Кондрат Собакин.

Дело случая. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

Александра


Врач, не глядя на Александру, записывал что-то в медицинскую карту, кивал головой, произнося изредка: «Угу…», и, похоже, даже не слушал ее. Сходить в поликлинику Александра решила, почувствовав недомогание. Вдруг удастся получить бюллетень? Один денёк отлежаться, отдохнуть, а потом, если станет получше, – вместо работы заняться домашними делами или просто погулять по городу. На дворе праздники, а тут – работа, работа…

– Вы делали тест на беременность? – оторвавшись от писанины, врач сдвинул на лоб очки и поднял глаза на Александру.

– Нет, а зачем?

– Затем, что все признаки налицо.

– Как? Но ведь я… я же еще ни разу…

Сдерживая улыбку, врач отвернулся, достал чистый бланк с печатью и штампом, расписался на нем.

– Вот вам направление в консультацию. Проверьтесь обязательно.

Отсидев в очереди среди сильно беременных и не очень, Александра вошла в кабинет гинеколога. Эти кабинеты она посещала нечасто, и всегда входила в них с чувством неприязни, стыда и даже страха. Неприязнь вызывали и сами врачихи, которые холодными инструментами и бестактными вопросами (на какие и отвечать-то не хочется), вторгаются в её тело и в личную жизнь.

– Раздевайся и в кресло, – прозвучала стандартная команда, после выполнения которой холодные железки коснулись тела.

– Когда последний раз был половой акт?

– Никогда не было… – дрожь пробежала по телу Александры.

– Девушка! Я с тобой шутки шутить не собираюсь, – голос врачихи стал раздраженным. – Девственная плева у тебя дефлорирована. Когда последний раз занималась сексом? Или, скажешь, сама себе расковыряла?

– Как дефлорирована? – удивилась Александра.

– Одевайся! – врачиха отвернулась и присела за стол.

– Вот, – она протянула ей талончики. – Сдашь анализы и сделаешь УЗИ. Позови следующую.


***


Это была блестящая идея провести корпоратив на горнолыжной базе. В конце декабря фирме исполнялось пятнадцать лет. Серьёзная дата, надо отметить. Выпал снег, вот и подумали, а чего бы сезон не открыть, да на лыжах не покататься? И почему бы не совместить приятное с полезным? Типа день здоровья, как в добрые старые времена, а заодно и юбилей фирмы отпраздновать. Правда, гор поблизости не было, зато загородом имелось множество лыжных баз с прекрасно оборудованными искусственными склонами.

В пятницу после обеда к фирме подъехал заказной автобус, чтобы прямо из офиса доставить народ на турбазу. Однако некоторые сотрудники решили не расставаться со своими машинами и предпочли добираться самостоятельно. Александра уже собиралась запрыгнуть в автобус, как вдруг услышала сзади:

– Саша, хотите поехать со мной? – старший менеджер Станислав распахнул дверцу новой иномарки.

Станислав – красавец мужчина, тридцати семи лет и, самое главное, не женат. Все девки в ООО «Клён» сохли по нему. Александра всего четыре месяца работает на фирме. В институт после школы не поступила, не хватило баллов ЕГЭ.

Помаялась до осени без дела, потом решила: хватит у родителей клянчить деньги, пора самой зарабатывать. В модельное агентство её не взяли, ростом не вышла, хотела куда-нибудь секретарем – не берут без образования. Вот и устроилась курьершей.

Поначалу стыдилась своего положения, вроде как по социальной лестнице чуть выше уборщицы, но ничего, привыкла. Коллектив дружелюбный, начальство вежливое, подруги появились. А мужики, так те вообще, глядя на нее, слюни пускают: девчонка молодая, смазливая, два хвостика по бокам как у школьницы, юбчонка коротенькая, под блузкой лифчика нет. И кокетничать, да жеманничать еще не умеет – сама непосредственность. Директор – тот даже дочкой стал называть. В кабинет к себе пригласит, вроде как задание ей готовит, пишет что-то, а сам исподтишка на Александру глаза пялит. Стоит Александра перед ним, с ноги на ногу переминается, от взглядов краснеет, а уйти нельзя. Начальство!

