Коллектив авторов.

Уголовное право России. Особенная часть



скачать книгу бесплатно

Согласно ст. 3 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и/или тканей человека»[98]98
  Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. № 2. Ст. 62.


[Закрыть]
принуждение любым лицом живого донора к согласию на изъятие у него органов и/или тканей влечет уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ. Следовательно, потерпевшими являются прежде всего потенциальные доноры. Однако диспозиция ст. 120 УК не содержит прямого указания на то, к кому применяется принуждение, поэтому нужно согласиться с мнением, существующим в юридической литературе, что ими могут быть и иные лица, принуждая которых виновный может получить искомый результат, например, родители, близкие родственники.[99]99
  Полный курс уголовного права. В 5 т. / под ред. А. И. Коробева. Т. 2. СПб., 2008. С. 361 (автор гл. 3 «Преступления против здоровья» – А. И. Коробеев).


[Закрыть]

Поскольку в диспозиции ст. 120 УК не конкретизируется, к изъятию каких органов и/или тканей принуждается потерпевшее лицо, то логичным представляется вывод о том, что предмет рассматриваемого преступления – любые органы и ткани человека, пригодные для трансплантации. Совместным Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Российской академии медицинских наук от 25 мая 2007 г. № 357/40[100]100
  Российская газета. 2007. 26 июня.


[Закрыть]
в указанный перечень включены: сердце, легкое, печень, почка, селезенка, эндокринные железы, костный мозг и др. Однако в юридической литературе есть точка зрения, согласно которой предмет рассматриваемого преступления – любые органы и ткани.[101]101
  Рагулина А. В., Дорогин Д. А. Некоторые проблемы квалификации преступлений, связанных с изъятием и использованием органов и тканей человека // Медицинское право. 2010. № 6. С. 39.


[Закрыть]

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в принуждении потерпевшего к изъятию у него органов или тканей для трансплантации.

Под принуждением следует понимать физическое или психическое воздействие на потерпевшего для получения, вопреки его воле, согласия на изъятие органов или тканей. Способами принуждения выступают применение насилия к потерпевшему либо угроза применения насилия. Под применением насилия, которое охватывается данным составом преступления, понимается физическое воздействие на потерпевшего, в частности избиение, ограничение свободы, связывание, пытки, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью (ч. 1 ст. 112 УК). Если насилие будет сопряжено с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, то содеянное кроме ст. 120 должно квалифицироваться по п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК. Причинение при принуждении умышленного вреда здоровью средней тяжести либо истязание при отягчающих обстоятельствах квалифицируются соответственно по ч. 2 ст. 112 или по ч. 2 ст. 117 и ст. 120 УК.

Под угрозой применения насилия понимаются высказывания или совершение демонстративных действий, свидетельствующих о намерении применить насилие (угроза убийством, причинением вреда здоровью любой тяжести) как к потерпевшему, так и к его близким. Если согласие потерпевшего на изъятие органов или тканей получено иным способом, например уговором, подкупом, обманом, то действия виновного не образуют состав данного преступления.

Преступление считается оконченным с момента принуждения независимо от наступления последствий (формальный состав преступления). Если при этом принуждение реализовано, вследствие чего органы или ткань у потерпевшего изъяты, то содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 120 УК, и, в зависимости от наступивших общественно опасных последствий, по ст. 111 или 112 УК.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью – для трансплантации органов или тканей.

Субъект рассматриваемого преступления общий – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Им может выступать как сам потенциальный реципиент, так и иное лицо, действующее в его интересах.

В качестве квалифицированных признаков ст. 120 УК предусматриваются: совершение данного преступления в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в 1) беспомощном состоянии либо 2) материальной или иной зависимости. Содержание этих признаков раскрыто в предыдущей главе учебника.

Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК). Статья 121 УК устанавливает уголовную ответственность за заражение венерической болезнью. Между тем современная медицина не использует термин «венерическое заболевание». В перечне социально значимых заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. № 715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих»,[102]102
  Постановление Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. № 715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих» // СЗ РФ. 2004. № 49. Ст. 4916.


[Закрыть]
они именуются «инфекциями, передающимися преимущественно половым путем», а их перечень определен в соответствии с п. А50–А64 Международного статистического классификатора болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-го пересмотра (МКБ-10). Такими болезнями указанные акты признают: врожденный сифилис, ранний сифилис, поздний сифилис, другие и неуточненные формы сифилиса, гонококковую инфекцию, хламидийную лимфогранулему (венерическую), другие хламидийные болезни, передающиеся половым путем, шанкроид, паховую гранулему, трихомоноз, аногенитальную герпетическую вирусную инфекцию (herpes simplex), другие болезни, передающиеся преимущественно половым путем, не квалифицирующиеся в других рубриках МКБ-10, болезни, передающиеся половым путем, неуточненные.

