Коллектив авторов.

Психология кризисных и экстремальных ситуаций: психическая травматизация и ее последствия. Учебник



скачать книгу бесплатно

С 1990-х годов прошлого века в Институте психологии РАН (Москва) начаты исследования в области ПТС. В настоящее время функционирует «Лаборатория психологии посттравматического стресса и психотерапии», областью научных интересов которой являются различные аспекты методологии, теории, механизмов развития, методов и мишеней психологической коррекции и психотерапии пост-

Психологические механизмы развития постстрессовых состояний при опасных для жизни заболеваниях изучали Н. В. Тарабрина, М. А. Падун, О. А. Ворона, Н. Е. Шаталова, Г. П. Гене, Л. И. Коробкова и др. травматических изменений, а также поиск новых исследовательских подходов к определению места ПТС в современной научной психологии. Направления исследований лаборатории связаны с изучением механизмов развития ПТС, разработкой и адаптацией психодиагностического инструментария симптомов ПТС у ликвидаторов аварии на ЧАЭС, пожарных, спасателей, участников военных действий, онкологических, соматических больных, определением взаимосвязи психических травм, пережитых на протяжении жизни, с развитием ПТС и др. Одним из основных итогов работы лаборатории является теоретико-методологическое и эмпирическое обоснование нового научного направления в клинической психологии – психологии посттравматического стресса.

По заключению А. П. Самонова (1982), состояние высокой степени психической напряженности не ухудшает эффективность действий пожарных с сильной нервной системой и ухудшает – со слабой. Для оперативных работников характерен низкий уровень тревоги и высокая склонность к риску.

Специалисты профессий экстремального профиля деятельности (ВВ, МВД, МЧС России и др.) находятся в зоне риска развития негативных психосоматических изменений, что обусловливает социальный заказ на разработку прикладных и фундаментальных основ психологического обеспечения сотрудников опасных профессий, а также прогноза надежности их профессиональной деятельности.

М. В. Леви в диссертации «Методы выявления риска стрессовых расстройств у пожарных» (2001) подтвердил, что оценка выраженности психологических защит способна служить косвенным методом определения риска развития стрессовых расстройств (в том числе ПТСР).

Совместно с Всероссийским НИИ противопожарной обороны в 1998 г. впервые в отечественной психологии были проведены исследования, направленные на определение особенностей ПТС, схожести уровней выраженности ПТСР у спасателей, пожарных и сотрудников МВД. Результаты исследования позволили разработать профессиографическое описание деятельности, систему критериев профессиональной пригодности и групп риска дезадаптивных состояний. В. И. Дутов в монографии «Психофизиологические и гигиенические аспекты деятельности человека при пожаре» (1993) рассмотрел характер труда оперативных служб пожарной охраны, дал рекомендации по профессиональному отбору, психологической и физической подготовке пожарных, описал факторы пожара и их действие на людей, а также методы исследования поведения людей на пожарах.

И. О. Котенев (1998) сравнивал динамику ситуативной тревожности у лиц, работающих в напряженных (пожарная часть) и экстремальных (зона вооруженного конфликта) условиях деятельности. Исследования В. Ю. Рыбникова (2000) подтвердили, что эффективность деятельности специалистов (офицеров плавсостава, сотрудников МВД и МЧС РФ) тесно связана с симптомокомплексами личностных свойств, характеризующих активность, нервно-психическую устойчивость, уровень тревожности, свойства высшей нервной деятельности, организаторские способности, интеллектуальное развитие и др.

И. О. Котенев установил, что среди спасателей и пожарных с низкой успешностью профессиональной деятельности выделяются два типа личности: 1) сотрудники с длительным стажем службы, повышенно тревожные, мнительные, неуверенные в себе, замкнутые, пассивные, испытывающие затруднения в принятии решений, с тревожно-депрессивными реакциями склонностью к самообвинениям; 2) легкомысленные, недисциплинированные, импульсивные, раздражительные, обидчивые и конфликтные, с экстернальным локусом контроля при высокой самооценке.

