Коллектив авторов.

Российский колокол №7-8 2016



скачать книгу бесплатно

Слово редактора

Анастасия Лямина. Журналист, публицист, кандидат в члены Интернационального Союза писателей.


Наш вечный двигатель – читатель, наш верный друг – писатель и поэт

Рада приветствовать авторов и читателей очередного, последнего в уходящем году, номера литературного журнала «Российский колокол», 7-8 выпуск.

Для каждого из нас год был по своему разнообразным: кому-то он запомнился яркими событиями и творческим взлетом, кого-то баловал белыми полосами в жизни и работе. Но, а мы, в свою очередь, на протяжении этого года продолжали знакомить вас с талантливыми писателями современности. Авторы, с которыми вы всегда встречаетесь в нашем издании, это не только люди знаменитые, как говорят – «из первых рядов современной литературы», но и только набирающие литературный вес писатели, творчество которых из номера в номер находит свое достойное место на страницах журнала.

Вот уже 20 лет «Российский колокол» являет собой своеобразную выставку достижений литературы современности.

В новом выпуске мы представляем вашему вниманию высококачественную художественную литературу, объединив произведения рубриками, что дает возможность выбрать по вкусу и верно сориентироваться в наиболее интересных для вас публикациях в каждой отдельно взятой рубрике. Раздел «Русское зарубежье» объединило творчество писателей-эмигрантов, живущих в Соединенных Штатах Америки, современные прозаики и поэты делятся своими произведениями в разделах «Современная проза» и «Современная поэзия», «Голоса провинции» представляют творческий состав писателей из Астрахани, а в рубрике «Рецензии» вы найдете обзор последних новинок из серии «Современники и классики». И да, чуть не забыла! В журнале «РК» мы публикуем не только признанных мастеров, но и творчество молодых писателей, которых критика давно окрестила «будущим русской литературы». Их пьесы, новеллы, сказки и стихи вы также найдете в разделах свежего выпуска журнала «Российский колокол».

Приятного чтения.

Современная поэзия

Евгений В. Харитоновъ

Харитонов Евгений Викторович (лит. псевдоним: Евгений В. Харитоновъ; 09.12.1969, Москва), московский поэт, музыкант, историк литературы и кино, куратор литературных и музыкальных проектов.

Печатается с 1984 года. Окончил филфак и аспирантуру МПГУ (бывш. МГПИ им. В.И. Ленина). Работал в периодике, в школе, редактором в издательствах, в 1999-2011 гг. – зав. отделом критики журнала «Если»; в 2008-2010 гг. – главный соредактор журнала «Знание – сила: Фантастика»; в 2011-2013 гг. – старший научный сотрудник Российской книжной палаты. В настоящее время – руководитель литературных программ Российской государственной библиотеки для молодежи, руководитель литературного салона «Современники-XXI». Куратор фестиваля литературного и художественного авангарда «Лапа Азора», главный редактор литературного журнала «Другое полушарие».

Автор 10 поэтических книг и 15 историко-литературных изданий, многочисленных публикаций в России и за рубежом. Член ИСП, Союза писателей России, Русского ПЕН-клуба и Союза литераторов РФ.

Авторский сайт: http://academia-f.blogspot.ru/

Две стороны медали
«Как невозможно быть…»
 
Как невозможно быть
как невозможно вне быть
невозможно как-то
вне политики возможно
быть
 
 
нельзя
 
10.07.2016 г. Переделкино
«Корпоративная интеллигенция…»
 
Корпоративная интеллигенция
 
Любовь к революциям
 
Представь,
что ты палач…
 
 
Поплачь.
 
Смысловая фонетика
(Неточные палиндромы)
 
Дару раб рад
не рад лишь раб рабу.
 
 
Рад ад
и Рада аду рада
 
Так и жили
 
Падали, падали
В ножки всякой падали
 
«В принципе…»
 
В принципе
оно конечно:
Ленин
Сталин
 
 
но
с другой стороны
так уж получилось
 
Утопия для людей
 
Сбежать
на самый дальний,
забытый самый,
стороной
обходимый всеми
кораблями всеми –
остров
и создать
новую цивилизацию с нуля.
Махонькую, немноголюдную,
чтоб кислорода было побольше,
а точек зрения поменьше.
 
 
Я назову это место
Утопией Для Людей.
 
