Коллектив авторов.

Уголовное право России. Особенная часть



скачать книгу бесплатно

– преступления в сфере экономики (разд. VIII) образуют три главы: преступления против собственности (гл. 21); преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22); преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23);

– преступления против общественной безопасности и общественного порядка (разд. IX) разбиты на пять глав: преступления против общественной безопасности (гл. 24); преступления против здоровья населения и общественной нравственности (гл. 25); экологические преступления (гл. 26); преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта (гл. 27); преступления в сфере компьютерной информации (гл. 28);

– преступления против государственной власти (разд. X) образуют четыре главы: преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (гл. 29); преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30); преступления против правосудия (гл. 31); преступления против порядка управления (гл. 32);

– преступления против военной службы (разд. XI) сконцентрированы в одной главе с тем же названием (гл. 33);

– преступления против мира и безопасности человечества (разд. XII) также образуют единственную одноименную главу (гл. 34).

В структурированной таким образом Особенной части обращают на себя внимание: последовательное увеличение количества глав[13]13
  Для сравнения: в УК РСФСР 1922 г. было 8 глав, в УК РСФСР 1926 г. – 10, в УК РСФСР 1960 г. – 12, а в УК РФ 1996 г. – 19.


[Закрыть]
; более разветвленное построение нормативного материала не только за счет его распределения по главам, как это делалось ранее, но и за счет объединения «родственных» глав в разделы; «переворот» иерархии родовых объектов, поставивший во главу охраняемых ценностей не интересы государства, которые прежде пользовались приоритетной защитой, а интересы личности.

Возрастание количества глав и разделов Особенной части вызвано стремлением к более детальной проработке объектов уголовно-правовой охраны, благодаря чему в отдельные главы обособлены преступления против: жизни и здоровья; свободы, чести и достоинства; половой неприкосновенности и половой свободы; семьи и несовершеннолетних. По тем же причинам преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения, прежде объединенные одной главой, подразделены на посягательства: против общественной безопасности; здоровья населения и общественной нравственности; природной среды; безопасности движения и эксплуатации транспорта.

Кроме того, наряду с необходимостью избавления от ряда устаревших составов законодатель столкнулся с потребностью конструирования новых, в силу чего в структуре Особенной части появились неизвестные прежнему УК РФ главы (например, о преступлениях против интересов службы в коммерческих или иных организациях и в сфере компьютерной информации).

Наконец, стремление России к включению в мировые интеграционные процессы привело к появлению в Особенной части УК РФ еще одной главы – о преступлениях против мира и безопасности человечества.

Последовательность разделов не является безусловным показателем их значимости. Если в действующем УК РФ государственным преступлениям, прежде открывавшим систему Особенной части, отведено одно из последних мест, то не стоит спешить с выводом относительно их второстепенности. Несмотря на изменение местоположения этой группы составов по сравнению с предшествующим УК РСФСР (она переместилась с первого места на четвертое), характер опасности описываемых ими деяний остается весьма высоким, о чем свидетельствует отнесение ряда из них к числу тяжких и особо тяжких преступлений.

Однако из этого не следует делать и противоположный вывод, что место, занимаемое тем или иным разделом в Особенной части, вовсе не имеет значения. Упорядоченная система – это не случайный набор хаотично расположенных элементов. Структурируя Особенную часть Уголовного кодекса, законодатель должен определить для каждого блока свое место, считаясь с логикой права в целом, предопределяемой, в свою очередь, условиями существования того общества, которому этот Кодекс адресован.

По сравнению с УК РСФСР 1960 г. УК РФ 1996 г. предложил принципиально иную иерархию объектов охраны: личность – экономика – общество – власть. Такая структура Особенной части основана на том перечне объектов уголовно-правовой охраны, который дан в ст. 2 Общей части УК РФ. Очередность их перечисления в данной статье, в свою очередь, продиктована требованиями ст. 2 Конституции РФ, провозгласившей человека, его права и свободы высшей ценностью.

После того как первым в Особенной части УК стал раздел «Преступления против личности», а раздел «Преступления против государственной власти» был перемещен почти в ее конец, мысль о том, что тем самым приоритет отдан защите личности, стала общим местом в публикациях, посвященных новому УК. Но если весь радикализм в понимании задач уголовного права ограничивать только этой рокировкой, то вряд ли стоит уделять ей столько внимания.

В понимании соотношения защиты государства и личности всегда должна присутствовать некая диалектичность. С одной стороны, попытка выстроить взаимоотношения в обществе исключительно по властной вертикали может привести к полному пренебрежению правами отдельно взятого человека, а с другой – только сильное государство способно обеспечить защиту индивидов, стать подлинным гарантом безопасности капитала и т. д. Плоды фундаментального непонимания этого пришлось вкусить многим политикам и бизнесменам, ратующим за сугубо горизонтальные отношения с властью.

