Коллектив авторов.

Теоретическая и практическая конфликтология. Книга 2



скачать книгу бесплатно

Каждый из исследователей признает, что способность системы институционализировать конфликт влияет на степень применения насилия, однако при этом в тезисе Козера указывается на некоторые условия, влияющие на способность системы нормативно регулировать антагонистические отношения. Наконец, в списке тезисов Козера признается, что ценности и спорные вопросы, которые разделяют антагонистические стороны, оказывают воздействие на степень применения насилия, тогда как Дарендорф, по-видимому, игнорирует эту переменную – потому, наверное, что конфликт отражает «борьбу за авторитет», а другие спорные вопросы просто представляют собой «надстройку», которая маскирует действительные источники конфликта. Однако даже в этом случае весьма вероятно, что тип символической надстройки, применяемый ради того, чтобы возбудить или успокоить участников конфликта, окажет большое влияние на насильственный характер конфликта. Хотя Дарендорф и признает имплицитно эту переменную, обсуждая вопрос о том, каким образом отсутствие «технических» условий организации увеличивает вероятность насильственного конфликта, все же введение этой переменной, по-видимому, не имеет большого значения для его схемы, и Козер таким образом вносит необходимое дополнение в список Дарендорфа.

Теперь проанализируем графу относительно длительности конфликта, в которой видим, что Дарендорф в своем формализованном списке не предлагает никаких тезисов. Этот пробел является серьезным недостатком всего списка, поскольку длительность конфликта, очевидно, имеет двусторонние имплицитные связи с причинными переменными, обусловливающими возникновение конфликтов в будущем, а также их остроту и степень применения насилия. Козер же предлагает интересный перечень тезисов, согласно которым решающее значение для определения длительности конфликта имеют: ясность целей, стоящих перед группами, принимающими участие в конфликте; степень согласия конфликтных групп по поводу того, что считать победой и поражением; умение лидеров уловить, во что обойдется победа, и убедить своих сторонников в желательности окончания конфликта. На каждую из этих переменных оказывают влияние другие переменные, например, вызванные конфликтом эмоции, степенью реалистичности подхода к конфликту, уровнем поляризации, степенью обладания властью, показателями победы, уровнем централизации.

Тезисы Козера говорят о том, в каких направлениях должен происходить пересмотр тезисов Дарендорфа. Напротив, интерес Дарендорфа к социальным изменениям означает довольно резкий разрыв с целиком «функциональной» концепцией реальности Козера, согласно которой конфликт, по-видимому, благоприятствует только интеграции и «адаптивности». Чтобы выправить этот перекос, список тезисов Козера следовало бы дополнить некоторыми суждениями, о которых говорится в схеме Дарендорфа; серия наиболее важных суждений Дарендорфа показала бы, каково переменное влияние острого или насильственного конфликта как на обе его стороны, так и на ту целостную систему, в которой он происходит.

В подобных тезисах можно поставить вопрос о том, каким образом самые разные формы конфликтов, взаимодействуя с разнообразными структурными контекстами, содействуют не только интеграции и адаптивности, но и таким процессам, как изменения, реорганизация и распад групп, принимающих участие в конфликте, и всей системы, в которой конфликт происходит. От переменной адаптивности следовало бы отказаться, так как она обусловливает неизбежность оценочных суждений по поводу того, каким должно быть «надлежащее» состояние системы по отношению к окружающей ее среде. Таким образом, взаимодействие, оказывающее свое влияние на многие переменные, связанные с получением различных результатов, можно было бы очень легко включить в сбалансированную систему теоретических положений.

В графе «Последствия конфликта» у Дарендорфа единственным результатом, включенным в его модели, оказываются социальные изменения, причем в расчет в качестве переменных явлений принимаются только их количество (тезис I) и темпы (тезис II). Козер же концептуализировал явления совершенно противоположного характера.

Вслед за Зиммелем Козер в самых общих чертах намечает интегративные и «адаптивные» функции конфликта – как для каждой из групп, принимающих участие в конфликте (тезисы IIV), так и для более широкой системы, в которой происходит конфликт (тезисы V–IX). Согласно тезисам I–IV конфликт может вызвать усиленное разграничение групп, централизованное принятие решений, идеологическую сплоченность, усиление социального контроля. Эти события происходят только при определенных условиях, в том числе при определенном уровне жесткости и дифференциации социальной структуры, определенной остроте конфликта и при определенном уровне восприятия, когда чувствуется, что конфликт затрагивает все фракции группы.