Критериями долгосрочного прогноза успешности деятельности являются количественные показатели биоэлектрической активности коры головного мозга. В 2001 г. были опубликованы основные результаты междисциплинарных исследований последствий ПТС, связанных с профессиональной деятельностью пожарных (Н. В. Тарабрина, М. И. Марьин, В. А. Агарков, М. В. Леей, С. И. Ловчан). М. В. Леви в работе «Аудиовизуальные средства поддержки работоспособности в дежурных частях» (2006) обосновал применение программы психофизиологического воздействия, способствующей поддержанию высокой работоспособности у пожарных в течение дежурной смены. М. В. Вавилов (2002) установил, что эффективность профессиональной деятельности специалистов (спасателей МЧС России, сотрудников МВД, ГПС МЧС России) связана с функциональным состоянием ЦНС, функциями внимания и нервно-психической устойчивости. В работе Е. Н. Ашаниной (2011) рассматривается копинг-поведение сотрудников ГПС МЧС России как многокомпонентное психодинамическое, психолого-акмеологическое образование, феноменология которого включает трехуровневую структурно-функциональную модель, а психологический механизм реализации проявляется во взаимодействии профессиональных стресс-факторов, личностных, средовых копинг-ресурсов и различных типов копинг-стратегий, детерминированных индивидуально-психологическими качествами личности. Л. Г. Пыжьянова (2011) описала наиболее значимые социально-психологические последствия ЧС и предложила алгоритм прогнозирования рисков их развития с помощью базы программно-аппаратного комплекса «Психолог», позволяющего эффективно планировать мероприятия по психологическому сопровождению аварийно-спасательных работ.

Е. Н. Ашанина (2011) показала, что у сотрудников МЧС доминируют нарушения психоэмоциональной сферы и астеноневротические проявления. Сочетанное применение технологий аудиовизуального воздействия и биологически обратной связи является эффективным способом комплексной коррекции дезадаптивных состояний, восстановления психоэмоционального статуса, функциональных резервов организма, нейрофизиологических характеристик ЦНС и физической работоспособности.

С 1974 г. постепенно стали создаваться психологические службы силовых ведомств (центры психодиагностики, отделы социально-психологической работы с личным составом и должности психологов) для реализации эффективного профотбора, подготовки, сопровождения, коррекции и реабилитации сотрудников профессий экстремального профиля деятельности. В настоящее время психологическая служба МВД осуществляет два основных направления деятельности.

Психологическое сопровождение сотрудников включает: 1) профориентацию, психологический отбор кадров, работу с резервом на выдвижение и участие в аттестации сотрудников; 2) профессиональную адаптацию молодых сотрудников; 3) развитие личности, профилактику и психокоррекцию дезадаптивных состояний сотрудников; 4) диагностику психологического климата в коллективе; 5) психологическое консультирование сотрудников, членов их семей и др.

Психологическое обеспечение оперативно-служебных задач включает: 1) психологическое консультирование при решении оперативно-служебных задач; 2) проведение судебно-психологической экспертизы; 3) разработку психологических портретов (серийных убийц, террористов и др.); 4) психологическое обеспечение службы в экстремальных условиях; 5) психологическое обеспечение переговорной деятельности в ситуации захвата заложников и при угрозе террористических актов; 6) психологическое сопровождение уголовно-исполнительного процесса в пенитенциарных учреждениях; 7) изучение социально-психологических явлений, влияющих на состояние правопорядка в регионе и др.