Станислав за рулем красовался, кураж свой Александре показывал. Шины визжали на поворотах, а с ними взвизгивала Александра, цепляясь обеими руками за ремень безопасности. А на прямых участках стрелка спидометра доползала до ста восьмидесяти.

– Ой, не гоните так, Станислав э…, – как неудобно, оказывается, она не знает его отчества.

– Для тебя Стас, – переходя на ты, улыбнулся старший менеджер.– Просто Стас. Не бойся, все будет хорошо.

До лыжной базы было километров пятьдесят. Стас хотел приехать туда первым. И приехал. Но за шлагбаум их не пропустили, надо было дождаться остальных – автобус и машину директора.

Стас выключил мотор. Положив руку на спинку пассажирского сидения, в котором съежилась Александра, он что-то ей говорил, но она не слушала. Ей было неловко. Как вести себя со взрослым мужчиной? Он непринужденно разглядывает ее, болтает, перемежая рассказ комплиментами. А она даже не знает, что ответить. Ведь, по сути, она еще ребенок. Ничего в жизни не видела, ничего не знает…

Наконец подъехал автобус с остальными сотрудниками, «вольво» директора и еще пара машин, с работниками фирмы. Охранник поднял шлагбаум, пропуская весь кортеж на территорию. База была чудесна. Искусственно насыпанный высокий холм, оборудованный подъемниками и освещением. Уютные домики на двоих, большой зал-столовая, пункт проката инвентаря, там можно брать любое снаряжение: лыжи, сноуборды – всё оплачено фирмой.

Первым делом разместились в коттеджах. Домики были небольшие, компактные, в два этажа. Внизу холл с камином, холодильником и телевизором, на втором этаже две спаленки и туалет. Стас вытащил из багажника свои вещи и сумку Александры. Она хотела поселиться с кем-нибудь из девушек – с Лизой из бухгалтерии или с Ларисой из логистики. Но Стас, не спрашивая, бесцеремонно подхватил ее сумку, направился к свободному коттеджу и сказал Виктору из транспортного, занесшему было ногу на ступеньку:

– Занято!

Виктор пожал плечами и напавился к другому домику.

Александра расположилась в своей спаленке, разложила вещи, оделась в лыжный костюм: было решено до ужина опробовать трассу. Уже стемнело, но склон был хорошо освещен дуговыми фонарями, подъемники тоже работали. Близились новогодние праздники, всё вокруг светилось разноцветными огнями – украшенные елки, гирлянды, фонарики.

– Ты катаешься на горных лыжах? – спросил Стас.

– Ни разу не пробовала, – честно призналась Александра.

– Завтра я тебя научу. А сегодня давай на тюбе покатаемся.

– А что это?

– Ватрушка. Как большая шина, только с дном.

Они катились с горы на «ватрушке», или на «пончике», как назвала его Александра, свесив ноги и поднимая каблуками снежную пыль. Пончик вертелся, его мотало в разные стороны, лыжники и сноубордисты с криками шарахались от них. Станислав любовался счастливым лицом Александры, она звонко смеялась, и он тоже смеялся с ней вместе. Весело!


Стас, что называется, положил глаз на Александру, едва она появилась в офисе. Этот глаз опытного ловеласа сразу подсказал ему, что девушка скромная, неопытная, неискушенная. И он моментально задался целью ее охмурить. Он не имел в планах какие-то длительные и серьезные отношения. Ему было важно лишь покорить её. Овладеть ею, овладеть ее телом, юным, быть может, невинным. Это манящее хрупкое тело просто сводило его с ума. Миниатюрная худая девчонка, как школьница-восьмиклассница, куколка Барби. Даже когда пришли холода, и ее ноги облачились в толстые колготы, а грудь скрылась под шерстяным свитером, то и под этим облачением проглядывалась дразнящая своей прелестью стройная фигурка.

