Коллектив авторов.

Уголовное право России. Общая часть



скачать книгу бесплатно

Необходимо отметить, что до начала 1960-х гг. проблема уголовной ответственности (разумеется, негативной, поскольку о позитивной в то время вообще речь не шла) как отдельной уголовно-правовой категории вообще не ставилась. В качестве основания ответственности за нарушение норм социалистического уголовного права указывалось то, что правонарушитель избрал «такой вариант волевого поведения, который является вредным для советского общества и противоречит воле советского народа, возведенной в закон».[105]105
  Александров Н. Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 86–87.


[Закрыть]
Несмотря на устарелость терминологии, легко читается мысль о природе и основаниях юридической ответственности. Это и было положено в основу всех дальнейших изысканий теории в этой области.

Следующий крупный вклад в развитие теории внесли О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородский, счастливо сочетавшие в себе фундаментальное знание общей теории с глубоким владением науками гражданского (О. С. Иоффе) и уголовного (М. Д. Шаргородский) права. В результате коллективных изысканий большинство теоретиков пришли к выводу о том, что юридическая ответственность есть прежде всего санкция за правонарушение, предусмотренная нормой права за случай ее несоблюдения. Эта санкция выступает как применение мер принуждения к правонарушителю, осуществляемое органами государственной власти. Вместе с тем было установлено, что далеко не всегда применяемая органами государства принудительная мера представляет собой меру уголовной ответственности. В частности, предусматриваемое уголовным законодательством применение принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, нельзя относить к мерам юридической ответственности.[106]106
  Иоффе О. С., Шаргородский М. Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 312–328.


[Закрыть]

Эти обстоятельства заставили теорию права сделать следующий логический шаг и начать относить к юридической ответственности лишь такие меры государственного принуждения, которые основаны на осуждении деяния правонарушителя, тогда как поступки, например, невменяемого не могут быть осуждены.

Наконец, О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородский выделили и третье свойство юридической ответственности. По их мнению, а также по мнению большинства теоретиков права, помимо государственного принуждения и общественного (и притом официального) осуждения юридическая ответственность всегда связана с тем, что она необходимо выражается в определенных отрицательных последствиях для виновного по сравнению с тем состоянием, в котором он находился до совершения правонарушения.

После сведения воедино всех сформулированных выше признаков было получено определение юридической ответственности как меры государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении поведения правонарушителя и выражающейся в установлении для него определенных последствий в форме ограничений личного и имущественного порядка.[107]107
  Иоффе О. С., Шаргородский М. Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 318.


[Закрыть]

Имея в виду, что правонарушение – юридический факт, с которым источник права связывает возникновение правоотношения, а следовательно, и субъективные права и обязанности, образующие его содержание, юридическую ответственность стали рассматривать как обязанность лица претерпевать определенные лишения государственно-властного характера за совершенное правонарушение. Эта концепция поддерживается и некоторыми современными авторами.

Формирование концепции ответственности в науке уголовного права в целом повторило путь, пройденный общей теорией права. Исторически первым является то направление, представители которого (А. Б. Сахаров, А. А. Пионтковский, Л. В. Багрий-Шахматов, Е. Я. Мотовиловкер) отождествляли уголовную ответственность и санкцию уголовно-правовой нормы, видя содержание последней в наказании.

Ретроспективная уголовная ответственность не может быть отождествлена ни с наказанием, ни с иными мерами уголовно-правового воздействия (как это, например, предлагает А. В. Наумов). Уголовная ответственность, как правило, сопровождается мерами уголовно-правового воздействия – особенными мерами государственного принуждения, содержащими определенные правоограничения для осужденного, однако она может существовать и относительно самостоятельно.

В 1960-е гг. в теории советского уголовного права сложилось определенное научное направление, представители которого (И. С. Ной, К. Ф. Тихонов) с той или иной степенью последовательности защищают положение, что ретроспективная уголовная ответственность – последствие совершенного преступления, которое связано прежде всего с государственным осуждением. В настоящее время указанная концепция развивается в трудах многих авторов (А. И. Бойцов, Н. А. Беляев, А. Н. Тарбагаев, И. Э. Звечаровский, В. В. Похмелкин и др.). Значительное большинство сторонников этой концепции вполне обоснованно считают, что, возлагая уголовную ответственность, государство дает оценку как факту преступного деяния, так и личности правонарушителя. Первична здесь, конечно, оценка деяния, квалификация которого дана законодателем как деяния общественно опасного и поэтому противоправного. Но поскольку законодатель использует обобщенное понятие общественной опасности всех преступлений определенного вида, такая оценка имеет лишь типовой характер. В процессе применения уголовно-правовых норм она находит свое проявление в квалификации преступления. Задача индивидуализации уголовной ответственности предполагает тщательную оценку каждого конкретного случая, т. е. вынесение суждения о характере и степени общественной опасности преступления в его конкретно-индивидуальном проявлении. Оценка личности правонарушителя следует за оценкой деяния, обусловливается ею, хотя, естественно, определяется и другими обстоятельствами, имеющими уголовно-правовое значение. Не вызывает сомнения, что судебная оценка должна всегда основываться на законодательной оценке: то, что признано законом как преступление, судом не может оцениваться иначе.

