Коллектив авторов.

Проблемные регионы ресурсного типа. Азиатская часть России



скачать книгу бесплатно

Работа выполнена в рамках интеграционного проекта СО РАН № 74 «Интеграция хозяйственных комплексов регионов Азиатской России в процессе формирования нового геополитического пространства на Востоке Евроазиатского материка»

Марк Константинович Бандман: вехи жизни и деятельности

Марк Константинович Бандман – выдающийся ученый-регионалист, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик Международной академии регионального развития и сотрудничества. Около 40 лет он посвятил научным исследованиям в Институте экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН, создал и сплотил сектор формирования и развития ТПК.

Марк Константинович родился 18 мая 1924 г. в г. Новосибирске. Учился здесь и на Дальнем Востоке. В школе мечтал стать авиаконструктором. Выпускной вечер пришелся на начало войны. Работал на заводе, затем стал курсантом Днепропетровского артиллерийского училища в Томске, а в апреле 1943 г. ушел на фронт (2-й и 3-й Украинский) офицером Советской армии. Служил в армейской разведке. Воевал ровно два года, дошел до Румынии, там и получил тяжелое ранение. Награжден медалями и орденом «Отечественной войны» I степени. Демобилизовался и в том же 1945 г. поступил в Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова на географический факультет. Окончив МГУ, поступил в аспирантуру, защитил диссертацию кандидата географических наук. Своими учителями он считал докторов географических наук Баранского Николая Николаевича и Колосовского Николая Николаевича. Это были сильные личности, которые сумели воспитать плеяду ученых, не только продолживших их дело, но и создавших свои «школы». Именно на кафедре экономической географии были заложены основы творческих устремлений Марка Константиновича.

Работать М. К. Бандман уехал в г. Уфу младшим научным сотрудником Башкирского филиала АН СССР. В 1955 г. переехал в г. Новосибирск, где навсегда связал свою научную биографию с исследованиями проблем Сибири. Здесь он работал сначала в Западно-Сибирском филиале АН СССР и Институте советской торговли, затем в ИЭиОПП СО РАН. В 1982 г. стал доктором экономических наук, в 1985 г. – профессором.

М. К. Бандман – один из ведущих специалистов в России в области теории и практики размещения и территориальной организации производительных сил. Под его руководством сформировалась научная школа исследователей теории и проблем формирования ТПК и прогнозирования развития регионов с использованием экономико-математического аппарата. Основная область его научных исследований – Сибирь: ее потенциал, региональные проблемы и пути их решения. Он – автор, соавтор и научный редактор более 300 публикаций, около 50 из них включены в монографии, сборники и журналы, изданные за рубежом.

Марк Константинович являлся бессменным научным руководителем сектора ТПК. Основные исследования возглавляемого им коллектива концентрировались на общей теории и практике размещения производительных сил страны, прогнозировании региональных систем, на вопросах освоения Сибири.

Его интересы касаются решения Ангаро-Енисейской проблемы, совершенствования формирующихся территориальных систем при освоении ресурсов проблемных регионов, оценки последствий реализации крупных межрегиональных проектов, необходимости формирования новых транспортных коридоров в изменившихся геополитических условиях России, разработки интеграционных проектов, способствующих укреплению экономического пространства России, совершенствования методов прогнозирования и реализации государственной региональной экономической политики в новых условиях хозяйствования. После распада СССР значительное внимание он стал уделять анализу геополитического положения Сибири, условиям формирования транспортного комплекса региона и новых направлений выхода Сибири на мировые рынки.

Результаты фундаментальных исследований доктора экономических наук М. К. Бандмана всегда имели практическое значение. Они использовались при подготовке ИЭиОПП многочисленных прогнозных документов по развитию Сибири. В последние годы он являлся одним из участников подготовки разделов СО РАН «Энергетическая стратегия Сибири» и «Федеральная целевая программа экономического и социального развития Сибири на 1997–2005 гг.», проекта «Федеральной программы помощи депрессивным и отсталым районам Российской Федерации» и др.