И в списке Дарендорфа, и в списке Козера имеются императивистские допущения, согласно которым конфликт функционально необходим либо для регулирования системы (Козер), либо для ее изменений (Дарендорф). Подобные дополнительные императивистские соображения, вероятно, совершенно неизбежны при крайней односторонности каждого из этих списков. Несмотря на то, что дивергенция этих двух списков предполагает высокий уровень их комплиментарности, перечень Дарендорфа слишком неполон, чтобы предложить такой набор тезисов, который мог бы «уравновесить» суждения Козера. Чтобы обеспечить такое равновесие, список Дарендорфа следовало бы расширить с тем, чтобы включить в него ряд дополнительных суждений.

1. Одна группа таких суждений показала бы, какое влияние оказывает тот тип структуры, в котором происходит конфликт, либо на его остроту, либо на его насильственный характер. Хотя тезисы Козера слишком односторонни и подчеркивают в первую очередь позитивные функции конфликта, все же он делает попытку показать, каким образом структура, в которой происходит конфликт, может повлиять на различные уровни и типы интеграции и адаптации.

2. Другая группа суждений относилась бы к обратной связи уже вспыхнувшего конфликта с образованием конфликтной группы (или ее дезинтеграцией). Дарендорф по существу игнорирует следующее обстоятельство: само по себе существование конфликта – это одно из «условий организации», которое оказывает влияние на все последующее развитие антагонистического противоборства. Этот вывод, несомненно, был одной из важнейших заслуг Зиммеля, и Козер поступил мудро, включая его (хотя и очень односторонне) в свой список.


Заключение. Критики могут заметить, что подобным таблицам неизбежно не хватает целостности, свойственной самой хорошей теории, ибо как это возможно, чтобы тезисы разных мыслителей, вырванные из контекста и совмещенные друг с другом, образовали последовательную теоретическую систему, которая стимулировала бы эмпирические исследования? Но им следует возразить следующим образом.

Во-первых, социологическое теоретизирование уже начало увязать в конструировании концептуальных направлений, которые часто оказываются смесью высказанных и невысказанных допущений, а также имплицитных и эксплицитных тезисов. Подобные направления обычно конструировались либо относительно независимо друг от друга, либо в духе чрезмерно резкой реакции на допущения какого-нибудь нежелательного направления (чаще всего функционализма). Может быть, каждая схема, которая была сконструирована тем или иным из этих способов и обнаруживает необходимую для зрелой теории целостность и последовательность, но тем не менее теоретические направления в социологии не ладят друг с другом, причем каждое из них отстаивает определенную школу мышления. Кроме того, следует учитывать психологические склонности сторонников каждой школы: мыслители либо вели полемику с другими направлениями, пытаясь при этом продемонстрировать свои собственные заслуги, либо разрабатывали свои индивидуальные схемы, по-видимому, даже не пытаясь при этом осознать, какой вклад могли бы внести другие направления. Именно благодаря этой ситуации стало возможным выделить на страницах книги или в содержании теоретических знаний четыре главных школы или направления, какими являются направления функционализма, конфликта, взаимодействия и обмена, а затем обсудить схемы главных мыслителей, работающих в пределах каждого из этих общих направлений.

Во-вторых, как подчеркивалось выше, когда делались попытки разрушить довольно произвольные барьеры между ними, сторонники синтеза обычно пытались совместить допущения (а не тезисы) двух или нескольких направлений, которые, по их мнению, обнаруживали гораздо больше сходства, чем прежде улавливали представители этой дисциплины. Такая деятельность могла оказаться полезной, если бы ей сопутствовала более сложная задача – синтезировать фактически существующие теоретические положения, которые были внушены соответствующими допущениями каждого из синтезируемых направлений. В отсутствие же такого рода деятельности уместно поставить следующий вопрос: какую пользу для создаваемой теории приносит совмещение допущений, если «оценочные суждения» по поводу того, что «по-настоящему реально» в общественной жизни можно подтвердить или опровергнуть только в том случае, когда они сформулированы в виде поддающихся проверке высказываний? При создании теории часто бывает полезно понять допущения, сделанные теоретиками, но реально принимаются во внимание только проверяемые высказывания каждого теоретика. Ибо, действительно, только поддающиеся проверке положения отличают науку от метафизических философских трактатов. К сожалению, многое из того, что происходит при теоретическом синтезе в социологии, напоминает совмещение философских допущений о природе реального мира, а не ряд проверяемых суждений, которые подтвердили бы или опровергли подобные допущения.

