Коллектив авторов.

Уголовное право России. Особенная часть



скачать книгу бесплатно

Высшие судебные органы РФ неоднократно обращали внимание судов на необходимость выяснения мотивов и целей убийства по каждому делу.

Субъектом убийства (ст. 105 УК) является физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

§ 4. Квалифицированные виды убийства (ч. 2 ст. 105 УК)

Общественная опасность убийства значительно повышается при наличии хотя бы одного квалифицирующего признака, указанного в ч. 2 ст. 105 УК.

В УК РФ 1996 г. квалифицирующие убийство признаки сгруппированы законодателем в п. «а» – «м» ч. 2 ст. 105. Некоторые пункты ч. 2 ст. 105 УК содержат только один признак, квалифицирующий убийство (п. «а», «б», «г», «д», «е», «е-1», «и», «л», «м»), другие – объединяют несколько квалифицирующих признаков, (например, п. «в», «ж», «з», «к»). Подобный технико-юридический прием приводит в юридической литературе к различным оценкам общего количества квалифицирующих убийство признаков.

В тех случаях, когда убийство квалифицируется по одному из пунктов ч. 2 ст. 105 УК, содержащих несколько квалифицирующих признаков, необходимо точно указывать признак, инкриминируемый виновному. Например, при квалификации по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК следует назвать конкретный признак (убийство из корыстных побуждений, или убийство по найму, или убийство, сопряженное с разбоем, и т. д.).

Система признаков, квалифицирующих убийство, характеризуется тем, что: 1) перечень этих признаков является исчерпывающим и не может быть произвольно расширен судом; 2) все квалифицирующие признаки сгруппированы законодателем в зависимости от их связи с различными признаками состава преступления.

В соответствии с этой классификацией, на наш взгляд, целесообразно выделять квалифицирующие убийство признаки, относящиеся к объективным признакам состава преступления (п. «а» – «ж» ч. 2 ст. 105 УК) либо к субъективным признакам состава преступления (п. «е-1», «з» – «м» ч. 2 ст. 105 УК).

Квалифицирующие признаки, относящиеся к объективным признакам состава преступления

Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК). Общественная опасность убийства значительно повышается в случае причинения смерти двум или более лицам. Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 Постановления от 27 января 1999 г. № 1 разъяснил, что в соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, а при наличии к тому оснований – и по другим пунктам ч. 2 данной статьи при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.

В теории уголовного права также сформулирована точка зрения, согласно которой убийство двух или более лиц имеет место в случаях, когда виновный умышленно причиняет смерть двум или более лицам, независимо от наличия или отсутствия таких обстоятельств, как единство умысла, места и времени посягательств на одного и другого (других) потерпевшего.[41]41
  Комментарий к Уголовному кодексу РФ / под ред.

А. И. Рарога. 5-е изд. М., 2008. С. 185.


[Закрыть] По мнению сторонников этой точки зрения, по действующему законодательству не имеет значения разделение данных видов преступлений на идеальную и реальную совокупность. Поэтому для правильной квалификации убийства по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить, не была ли снята или погашена судимость за предшествующее преступление, освобождалось ли лицо от уголовной ответственности за ранее совершенное убийство в связи с истечением срока давности, а также подпадает ли ранее совершенное преступление под признаки убийства, описанного в ст. 105 УК.[42]42
  Комментарий к Уголовному кодексу РФ / под общ. ред. В. М. Лебедева. М., 2007. С. 295.


[Закрыть]
Вместе с тем Е. В. Благов, соглашаясь с предложенной квалификацией (если убийство нескольких лиц совершено с единым умыслом), считает, что «при наличии умысла на убийство каждого потерпевшего речь должна идти о совокупности преступлений».[43]43
  Благоев Е. В. Особенная часть уголовного права в 20 лекциях. Курс лекций. М., 2012. С. 20.


[Закрыть]

Убийство двух или более лиц считается оконченным с момента наступления смерти не менее двух потерпевших. Убийство одного человека и покушение на убийство другого не образуют оконченного состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК. В таких случаях, как разъясняется в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1, независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или 2 ст. 105 (в зависимости от наличия или отсутствия других квалифицирующих признаков) и ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК как покушение на убийство двух или более лиц.

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК). Повышенная общественная опасность данного вида убийства обусловлена тем, что оно посягает не только на жизнь другого человека, но и на дополнительный объект – общественные отношения, обеспечивающие выполнение этими лицами своей служебной деятельности или выполнение общественного долга.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с индивидуальными предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Выполнение общественного долга – это осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лиц в совершении преступления, и т. п.; п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1).

