовательность ударов ногой, выпадов и прыжков, которую только что наблюдал, но и чувствовал каждый шаг, не сбиваясь с темпа. Он перемещал центр тяжести как можно ниже, а затем резко поднимался перед выпадом, словно накрывая врага всем своим весом. Он переходил от одного движения к другому без колебаний, атаки сменялись защитами, за которыми вновь следовали атаки. Он великолепно держал равновесие как в медленных, так и в быстрых движениях вплоть до самого конца – рывка вперед коленом с поднятыми «рогами», призванными внушать врагу ужас.

На чердаке воцарилась тишина. Мальчишки уставились на Артура – смущенные и, казалось, немного испуганные.

Когда ребята начали отходить от шока, Микахель повернулся к старику и поглядел на него с упреком. Он потратил годы, чтобы выучить упражнения, а этот мелкий заморыш запомнил «танец» с первого раза! Теллиусу было нечего сказать, и он недоуменно развел руки в стороны. Мальчики из приюта для воришек ошеломленно глазели на наставника, а он не знал, что им ответить.

Закончив, Артур оказался ровно на том месте, с которого начал: последнее доказательство верного расчета длины выпадов и точности поворотов. Теллиус мог бы объяснить ему, что узор движений складывается в восьмую букву тайного имени Бога, но не стал раскрывать рта. Этот мальчик не с Востока. Кожа у него под подбородком теперь бледнела голубоватым оттенком, такая нежная и травмированная после мытья, что казалось, будто он всю жизнь просидел в сточной канаве.

Похоже, его смуглота оказалась обычной грязью.

Мальчишки по-прежнему ждали, пока Теллиус заговорит, а в голове у старика уже щелкали мысли, словно бусинки на нитке. Даже если мальчика привезли сюда, за тысячи миль, возможно, в качестве раба он никак не мог выучить восьмой Мазеров шаг. Рабам не позволено снимать кандалы. Им нельзя прикасаться к оружию. Нет, шаги – привилегия армии.

Тогда Теллиус снова вспомнил деда, но сразу отмел эту идею, как только она пришла ему на ум. Детей высокопоставленных чиновников обучают с детства. Родители требуют от своих отпрысков великих свершений, и никакие законы, написанные для простолюдинов, не могут помешать благородному отцу в деле воспитания собственного сына.

Может ли так статься, что мальчик, которого он назвал Артуром, на самом деле ребенок из знатной семьи? Но тогда, опять же, не слишком ли много совпадений? Это невозможно. А если такой мальчик и может существовать, то каковы шансы, что его подберут на улице и приведут к единственному человеку в Дариене, который разбирается в Мазеровых шагах? Нет, Богиня не вмешивается в людские жизни подобным образом.

И древний Бог, покровительствующий его родине, тоже. По крайней мере, Теллиус не верил в это. Он помотал головой, пытаясь избавиться от ненужных мыслей.

– Сколько шагов ты знаешь? – спросил он Артура, но мальчик посмотрел на него вместо ответа, и Теллиус запоздало вспомнил, что не услышит ни слова.

Старика до глубины души встревожило то, что он увидел, и он с трудом мог взять себя в руки. А ведь совсем недавно Артур продемонстрировал искусство жонглирования с такой же несгибаемой сосредоточенностью и чувством равновесия, как будто мог жонглировать, не останавливаясь, целый день.

Теллиус подался вперед. Небольшой топорик выпал из рукава и каким-то чудом очутился у него в руке.

Ребята ахнули, однако он успел заметить, что взгляд Артура задержался у его локтя. Теллиусу показалось, что мальчик заметил, как он расстегнул кожаный ремешок, и беспокойство старика возросло.

– Держи, сынок. Метни-ка его вон в то бревно… а вы, парни, отойдите назад, если не хотите, чтобы вас пришибло.

Он протянул топорик Артуру, мальчик с любопытством осмотрел его и взвесил на ладони: запястье едва заметно шевельнулось вверх и вниз. Он развернулся и, как только Теллиус кивнул, метнул топорик – тот полетел, вращаясь в воздухе, и ударился о бревно рукояткой, заставив вскрикнуть одного из мальчишек, который едва успел отскочить в сторону. Остальные засмеялись – не столько над его испугом, сколько от облегчения. Во всем том, что они увидели чуть раньше, крылось нечто сверхъестественное.

Но теперь они обнаружили, что у новичка тоже не все получается, и сразу же успокоились.

– Давай его сюда, – приказал Теллиус, не спуская глаз с мальчика, сжимающего в руках оружие.

Когда топорик вернулся к хозяину, старик крепко сжал рукоятку. Затем снял рубаху, обнажив костлявую грудь, поросшую седыми волосами и покрытую выцветшими синими письменами на никому не известном языке.

– Смотри, – сказал Теллиус, хотя Артур и без того не сводил с него глаз.

Старик покосился на то место на стене, куда был вбит гвоздь и привязан кожаный ремень, чтобы затачивать бритву по утрам. Он уже много лет не метал вращающийся топор, но, к счастью, тело навсегда запомнило, что надо делать. Теллиус качнулся назад и вперед, затем резко опустил руку вниз – и топорик вонзился в деревянное бревно – прямо под кожаным ремнем, точно посередине.

Почти одновременно все мальчики повернулись к Артуру, ожидая его реакции. Лицо ребенка не выражало ничего, однако он опять взял топорик – как только его извлекли из бревна – и снова взвесил его на ладони.

– Ну? Чего ты ждешь, сынок? Бросай, – сказал Теллиус.

Артур бросил, и мальчишки изумленно ахнули. Топор, вращаясь, пролетел через весь чердак и вонзился как раз в то место, куда и попал Теллиус.

– Клянусь Богиней, – прошептал Теллиус. – Никогда в жизни я не видел…

Артур потряс головой, словно и ему стало не по себе.

– Потрясающе. Это не просто память. Тебе достаточно лишь увидеть, и твои мышцы повторяют движения, ты можешь украсть сам навык… – Теллиус умолк и закрыл глаза, едва догадка обрушилась на него.

Есть навыки, которые стоило бы украсть, и теперь у Теллиуса есть мальчишка, который с этим справится.


Вика Дидса знали в лагере легиона – это было видно по улыбкам и подшучиваниям, с которыми его встретили солдаты: они признавали в нем своего. Однако они никогда не пренебрегали дисциплиной. Дидс с Элиасом остановились дважды: сначала у внешней границы, где уклоны земли сменялись песчаными траншеями, затем на внутреннем контрольном пункте. Элиас не смел всерьез надеяться, что стрелок сдержит свое обещание, но Дидс забрался в серую палатку и свистнул человеку вдвое старше себя – мужчине со смуглым, испещренным рубцами лицом и пепельными волосами.

Элиас наблюдал, скрестив руки на груди, пока лекарь не обрушил на него поток вопросов. Когда Элиас повернул голову, чтобы показать, как и где опухли шеи у его жены и дочерей, лекарь поднял на него глаза и обратился к Дидсу вполоборота:

– Ты привел в наш лагерь зараженного? – с недоверием спросил он.

– Что, если и так? Меня же ты поил сиропом от белой оспы. Я пообещал, что ты дашь ему то же самое.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7