В 1999 г. была создана психологическая служба МЧС России, которая объединила специалистов страны в пожарных и воинских частях, спасательных отрядах, учебных и научно-исследовательских учреждениях МЧС России. Организационно-методическое руководство психологической службой осуществляет «Центр экстренной психологической помощи МЧС России» (ГУ ЦЭПП) – филиал «Всероссийского центра экстренной радиационной медицины МЧС России» (ВЦЭРМ) Санкт-Петербурга. Основными направлениями деятельности ГУ ЦЭПП МЧС России являются: 1) профессиональный психологический отбор, психологическая подготовка, мониторинг и постэкспедиционное обследование личного состава МЧС России, участвующих в ликвидации последствий ЧС;

2) психотерапевтическая и психологическая помощь сотрудникам МЧС и членам их семей; 3) оказание экстренной психологической помощи пострадавшим в зонах ЧС и их родственникам; 4) социально-психологические исследования и научно-исследовательская работа в области психодиагностики и медико-психологической реабилитологии и др.

С 2006 г. в ЦЭПП круглосуточно работает телефонная «Горячая линия», с 2008 г. – Интернет-служба экстренной психологической помощи (в режиме on-line и off-line) на базе портала МЧС России.

В 2003 г. впервые в России на базе Санкт-Петербургского государственного университета была основана кафедра психологии кризисных и экстремальных ситуаций в связи с необходимостью подготовки квалифицированных специалистов данного направления. За время своего существования профессорско-преподавательским составом (включающим психофизиологов, психиатров, клинических, социальных психологов, психологов МВД и МЧС, специалистов в области культурологии, религиоведения) были разработаны новые учебные курсы в рамках специализации «Психология кризисов и экстремальных состояний» и создана методологическая база для целого ряда университетов. Основными направлениями научных исследований кафедры являются: теория и методология психологии кризисных, экстремальных состояний и психической травмы; проблемы онкопсихологии, изменения личности в кризисных и экстремальных ситуациях; теория и практика психологической помощи в кризисных и экстремальных ситуациях; профилактика психической травматизации; психология миграционных процессов и религиозно-этнических конфликтов; психология стратегий средств массовой информации в чрезвычайных ситуациях; психологическое сопровождение специалистов «помогающих» профессий и профессий экстремального профиля деятельности; совершенствование и разработка новых методов психодиагностики кризисных состояний и последствий посттравматического стресса. Выпускники кафедры приобретают практические навыки оказания психологической помощи населению в кризисных ситуациях, в зоне ЧС, сопровождения специалистов профессий экстремального профиля деятельности, подверженных риску эмоционального выгорания и профессиональной деформации. В настоящее время подобные факультеты, кафедры и центры организованы во многих университетах России и стран СНГ: в Московском городском психолого-педагогическом университете (факультет экстремальной психологии), Санкт-Петербургском университете Государственной противопожарной службы МЧС России (кафедра психологии риска, экстремальных и кризисных ситуаций), Казанском государственном университете (кафедра психологии кризисных и экстремальных ситуаций), Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена (кафедра психологической помощи), Психологическом институте РАО (Научно-практический центр «Психология экстремальных ситуаций»), Владивостокском государственном медицинском университете (Центр клинической и прикладной психологии), Белорусском государственном педагогическом университете им. М. Танка (Центр кризисной психологии), Национальном университете гражданской защиты Украины (Научно-исследовательская лаборатория экстремальной и кризисной психологии) и др.

Актуальным направлением научных исследований психологии кризисных и экстремальных ситуаций является разработка методологии, принципов, средств и методов оказания психологической помощи населению, пострадавшему в чрезвычайных ситуациях. В качестве исследований последнего десятилетия можно отметить работы X. Б. Ахмедовой (2004), рассмотревшей изменения личности при ПТСР у мирного населения, пережившего военные действия; А. Г. Абдуллина (2005), изучавшего психологические последствия крупномасштабных техногенных катастроф на примере Уральского региона; Т. Б. Мельницкой (2009), разработавшей концепцию и модель информационно-психологической безопасности населения в условиях риска радиационного воздействия; Н. В. Тарабриной, Ю. В. Быховец (2010), изучивших взаимосвязь между параметрами ПТС и уровнем переживания террористической угрозы у жителей разных регионов России; Е. Р. Исаевой (2010), рассмотревшей защитное и совладающее со стрессом поведение при расстройствах психической адаптации различного генеза; Ж. Ч. Цуциевой (2010), исследовавшей психологию ПТСР у детей-жертв террористических актов. Несмотря на большое количество работ, в настоящее время злободневными остаются исследования в области психологии безопасности и поведения человека в ЧС, вопросы психологической экспертизы рисков и угроз техногенных явлений разрушительного и пожароопасного характера, а также формирование психологической готовности населения (психологическая профилактика и подготовка к деятельности и поведению в экстремальных ситуациях).