В юридической литературе высказывались предложения, направленные на ограничительное понимание общественного долга, поскольку, по мнению их авторов, «общественным долгом может быть лишь такая обязанность, которая возлагается на гражданина Конституцией или нормативными документами общественных организаций»,[44]44
  Уголовное право. Особенная часть. Учебник / под ред. Н. И. Ветрова и Ю. И. Ляпунова. М., 1998. С. 47.


[Закрыть]
и даже исключение состава убийства в связи с выполнением потерпевшим общественного долга из главы о преступлениях против личности.[45]45
  Красиков А. Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. Саратов, 1999. С. 63.


[Закрыть]
Справедливо критикуя эти предложения, А. Н. Попов отмечает: «Подобный шаг (отказ от широкого толкования общественного долга. – В. Л.) пойдет на пользу преступникам, поскольку их действия не будут образовывать квалифицированного вида преступления, а не гражданам, которые, действуя во благо других, не будут получать необходимой государственной поддержки».[46]46
  Попов А. Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. С. 176.


[Закрыть]

К близким в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений. Близкими родственниками в соответствии с п. 4 ст. 5 УПК РФ являются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка, внуки, супруг.

Убийство с целью воспрепятствования правомерному осуществлению служебной деятельности или выполнению общественного долга может быть совершено либо в период выполнения потерпевшим этих функций (например, убийство лица, пресекающего преступление), либо до начала их реализации (например, убийство лица, которое собирается сообщить органам власти о совершенном или готовящемся преступлении). Убийство может быть совершено и после осуществления лицами общественно полезных функций, например по мотиву мести. Причем в последнем случае разрыв во времени между осуществлением потерпевшим его служебной деятельности или выполнением общественного долга и убийством не имеет значения для квалификации.

Убийство может быть квалифицировано по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК только в том случае, если потерпевший правомерно осуществлял свою служебную деятельность или выполнял свой общественный долг, не превышая своих служебных полномочий или не нарушая прямого указания закона.

Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК). Законодатель объединил в п. «в» ч. 2 ст. 105 УК три самостоятельных квалифицирующих обстоятельств убийства: 1) убийство малолетнего; 2) убийство иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии; 3) убийство, сопряженное с похищением человека.

Как убийство малолетнего следует квалифицировать умышленное причинение смерти лицу, не достигшему 14-летнего возраста. В силу возраста малолетние потерпевшие либо не могут понимать характер и значение действий, направленных против их жизни, либо не могут оказать сопротивления виновному, т. е., по сути, находятся в беспомощном состоянии.

При конкуренции составов убийства малолетнего (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК) и убийства матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК) вопрос должен решаться в пользу последнего, поскольку он является привилегирующим.[47]47
  См. подробнее: Краев Д. Ю. Убийство при отягчающих обстоятельствах. М., 2012. С. 164–166.


[Закрыть]

В п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 разъясняется, что как убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии, надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. Таким образом, судебная практика различает два вида беспомощного состояния – физическое и психическое, в равной степени признавая их квалифицирующими признаками убийства.

Убийство, сопряженное с похищением человека. Общественная опасность этого вида убийства обусловлена тем, что преступник посягает не только на общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни, но и на личную свободу, которая выступает в качестве дополнительного объекта анализируемых преступлений. Ответственность за похищение человека предусмотрена ст. 126 УК.

Похищение человека при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 126 УК) относится к категории особо тяжких преступлений.

Убийство признается сопряженным с похищением человека в трех случаях: а) если оно совершено до похищения; б) если оно совершено в процессе похищения человека (с целью устранения препятствий); в) если оно совершено после похищения человека (с целью скрыть содеянное).

Умышленное причинение смерти похищенному человеку, как правило, обусловлено сопротивлением жертвы, попыткой побега либо страхом преступника перед разоблачением, стремлением скрыть следы преступления или другими обстоятельствами. Состояние похищенного лица во многом схоже с состоянием лица, находящегося в беспомощном состоянии, – все они не в силах оказать адекватное насилию сопротивление, преодолеть агрессию преступника.

Пленум Верховного Суда РФ подчеркнул в п. 7 Постановления от 27 января 1999 г. № 1, что по смыслу закона ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному, но и за убийство других лиц, совершенное в связи с похищением человека, и рекомендовал квалифицировать содеянное по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 126 УК.

Насильственное перемещение потерпевшего с целью убийства без намерения удерживать не образует состава убийства, сопряженного с похищением человека.

