Коллектив авторов.

Уголовное право России. Общая часть



скачать книгу бесплатно

Абсолютно неопределенная санкция вовсе не определяет меру наказания, полностью отдавая ее установление на усмотрение суда. В отечественном законодательстве подобные санкции уже давно не применяются.

Абсолютно определенная санкция устанавливает единственную меру наказания, указывая при этом его вид и точный размер, так что задача суда ограничивается лишь отысканием статьи, описывающей соответствующее деяние. В отличие от ранее действовавшего законодательства (см., например, ст. 187 УК РСФСР 1960 г.) нынешний УК таких санкций не содержит, хотя содержит абсолютно определенные наказания, например, пожизненное лишение свободы.

Относительно определенная санкция устанавливает вид наказания, а также его пределы, в которых суд может индивидуализировать меру наказания за конкретное преступление.

Занимая промежуточное положение между абсолютно неопределенными и абсолютно определенными, эти санкции доминируют в уголовном праве, поскольку, с одной стороны, они обеспечивают суду известный простор при назначении наказания с учетом индивидуальных особенностей преступления, а с другой – ограничивают такую самостоятельность указанными в законе пределами, предупреждая в известной мере судебный произвол. При этом в законе могут быть установлены: а) минимальный и максимальный пределы наказания, выражаемые при посредстве предлогов «от» и «до»; б) только максимальный предел наказания с использованием предлога «до». В последнем случае минимальным пределом будет низший предел, установленный для данного вида наказания в Общей части, чем и достигается относительная определенность санкции.

В зависимости от числа основных наказаний, указываемых в санкциях, последние можно подразделить на безальтернативные и альтернативные.

Безальтернативная санкция предусматривает единственный вид наказания, должный быть назначенным за данное преступление, обычно она является одновременно относительно определенной.

Альтернативная санкция указывает несколько (два и более) видов наказания, позволяя выбрать не только конкретный размер наказания, но и его вид. В отечественном УК такого рода санкции используются весьма часто, поскольку предоставляют возможность в наибольшей степени индивидуализировать наказание. При этом в законе могут быть указаны: а) два или более абсолютно определенных вида наказания; б) абсолютно определенный и относительно определенный виды наказания; в) два или более относительно определенных вида наказания.

В действующем законодательстве приоритет отдан альтернативным санкциям, сконструированным из двух или более относительно определенных наказаний.

В зависимости от того, ограничивается ли санкция только основным наказанием или включает в себя еще и дополнительное, можно выделить простые санкции, в которых речь идет только об основных наказаниях, и сложные санкции, которые содержат основное и дополнительное наказание.

Отсылочная санкция не определяет ни вид, ни размер наказания, а лишь указывает на то, что за данное преступление нужно применять санкцию, содержащуюся в другой статье уголовного закона.

В прежнем уголовном законодательстве такие санкции изредка встречались (см., например, ст. 101 УК РСФСР 1960 г.), а в нынешнем их вообще нет.

Бланкетная санкция, определяя признаки наказания лишь общим образом, отсылает для установления их конкретного содержания к нормативному материалу других отраслей права.

Несмотря на то что такого рода санкции не фигурируют в доктрине, на наш взгляд, имеются все основания для их выделения, ибо далеко не всегда мы найдем в уголовном законе, например, ответ на то, каких именно свобод лишен человек, лишенный свободы. Однако очевидно, что, рассматривая срок либо размер того или иного наказания как неотъемлемый компонент его содержания, нельзя абстрагироваться от их сочетания с условиями отбывания наказания и характером ограничений, которым подвергается осужденный в процессе его исполнения.

В заключение подчеркнем, что изложенная классификация имеет прямое отношение к статьям уголовного закона как к некой запечатленной на бумаге форме, но не к нормам уголовного права. Поэтому с точки зрения структурного анализа текста уголовного закона вполне уместной представляется ситуация, когда в одном его фрагменте имеются ссылки на другой. С точки же зрения структурного анализа уголовно-правовой нормы не имеет смысла говорить об отсылочных нормах, поскольку любая отсылочная статья закона может быть превращена в определенную норму права путем включения в ее текст содержания тех частей других статей, к которым делается отсылка. Именно таким образом и восстанавливается норма права в единстве всех ее элементов, вне которых ее существование немыслимо.

§ 3. Действие уголовного закона во времени

Действие закона во времени базируется на трех взаимодополняющих принципах, которые, отражая связь настоящего, прошлого и будущего, являются едиными для всех разновидностей норм классического уголовного права: 1) применение к деянию закона времени его совершения (перспективное действие закона); 2) необратимость более строгого закона (ультраактивное действие старого закона); 3) обратимость более мягкого закона (ретроактивное действие нового закона).