Безусловно, человек и его права – главный приоритет. С этой точки зрения даже то обстоятельство, что человек живет в определенной социальной, экономической и политической среде, означает, что все это: экономика, власть и т. д. – должно работать на человека. Поэтому нельзя признать приемлемой такую систему Особенной части УК РСФСР 1960 г., в которой уничтожение и похищение имущества шло впереди уничтожения и похищения человека.

Вместе с тем присутствующая в соотношении защиты государства и гражданина диалектичность позволяет понять, что не только уголовно-правовое обеспечение безопасности личности, но и аналогичное обеспечение безопасности государства имеет особую социальную ценность. Гарантируя свободу и надежность самореализации человека, государство гарантирует прогресс общества в целом, а также самого себя, поскольку фундаментом развития государства в конечном счете является развитие человека и общества. Но существует и обратная связь: защищая и укрепляя государство, граждане обеспечивают собственную безопасность, ибо их может защитить только сильное государство. Государство, не способное защитить даже само себя, не в состоянии обеспечить безопасность собственных граждан. Граждане, надежно защищенные благодаря его усилиям, способны должным образом обеспечить и безопасность своего публично-правового союза, именуемого государством.

Памятуя о том, что в генетической основе необходимости защиты государства и личности (публично-правового союза и гражданского общества) лежат так называемые публичные и частные преступления, можно констатировать, что отмеченная сбалансированность означает оптимальное соотношение частных и публичных начал единого уголовного права. И все же сознательное отступление от ранее сложившейся иерархии ценностей, обеспечившее выдвижение на первый план безопасности личности и отведение более скромного места вопросам безопасности государства, не оставляет сомнений в том, что очередность разделов Особенной части придает линейной схеме характер рейтинговой шкалы.

Расположение глав внутри разделов также отражает иерархическую ценность объектов посягательства. В частности, в разделе, посвященном преступлениям против личности, на первом месте стоят посягательства на такую основополагающую ценность, как жизнь, и лишь затем – на здоровье, личную свободу, честь и достоинство, ибо совершенно очевидно, что, не обеспечив неприкосновенность жизни, бессмысленно говорить о других ценностях, являющихся таковыми только для живого человека. Точно так же раздел, посвященный экономическим преступлениям, открывают посягательства на собственность, поскольку, не обеспечив сохранность собственности, бесполезно рассуждать о гарантиях экономической деятельности.

Сообразно критерию, положенному в основу систематизации Особенной части, – важности охраняемого объекта – структурируются и соответствующие подгруппы преступлений в рамках ее глав. Например, подобно тому как в гражданском праве классификация вещных прав в зависимости от полноты их содержания начинается с самого объемного, каковым является право собственности, предоставляющее управомоченному лицу максимально возможное господство над вещью, в уголовном праве основным видом имущественных преступлений являются хищения, посягающие именно на право собственности. Существование же других видов имущественных преступлений основано на юридико-техническом приеме расчленения права собственности, выделения из него тех или иных правомочий и поставления их под специальную защиту уголовного закона[14]14
  См. об этом: Бойцов А. И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 100.


[Закрыть]
.

Ранжирование статей внутри указанных подгрупп подчинено тому же критерию иерархии ценностей. Так, глава о преступлениях против жизни открывается статьей об убийстве, а глава о преступлениях против собственности начинает изложение способов обогащения за счет чужого имущества, не связанных с его хищением, с наиболее опасной формы посягательства – вымогательства. Не столь очевиден этот критерий только в ряду хищений, открывающемся отнюдь не самой опасной формой хищения – кражей, но и здесь он присутствует.

На деле расположение статей о хищениях подчинено той же логике последовательного восхождения составов от простого ко все более квалифицированным, которая наблюдается и в других главах. Ведь кражу, грабеж и другие названные в УК РФ формы посягательств в известном смысле можно считать разными способами совершения одного и того же преступления – хищения. И если бы в нашем законодательстве это преступление не было «растащено» по указанным рубрикам, а рассматривалось как нечто единое и называлось соответственно хищением, то естественным было бы начать его изложение в ч 1 одноименной статьи с «простого» хищения, а затем перейти к хищению с обманом, насилием, применением оружия и т. д. Разве не так обстоит дело с изложением прочих составов? Так что в «чувстве ритма» российскому законодателю все же не откажешь[15]15
  См. об этом: Там же. С. 98–101.


[Закрыть]
.