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), по мнению большинства ученых, характеризуется повышенной степенью общественной опасности и обоснованно отнесено законодателем к числу квалифицированных видов убийства. Повышенная общественная опасность этого вида убийства, на их взгляд, обусловлена фактом особой опасности самого преступного действия, которым не только лишается жизни женщина, но и одновременно уничтожается зародыш будущей человеческой жизни,[48]48
  Курс советского уголовного права. В 6 т. / под ред. А. А. Пионтковского, П. С. Ромашкина, В. М. Чхивадзе. М., 1971. Т. 5. С. 38.


[Закрыть]
особой жестокостью преступника и очень тяжкими последствиями преступления (лишением жизни не только женщины – будущей матери, но и гибелью плода – будущего ребенка),[49]49
  Аниянц М. К. Ответственность за преступления против жизни. М., 1964. С. 49.


[Закрыть]
посягательством преступника не только на право беременной женщины на жизнь, но и на ее репродуктивное право.[50]50
  Красиков А. Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. С. 65.


[Закрыть]

Спорные вопросы квалификации убийства беременной женщины существуют и в теории уголовного права, и в правоприменительной практике.

Прежде всего, в юридической литературе вызывает споры законодательная формулировка «убийство женщины, заведомо для виновного (курсив наш. – Авт.) находящейся в состоянии беременности». Споры касаются степени достоверности знания виновного лица о беременности потерпевшей. Одни авторы считают, что понятие «заведомость» означает точное, достоверное знание виновного на момент причинения смерти о наличии беременности потерпевшей, например, от нее самой или из других источников.[51]51
  Курс уголовного права / под ред. Г. Н. Борзенкова и В. С. Комиссарова. Т. 3. С. 118; Макринская В. И. Вопросы уголовно-правовой защиты права на жизнь. М., 2006. С. 32; Коробеев А. И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека. С. 67–68.


[Закрыть]
Другие считают, что для квалификации по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК достаточно предположения, допущения виновным наличия беременности у потерпевшей.[52]52
  Бородин С. В. Преступления против жизни. С. 104.


[Закрыть]
В пользу первой точки зрения, являющейся, на наш взгляд, правильной, свидетельствуют и буквальное толкование закона, и сложившаяся судебная практика. Вместе с тем следует подчеркнуть, что «заведомость» характеризует только один из интеллектуальных элементов умысла виновного, заключающийся в предвидении возможности или неизбежности причинения смерти беременной женщине. Волевой элемент умысла может быть различным: виновный может желать причинения смерти беременной женщине, а может и не желать, но сознательно допускать либо безразлично относиться к смерти своей жертвы. Из этого следует вывод о том, что убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Возможен вариант, когда преступник ошибочно уверен (добросовестно заблуждается по тем или иным причинам) в беременности женщины, которая в этом состоянии не находится. Именно такой вариант порождает споры на страницах научной литературы и в судебной практике.

Весь спектр имеющихся в уголовно-правовой литературе взглядов на квалификацию действий виновного лица, когда оно ошибочно исходило из того, что причиняет смерть беременной женщине, а в действительности она таковой не оказалась, по мнению А. Н. Попова, представлен четырьмя вариантами:

1) п. «г» ч. 2 ст. 105 УК (убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности);

2) ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 105 УК (покушение на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности);

3) ч. 1 ст. 105 УК («простое» убийство при отсутствии иных отягчающих или смягчающих обстоятельств);

4) ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 105 УК (покушение на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, и оконченное «простое» убийство).

Прав А. Н. Попов, считая, что все вышеперечисленные варианты квалификации виновного лица «не безупречны и не отражают полностью содеянного им».[53]53
  Попов А. Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. С. 342.


[Закрыть]
Действительно, в первом варианте отсутствуют последствия (причинение смерти беременной женщине), во втором – не учитываются фактически наступившие последствия (смерть женщины, не находящейся в состоянии беременности). Но и третий вариант не отражает направленность умысла на совершение более тяжкого вида убийства. В последнем, четвертом варианте решение этой проблемы вступало бы в противоречие с ч. 2 ст. 6 УК, в соответствии с которой «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».

В сложившей ситуации, когда «из нескольких зол следует выбрать меньшее», мы разделяем позицию авторов, которые считают правильной оценку содеянного как покушения на убийство женщины, находящейся в состоянии беременности.[54]54
  Там же; Коробеев А. И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека. С. 68–70; Краев Д. Ю. Убийство при отягчающих обстоятельствах. М., 2012. С. 26–49; Уголовное право России. Часть Особенная / отв. ред. Л. Л. Кругликов. С. 33; Российское уголовное право. Особенная часть / под ред. А. И. Чучаева. С. 15.