При всех недоработках, которые имеются в таблице 10, в ней отстаивается совершенно ясная стратегия построения теории – попытаться выразить тезисы различных мыслителей в абстрактной форме, а затем приступить к трудной задаче синтеза этих положений: а) друг с другом, б) с другими теоретическими направлениями и, самое главное, в) с имеющимися в наличии эмпирическими данными.

К чести Козера и Дарендорфа, они предпочли, в конце концов, изложить свою аргументацию пропозиционально, и тем самым сделали соответствующие схемы доступными для такой проверки, которая обещает социологии реальную теоретическую отдачу. Если рассматривать их в этом контексте, то Козер и Дарендорф внесли серьезный вклад в построение теории, при этом они усовершенствовали способность социологии находить научное решение поставленной Гоббсом проблемы порядка.

Анализ современных теорий конфликта
Торстен Бонакер

Составлено по: Bonacker Th. Konflikttheorien. Eine sozialwissenschaftliche Einf?hrung mit Quellen. Opladen: Leske + Budrich, 1996. Перевод с немецкого Юлии Павловой

© В. Г. Бондарев, составитель, 2019

Т. Бонакер сегодня не настолько известен российскому читателю как Р. Дарендорф. Однако его заслуга заключается в том, что он первый из современных исследователей ставит вопрос о критериях отнесения существующих теорий конфликтов к теориям вообще. Иными словами, он ставит под сомнение то, что некоторые теории конфликтов могут быть отнесены к теориям вообще. Такая постановка проблемы вполне назрела, ибо сегодня некоторые незначительные идеи, как только появляются, сразу именуются теориями, тогда как в действительности в них нет ничего, что можно было бы отнести к строгой теории.

Исходя из определения, что же мы понимаем под теорией вообще, Т. Бонакер рассматривает: 1) теорию классового конфликта, 2) феминистскую теорию и 3) теорию международных конфликтов.


Понятие «теория конфликта» и критерии отнесения их к теориям. Вначале следует определить, какую цель ставит перед собой теория общественных наук. Ее нужно сопоставить с высказываниями о социальном сосуществовании людей, с тем чтобы было возможно описать и объяснить условия совместной жизни людей и их отношения.

В более или менее системно изложенных высказываниях о действительности весьма важную роль играют отдельные понятия, так как именно в них и должны быть наиболее полно и приемлемо для усвоения представлены и сведены воедино социальные явления и факты. Характер связей, объединение их во всеобщие понятия с критериями их идентификации – это и есть задача теории общественных наук.

В нижеизложенном материале в центре внимания будут находиться как основное понятие, так и термины, избранные в качестве объяснения относящегося к данной проблеме материала. Речь идет о теоретическом наблюдении за социальными фактами конфликта, то есть о теоретически изложенном анализе таких его примеров, как столкновения, споры, разногласия, борьба и пр.

В начале нашего краткого обзора, который не является ни системным сравнением основных направлений, ни дополнением к далее излагаемой теории конфликта, должны быть внесены некоторые замечания к самому понятию «теория конфликта». Что именно понимается под «теорией конфликта» будет изложено в ходе объяснений некоторых теоретических представлений.

Для того чтобы можно было четко представить себе значение понятия теория конфликта, кажется, было бы целесообразно разобраться поочередно в значениях слов «конфликт» и «теория» в отдельности. При этом понятие «теория» может быть в нашей связи просто определено как абстрактные систематизированные высказывания о таких социальных явлениях и фактах, как, например, прецеденты обмена.