В юридической литературе существует точка зрения, согласно которой уголовная ответственность по ст. 121 УК наступает лишь за заражение сифилисом, гонорей, шанкром мягким и лимфогранулематозом паховым (заболевания, которые относились к венерическим). Заражения иными инфекционными заболеваниями влекут уголовную ответственность по другим статьям против здоровья.[103]103
  Волков В. Н., Дагий А. В. Судебная медицина. М., 2000. С. 459.


[Закрыть]

Под заражением понимается передача венерической болезни лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, другому лицу. Деяние может выражаться в форме действия или бездействия. Способ заражения может быть различным и для квалификации значения не имеет. Оно может состояться как посредством полового сношения, так и в результате иных деяний лиц, страдающих указанной болезнью (несоблюдение правил личной гигиены в семье, на работе и т. д.). Состав преступления материальный. Преступление считается оконченным, если потерпевший фактически заболел венерической болезнью. Кроме того, должна быть установлена причинная связь между деянием виновного и наступившими последствиями.

В литературе было высказано мнение о том, что согласие потерпевшего на заражение венерическим заболеванием исключает уголовную ответственность виновного. Данная позиция получила еще большее распространение после введения соответствующего примечания к ст. 122 УК.[104]104
  Полный курс уголовного права. Т. 2. С. 368 (автор гл. 3 «Преступления против здоровья» – А. И. Коробеев).


[Закрыть]
Однако буквальное толкование закона исключает расширительное применение этого примечания к деянию, предусмотренному ст. 121 УК. Пленум Верховного Суда СССР в своем Постановлении от 8 октября 1973 г. № 15 «О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью»[105]105
  БВС СССР. 1973. № 6. С. 6–8.


[Закрыть]
указал, что согласие потерпевшего на поставление в опасность заражения венерической болезнью или на заражение его не является основанием для освобождения от уголовной ответственности лица, знавшего о наличии у него венерического заболевания и заразившего потерпевшего.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление может быть совершено умышленно (с прямым или косвенным умыслом), а также по неосторожности в виде преступного легкомыслия. Лицо осознает, что, являясь венерически больным и нарушая установленные правила, способно заразить другое лицо этой болезнью, и желает этого либо сознательно допускает эти последствия или безразлично относится к ним. Вина в виде легкомыслия возникает тогда, когда виновный, сознавая наличие у него венерического заболевания, предвидел абстрактную возможность заражения другого, однако самонадеянно рассчитывал это последствие предотвратить (использование предохранительных средств).[106]106
  Однако существует точка зрения, согласно которой данное преступление может быть совершено с любой формой и видом вины. Небрежность применительно к данному составу преступления определяется не тем, знает ли виновный о своей болезни, а тем, предвидит ли он возможность заражения другого лица этой болезнью. Такого предвидения вполне может и не быть, если заражение происходит неполовым путем. Например, больной может не предвидеть, что кто-то из его гостей воспользуется его посудой для питья или его полотенцем (Комментарий к Уголовному кодексу РФ для работников прокуратуры (постатейный) / отв. ред. В. В. Малиновский; науч. ред. А. И. Чучаев. М., 2011. С. 150).


[Закрыть]

Мотивы и цель находятся за рамками состава.

Субъектом преступления может быть лицо как мужского, так женского пола, достигшее на момент совершения преступления 16-летнего возраста, страдающее венерическим заболеванием и знающее о своем заболевании. Обычно такая осведомленность является результатом медицинского освидетельствования, постановки диагноза и предупреждения врача об опасности распространения данного венерического заболевания, либо внешние проявления болезни свидетельствуют об осведомленности лица. Если виновный обоснованно считал себя здоровым (например, в силу того, что со времени острого течения болезни прошло несколько лет, он прошел курс лечения и т. д.), ответственность по ст. 121 УК исключается. Действия лиц, не являющихся больными, но умышленно или по неосторожности заражающих иных лиц венерической болезнью, ответственности по ст. 121 УК не влекут, но в зависимости от наступивших последствий могут быть квалифицированы по статьям, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью.