Быть может, однако, именно из-за своей неопытности, скромности или, даже, боязни мужского общества Александра держала себя недоступной недотрогою, соблюдала дистанцию. На комплименты не отвечала, краснела и стремилась поскорее исчезнуть из офиса с каким-нибудь поручением. А находясь в офисе, предпочитала общаться с девушками – поболтать с секретаршей или попить чайку в отделе логистики. И это еще сильнее разжигало страсть Станислава. Однако отвлекаться от работы и на глазах у всего офиса клеить девчонку Стас считал ниже своего достоинства. Так же как поджидать Александру после работы и предлагать подвезти её домой – это он тоже находил недостойным. Да и сама Александра в конце рабочего дня обычно старалась исчезнуть с каким-нибудь поручением, чтоб в офис уже не возвращаться. Поэтому корпоратив подвернулся как нельзя кстати – уж тут-то Стас решил не упустить свой шанс.

Кроме сотрудников ООО «Клён» других отдыхающих на базе не было. Да, собственно, и гостевых коттеджей здесь имелось всего 25, в них, аккурат, и поместились пятьдесят сотрудников фирмы. Коттеджи сняли на сутки, с пяти вечера пятницы до семнадцати ноль-ноль субботы.

После вечерних катаний сотрудники фирмы переоделись к ужину в праздничные наряды (это было тоже оговорено заранее). Александра достала из сумки своё «выпускное» платье. И вдруг выяснилось: она поехала на корпоратив в брюках и не пододела под них колготки. И с собой забыла взять. А, ну и ладно! Морозец слабенький, минус пять, а идти до столовой всего ничего.

В столовой был накрыт длинный стол. Закуски и выпивки имелось вдоволь и на любой вкус. Стас устроился рядом с Александрой и с галантностью принялся ухаживать, накладывал ей в тарелку салаты, нарезку всякую – севрюжий балык, буженину, колбасу салями, свежие огурчики-помидорчики и прочее.

– Саша, тебе что налить? – спросил он у своей дамы. – Водку? Виски? Коньяк? Вино?

– Ой, мне минералки. Или «фанты».

– Саша, это несерьезно.

– Я не пью совсем, – она постеснялась сказать, что еще никогда в жизни не пробовала спиртного.

– Закодировалась? – пошутил Стас. – Ну хоть глоточек шампанского. А то неудобно…

Директор Лев Маркович произнес пространную речь, посвященную успехам фирмы за прошедшие пятнадцать лет, его слушали, не перебивая, но все уже исходили слюной, поскольку нагуляли аппетит на склоне, да и руки начали уставать держать полные рюмки и бокалы.

Наконец, тост закончился. Все чокнулись, кто до кого смог дотянуться, Александра пригубила бокал шампанского и поставила на стол.

– Ай-яй-яй! – покачал головой Стас. – Нехорошо. До дна надо. Лев Маркович обидится.

Ладно, будь что будет, решила Александра и допила вино до конца. Шампанское ударило в голову, а после второго бокала голова совсем закружилась. Включили музыку.

– Потанцуем? – предложил Стас.

Звучало танго, танец любви и страсти. Стас вел Александру по паркету, наклонял ее, поддерживая за талию, потом отходил, тянул за руку к себе, и она, вращаясь, попадала к нему в объятия. Они не замечали, что танцуют одни, остальные сорок восемь пар глаз восхищенно смотрели на них. Александра занималась в детстве хореографией, Стас тоже был хороший танцор. Когда кончилась музыка, все аплодировали. В качестве приза шеф-повар базы вручил им бутылку Шато Лафон урожая 1998 года.

– Это вино моё ровесница! – смеясь, заметила Александра. – Моя ровеснице… ровесницо… Как сказать «ровесница» в среднем роде? Короче, мы одного года выпуска.

– За это надо выпить! – предложил Стас.

– Я и так уже пьяная.

– С двух бокалов шампанского? Ты меня удивляешь.

Стас ловко откупорил бутылку и наполнил бокалы.

– За тебя!

– Почему за меня? Сегодня вроде как день рождения фирмы…

– Все равно за тебя.

– Стас, вы меня спаиваете!