Последствия стресса радиационной угрозы, психосоматические и социально стрессовые расстройства изучали: A. Baum et al., 1983; L. M. Davidson, A. Baum, 1986; Ф. Б. Березин, 1988; Ю. А. Александровский с соавт., 1991; Е. О. Лазебная, М. Е. Зеленова, Л. В. Костюкова, Н. Б. Ласко, С. Ф. Орр, Р. К. Питман, 1994–1996 и др.

В последнем десятилетии XX в. часть исследователей, помимо последствий травматического стресса, сосредоточилась на изучении «критических жизненных событий» (Перре М., Бауманн У., 2003), приводящих к возникновению кризиса – состояния, при котором невозможно функционирование личности в рамках прежней модели поведения. Однако кризис имеет не только патологические последствия, но и возможности роста и развития личности. Л. И. Анциферовой (1990) разработан динамический подход к пониманию личности как саморазвивающейся системы, способной к деятельному существованию, изменению и поступательному развитию. В работе С. В. Кравец (2001) предложена классификация кризисных явлений по критерию их нормативности, что позволяет рассмотреть ПТСР в контексте теории кризиса; показано методологическое значение понятия «кризис» для осуществления междисциплинарных исследований и создания методологического инструментария для анализа кризисных ситуаций.

Л. И. Анциферова (1990) считает, что интеграция личности с настоящим и будущим способствует усилению ее энергетических и смысловых возможностей, переходу на новые уровни развития. Исследуя поведение личности в трудных жизненных ситуациях, она выявила различные типы поведения, направленные на преодоление человеком преград и определение адекватных форм реагирования на негативные кризисные события.

Контрольные вопросы и задания

1. Какова история становления взглядов зарубежных исследователей на природу травматического стресса?

2. Какие исследователи занимались изучением проблем комбатантов Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн в России?

3. Какие события второй половины XX в. стали стимулом для отечественных научных исследований ПТС?

4. Опишите направления исследований «Лаборатории психологии посттравматического стресса и психотерапии».

5. В каких исследованиях отражена тема экстремальных условий служебной деятельности сотрудников профессий экстремального профиля?

6. Каковы направления деятельности психологической службы МВД и МЧС России?

Литература
Основная

Александровский Ю. А. Пограничные психические расстройства: учеб. пособие. М., 2000.

Бодров В. А. Психология профессиональной пригодности. М., 2001.

Практикум по психологии посттравматического стресса / под ред. Н. В. Тарабриной. СПб., 2001.

Пушкарев А. Л., Доморацкий В. А., Гордеева Е. Г. Посттравматическое стрессовое расстройство: диагностика, психофармакотерапия, психотерапия. М., 2000.

Дополнительная

Абдуллин А. Г. Психологические последствия крупномасштабных техногенных катастроф: на примере Уральского региона: автореф. дис… докт. психол. наук. СПб., 2005.

Ахмедова X. Б. Изменения личности при посттравматическом стрессовом расстройстве: по данным обследования мирного населения, пережившего военные действия: автореф. дис… докт. психол. наук. М., 2004.

Ашанина Е. Л. Психология копинг-поведения сотрудников государственной противопожарной службы МЧС России: концепция, модель, технологии: автореф. дис… докт. психол. наук. СПб., 2011.

Зиньковская С. М. Системное изучение человеческого фактора в опасных профессиях: автореф. дис… докт. психол. наук. М., 2007.

Исаева Е. Р. Совпадающее со стрессом и защитное поведение личности при расстройствах психической адаптации различного генеза: автореф. дис… докт. психол. наук. СПб., 2010.