Опираясь на государственно-правовую оценку преступления, уголовная ответственность, в конечном счете, адресуется преступнику. В ней заключена не только констатация противоправности поведения, но и осуждение лица, совершившего преступление. Такое публично провозглашенное государственным органом (судом) осуждение, как справедливо отмечал П. П. Осипов, независимо от назначения и исполнения наказания опорочивает соответствующего гражданина, снижает его социальный престиж, влияет на его положение в обществе. В результате оно само по себе способно производить положительные сдвиги в правосознании осужденного, оказывать предупредительное воздействие на лиц, дорожащих своим социальным престижем, удовлетворять общественное правосознание, возмущенное фактом совершения преступления.[108]108
  Осипов П. П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. Л., 1976. С. 53–54.


[Закрыть]

Как отмечалось в литературе, уголовная ответственность – результат основанного на уголовном законе порицания (отрицательной оценки) совершенного общественно опасного деяния и лица, его совершившего, со стороны государства, выраженного в обвинительном приговоре суда. Суд возлагает на осужденного ответственность и освобождает от наказания, если, например, будет установлено, что истекли сроки давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК) или наказание не может быть применено в силу акта амнистии (ч. 2 ст. 84 УК), или у лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч. 1 ст. 81 УК). В указанных случаях уголовная ответственность выступает как таковая и не сопровождается назначением каких-либо мер государственного принуждения за совершенное преступление.

Уголовная ответственность может сопровождаться: во-первых, назначением не наказания, а принудительных мер воспитательного воздействия, применяемых к несовершеннолетним (ст. 90–92 УК); во-вторых, условно назначенным наказанием (ст. 73 УК); в-третьих, назначенным, но отсроченным наказанием (ст. 82 УК). В этих ситуациях очевидно несовпадение понятий «уголовная ответственность» и «меры уголовно-правового воздействия». Уголовная ответственность существует без реального исполнения наказания и в тот период, когда назначенное наказание уже отбыто, но лицо продолжает нести уголовную ответственность, содержание которой в этом случае образуют правоограничения, вытекающие из института судимости.

С содержательной стороны меры ответственности должны быть общественно полезными. Общественная значимость ответственности зависит от того, способна ли она обеспечивать общественно полезные цели, стоящие перед уголовным законом. В современном обществе это в первую очередь – охрана прав и свобод человека и гражданина.

Законодатель может как признать преступлением деяния, не являющиеся по своей природе общественно опасными, так и отнести к числу мер ответственности такие, которые не способны вообще или в данный конкретный исторический период обеспечивать достижение общественно полезных целей. К сожалению, возможна и другая ситуация, когда государство использует для достижения своих целей меры ответственности, не предусмотренные в уголовном законе. Нормой, ограничивающей такое своевластие государства, является правило «нет наказания без указания на то в законе».

Если сущность ретроспективной уголовной ответственности заключена в государственном осуждении лица, совершившего преступление, в порицании как его самого, так и совершенного им деяния, то наказание и иные меры уголовно-правового воздействия – особые меры государственного принуждения, применяемые судом от имени государства к преступнику, признанному виновным в совершении преступления, возлагающие на него определенные правоограничения личного или имущественного характера для восстановления справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Уголовная ответственность всегда связана с принципом справедливости. Этот принцип получил законодательное закрепление в ч. 1 ст. 6, ч. 2 ст. 43, ст. 60 УК. Более того, ст. 6 УК пытается раскрыть его содержание, определяя справедливость как соответствие наказания и иных уголовно-правовых мер характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Итак, уголовно-правовая ответственность за преступление есть не что иное, как основанное на уголовно-правовых нормах осуждение государством общественно опасного виновного деяния и лица, его совершившего, выраженное в приговоре суда и сопряженное с наказанием или иными мерами уголовно-правового воздействия. Осуждение либо имеет границы, либо существует пожизненно. Например, Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. предусматривали, что судимость лиц, осужденных к лишению свободы на срок свыше трех лет, вообще не погашалась и сохранялась пожизненно. Современное уголовное право исходит из того, что осуждение, «клеймение» преступника, как правило, не может быть пожизненным. Исключение имеет место при назначении наказания в виде пожизненного лишения свободы (ст. 57 УК) и смертной казни (ст. 59 УК). Во всех других случаях осуждение имеет свои временные рамки. На наш взгляд, именно эту задачу выполняет в уголовном праве институт судимости. Судимость является не каким-то отдельным элементом уголовной ответственности, и тем более не правовым последствием уголовной ответственности, – судимость определяет объем и продолжительность осуждения. Эта функция судимости четко зафиксирована в ч. 1 ст. 86 УК.