– Что? Ты всё еще говоришь мне «вы»? На брудершафт! Немедленно!

Выпив, Стас поцеловал мокрые, в вине, губы Александры. Он даже не знал, что это ее первый в жизни поцелуй.

Гремела музыка, какая-то попса, народ под нее отплясывал, но Александре больше танцевать не хотелось. Да и хмель все сильнее овладевал ею. Жуя банан, она осматривала интерьер столовой. Тут на стенах висели картины, на тумбах стояли мраморные статуэтки. Стас снова наполнил бокалы. Пока Александра отвлеклась, рассматривая картины, он подлил в ее бокал коньяку.

– Ну что, давай? – Стас поднял свой бокал

– За что теперь?

– А так, за все хорошее!

– Ой! Как будто вино еще крепче стало…

– Так кажется…

– Я совсем опьянела. Пора спать…

Времени было уже половина одиннадцатого. Александра обычно ложилась спать в десять. Читала перед сном, а в это время уже засыпала.

– Да что ты, Саша! Сейчас самое веселье!

Народ устал танцевать, потянуло на самодеятельность. Дородная бухгалтерша пенсионного возраста, закаленная еще советскими застольями, затянула под караоке колоратурным сопрано: «Ромашки спрятались, завяли лютики…». Ее сменила другая вокалистка помоложе, исполнив из репертуара Пугачевой «Всё могут короли». Дальше молодежь запела современные шлягеры. Поднялся Лев Маркович:

– Что вы поёте?! Новый год скоро! Вот, что надо: «Джингл белс, джингл белс, джингл ол зе вей!»

Все подхватили:


«О вот фан ит из ту райд,

Ин э ван хорс опен слэй»


Александра тоже подпевала и не замечала даже, что Стас ее обнимает.

В первом часу они, качаясь, шли по свежему хрустящему снегу к своему коттеджу. Александра пришла на ужин в туфлях (не надевать же сапоги, чтобы пройти сто метров), каблуки скользили, она хваталась за Стаса, чтоб не упасть. Хмельное состояние она испытывала впервые. Голова кружилась, тело не слушалось, хотелось поскорее лечь. Но было весело.

– Ой, какая я пьяная! – повторяла она и напевала заплетающимся языком заедучую мелодию: – «Джингл белс, джингл белс, джингл ол зе вей…» Это неправильно!

– Что?

– Это песенка Санты Клауса. А у нас Дед Мороз!

– Точно!– согласился Стас и запел на тот же мотив:


«Дед Мороз, Дед Мороз

Рухнул с потолка,

Поднимать его нам лень,

Пусть лежит пока…»


Александра рассмеялась. Вот, наконец, и коттедж. Ввалившись в холл, Александра тут же рухнула на диван.

– Ой, какая я пьяная!

Стас устроился рядом, обнял Александру и поцеловал в губы.

– Ой, Стас, что ты делаешь? Пользуешься женской слабостью, да? – она оттолкнула его. – Хошь, я те чессно скажу?

– Скажи!

– Я никогда раньше не целовалась!

– За это надо выпить!

– Не, не надо. Хватит. Да тут и нет ничего!

– Есть. В холодильнике должен быть минибар.

Стас открыл холодильник. Там была минеральная вода, пиво и бутылка водки.

– Вот, я же говорил, – он достал водку.

– Не, водку я не буду!

– А пиво?

– Ну, капельку.

На столике был поднос с графином и два стакана. Стас открыл банку пива, налил полстакана, но когда наливал себе водку, незаметно плеснул и в пиво. Чокнувшись, они выпили.

– Вот и умничка! Я тебя еще поцелую!

– Стас, ну всё, не надо, ну хватит уже.

Александра чувствовала, что ее неумолимо клонит в сон.

– Спать пойду!

Она поднялась, но тут же рухнула на диван. Рассмеялась.

– Надо же! Ник-кда раньше не понимала, как это пьяных ноги не держат…

Поднялась еще раз. Спотыкаясь, добралась до лестницы, ухватилась за перила. Снова чуть не рухнула на пол. Пропела:

– Поднимать её нам лень, пусть лежит пока, – опять рассмеялась.