Мы можем наблюдать, как одна персона дает что-то другой персоне, а в ответ вторая дает что-то другое первой. Эти интерактивные отношения двух людей мы определяем понятием «обмен», и это понятие само по себе является более теоретическим, в отличие то того, как мы его используем для описания каких-либо социальных явлений, которые проистекают из каких-то фактов, а не сами по себе. За этим простым актом создания понятий, с которыми также работает и язык повседневности, следует связывание высказываний и понятий. Таким образом, происходит формулирование теории заключения договоров. В дальнейшем она будет, к примеру, касаться каких-либо вещей, которыми будут меняться стороны, либо будет относиться к каким-либо персонам, то есть будет иметься в виду их участие или неучастие. Подобным образом развиваются процессы и в теории социального конфликта. Здесь тоже понятие конфликта обозначается либо фактами, относящимися к какому-либо происшествию, событию, либо будет рассматриваться состав преступления одного из участников «дела».

Исходя из этого, теория конфликта будет рассматривать многие составляющие данного процесса, например, такие как экономические отношения, политические и правовые условия, в рамках которых это происходило, либо так называемый «человеческий фактор» и т. д.5151
  В этом случае теория конфликта должна исходить из того, что не существует ни одной такой теории, которая бы заключалась в самой себе, так как это зависит от тех теоретических выкладок, усилий и контекстов, а также от того, в какой взаимосвязи данный конфликт анализируется.


[Закрыть]

Таким образом, теории конфликта варьируются в зависимости от предпосылок, условий, которые возникли также на базе познавательных интересов5252
  Довольно-таки часто складывается такое впечатление, будто в теории конфликта весь интерес заостряется на чем-то одном, например, на оздоровлении ситуации и решении конфликта. Однако слишком глубокий анализ конфликта только препятствует его разрешению. Все последние публикации – почти без исключения – касаются вопросов возможностей разрешения интернациональных конфликтов.


[Закрыть]
отдельных социальных слоев и различных тематических областей. Все эти ограничения, в свою очередь, зависят от исторической и социальной ситуации, в которой теория конфликта создавалась.

Понятие «теория конфликта», насколько допустимо это здесь отметить, существует в иной плоскости, чем множество других обозначений общественно-научных теорий, таких как марксизм, функционализм, теория прибавочной стоимости и др.

В то время как эти вышеназванные теории оперируют зачастую такими понятиями, как «мировоззрение», «политические неразрывные связи» и «общие суждения о человеческом сосуществовании», а также выявляют взаимосвязи этих понятий, «теория конфликта» переходит на путь абстрактно-аналитического осмысления распространенного повсеместно феномена конфликта. Само собой разумеется, конкретный конфликт координируется с другими феноменами, поэтому некая теория конфликта часто интегрируется в другие общественные теории. В этом случае следует различать хотя бы марксистскую и функциональную теории конфликтов.

Однако, если теория конфликтов сама заявит о своих притязаниях на право быть системой общих высказываний об обществе, и тем самым захочет отмежеваться от других общественных теорий, то в этом случае о ней нельзя будет говорить не только как о теории отдельного конфликта, но и невозможно будет рассматривать ее как теорию общества.

Хотя предыдущие рассуждения показали, что понимается под «теорией конфликта», правда, они не помогли нам объяснить, как это понятие конфликта (а именно, вещь для понимания теории конфликта весьма существенную) можно будет сформулировать. Ведь в действительности именно в этом и кроется проблема, так как не существует какой-то нейтральной дефиниции, какого-то усредненного понятия того, что есть конфликт.

Более глубоко взглянуть на проблему мы сможем только лишь узнав, что скрывается за самим понятием «конфликт». Само собой разумеется, это утверждение указывает на парадокс: прочувствовать понятие «конфликт» в его содержательной части дают лишь теории конфликта, и, таким образом, теория конфликта должна по значимости стоять, так сказать, перед самим конфликтом.

Вероятно, вся дилемма предстает здесь как бесконечная цепь теоретических дискуссий, потому что мы так и не можем окончательно подойти к какой-то связующей дефиниции понятий, обозначающих социальные явления и факты.

Поэтому, несмотря на то что к началу этого обзора никак не находится какое-то краткое, легко запоминающееся определение конфликта, думается, что все же этого несколько перегруженного разъяснениями комментария будет достаточно.