Уголовная ответственность непосредственно связана с уголовно-правовыми отношениями и является, по существу, их важнейшей составной частью. Поэтому именно в рамках теории правоотношений и происходит в настоящее время в науке уголовного права развитие концепций уголовной ответственности.

Наиболее распространено мнение, согласно которому уголовная ответственность – это элемент охранительного уголовно-правового отношения, а именно определенного рода правовая обязанность ответить за совершенное преступление, обязанность претерпеть (нести) последствия, возлагаемые уголовным правом на лицо, совершившее преступление. Авторы, видящие суть уголовной ответственности в правовой обязанности, или сводят ее к обязанности нести лишь бремя наказания, или определяют ее либо как основанную на нормах уголовного права обязанность подлежать действию уголовного закона, либо как обязанность отвечать за поведение, рассматриваемое уголовным законом в качестве преступления, либо как обязанность дать отчет в своих действиях, либо как обязанность реально претерпеть последствия преступления.

Иное направление представлено позицией, согласно которой определение уголовной ответственности лишь как правовой обязанности лица, виновного в совершении преступления, отвечать перед государством является односторонним и поэтому должно быть дополнено указанием на соответствующие полномочия, имеющиеся на стороне другого участника правоотношения – государства. При этом, как правило, отмечается также, что лицо, виновное в совершении преступления, выступает в качестве носителя не только обязанностей, но и соответствующих прав, поскольку оно – субъект уголовных правоотношений, а не только объект возможного воздействия со стороны государства. Такое понимание уголовной ответственности обосновывается в работах Н. И. Загородникова, Ю. Б. Мельниковой, И. Я. Козаченко, С. Г. Келиной, Н. А. Стручкова.

Отождествление уголовной ответственности с обязанностью отвечать (элементом уголовно-правового отношения) приводит сторонников рассматриваемой позиции к естественному выводу о совпадении момента наступления уголовной ответственности с моментом возникновения самого уголовно-правового отношения. Для значительного большинства авторов это – момент совершения преступления, другие сторонники рассматриваемой позиции (А. И. Марцев, Я. М. Брайнин и др.) полагают, что только момент привлечения виновного в качестве обвиняемого превращает его в субъекта уголовно-правового отношения и, следовательно, свидетельствует о возникновении уголовной ответственности.

Такое понимание природы уголовной ответственности противоречит, на наш взгляд, действующему законодательству и не имеет теоретических оснований. Разумеется, обязанность отвечать, нести тяжесть осуждения и применения мер государственного принуждения возникает «автоматически» в момент совершения преступления. Это происходит потому, что уголовно-правовая оценка общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом в качестве преступления, в общем виде уже дана в конкретной уголовно-правовой норме, а также потому, что норма связывает свои требования, адресованные как преступнику, так и государству, именно с тем юридическим фактом, который включает охранительный механизм действия нормы, – с фактом совершения преступления. Таким образом, в момент совершения преступления возникает не уголовная ответственность, а обязанность ее понести (на стороне виновного) и право ее возложить (на стороне государства). Эта обязанность создает возможность действительной уголовной ответственности, но не саму ответственность.

Для того чтобы возможная ответственность (обязанность) стала действительной ответственностью, необходима воплощенная в процессуальную форму деятельность государственных органов, уполномоченных устанавливать факт совершения преступления (основание уголовной ответственности), оценивать (квалифицировать) его, сначала предварительно, а затем и окончательно, и, наконец, главное – применять санкцию нарушенной уголовно-правовой нормы. Иначе говоря, в рассматриваемом случае, как и всегда, норма и юридический факт порождают уголовно-правовое отношение, в частности обязанность виновного отвечать. Но только новый юридический факт – акт применения санкции уголовно-правовой нормы – превращает обязанность отвечать в действительную ответственность. Таким актом в правовом государстве является приговор суда.