– Тебя отнести в кроватку? – предложил Стас.

– Я сама! – но подняться на ступеньку так и не смогла.

Стас подошел, взял ее на руки. Да она ничего не весит! Меньше пятидесяти, точно! Он донес Александру до ее спальни, усадил на кровать. Она молча сидела, покачиваясь, через пару минут завела руку за спину, пытаясь нащупать замок молнии. Ей это никак не удавалось.

– Расстегни, – попросила она Стаса, словно забыв, что рядом мужчина.

Стас расстегнул молнию, Александра поднялась на ноги и, держась одной рукой за спинку стула, второй пыталась стянуть с себя платье. Естественно, у нее ничего не получалось. Стас помог ей и в этом деле: взялся за подол, потянул его вверх и вытряхнул Александру из платья. Оставшись в комбинации, она тут же повалилась на кровать. Уснула? Стас не уходил. Нет, не уснула. Села. Посидев немного, заявила:

– Писить хочу!

Так и сказала по-детски: «писить». Поднялась, покачиваясь, босиком пошла в туалет. Стас ждал, сидя на ее кровати. Да, пожалуй, ничего не выйдет. Она действительно совсем пьяна. Очевидно, этот заключительный «ерш» оказался лишним. Из туалета донесся шум спускаемой воды, Александра вышла, размахивая своими трусиками. Она бросила ими в Стаса.

– Всё, Стас, иди! Спать буду!

И повалилась на неразобранную постель. Уже через минуту она сладко сопела. Стас положил трусики на стул, где уже лежало ее платье, вытащил из-под спящей Александры покрывало, прикрыл им девушку. Он погасил свет и отправился себе. Однако ему не спалось. Его организм был достаточно стоек к алкоголю – и не такие возлияния выдерживать приходилось, – а в соседней комнате спит девчонка. Хорошая девочка, симпатичная. А он так стремился овладеть ею. Кто знает, ведь такого случая больше может не представиться!

Стас потихоньку открыл дверь в соседнюю спальню, вошел и включил настольную лампу. Александра лежала под покрывалом, которым он ее сам накрыл. Стас присел в изножье и смотрел на спящую девушку. Она, не открывая глаз, повернулась на бок и свернулась калачиком. Он приподнял край покрывала, обнажив бедро. Шелковая комбинация задралась, попка Александры была обнажена. Стас погладил девушку по бедру, сдвинул комбинацию выше, до талии. Александра пошевелилась, и колено, которое было сверху, поджала совсем к животу, словно дразня своими гениталиями.

Стас потрогал их пальцем. Александра сладко почмокала во сне и еще сильней поджала под себя ноги, делая позу совсем доступной. А может, она не спит? Может, она предлагает трахнуть её?

Стас уже был возбужден. Собственно, он был возбужден, уже заходя к ней в спальню, а теперь… теперь он был переполнен нестерпимым желанием. Стас приспустил брюки и лег рядом с Александрой. Его орган уперся в белую попку, юную белую попку, гладенькую, без следов целлюлита, он снова погладил ее. А после этого взял в руку свой причиндал и провел головкой от промежности к лобку и обратно. Александра, чмокнув губами, поерзала во сне. «Да она определенно хочет», – подумал Стас и еще раз провел пальцем по ее половым губкам. На этот раз Александра не пошевелилась. Ну и что? Даже если не хочет, он-то удовольствие все равно получит, и все равно он возьмет своё!

И Стас уперся головкой в устье блаженства, стал потихоньку проталкивать внеутрь. Член входил туго, можно сказать, совсем не входил. Стас плюнул на ладошку, смазал головку слюной, попробовал еще раз. Она и впрямь, что ли, девственница? Говорила, что первый раз целовалась… На всякий случай Стас взял полотенце, лежавшее на подушке, подоткнул его под Александру. Смазывая слюной и потихоньку пропихивая член, Стас, наконец, ввел его до конца. Ощутив тугое девичье лоно, чуть сразу не кончил, но удержался. Не вынимая, полежал немного спокойно, привыкая, выдвинул чуть-чуть, снова ввел. Александра не просыпалась. Она сладко сопела, не шевелясь. Стас тоже не шевелился. Ему было приятно лежать рядом с Александрой и ощущать свой орган там, внутри нее.