Пистолетик
 
В «Детском мире»
в детство впал:
невоздержимо
захотелось купить
пластмассовый
пистолетик из тех
что стреляются водой
я хотел такой
в детстве
но они были жутким
дефицитом
 
 
теперь я счастлив –
 
 
и у меня есть
пис
толетик
стреляющий водой
есть у меня свой
личный пистолетик
писто
летик
 
 
peace
peace!
 
 
сто
сто!
 
 
лет
лет!
 
 
лети
лети!
лети!!
к…
иду
стреляю в прохожих
мокрый террорист
из-за меня
не умирают люди
 
 
+30° в тени
 
Первое тасманийское стихотворение
 
Вода отражает глаза
вода ласкает глаза
вода забирает глаза
вода делает тебя
морем
 
 
вода стекает в оду
в оде спит вода
вода перетекает в камень
вода засыпает и
просыпается Жуковским
 
 
ода засыпает уши
уши засыпает щебень
оглушенных гласных
гласных без гласа немых
ода засыпает и
просыпается
водой
 
 
вода говорит не бывает много
ода говорит не бывает много
Державин говорит не бывает и
выпивает воду и
выливает воду в оду
оду в воду выливает
до самого песка
и камень съедает воду
 
 
после
камень падает вверх
и под него
втекает вода
которой не
бывает много
Державин с Жуковским выпивают
тасманийский закат
 
 
каменное небо непрочно.
 
Из стихо к Ирине
1. Доверие
 
Любви
не учимся красть
учимся красться
 
 
друг
к другу
 
 
осторожно
проверять
доверять
 
 
как
друг другу
на цып
на цып-цып-цып
на цыпочках
я да ты
ты да я
да мы
друг
к другу
по кругу
наис –
косо –
к
 
2. «Выкрасить…»
 
Выкрасить
потолок в черный
и засеять звездами
 
 
не мыть
не скоблить
не белить
звезды этого не терпят
 
 
тебя любить
под звездным небом
хрущевки
 
3. «Она…»
 
она
белокожа без белья
была бела
как чистый лист как страх
как первый грех
как соул Simply Red
и без белья без «нет» без бед
на теле как
младенец только
дикарка как клеопатра как
в ночь последней любви
белокожа без белья
белобебель я
смотрел на нее и любил
и смотрел
и любил
и смотрел
как она
 
«Подозрительно легко…»
 
Подозрительно легко
дышат чужие птицы
 
 
убедительно, веско
держат русские цепи
 
 
дыши! молчи! люби!
 
Леся Яровова

Леся Яровова (Яровова Елена Сергеевна) родилась в 1973 году в городе Ростове-на-Дону, где и проживает по сей день. Училась на психологическом факультете, закончила юридический. Писать стихи начала в 2007 году, после рождения детей-погодков, дочери и сына. С 2012 года пишет фантастическую прозу.

 
Кто-то способен выть,
Кто-то, быть может, рад боли,
Кто-то готов убить,
А я остаюсь собою.
 
Зелёный трамвайчик

В этом замке нет окон. Зачем? Здесь они не нужны. Нет запретов и правил. Нет пошлости определений. Здесь осколки погасшей печальной луны Вальс танцуют под музыку звездных знамений. Здесь нет места слезам. Да и радость, увы, не в чести. Она здесь ни к чему, мы оставим ее у порога. Сюда ходит разбитый зеленый трамвайчик… Прости, Ты не знаешь случайно, как выйти на эту дорогу?

Ведьма
 
Скажи, ну чем пленил мою больную душу
Твой огнеликий бог, что горд и нелюдим?
Зачем который год, обеты все нарушив,
Иду вслед за тобой, мой милый паладин?
 
 
Невидна, неслышна, по краешку дороги
Под чей-то сиплый вой ступаю, холодна,
Живая лишь мечтой унять свои тревоги.
Ласкает нежно тень погасшая луна.
 
 
Мой милый паладин, страшусь тебе присниться.
Готова пожалеть, ослепшая, о том,
Что мне суровый бог опустошил глазницы,
Лизнув их языка раздвоенным клинком.
 
Дети Гекаты
 
Слишком много родительской крови
Влилось в наши гибкие вены.
Мы – роботы отчею волей,
Мы – псы на охране вселенной.
 
 
Слишком много сказок и красок
Втерто в наши незрячие очи.
Мы – наездники огненной стаи,
Мы – вертлявые прихвостни ночи.
 