В целом такую размеренность разделов, глав и отдельных статей УК РФ можно обозначить понятием «линеарность», которое, выражая последовательность преступлений различной опасности, акцентирует их вредоносную сторону, что проявляется в определенной ритмической организации. Задаваемая подобным способом согласованность элементов в законотворческом произведении служит средством создания его композиции. Таким образом, внутренняя организация УК РФ, основанная на более или менее равномерном чередовании одножанровых составов и смене разножанровых групп этих составов, создает ту ритмическую, интонационную основу, которая рождает гармонию, приятную для профессионального «правового слуха».

§ 4. Система курса Особенной части

При разработке структуры настоящего учебника авторы исходили из системы действующего УК РФ. Вместе с тем система учебного курса должна быть построена и с учетом методических требований, предъявляемых к изучению уголовного права, в связи чем, отражая в основном систему действующего законодательства, система курса несколько отличается от нее. Эти отличия таковы.

Во-первых, в систему курса включены главы, которых нет и не может быть в УК РФ. Прежде всего, это настоящая глава, в которой в целях введения в изучаемую дисциплину дается общая характеристика Особенной части. За ней следует глава, излагающая научные основы квалификации преступлений, призванная вооружить читателя методикой установления искомых признаков состава в любых деяниях, безотносительно их принадлежности к тому или иному разделу или главе УК РФ, а также ознакомить с общими правилами разрешения конкуренции уголовно-правовых норм и некоторыми другими положениями, которые могут пригодиться при изучении курса в целом и решении казусов на практических занятиях в частности.

Во-вторых, изучение Особенной части отечественного УК будет более эффективным, если оно осуществляется с учетом опыта зарубежного законотворчества. Положение дел с иностранным уголовным правом может быть отражено в отдельной главе, излагающей его общую характеристику, или растворено в иных главах. Авторы настоящего учебника предпочли последний вариант.

В-третьих, содержание глав, аналогичных соответствующим главам УК РФ, включает в себя не только анализ конкретных составов преступлений, но и историю развития законодательства о преступлениях данного вида, их понятие, общую характеристику и классификацию, обоснование социальной опасности с использованием уголовной статистики, свидетельствующей о распространенности данных посягательств, их динамике, и иного уголовно-социологического материала.

Опыт преподавания Особенной части уголовного права в юридических вузах позволяет высказать следующие рекомендации по успешному усвоению той или иной главы учебного курса.

Прежде всего, необходимо уяснить общую характеристику отдельных групп посягательств, объединенных родовыми либо видовыми признаками в раздел или главу. Это предполагает выяснение родового и видового объектов этой группы посягательств, особенностей их объективной стороны, преобладающей для них формы вины (умысел или неосторожность), признаков их субъектов (особенно специальных). В общую характеристику определенной группы преступлений входит также их классификация, т. е. подразделение на виды и подвиды внутри разделов и глав.

Далее следует характеристика отдельных преступлений данной группы, юридическую основу которой составляет анализ их составов. В теории принята такая последовательность описания элементов состава: объект преступления, его объективная сторона, субъективная сторона и субъект. Завершает анализ конкретного вида преступления рассмотрение его квалифицирующих признаков (если таковые имеются).

Рекомендуемая литература

Корчагин А., Иванов А. Краткая характеристика Особенных частей уголовного права зарубежных стран // Уголовное право. 2002. № 2. С. 37–38.

Сизова В. Н. Система Особенной части российского уголовного законодательства. М., 2021.

Уголовное право зарубежных государств. Особенная часть: учеб. пособие / под ред. и с предисл. И. Д. Козочкина. М., 2004. С. 8–10, 82–83, 86–87.

Глава 2
Квалификация преступлений

Понятие квалификации преступлений. Согласно наиболее часто встречаемому в учебной и научной литературе подходу квалификация преступлений (уголовно-правовая квалификация деяний) представляет собой «установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой»[16]16
  Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 7–8.


[Закрыть]
. Данное определение позволяет сделать два утверждения.

Во-первых, квалификация преступлений включает в себя два тесно взаимосвязанных компонента: материальный (уголовно-правовой) и процессуальный (уголовно-процессуальный).

Установление точного соответствия (тождества) между признаками (составом) совершенного деяния и признаками (составом) преступления, предусмотренного уголовным законом, представляет собой материальный компонент. Это не что иное, как уголовно-правовая оценка общественно опасного деяния, заключающаяся в установлении нормы уголовного закона, подлежащей применению.

Уголовно-процессуальный компонент показывает, что квалификация преступлений имеет юридическое значение только в рамках процесса, т. е. когда она дается при применении уголовно-правовой нормы управомоченным должностным лицом (дознавателем, следователем, прокурором, судьей). Квалификация преступления как мыслительный процесс и результат этого процесса могут существовать и вне рамок уголовного процесса, однако это не будет иметь юридического значения.