Перспективное действие уголовного закона – это распространение действующего закона на юридические факты и правоотношения, возникающие после его вступления в силу.

Установление закона, подлежащего перспективному применению, осуществляется путем сопоставления времени действия закона и времени возникновения нормируемых отношений.

Время действия закона характеризуют два момента: вступление в силу (начало действия) и утрата силы (прекращение действия). Первый момент символизирует как бы «рождение» закона, а второй – его «смерть».

Вступление в силу уголовных законов осуществляется одним из следующих способов: а) через установление в тексте закона календарной даты, с которой начинается его действие; б) через указание в тексте на иные обстоятельства (например, на опубликование закона), с которыми связывается начало его действия; в) через применение правила о вступлении закона в действие по истечении определенного времени после его официального опубликования.

Утрата законом силы может произойти в результате: а) истечения срока его действия, если закон издан на определенный срок, прямо в нем указанный; б) «молчаливой» замены (фактической отмены) новым законом, изданным по тому же вопросу и посему прекращающим действие предыдущего при отсутствии специального указания на этот счет; в) прямой отмены специальным законодательным актом или указанием на отмену в тексте нового, заменяющего закона; г) отмены или изменения принятого на референдуме закона путем проведения нового референдума; д) признания закона неконституционным компетентными органами конституционного контроля.

Применение закона времени преступления зависит от правильного установления времени совершения этого преступления. Как его определить и соотнести с временем действия закона?

Установление времени совершения одномоментных преступных деяний, продолжительность которых столь ничтожна, что всегда и полностью (за редчайшим исключением) укладывается во временные рамки действия одного и того же закона, не вызывает затруднений. Значительно сложнее соотнести с ним те формы преступного поведения, которое осуществляется в течение более длительного времени, «разрываемого» отменой одного и вступлением в силу другого закона так, что начало совершения преступления приходится на действие старого (утратившего силу) закона, а окончание происходит при новом (вступившем в силу) законе.

Объективная сторона такого рода преступлений усложнена характером влекущего ответственность поведения: непрерывная или дискретная протяженность деяния во времени (длящиеся и продолжаемые преступления), разрыв во времени между его составными частями (совокупность разномоментных деяний, лишь в своей целостности составляющих единое преступление), между деянием и наступившими от него последствиями (преступления с отдаленным результатом), между действиями соучастников.

На наш взгляд, в каждом из указанных случаев важно выяснить, предписания какого именно закона нарушены субъектом, знающим или должным знать о требуемом образе поведения, при действии какого закона фактически прекращена волевая деятельность, предполагающая необходимость ее сообразования с нормативными требованиями, безотносительно к тому, когда юридически преступление считается оконченным, ибо единым критерием его фактического окончания – одномоментным или разномоментным, длящимся или продолжаемым, единолично или в соучастии совершаемым является преступление – служит время завершения деяния.

Применительно к отдельным формам преступной деятельности это правило конкретизируется следующим образом:

1) если между деянием и наступлением указанных в законе последствий имеется разрыв во времени, то вне зависимости от конструкции состава применяется закон, действовавший в момент совершения (несовершения) действия; именно такое решение закреплено в ч. 2 ст. 9 УК, согласно которой временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий;

2) если норма предусматривает два или более действия, лишь в совокупности образующих объективную сторону, то содеянное в целом оценивается по закону, который действовал в момент совершения последнего из числа образующих данное преступление актов;

3) к длящимся преступлениям, представляющим собой действие (бездействие) виновного, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на него законом (незаконное хранение оружия или наркотических средств, дезертирство и т. п.), применяется закон, действовавший на момент их прекращения по воле (например, явка с повинной) или вопреки воле виновного (вмешательство органов власти и пр.);

4) при совершении продолжаемого преступления, которое складывается из ряда тождественных действий, охватываемых единым умыслом, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление, содеянное в целом квалифицируется по закону времени совершения последнего акта из числа последовательных этапов реализации преступного умысла;

5) к соучастникам применяется закон, который был в силе на момент совершения деяния каждым из них персонально.

Следовательно, если длительность преступления во времени окажется больше времени «жизни» уголовного закона, уголовно-правовая оценка ему должна даваться по закону, действовавшему в момент его фактического окончания. С точки зрения хронологической новый закон в данной ситуации как бы «рассекает» преступление. Однако оценка всем образующим его содержание фактам, имевшим место как до введения нового закона в действие, так и после, дается как единому целому. Достигается это в одних случаях «переживанием» старого закона, т. е. применением его к фактам, наступившим после утраты им юридической силы (ультраактивность), в других – поворотом нового закона «назад» (ретроактивность).