 
Слишком многое нам очевидно,
Ешё большее мы позабыли.
Мы – дети Гекаты. Нам проще.
Мы воем на вашей могиле.
 
«Вы летали вдвоём до рассвета…»
 
Вы летали вдвоём до рассвета
В полусонном медлительном небе,
Хохотали, как малые дети,
И прохожий завидовал: «Мне бы!»
 
 
Вы швыряли вниз песни и крики,
Стоя рядом на призрачном мостике,
Разноцветные плавили блики,
Пририсовывали звукам хвостики.
 
 
А с утра на прокуренной кухне
Слушал ты, как она рассуждала,
Что «Огни Эльма» снова потухли,
Ариадна ладони разжала,
 
 
И проходит наш мир, как ветрянка.
Демиург утомлённый в печали:
Ваш «Голландец» – консервная банка,
Наш Летучий корабль – на причале…»
 
Рифмоплёт
 
Неврастеник, поэт и истерик,
Прокаженный, не знающий меры,
Отказавшись от власти и денег,
Снова грезит в объятьях химеры.
 
 
Он не плачет от света и боли –
Он, слова оживляя, рифмует
Водопад вожделеемой воли
С ветром, что в голове его дует.
 
«Остывший микрофон, остывшие ладони…»
 
Остывший микрофон, остывшие ладони…
Да что ж мы о тоске? Поговорим о том,
Как сладко бьет в виски весенний ветер томный,
Как будоражит кровь зарытое в пески
Заката моего бездумное свеченье.
Распластан новый день поверхностью доски.
Здесь будет все для нас – занозы и томленье,
Прохладный поцелуй, страданье, вдохновенье,
Стремленье нежное, зажатое в тиски…
Да что ж мы о тоске? Куда нам без тоски…
 
Старый корабел
 
Простите, я очень стар, господин –
Плохо хожу и не слышат уши.
Да, он остался только один,
Но в этот корабль я вкладывал душу.
 
 
Он легок, изящны нос и корма,
Фигура Паллады в простой рубашке.
Красива? Позировала жена,
Да не дожила повидать, бедняжка.
 
 
Смотрите, обширен и сух его трюм –
Обогатитесь на ввозе перца.
Да, господин мой, и душу, и ум
Я вкладывал в это корыто. И сердце.
 
 
Когда-то, красуясь, ловил он ветра
В просоленный парус, тертый, бывалый,
Который, признаться, уж сгнил дотла.
Но я еще помню, что он был алый.
 
«Замолчу и на стол деревянный…»

(Геннадию)


 
Замолчу и на стол деревянный
Лягу с колом-усмешкой в груди.
Не рыдай надо мной,
Гость нежданный.
Поцелуй меня, и уходи.
 
 
Выпей водки на старом перроне,
Злое горе не тронь, не буди,
Сядь к окну в горьком
Стылом вагоне,
Песню спой мою, и уходи.
 
 
Колет время век тонкие ставни,
С колоколенки вечность гудит.
Это наше прощенье.
Прощанье.
Вспомни голос мой. И уходи.
 
Чайка
 
Разве может быть чайка такой одинокой?
Так стоять сиротливо с нахохленным боком
И ловить блики звезд в синей лужице рядом?
Провожать облака замороженным взглядом?
Разве твари крикливой, веселой, пернатой
Не дана неба синяя теплая вата,
Тяжесть солнца и ветра живого прохлада,
Крыльев песня и радости лёта отрава?
 
Крылья
 
Заберите мечты и пророчества,
Встречи, слезы, победы, волнения,
Яркость неба, печаль одиночества,
В дар примите моё вдохновение.
 
 
К ним возьмите дороги подлунные,
Все равно в них одно невезение,
Ну, а я свои очи безумные
Утоплю в черной чаше терпения.
 
 
Доживу, не боясь и не сетуя,
Не прося ни любви, ни улыбок,
Не танцуя с туманом и не храня
В глаз озерах пленительных рыбок.
 
 
На потеху забвенью-проказнику
Вы оставьте пустым надмогилье,
Помяните ни плачем, ни праздником.
А вот крылья… Не трогайте крылья!
 
Детектив
 
Как водится, все исподволь начинается –
Скажем, со скрипа ветвистой акации.
Дальше сюжет, не спеша, развивается
На фоне сверхсенсорной субдепривации.
 
 
Героя – пожившего, жизнью помятого,
Случайно попавшего под подозрение,
Берет в оборот суета еле внятная,
Детекто-романная, с продолжением.
 