Рыбников В. Ю. Психологическое прогнозирование надежности деятельности специалистов экстремального профиля: автореф. дис… докт. психол. наук. СПб., 2000.

Снедков Е. В. Боевая психическая травма (клинико-патогенетическая динамика, диагностика, лечебно-реабилитационные принципы): автореф. дис… докт. мед. наук. СПб., 1997.

Стрельников А. А. Патогенез посттравматических стрессовых расстройств у ветеранов локальных военных конфликтов: автореф. дис… докт. мед. наук. СПб., 1998.

Тарабрина Н. В. Психология посттравматического стресса: интегративный подход: автореф. дис… докт. психол. наук. М., 2008.

1.3. Объект психологии кризисных и экстремальных ситуаций

Приступая в рассмотрению объекта изучения психологии кризисных и экстремальных ситуаций, необходимо исходить из того, что ведущей целью нашего раздела психологии является определение необходимости оказания психологической помощи человеку, оценка объема этой помощи, определение направления и условий её оказания, сил и средств, необходимых для предупреждения нанесения ущерба человеку в связи с ситуацией, в которой он находится, а если ущерб нанесен, то для минимизации его последствий.

При этом крайне важно сознавать, что в действительности происходит и как в это происходящее включен человек, какие проявления психической деятельности не требуют вмешательства, когда же вмешательство становится желательным, а когда – обязательным.

Мы исходим из следующего положения:«…для изучения сложных объектов, каким является человек, наиболее плодотворны системный подход и теория об упорядоченности природных феноменов. В ней постулируется, что эти феномены образуют иерархический континуум от элементарных частиц до биосферы. Каждый из уровней представляет собой организованное динамическое целое и требует своих уникальных критериев для исследования и объяснения.

Каждая система выступает компонентом системы более высокого уровня, включает в себя характеристики и подвержена влиянию той системы, частью которой является. Ни одна из подсистем не статична и наряду со способностью к стабильности обладает способностью к изменению.

Такое разделение на отдельные уровни, которые рассматриваются как неделимое целое, со своими законами, является наиболее плодотворным для науки. В физике и химии понятия молекулы, иона, атома, элементарной частицы, кванта позволили создать достаточно полную картину строения материального мира. Для психологии точкой отсчета является человек с его переживаниями и поведением, который находится в центре континуума природы» (Гурвич И. Н., 1999).

Для понимания исследуемых феноменов исключительно важными являются определение и разделение уровней описания, определение законов, управляющих процессами на каждом уровне и их взаимодействий при межуровневых отношениях, то, о чем писал Л. С. Выгодский при определении уровня постановки психологического диагноза, когда на эмпирическим уровне мы конкретизируем наблюдаемые явления, на этиологическом определяем действующие механизмы, а на уровне типологического диагноза, предоставляем этим явлениям место в целостной картине взаимодействия человека и среды, делая прогноз исхода данного взаимодействия в рамках протекающей ситуации.

Психологу необходимо учитывать не только особенности психической деятельности, но и адекватность ее условиям, в которых протекают она и ее продукт.

В психологии системный подход при всей его привлекательности скорее предлагается, чем реализуется, из-за наличия множества точек зрения различных психологических школ, что закономерно в связи с невозможностью человека одновременно охватить все сферы функционирования объекта исследования, а зачастую и правильно определить этот объект.

Изучение человека исходно затруднено тем, что человек является элементом сразу нескольких систем. Очень часто не удается определить, какой уровень системы и какие механизмы, изучаются. Так, человека можно рассматривать как организм, т. е. и как сложную систему взаимодействия клеток, органов и систем, и как индивида с его уникальными морфофункциональными характеристиками, и как личность (на уровне функционирования человека в социальных системах), и как биоты (при функционировании его в рамках природы и человечества). Особое значение для жизнедеятельности и деятельности человека имеют его роль в малых, средних и больших социальных группах и происходящие в этих группах процессы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10