Ультраактивное действие уголовного закона достигается благодаря тому, что он получает поддержку в лице нового закона. С момента вступления в силу последнего предшествующий закон перестает действовать на будущее лишь позитивным образом, не утрачивая охранительный потенциал в отношении прошлого поведения. Но эта власть над прошлым остается лишь постольку, поскольку ее поддерживает новый закон, сохраняя аналогичные позитивные веления в настоящем, ибо любая картина прошлого предполагает определенную современную перспективу. Иначе говоря, новый закон способен на пролонгацию ретроспективных предписаний старого лишь в той мере, в какой некогда обосновывающие их позитивные требования «получают прописку» и в нем. При этом усиленная новым законом ответственность не может быть «пристегнута» к старым позитивным требованиям, обладавшим своими, соразмерными им ретроспективными стимулами, которые и подлежат реализации.

Ретроактивное действие, или обратная сила, уголовного закона – это распространение его действия на деяния и порожденные ими уголовно-правовые последствия, совершенные или возникшие до его вступления в силу.

Согласно ч. 1 ст. 10 УК имеющими обратную силу признаются уголовные законы: а) устраняющие преступность деяния; б) смягчающие наказание; в) иным образом улучшающие положение лица, совершившего преступление.

Устраняющим преступность считается закон, декриминализирующий, т. е. исключающий те или иные виды поведения из числа преступных.

Одной из разновидностей декриминализации является невключение одноименных статей предшествующего УК в заменяющий его новый закон. Однако далеко не всегда такое невключение означает утрату соответствующими видами деяний признака уголовной противоправности.

Следующая разновидность декриминализации состоит в исключении из действующего УК статьи, предусматривающей ответственность за то или иное деяние.

В некоторых случаях декриминализация проводится за счет сужения признаков преступления, т. е. посредством не исключения статьи, а изменения ее редакции. При этом в одних случаях к сужению уголовной ответственности приводит включение в диспозицию новых признаков, в другом – исключение прежних, в третьем – их количественное преобразование.

Возможны и комбинированные приемы декриминализации, когда в отношении деяний, описываемых при посредстве нескольких статей, она осуществляется за счет исключения (или невключения в новый нормативный акт) одних статей и редакционных изменений, вносимых в другие.

Законом, смягчающим наказание, является закон, не затрагивающий вопросов декриминализации, но решающий вопросы дифференциации наказания таким образом, что оно становится менее репрессивным.

Типичными примерами такого рода смягчения отдельно взятой санкции служат: а) замена в ней одного вида наказания другим, более мягким; б) замена аналогичным образом всех или нескольких входящих в нее наказаний; в) снижение максимального и минимального пределов наказания или одного из них при неизменности другого; г) снижение аналогичным образом пределов всех или нескольких образующих ее наказаний; д) исключение из альтернативы наиболее строгого вида наказания при сохранении самой альтернативы; е) установление альтернативно менее строгого вида наказания при сохранении в неизменности другого наказания, т. е. превращение безальтернативной санкции в альтернативную с возможностью выбора более мягкого наказания; ж) отказ от одного или нескольких дополнительных наказаний при неизменности пределов основного наказания; з) перевод дополнительного наказания из обязательного в ранг факультативного.

Закон, иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, расширяет сферу действия условного осуждения или отсрочки исполнения приговора либо облегчает обязанности, возлагаемые на условно осужденных лиц; ослабляет элемент кары, содержащийся в том или ином виде наказания (например, смягчает режим отбывания лишения свободы); расширяет перечень лиц, к которым не может быть применено данное наказание или сужает основания для его применения; предоставляет новые возможности для освобождения от уголовной ответственности или наказания; сокращает сроки погашения судимости и т. п.

Не имеющими обратной силы признаются законы: а) устанавливающие преступность деяния; б) усиливающие наказание; в) иным образом ухудшающие положение лица, совершившего преступление (ч. 1 ст. 10 УК). Это означает, что такие законы могут применяться к преступлениям, совершенным до их вступления в силу. Подобные преступления, согласно принципу ультраактивности, остаются под действием более благоприятного закона времени их совершения.

Устанавливающим преступность является закон, криминализирующий, т. е. включающий соответствующие виды поведения в число влекущих уголовную ответственность.