 
Сюжета сплетение, тайна ужасная –
Жертва – маньяк, он убийца прохожих,
Подруга его, как лисица, опасная,
Дама, прекрасная рожей и кожей.
 
 
Герой бьется с грузом подделок и фальши,
Вдрызг впечатляется рыжей стервозой,
Влюбляется, мается… «Что будет дальше?» –
Читатель кричит. Дальше – смерти угроза
 
 
Позорной, на стуле, искрящем, воняющем
Болью, озоном, страхом и криками.
И вот наш герой наконец просыпается,
Вступает в борьбу с роковыми уликами,
 
 
Находит своё нерушимое алиби,
Ловит убийцу, маньяка жестокого,
Сажает в машину стервозную кралю и
Уносится вдаль к горизонту глубокому,
 
 
Чтоб вновь возникнуть от скрипа древесного,
К жизни рожденного новым читателем
Книги, наполненной верой в чудесное,
Очкастым написанной горе-мечтателем.
 
На пляже
 
Серьезная девочка в плащике синем
Шагает по берегу вдоль прибоя.
Кепочка сбилась набок красиво,
Под козырьком плещется голубое.
Бабушка в шарфике в желтую клетку
Неподалеку судачит с соседкой,
Жестикулируя чашечкой чая,
Девочку будто бы не замечая.
Ветром уносит возгласы птичьи,
Плащик уж мокрый до неприличья,
Море свинцовое, крабики рыщут,
А девочка ходит и все что-то ищет.
Отодвигает «капусту морскую»
И замирает. Нашла! Вот такую!
Ракушку гладкую, с перламутром,
Цвета июньского теплого утра!
Девочка прячет находку в кармане –
Не потеряет! Это же – маме! –
Несется стремглав к желто-клетчатой бабушке,
Цепляется ножкой за вычурный камушек,
Падает… Кривит лицо недовольно…
Маленьким можно реветь, если больно.
 
Он и она
 
Он по жизни был деепричастием,
Она – сущностью отречения.
У них было присутствие счастья
При отсутствии приключения.
 
 
Она зрила в очах его бога,
Впрочем, как и в любых глазах,
Он сутулился зябко, убого
Заносился на тормозах.
 
 
За заносчивость эту жалкую
Она, не сомневаясь, прощала,
Встреч их редких, случайных подарков
Ожидала. Безумно скучала.
 
 
Все закончилось тривиально,
Так и не соизволив начаться
В том затертом году нереальном,
Когда было им по восемнадцать.
 
Танцорка
 
Под взглядом фрейлин замерла в мгновений борозде,
Решилась. Разворот, прыжок и пируэт в воде.
Прозрачный кринолин, корсет, восторг, слеза, канкан,
Поклон, улыбка, фуэте, аллегро, гонорар, стакан.
 
 
Проспоренный заклад, провал, подвал, глаза пусты,
сердечный твист, попытка, ночь, облава, бег, кусты.
Сеть шрамов по лицу, косяк, нездешняя тоска
И восхищения волна – лишь горсточка песка.
 
Звезда
 
Вчера на утренней заре
На покрывало
Листвы, опавшей в ноябре,
Звезда упала:
 
 
Лучами впуталась в туман,
Перевернулась
И провалилась, как в карман,
В объятья улиц.
 
 
Поднял прохожий.
«Бирюза?
Товар, пустышка? Бесконечность?»
Глядит в усталые глаза
Потерянная кем-то вечность…
 
Цена победы
 
В истоках ли, на гребне ль бытия
победу одержавший вдруг прознает,
что никому не ведома цена,
заплаченная за свершенья духа.
 
 
И человеческие существа
так просто камушки швыряют
в живот, открытый всем ветрам,
ухмылкой щеря рот до уха.
 
 
И вот выбрасывает стяг
белее снега победивший,
и ждет, зажмуривши глаза,
признанья, как последний нищий…
 

Современная проза

Дмитрий Лазарев

Лазарев Дмитрий Владимирович родился в Свердловске 30 мая 1976 года. Получил высшее техническое образование (механико-машиностроительный факультет УПИ). С 1999 по февраль 2007 года работал инженером-конструктором на Уральском оптико-механическом заводе. После этого сменил еще пару мест работы по той же технической стезе. Тягу к фантастике испытывает с детства. К фантастике самых разных жанров – от юмористической до литературы ужасов. Некоторое предпочтение отдает фэнтези и мистике. Писать сам пытался еще в старших классах школы, но всерьез занимается этим только с 2003 года. Его романы, в основном, относящиеся к жанру «городской фэнтези», публиковались в издательстве «Альфа-книга». Рассказы и повести разных жанров появлялись в журналах и различных сборниках. Последнее время печатается в издательстве «АСТ».