Итак, путь к пониманию «конфликта» пойдет в двух направлениях: с одной стороны, назад – к теоретическому понятию и, с другой стороны, к критериям, по которым сравниваются общественно-научные теории конфликтов. Чтобы было возможным упорядочить теории конфликтов, они должны быть сфокусированы в тематической последовательности. Это означает, что уже упомянутые контексты, в которых были сформулированы теории конфликтов, нам знакомы и нами усвоены. Сославшись на научно-теоретическую терминологию, мы могли бы назвать их парадигмами5353
  Понятие исходит от Томаса С. Куна, см.: Kuhn Th. Die Struktur wissenschaftlicher Revolutionen. Frankfurt, 1976.


[Закрыть]
, по крайней мере, в нашей связи вряд ли подошло бы другое обозначение такой формы объяснения, как это обсуждение. Чтобы вновь не вдаваться в сложности определений и различия языка повседневности и научных формулировок, следует просто сказать, что обсуждение, прения в данном случае будут обозначать систематично изложенное число предложений или высказываний, которые будут структурироваться по определенным имманентным, то есть внутренне присущим им, критериям5454
  Автор, таким образом, следует значению, которое Петер Ф. Цима дает в рамках так называемой «социологии текста» в форме теоретической дискуссии (см., например: Zima P. V. Ideologie und Theorie. Eine Diskurskritik. T?bingen, 1982).


[Закрыть]
. Иначе говоря, в дискуссии или в обсуждении, в прениях надо значению понятия дать проясниться. Ведь от того, как это понятие свяжут с другим понятием, оно само будет играть определенную роль, к примеру, позитивную или негативную. Следуя этой дефиниции, теории формируются, выливаясь в дискуссии и прения, и, таким образом, сами становятся их составной частью. Дискуссия ведется с применением определенной терминологии, которая делает возможным понимание социальной реальности в рамках данного контекста. В обсуждении проблем политической экономии содержатся противоречащие друг другу теории, например, теория Адама Смита и критические теории Карла Маркса, антропологические беседы. Конфликт, обсуждаемый каждой из этих теорий будет означать всякий раз свое, несхожее с другими теориями, внутреннее значение понятия, так как каждое обсуждение привносит различные наблюдения, объяснения и методы описания действительности5555
  Sandole D. J. D. Paradigm, Theories, and Metaphors in Conflict and Conflict Resolution: Coherence or Confusion // Conflict Resolution Theory and Practice / Hrsg. von D. J. D. Sandole, H. van der Merwe. Manchester, 1993. S. 3.


[Закрыть]
. Если же нам потребуются теории определенного конфликта для конкретизации значения понятия этого конфликта, то мы должны будем вывести критерии для теоретического сравнения. Это будет указанное выше второе направление пути.

Каждую теорию и, соответственно, дискуссию о ней можно упорядочить сочетанием в их содержании определенных высказываний и импликаций, то есть включений, подразумеваний или неразрывных связей. При этом следует отличать две сферы критериев: онтологическую и эпистемологическую. Первая включает высказывания и импликации, которые касаются людей и их наполненной конфликтами совместной жизни. Вторая разбирает научные проблемы. Онтологические критерии – это, кроме всего прочего, и широко, масштабно отображенная картина Человека, как существа социального. Это особенно важно для оценки конфликтности общества и возможности мирного разрешения конфликтов, где участники конфликта, или действующие лица, выступают наряду с причинами конфликта. Там же определяются причины конфликта, его сферы или области, в которых он обозначился, а также принцип участия в конфликте, допускаемый теорией. В дальнейшем следует исключить нарративный, то есть повествовательный, контекст, на который ссылается теория. Под этим подразумеваются, например, идеологические позиции и картины мира, которые лежат в основе теории конфликтов. Важнейшим онтологическим критерием все же является принятая за некую истину социальная дифференциация. Как правило, уже это разграничение и разделение само указывает на ряд социальных конфликтов. Этот ряд можно представить линией, разрезающей социальный мир на такие сферы, как капитал и труд в марксистской теории конфликтов, и превосходство и подчиненность в теории дискуссий и обсуждений в политической философии.

Под эпистемологическими критериями подразумеваются все значимые для теории понятия, такие как универсальное толкование всех социальных фактов, объяснение фрагмента теории в виде выдержки и пр., а также наименования самих методов: объяснение, описание, открытие и др.5656
  В данном тексте приведены не все критерии, а только лишь те, которые мы выбрали в порядке надобности.


[Закрыть]



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9