Типичными примерами усиления наказания могут служить: замена одного вида наказания другим, более строгим; замена аналогичным образом всех или нескольких наказаний, входящих в альтернативу; одновременное повышение минимального и максимального пределов наказания или хотя бы одного из них при неизменности другого; аналогичное изменение пределов всех или нескольких наказаний, входящих в альтернативу; трансформация санкции из определенной в альтернативную путем включения в альтернативу более строгого наказания либо превращение ее из альтернативной в определенную посредством исключения из альтернативы более мягкого наказания; исключение из альтернативы более мягкого вида наказания при сохранении самой альтернативности; подключение одного или нескольких дополнительных наказаний при неизменности пределов основного наказания; перевод дополнительного наказания из факультативного в разряд обязательного.

Наконец, ухудшающим положение лица является закон, вводящий новые обстоятельства, отягчающие ответственность, преобразующий в более неблагоприятную сторону положения, касающиеся условного осуждения или отсрочки исполнения приговора, режима отбывания наказания, возможности освобождения от него и других институтов, сосредоточенных главным образом в Общей части УК.

Структурная взаимосвязь статей Общей и Особенной части, лишь в совокупности образующих норму уголовного права, опровергает вывод некоторых криминалистов о том, что положения об обратной силе связаны только с «нормами» Особенной части, так как «нормы» Общей части «непосредственно не устанавливают преступность и наказуемость деяний, не формулируют признаки состава преступлений и не предусматривают санкций за их совершение».[29]29
  Ляпунов Ю. Действие во времени новых норм Общей части уголовного законодательства // Социалистическая законность. 1983. № 8. С. 29.


[Закрыть]

Напротив! Взять хотя бы такой элемент состава, как субъект, общие признаки которого изложены отнюдь не в Особенной части, или такой элемент санкции, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, которое как дополнительное наказание может назначаться со ссылкой на статью Общей части и в тех случаях, когда оно не предусмотрено санкцией статьи Особенной части либо названо в ней как одно из основных наказаний, но не избрано подсудимому в таком качестве.

Самое непосредственное отношение к установлению преступности имеют положения Общей части, определяющие критерии предварительной преступной деятельности и соучастия, содержание различных форм и разновидностей вины, круг обстоятельств, исключающих преступность содеянного, и т. д.

При установлении наказуемости также необходимо принимать во внимание не только устанавливаемые статьями Особенной части нижний и верхний пределы основного и дополнительного наказаний, альтернативность основных наказаний, обязательность или факультативность дополнительных, – но и данную в Общей части систему наказаний; их предельные размеры, в том числе при назначении наказания по совокупности преступлений и приговоров; перечень обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание, и другие факторы, совокупный учет которых влияет на правильную оценку сопоставляемых санкций.

Поскольку трудно представить ситуацию, когда в процессе внесения изменений в текущее законодательство одна норма целиком бы заменялась другой, постольку требуется определить, в какой части новый акт отменяет прежний. Поэтому установление действующей на данный момент нормы уголовного права осуществляется пофрагментно.

В частности, именно так нужно решать вопрос при расширении пределов санкции, т. е. при повышении максимального размера наиболее строгого и снижении минимального размера наиболее мягкого наказания, образующих санкцию на альтернативной основе или в качестве основного и дополнительного. Один из ее пределов (максимум наиболее строгого наказания) устанавливается в данном случае в рамках старого закона, другой (минимум наиболее мягкого) – в рамках нового. Стало быть, закон, снижающий один из пределов санкции, но повышающий при этом другой, имеет обратную силу лишь в части снижения.

Рассмотренные варианты не являются самыми сложными, поскольку предполагают такие приемы изменения закона, как исключение статьи целиком или изложение ее в новой редакции. Однако исключение или включение нового состава отнюдь не всегда означает отмену либо установление преступности соответствующего деяния, ибо ранее действовавший закон, не содержавший специального состава, мог устанавливать ответственность за это деяние в норме общего характера и наоборот. Более того, истории российского законотворчества известны случаи, когда из УК исчезали целые главы (например, глава о посягательствах против государственной и общест венной собственности), что, однако, не означало декриминализации предусмотренных ими деяний. Подобного рода ситуации следует рассматривать в контексте процессов обобщения и казуистического дробления закона.

Признание относительной перманентности уголовно-правовой нормы при дискретности во времени ее «материального носителя» помогает разобраться и в проблеме действия промежуточного закона, возникающей всякий раз, когда после совершения преступления, еще не успевшего стать предметом приговора или полного его исполнения, принимаются не один, а два следующих друг за другом закона, иначе решающих вопрос о преступности и наказуемости одного и того же деяния.

В литературе на этот счет существуют разные мнения, однако чаще всего выбор предлагается делать между законом времени преступления и законом времени суда. Но чем один «мертвый» закон (закон времени преступления) предпочтительнее другого «мертвого» (промежуточного) закона?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17