Вальс с тенью (рассказ)

Опять все тот же сон…

Скалы Семь Братьев, которые он посещал прошедшей весной. Дикая красота, хмурое, нависшее, кажется, почти над самыми вершинами небо и свирепый, не по-майски холодный ветер. Арсений Болотников лезет наверх. Две трети высоты можно преодолеть без особого труда, но вот верхняя треть – это уже задачка для скалолаза. Снаряжения Арсений с собой не взял – он уверен в себе: недаром был лучшим в лазании на скорость в соревнованиях на первенство УПИ. Но недавний дождь добавляет к процессу приличную дозу адреналина – камни довольно скользкие. Скалолазы – не адреналиновые наркоманы и по-глупому жизнью не рискуют, но сегодня Арсений отбросил свои обычные правила: настроение у него отвратительное, а лазание без страховки позволяет справляться с такой напастью эффективнее чего бы то ни было еще. До вершины самой высокой скалы гряды остаются считанные метры, когда из-под ноги выворачивается коварный камень. Пальцы отчаянно пытаются уцепиться, но скала слишком скользкая… 70 метров – короткий полет, но Арсений просыпается за мгновение до удара о камни.

Уфф! Снова… Сколько можно? Он хорошо помнит тот поход на Семь Братьев. Все обошлось без эксцессов. Так почему подсознание снова и снова прокручивает перед ним во сне эту печальную альтернативную версию?

Болотников трясет головой, словно собака после купания, и смотрит на электронные часы. 6:30. Рановато, конечно, хотя… Ладно, надо вставать – много работы. Наскоро сделав зарядку, он садится за комп. Тот не выключен со вчерашнего дня. Мда, рассеянность… Надо быть внимательнее! Арсений тянется к мыши и останавливается в самый последний момент. Что-то он забыл… Ну, конечно! Танец! Распорядок нарушать нельзя, иначе все полетит к черту.

Арсений касается пальцем сенсорного экрана смартфона и запускает плеер. Вальсы. Mecano «Hijo de la Luna», его любимая мелодия, под которую он так бы хотел потанцевать с ней. Аня… Аня Кречетова, такая далекая, а иногда, благодаря сети, столь близкая… и недоступная. Они, фрэнды со стажем в «ВКонтакте» и в «Фейсбуке», всего раз виделись в реале, больше года назад, там, у нее, в далекой Рязани… Столько всего хотелось сказать, а нельзя. Она несвободна… И непонятно, как Аня относится к нему, Арсению. Друзья? Да, конечно! Что-то большее? Не факт. Объясниться случая не было – все время присутствовал кто-то третий. Целомудренные объятия на прощание, приглашение «Приезжай еще» с ее стороны и ответное «И ты ко мне» с его. Вот и все. Дальше только сеть, «лайки» под записями, комменты под фотографиями, а иногда личные сообщения…

Она занимается танцами, Арсений узнал это по общению в сети. Он и сам стал ходить на курсы вальса, дабы, если что, соответствовать. Занимался с индивидуальным тренером. Бедная девушка Катя! Намучилась она с ним, косолапым, пока научила, с грехом пополам, вальсировать. С тех пор индивидуальные тренировки, чтобы не потерять квалификацию, в своей квартире. Один, с задернутыми шторами, чтобы никто не видел. А партнерши нет, вернее, она виртуальная. Вальс с тенью. В качестве оной выступает ее образ. Ани.

Мелодия играет. Привычные движения… раз-два-три, раз-два-три. Вперед, пауза, назад, пауза, поворот, снова вперед… Кружение… Левая рука словно ощущает ее пальцы, правая – ее спину, а плечо – ее ладонь… Раз-два-три, раз-два-три. Снова кружение, «квадрат», встречные шаги, поменяться местами… Поднять руку, и тень Ани делает красивый пируэт вокруг Арсения, чтобы снова прийти в его объятия… Мелодия длится и длится, почти пять минут. Кружение, кружение… осторожно, тут не бальный зал в Зимнем дворце, а комната в 15 квадратных метров. Так что шаги поменьше, на мебель не натыкаемся, не натыкаемся… Раз-два-три, раз-два-три. Рука в сторону, она делает пируэт вправо, затем перехват, быстрое вращение и то же самое влево… В процессе Арсений уже почти чувствует восхитительный запах ее волос…И тут волшебство заканчивается, мелодия умолкает.