Наиболее неприемлемым, по нашему мнению, положением сторонников критикуемой выше концепции является утверждение, согласно которому реализация уголовной ответственности начинается «значительно ранее привлечения конкретного лица к ответственности» (Л. В. Багрий-Шахматов) или «с момента привлечения в качестве обвиняемого» (М. П. Карпушин, В. И. Курляндский, А. Н. Игнатов, Т. А. Лесниевски-Костарева, В. А. Якушин), – словом, что в содержание уголовной ответственности входят меры процессуального принуждения. Никакие теоретические конструкции не могут поколебать принцип «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ – принцип презумпции невиновности). Приведение уголовного законодательства в соответствие с Конституцией РФ еще раз подчеркнуло, что только обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу, возлагает уголовную ответственность на лицо, действительно совершившее преступление. Так, в ст. 5 УК указывается, что «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина».

Отступление от конституционного принципа ответственности только в судебном порядке, по приговору суда, в любой теоретической концепции уголовной ответственности неизбежно переносит ее начало (или начало ее реализации) на ту или иную досудебную стадию уголовного процесса, что придает последнему совершенно не свойственную ему в правовом государстве функцию – выступать в качестве орудия карательного воздействия, а на органы дознания и следствия возлагает не принадлежащую им функцию осуществления правосудия. Это действительно так, поскольку сторонники концепции «ответственность – обязанность» видят, как правило, начало реализации уголовной ответственности в привлечении лица в качестве обвиняемого и в применении вслед за тем таких принудительных мер, как отстранение от должности, заключение под стражу и т. п.

Наконец, следует отметить, что освобождение от уголовной ответственности (без замены ее другими видами юридической ответственности) означает полный и окончательный отказ государства от осуждения деяния и лица, его совершившего. Освобождение от уголовной ответственности не порождает состояния опороченности лица в глазах государства, хотя и не исключает осуждения социального, т. е. со стороны общества и/или отдельных его членов.

Основная литература

Звечаровский И. Э. Ответственность в уголовном праве. СПб., 2009.

Кропачев Н. М., Прохоров В. С. Механизм уголовно-правового регулирования: уголовная ответственность. Учеб. пособие. СПб., 2000.

Кругликов Л. Л., Васильевский А. В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2003.

Чистяков А. А. Уголовная ответственность и механизм формирования ее основания. М., 2002.

Глава 6. Объект и предмет преступления

§ 1. Понятие объекта преступления

Объект преступления – это то, на что приходится удар, нанесенный субъектом преступления, то, чему причиняется вред его преступным деянием. Именно объект преступления определяет характер совершенного посягательства, его общественную опасность. Значение объекта преступления определяется и тем, что он очерчивает границы преступного, служит средством разграничения сходных между собой преступлений и их квалификации. Проблема объекта преступления сложна и дискуссионна. Сложность проблемы предопределена тем, что преступления вызывают целый комплекс социальных последствий: гибнут и страдают люди, огромны материальные потери, подрывается вера людей в справедливость, разрушается правопорядок, подрывается авторитет государственной власти и т. д. Каким общим интегративным качеством (свойством) должен обладать объект преступления, чтобы он вместил в себя все: и горе униженного преступлением отдельного человека, и суверенитет государства, и украденную пенсию, и обороноспособность страны? С кем вступает в конфликт преступник, кто ему противостоит в этом конфликте? Это главные вопросы в понимании объекта преступления. Производен от них и другой вопрос: каков механизм причинения вреда объекту преступления?

В общем виде объект преступления можно определить как сложившийся в обществе порядок отношения между людьми в различных сферах их жизнедеятельности. Иными словами, объект преступления – это общественные отношения. Общественные отношения – сложное образование – предмет исследования наук об обществе. Ограничимся констатацией тех свойств и качеств общественных отношений, которые достаточны для ответа на вопрос о том, могут ли они рассматриваться в качестве объекта преступления.

Общественные отношения – это частное проявление общей взаимосвязи явлений окружающего нас мира, это человеческие отношения, отношения между людьми, в каких бы сложных и обезличенных на первый взгляд формах они ни проявлялись. Общественные отношения структурируют общество, существуют в масштабах общества и выступают как связи между людьми, складывающиеся в процессе их деятельности.

Людьми в их практической деятельности движут интересы. Интерес выражает отношение личности к судьбе тех или иных ценностей или благ. Люди, объединенные интересами, вступают в разнообразные связи по поводу указанных ценностей. В рамках общественных отношений люди обретают качество субъектов отношений, интересы становятся общественными, ценности – социальными.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17