В ч. 2 ст. 121 УК предусмотрена ответственность за заражение венерической болезнью двух или более лиц либо несовершеннолетнего. Временной интервал между эпизодами заражения значения для квалификации не имеет, за исключением случая, когда в отношении предшествующего деяния истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности. Отсутствие указания в законе на заведомость в отношении возраста потерпевшего не означает, что виновное лицо не должно знать об этом.

Заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК). ВИЧ-инфекция – хроническое заболевание, вызываемое вирусом иммунодефицита человека.[107]107
  Федеральный закон от 30 марта 1995 г. № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» // СЗ РФ. 1995. № 14. Ст. 1212.


[Закрыть]
Под термином «СПИД» (синдром приобретенного иммунодефицита) подразумеваются некоторые тяжелые оппортунистические заболевания (инфекционной, паразитарной или онкологической природы), развивающиеся у больных ВИЧ-инфекцией. Приказ Минздравсоцразвития России от 17 марта 2006 г. № 166[108]108
  Официально не опубликован.


[Закрыть]
содержит перечень состояний, свидетельствующих о развитии у пациента синдрома приобретенного иммунодефицита.

Статья 122 УК предусматривает ответственность фактически за три самостоятельных преступления: 1) заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 1 ст. 122); 2) заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни (ч. 2 ст. 122); 3) заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 4 ст. 122). Кроме того, квалифицированным видом заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 3 ст. 122) является деяние, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего.

Объективная сторона поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 1) выражается деянием в форме действия или бездействия, которые в данных конкретных условиях могут привести к заражению другого лица, и если это заражение не наступает, то только вследствие случайных обстоятельств или мер, принятых потерпевшим или третьими лицами. Возможность совершения преступления путем бездействия объясняется тем, что на ряд лиц нормативными правовыми актами возлагается обязанность не создавать угрозы заражения ВИЧ-инфекцией.[109]109
  Так, П. после выявления у нее ВИЧ-инфекции отказалась от назначенного лечения – химиопрофилактики ВИЧ-инфекции своей новорожденной дочери, чем поставила малолетнюю в опасность заражения, за что была осуждена по ч. 1 ст. 122 УК (Судебный участок мирового судьи № 2 г. Кузнецка, Пензенская область. Дело № 1-71/2010 // http://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-mirovogo-sudi-2-g-kuznecka-kuzneckogo-rajona-penzenskoj-oblasti-s/act-206291401).


[Закрыть]

Способы поставления в опасность заражения могут быть различными и зависят от механизма передачи ВИЧ-инфекции. Оконченным преступление будет при установлении самого факта совершения лицом деяния, создавшего реальную опасность заражения потерпевшего ВИЧ-инфекцией (формальный состав).[110]110
  Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем определении обоснованно указала: П. и Б. знали о наличии у них ВИЧ-инфекции и понимали, что заражение может произойти бытовым путем, в связи с чем, угрожая заражением, они предпринимали действия, направленные на нанесение зараженной крови П. на лица и слизистую оболочку потерпевших. Согласно сообщению Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями вероятность заражения ВИЧ-инфекцией при однократном попадании инфицированной крови на поврежденные кожные покровы и слизистые не исключается. Вероятность заражения составляет 1 %. При таких обстоятельствах кассационная инстанция обоснованно отвергла доводы жалоб и оставила без изменения приговор по ч. 3 ст. 122 УК как заведомое поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией, совершенное в отношении двух и более лиц (Судебная практика по уголовным делам. М., 2005. С. 70).


[Закрыть]

Субъективная сторона заведомого поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией характеризуется виной в форме прямого умысла. Совершая деяние, субъект осознает общественную опасность поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Умышленный характер вины законодатель подчеркивает, указывая на заведомость поставления в опасность заражения. Заведомость означает, что лицо сознательно нарушает правила предосторожности, достоверно зная о возможности заражения потерпевшего. В ситуации, когда субъект соблюдает все меры предосторожности, ответственность по ч. 1 ст. 122 УК исключается.

Вопрос о субъекте преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 122 УК, является дискуссионным в юридической литературе. Одни авторы считают, что субъектом является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Им может выступать как инфицированный ВИЧ человек, так и здоровое лицо, например сотрудник медицинских учреждений. Субъект преступления общий.[111]111
  Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / под ред. А. В. Бриллиантова. М., 2010. С. 240.


[Закрыть]
Другие полагают, что субъект преступления – лицо, достигшее 16-летнего возраста, являющееся носителем ВИЧ-инфекции или болеющее этим заболеванием.[112]112
  Уголовный закон в практике районного суда. М., 2007. С. 82.