[Закрыть]

Если преступник не знал и не мог знать о беременности женщины, на жизнь которой он посягал, то квалификация по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК исключена.

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК). Повышенная общественная опасность этого вида убийства обусловлена способом совершения преступления или иными обстоятельствами, причиняющими дополнительные страдания жертве или ее близким.

Термин «особая жестокость» носит оценочный характер. В теории уголовного права исследователи единодушно связывают понятие особой жестокости с причинением потерпевшему особых физических или нравственных (психических) страданий, обусловленных способом совершения убийства или иными обстоятельствами преступления. В юридической литературе встречаются определения особой жестокости как более высокой качественной и количественной стороны деяния по отношению к жестокости,[55]55
  Чечель Г. И. Жестокий способ совершения преступлений против личности. Нальчик, 1991. С. 14.


[Закрыть]
причинения потерпевшему особых физических и/или нравственных страданий, т. е. сильных, достаточно продолжительных, многократных или однократных страданий;[56]56
  Попов А. Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. С. 361.


[Закрыть]
сопровождающего или следующего за насильственным преступлением умышленного действия (бездействия), заключающегося в причинении потерпевшему невыносимого физического или психического страдания.[57]57
  Макринская В. И. Вопросы уголовно-правовой защиты права на жизнь. С. 33.


[Закрыть]

Судебная практика также исходит из того, что при квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости.

Таким образом, в теории уголовного права и сложившейся судебной практике различают два вида особой жестокости, проявляющихся в причинении жертве или ее близким особых: а) физических или б) психических (нравственных) страданий.

К особой жестокости, связанной с причинением жертве физических страданий, могут быть отнесены случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему умышленно применялись пытки, истязание либо убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых физических страданий и боли (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. п.; п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1).

Особая жестокость при убийстве может проявляться в причинении особых психических страданий жертве или ее близким, в частности, глумлении над жертвой, убийстве в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что причиняет им (жертве или ее близким) особые страдания. В последнем случае осознание виновным причинения страдания близким потерпевшего включает в себя: а) знание виновного о том, что близкие видят происходящее; б) знание виновного о том, что они осознают характер происходящего и вследствие этого испытывают тяжелые душевные муки; в) виновный желает причинить им особые страдания именно таким характером своих действий.[58]58
  Макринская В. И. Вопросы уголовно-правовой защиты права на жизнь. С. 34.


[Закрыть]

Особая жестокость может непосредственно предшествовать лишению жизни (применение пыток, издевательства) или проявляться в процессе самого убийства (нанесение большого количества телесных повреждений).[59]59
  Множественность телесных повреждений образует признак особой жестокости при убийстве только в случае, когда виновный осознанно использует такой способ для причинения особых физических страданий жертве.


[Закрыть]
После наступления смерти жертвы действия виновного не могут быть квалифицированы как убийство с особой жестокостью. Например, глумление над трупом, его уничтожение или расчленение в целях сокрытия преступления не могут расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 224 УК, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1).

Этот вид убийства может быть совершен только с прямым умыслом.

Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК). Повышенная общественная опасность этого вида убийства обусловлена тем, что преступник, совершая преступление, выбирает способ, который представляет реальную угрозу для жизни и здоровья многих людей.

Под общеопасным способом убийства, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность не только для жизни потерпевшего, но и хотя бы для еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди; п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1).

Общеопасный способ убийства – понятие оценочное; вопрос факта решается судом в каждом конкретном случае. На квалификацию убийства, совершенного общеопасным способом, влияют не только характер и поражающие свойства орудия преступления, приемы и методы, используемые преступником, но и место, время совершения преступления. Один и тот же способ совершения убийства в зависимости от конкретных обстоятельств дела может получить различную правовую оценку. Об общеопасном способе убийства могут свидетельствовать: средства, используемые виновным для совершения преступления; обстановка совершения преступления; присутствие на месте преступления как минимум двух человек. Например, приведение в действие радиоуправляемого взрывного устройства большой мощности днем, в центре города при большом скоплении людей, безусловно, должно квалифицироваться как убийство, совершенное общеопасным способом. Вместе с тем те же действия, заведомо для виновного произведенные в ночное время, в пустом парке или на безлюдной загородной дороге, не образуют, на наш взгляд, указанного квалифицирующего признака.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22