Александра, милая девочка. Два хвостика, зеленые глазки. «Писить хочу!» – вдруг вспомнил он и чуть не рассмеялся. Вышла из туалета и трусики в него кинула. Смешные милые трусики. Девчонка… Сама непосредственность. А как они танго танцевали! Там, в танце, это была не девочка, но женщина, коварная, желанная, полная страсти! Вот такой бы ее взять, страстной, сексуальной, неутомимой хищницей. Чтобы вся она горела в его руках, извивалась, двигалась. Стас не заметил, как сам начал двигаться, а от фантазий предохранительный клапан его не выдержал, вулкан взорвался и начал извержение…

Наполненное семенной жидкостью влагалище вытолкнуло член, словно кусок мыла, сжатый в кулаке. Александра не просыпалась. Стас лежал рядом, приходя в себя, отдыхая…


– Ах ты нахал, овладел мною спящей! Ну погоди!

Александра поднялась, сорвала со Стаса брюки, уселась на него верхом и насадилась на торчащий его кол. Она двигалась энергично, страстно, рычала как тигрица, кусала его и царапала…


Стас проснулся. Александра все так же лежала на боку. Это сон. Его забытье длилось, наверное, пару минут. А может, и то, что перед этим – тоже был сон? Но нет. Из вагины Александры на полотенце по внутренней стороне бедра всё еще стекали остатки его спермы, на ляжке остались потёки крови. Хорошо, что он догадался подоткнуть полотенце под Александру, постель не испачкалась. Стас вытащил из-под неё полотенце, обтер девушке попку и внутреннюю поверхность бедра, стирая следы преступления, одернул на ней комбинацию, накрыл Александру покрывалом. Подумав, принес из своей спальни чистое полотенце и положил на подушку, заменив им испачканное. Всё. Ничего небыло.

Утром Александра никак не могла подняться с кровати. Ее мучила ужасная головная боль. Она даже не пришла в столовую к завтраку. Сотрудники забеспокоились, спрашивали Стаса, не заметил ли он, выходила ли она вообще из номера? Стас обещал выяснить.

Вернувшись в коттедж, он постучал в спальню Александры и вошел. Она лежала на кровати с мученическим выражением лица, глаза ее были закрыты.

– Саша?

– О, боже, как мне плохо… Стас, нет ли у тебя чего-нибудь от головы? Или, может, тут есть медпункт? Принеси мне какую-нибудь таблетку.

– Тебе не таблетка нужна.

Стас спустился в холл к холодильнику и принес банку пива.

– Вот лучшее лекарство от похмельного синдрома.

Однако при виде пива Александра, превозмогая головную боль, вскочила с кровати и пулей метнулась в туалет. Ее вырвало, после этого наступило небольшое облегчение.

– Да, лучшее лекарство, – согласилась она, вернувшись в спальню, и произнесла она умирающим голосом: – Стас, ты иди… Я еще полежу немного…

Она лежала практически весь день. Кататься на лыжах не захотела, обедать тоже отказалась. Вечером Стас отвез ее домой.


***


Наступил Новый год, вся страна продолжала отмечать его, но в ООО «Клён» эти дни были рабочими. Лев Маркович не хотел упускать прибыль даже в праздники. Александре это не нравилось, она любила новогодние каникулы, хотелось погулять, поразвлекаться, посмотреть праздничное убранство города. Хотя убранство она могла видеть и в процессе выполнения курьерских обязанностей, однако лучше, все-таки, никуда не спешить, а идти куда самой хочется. А тут еще «трудные дни» никак не наступят, занеможелось, тошнит. Особенно от воспоминаний о том корпоративе. С того дня она дала себе слово не притрагиваться больше к спиртному, на Новый год пила только лимонад.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2