[Закрыть]

Формально следует согласиться с мнением, согласно которому субъект по ч 1. ст. 122 УК общий, однако анализ опубликованной судебной практики показал, что за данное преступление осуждались только носители ВИЧ-инфекции или болеющие этим заболеванием.

Объективная сторона заражения другого лица ВИЧ-инфекцией (ч. 2 ст. 122) характеризуется деянием в форме действия или бездействия, последствием в виде заражения потерпевшего и причинной связью между ними. Этот состав преступления является материальным и окончен с момента наступления последствий в виде заражения другого лица ВИЧ-инфекцией. Заражение в данном случае означает инфицирование потерпевшего независимо от того, как долго продлится инкубационный период заболевания и когда наступит болезнь, вызываемая ВИЧ. Способы заражения могут быть различными и зависят от механизма передачи инфекции; они во многом совпадают со способами поставления в опасность заражения ВИЧ-инфекцией.

Обязательный признак объективной стороны – причинная связь. Если нельзя установить, заразился ли потерпевший именно от действий или бездействия обвиняемого, то последний может быть привлечен к ответственности только по ч. 1 ст. 122 УК за заведомое поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией.

По вопросу о субъективной стороне в данном составе преступления (ч. 2 ст. 122) в современной юридической литературе высказываются самые разнообразные мнения. Одни авторы считают, что она выражается в неосторожной форме,[113]113
  Комментарий к Уголовному кодексу РФ / отв. ред. А. И. Рарог. 6-е изд., перераб. и доп. М., 2009. С. 153.


[Закрыть]
другие – в умышленной и неосторожной форме вины,[114]114
  Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / под ред. А. В. Бриллиантова. С. 278.


[Закрыть]
третьи – только в прямом или косвенном умысле.[115]115
  Комментарий к Уголовному кодексу РФ / отв. ред. В. М. Лебедев. 12-е изд., перераб. и доп. М., 2012. С. 305.


[Закрыть]
Представляется, что вторая точка зрения наиболее обоснованна и правильна. Действительно, если виновный, зная о наличии у него заболевания и сознавая опасность причинения потерпевшему вреда, вступает в запрещенные контакты с другими лицами, он предвидит неизбежность либо реальную возможность заражения их и тем самым желает этого либо хотя и не желает, но тем самым сознательно допускает наступление указанного последствия или безразлично относится к его наступлению. Предпринятые с обеих сторон меры предосторожности не могут оправдывать деяния больного, поскольку все механические или химические средства не исключают возможности попадания вируса в организм здорового партнера, но свидетельствуют о самонадеянном расчете на предотвращение последствий, т. е. о легкомыслии.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста и знающее об имеющемся у него заболевании.

Для привлечения к уголовной ответственности субъекта по ч. 3 ст. 122 УК необходимо:

а) наличие фактических данных о совершении им конкретных деяний в отношении двух и более лиц либо несовершеннолетнего;

б) обнаружение у жертвы вируса иммунодефицита человека;

в) установление причинной связи между действиями субъекта и заражением ВИЧ-инфекцией.

Часть 4 ст. 122 УК предусматривает, как указывалось выше, ответственность за заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Ненадлежащим исполнением будет нарушение как специальных установленных правил профилактики ВИЧ-инфекции (например, нарушение правил переливания крови и ее препаратов, изъятие у донора органов и тканей), так и общих требований предосторожности (например, использование нестерильных инструментов, шприца). Обязательное последствие – заражение ВИЧ-инфекцией, которое должно находиться в причинной связи с ненадлежащим исполнением виновным своих профессиональных обязанностей.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме неосторожности, чаще всего в виде небрежности, но возможно и легкомыслие.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 122 УК, специальный – лицо, обязанное в силу профессии или занимаемой должности соблюдать определенные профессиональные стандарты безопасности. Чаще всего это работники медицинских учреждений, обязанные должным образом выполнять свои профессиональные обязанности (врач, средний и младший медицинский персонал, лаборанты, работники станций переливания крови, фармацевты и др.).

В ст. 122 УК есть примечание, которое обязывает освободить от уголовной ответственности виновное лицо. Основные моменты данного примечания таковы:

а) особые характеристики субъекта преступления, которым выступает только ВИЧ-инфицированное лицо; освобождение от ответственности здоровых лиц (сотрудников медицинских учреждений) на основании рассматриваемого примечания невозможно;

б) своевременное, т. е. совершенное до начала действий виновного, предупреждение потерпевшего о наличии у виновного инфекции и об опасности заражения ВИЧ-инфекцией;

в) добровольное (т. е. сознательно и явно выраженное без принуждения, насилия или обмана) согласие потерпевшего на совершение действий, создающих опасность заражения его ВИЧ-инфекцией.