Из сказанного можно заключить, что понятие квалификации преступлений является межотраслевым. В то же время это не мешает рассматривать составляющие его компоненты по отдельности. В курсе Особенной части уголовного права имеет смысл остановиться прежде всего на материально-правовой составляющей данного понятия. Квалификации преступлений – это по большей части частная уголовно-правовая теория.

Во-вторых, квалификация преступления как материально-правовое понятие, в свою очередь, также включает в себя два компонента. С одной стороны, она представляет собой мыслительный процесс, осуществляемый по установленным законам, а с другой – результат этого процесса, который впоследствии находит отражение в процессуальных документах.

Квалификация преступлений является неотъемлемой частью применения права. Часто квалификацию преступлений сравнивают с применением диспозиции уголовно-правовой нормы, иногда даже отождествляют их. Действительно, квалификация преступлений предполагает установление тождества состава преступления, который предусмотрен именно в диспозиции уголовно-правовой нормы, и состава совершенного общественного деяния.

Понятие квалификации преступлений в доктрине уголовного права понимается шире своего названия. Результатом квалификации может быть и вывод о непреступности содеянного (например, в силу малозначительности, наличия обстоятельств, исключающих преступность деяния, или за отсутствием вины). Такой вывод в известной мере противоречит определению квалификации преступления. Тем не менее распространение термина «квалификация преступлений» и на случаи распознавания непреступного поведения оправданно. Ведь изначально квалификатору неизвестно, какое преступление совершено и совершено ли преступление. Ответы на данные вопросы даются одновременно. Вероятно, лингвистически правильнее выглядит термин «уголовно-правовая квалификация деяния», который охватывает случаи распознавания как преступного, так и непреступного поведения. Однако термин «квалификация преступлений» устоялся и нет особой необходимости искать ему замену.

Юридическое значение квалификации преступлений. Квалификация преступлений имеет уголовно-правовое, уголовно-процессуальное, криминалистическое и криминологическое значение. Еще раз заметим, что это значение квалификация преступления имеет только в том случае, если она дается при применении уголовно-правовой нормы.

Уголовно-правовое значение квалификации преступлений состоит в том, что:

– в ее процессе устанавливается юридическое основание уголовной ответственности лица, совершившего общественно опасное деяние;

– она задает изначальные пределы уголовной ответственности;

– предопределяются основания ответственности лиц, прикосновенных к преступлению (так, уголовная ответственность наступает за укрывательство только тяжких и особо тяжких преступлений – ст. 316 УК РФ; за несообщение о преступлении только за отдельные преступления против общественной безопасности, безопасности государства, безопасности человечества – ст. 2056 УК РФ);

– она влияет на вопросы назначения наказания и применения иных мер уголовно-правового характера;

– от нее в значительной степени зависит решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности и от наказания.


Уголовно-процессуальное значение квалификации преступлений заключается в том, что:

– она предопределяет подведомственность, подсудность и подследственность дела;

– она во многом задает основания отстранения обвиняемого лица от занимаемой должности на период проведения следственных действий;

– неправильная квалификация является основанием возврата уголовного дела дознавателю, следователю.


Криминалистическое значение квалификации преступлений проявляется в том, что она во многом предрешает вопросы организационного взаимодействия различных органов.

Наконец, криминологическое значение квалификации преступлений состоит в том, что она представляет собой важный учетный статистический показатель преступности.

Виды квалификации преступлений. Квалификация преступления, в зависимости от того, кем она дается, бывает официальной (легальной) и неофициальной. Официальная исходит от компетентных государственных органов при применении уголовного закона, отражается в процессуальных документах (постановлении о возбуждении уголовного дела, приговоре суда и т. п.) и влечет юридически значимые последствия. Неофициальная квалификация не обладает властно обязательной силой. Среди всех разновидностей неофициальной квалификации нужно особо выделить доктринальную квалификацию, которую дают ученые в связи с теоретическими поисками, научным анализом права, а также в результате таких поисков и анализа.

Квалификация преступлений как мыслительный процесс.

Мыслительный процесс по установлению уголовно-правовой нормы, подлежащей применению, включает в себя три компонента:

– толкование закона (уяснение его смысла), при помощи которого определяется множество составов запрещенных уголовным законом деяний; смысл закона устанавливается грамматическим и систематическим способами;

– толкование деяния, представляющее собой установление юридически значимых признаков деяния; из всех признаков содеянного выделяются только те, которые имеют значение при применении уголовного закона;

– поиск нормы на основе сопоставления множества юридически значимых признаков деяния, установленного путем толкования деяния, и составов преступлений, установленных в результате толкования уголовного закона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

сообщить о нарушении