Все. Пока хватит. Вечером повторить. Этим он и живет. А еще виртуальным общением. И работой, конечно. Кстати, пора за нее браться – скоро уже дедлайн по этому переводу. И страшно хочется зайти сейчас в соцсети, чтобы проверить, не ответила ли она что-нибудь на его вчерашние комментарии и сообщения… Да нет, он вчера засиделся за полночь, и ничего не было, а сейчас там, в Рязани, еще слишком рано. Она, поди, и проснуться не успела. Ничего, он потерпит. Посмотрит потом. А сейчас – работать! Арсений открывает pdf файл с оригиналом и Ворд с переводом, погружается в процесс…

* * *

Вот и вечер. За окном темнеет. Надо же, он и не заметил, как прошло время. Слишком погрузился в работу. Есть не хочется. Совсем. Обедал… наверное. В памяти этот момент как-то не отложился, равно как и другие бытовые или же физиологические нюансы. Запоминается главное – работа, а еще те моменты, когда он танцует или общается с Аней по сети. Остальное – неважно. В конце концов, жизнь – это не сумма часов твоего пребывания на Земле, а только те из них, что запоминаются.

А поработал он сегодня изрядно: перевод семимильными шагами движется к финишу. Теперь же – заслуженный бонус: открыть «ВКонтакте» и поговорить с ней – она наверняка в сети. Только сначала танец. Обязательно. Почему? Потому что ритуал, и отклоняться от него – табу!

Привычный алгоритм выбора мелодии на смартфоне, и звучит Mecano. Их песня. Точнее, она могла бы стать их песней, если бы… Хм, вечное «если бы». Она далеко от него – через полстраны, и у нее кто-то есть. Более чем достаточно препятствий для счастья. Но все же, мечтать ему никто не запретит.

Арсений плывет по волнам любимой мелодии и двигается в такт… Раз-два-три, раз-два-три. Знакомые до мелочей шаги и повороты, движения рук, разворот плеч и осанка – все, как учила его Катя. С тех пор он так и не сподобился станцевать вальс с какой-нибудь другой партнершей. Катя – это Катя. Она тренер, а потому не в счет. Но этот танец – для Ани и только для нее. И если не удастся станцевать его с нею, что же, будет танцевать с ее тенью. Никто не видит, никто не знает, иначе бы сочли его помешанным. Сумасшедший переводчик-затворник, в одиночку кружащийся по комнате в туре вальса.

Но вот и все – мелодия в очередной раз умолкает, и ничто больше не мешает Арсению поговорить с Аней… Он садится за комп и щелкает мышью, запуская браузер. Вот она, «ВКонтакте», ввести пароль… Только надо точно и акцентированно по клавишам попадать, а то клавиатура дохлая совсем – буквы в сообщениях часто пропускаются. Надо бы новую купить (все-таки, рабочий инструмент), но нет денег. Сначала надо получить гонорар за перевод. И потом это ж надо идти в магазин, в большой и шумный мир, от которого сразу начинает раскалываться голова… Как-нибудь потом – работает же пока и ладно.

Итак, сначала проверить ответы на его комменты. Только один и довольно нейтральный. Остальные проигнорировала. А сообщения? Нет ответов. Черт! За что она так с ним? Обиделась на что-то? Или намекает, что внимание Арсения слишком назойливо, и она от него устала? Или что тот, кто рядом с ней, ревнует, и она, от греха подальше, решила «завязать»? Это плохо, печально… Ужасно, если честно. Арсений уже нуждается в ней, как в наркотике. Читать ее непосредственные и веселые рассуждения обо всем, изобилующие скобочками и смайликами, видеть ее фотографии, где она лучезарно улыбается, а глаза ее сияют радостью. Этакое солнышко в его мрачной жизни, которая без этой девушки утратит значительную часть смысла. Он перестанет писать ей, комментировать фотографии, затаив дыхание ждать ответов… А к чему навязываться, если тебе ясно дают понять, что ты не нужен и не интересен?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Поделиться ссылкой на выделенное