Незаконное проведение искусственного прерывания беременности (ст. 123 УК). Искусственное прерывание беременности может проводиться лишь в соответствии с особыми правилами, допускающими производство этой операции по желанию женщины, только в медицинском учреждении, имеющем лицензию на указанный вид деятельности, и врачами соответствующего профиля.

Под незаконным проведением искусственного прерывания беременности, влекущим уголовную ответственность, закон понимает «проведение искусственного прерывания беременности лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля» (ч. 1 ст. 123 УК).

Обязательный признак рассматриваемого преступления – согласие беременной женщины на проведение искусственного прерывания беременности. При отсутствии такого согласия виновные должны отвечать по ст. 111 УК за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Женщина, сама сделавшая прерывание беременности, уголовной ответственности не подлежит.

Объективная сторона анализируемого преступления состоит в активных действиях, направленных на искусственное прерывание беременности.

Современной медицине известны несколько основных способов прерывания беременности: медикаментозный, вакуум-аспирация, хирургическая операция с выскабливанием полости матки. На квалификацию преступления способы прерывания беременности не влияют.

Состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 123 УК, является формальным; какие-либо последствия в виде реального вреда здоровью беременной женщины находятся за его рамками. Преступление считается оконченным с момента изгнания плода.

Субъективная сторона – вина в виде прямого умысла. Лицо осознает, что, не обладая необходимым высшим образованием и специальностью, производит искусственное прерывание беременности и желает совершить эти действия. Мотивы и цели преступления могут быть различными (корысть, сострадание и т. д.); на квалификацию они не влияют, но могут учитываться при индивидуализации наказания.

В ч. 3 ст. 123 УК указан квалифицированный вид рассматриваемого преступления, где предусмотрена ответственность за проведение искусственного прерывания беременности, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью (материальный состав). Субъективная сторона этого преступления характеризуется двумя формами вины: прямым умыслом по отношению к действию (прерыванию беременности) и неосторожной виной (в форме легкомыслия или небрежности) по отношению к последствиям – смерти или тяжкому вреду здоровью.[116]116
  Так, Бикинским городским судом Хабаровского края была осуждена по ч. 3 ст. 123 УК гражданка М. Не имея высшего медицинского образования соответствующего профиля, но обладая определенными медицинскими знаниями, она по просьбе потерпевшей с целью избавления от нежелательной беременности ввела в полость матки мыльный раствор в объеме 40 мг. Данные противоправные действия М. повлекли прерывание беременности (аборт) у потерпевшей на сроке 24 недели с развитием выкидыша и внутриутробной гибелью плода. При этом прерывание беременности с развитием выкидыша и внутриутробной гибелью плода относятся к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности для жизни человека, вызвавшему расстройства жизненно важных функций, которые не могли быть компенсированы организмом самостоятельно (Бикинский городской суд (Хабаровский край). Дело № 1-233/2010 // http://rospravosudie.com/court-bikinskij-gorodskoj-sud-xabarovskij-kraj-s/act-104115428).


[Закрыть]

Это преступление следует отличать от неосторожного причинения тяжкого вреда здоровью (по признаку прерывания беременности). Отличия состоят: а) в отсутствии согласия потерпевшей; б) в наличии умышленных действий, специально направленных на искусственное прерывание беременности.

Субъектом преступлений, предусмотренных ч. 1 и 3 ст. 123 УК, может быть любое лицо, достигшее 16 лет и не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля, т. е. гинекологической специальности. Буквальное толкование диспозиции ч. 1 и 3 ст. 123 УК дает основания считать, что лицо, имеющее высшее медицинское образование соответствующего профиля (например, врач-гинеколог), производившее искусственное прерывание беременности в антисанитарных условиях, вне медицинского учреждения или при наличии противопоказаний для производства операции, не подлежит уголовной ответственности по ст. 123 УК. Уголовная ответственность в таких случаях наступает только тогда, когда наступила смерть потерпевшей или причиняется тяжкий вред ее здоровью либо при наличии соответствующих условий по ст. 235 УК.

Неоказание помощи больному (ст. 124 УК). В соответствии со ст. 19 Закона об основах охраны здоровья каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования. Формами оказания медицинской помощи являются:

1) экстренная – медицинская помощь, оказываемая при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента;



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22