Как настоящему ученому, Марку Константиновичу была присуща убежденность в правильности выбранного пути, направлений исследований, их результатах и выводах. Однако он был не лишен сомнений в своих знаниях и профессионализме, которые он постоянно пополнял за счет общения со специалистами промышленных предприятий, проектных и научных учреждений, административных органов. Осуществляя научное руководство, он умел ставить перед коллективом четкие цели и задачи, наметить пути их выполнения. Сам он постоянно находился в непрерывном поиске новых методов исследований. Так, Марк Константинович изучал новые для него методы экономико-математического моделирования, в первую очередь с точки зрения применения оптимизационных, имитационных моделей, сетей Петри и другого инструментария в практических расчетах. Это позволяло учитывать в исследованиях многофакторность объекта, неопределенность его показателей и динамику развития, нелинейные зависимости, целочисленность и пр.

Марк Константинович обладал редким качеством ученого – он всегда оставался современным, «впередсмотрящим». Так, его географическое базовое образование и постоянное отслеживание (в экспедициях и многочисленных командировках) изменяющейся в стране ситуации позволили ему в ряду первых ученых проанализировать создавшееся положение Сибири после распада Союза. Увидеть новое, исключительно важное экономико-географическое положение Сибири и ее роль в единстве экономического пространства страны. Отметить насущную необходимость интеграционных процессов в России и начать исследования в этом русле с объединением научных сил не только Сибири и Дальнего Востока, но Урала и Европейского Севера.

Большой дар Марка Константиновича – дар научного редактирования. Абсолютное большинство книг – коллективные монографии, где его авторская доля составляет более половины, так как все главы (еще в рукописном виде) он «пропускал» через себя. Его принцип – в монографии все должно быть логически связано – от введения до приложений. Он являлся постоянным заместителем главного редактора издаваемого в Институте научного журнала «Регион: экономика и социология».

Личные качества Марка Константиновича – его исключительная порядочность в отношениях с коллегами по работе, его образованность, эрудиция, открытость и не только внимание к собеседнику и его научным интересам, но и готовность встать на его позиции, с одной стороны, а с другой – логическая и аргументированная сила убеждения в своих научных исследованиях и открытиях – привлекали к нему людей из совершенно разных сфер. Вокруг него всегда были единомышленники. Особые отношения складывались в среде географов, где его всегда окружали друзья. Он был постоянным участником-докладчиком на ежегодных конференциях экономико-географической секции Международной академии регионального развития и сотрудничества (МАРС), проходящих в разных городах страны. Такие отношения можно назвать географическим братством. За плодотворную деятельность М. К. Бандман был награжден медалью № 1 МАРСа.

Исключительный научный авторитет Марка Константиновича не только в нашей стране, но и в мировой географической и экономической науке позволил ему многие годы быть действительным членом Международного географического союза. Тесное его сотрудничество и дружба с зарубежными учеными-географами и экономистами-регионалистами помогли ряду сотрудников и в целом нашему институту выйти на уровень мирового признания.

Марк Константинович был учителем в самом высоком значении этого слова. Тщательно готовился к лекциям, и они становились для студентов «открытием» мира, так как его удивительная память на посещаемые места, лица и события (истинно географическая) позволяла ему красочно передавать это слушающим. На экономическом факультете НГУ им разработаны и читаются несколько оригинальных курсов, например, спецкурс «Проблемы развития и территориальной организации производительных сил Сибири». По тематике научной школы М. К. Бандмана защищено 10 докторских и 18 кандидатских диссертаций. Коллеги новосибирской школы Бандмана работают во многих научных центрах и вузах страны.

Научное наследие доктора экономических наук, профессора М. К. Бандмана обширно и многообразно. Ниже рассматриваются основные направления его научной деятельности.

Территориально-производственные комплексы (ТПК): теория и практика научных исследований. Теория ТПК – составная часть общей теории размещения и территориальной организации производительных сил. В 1920-х и в начале 1930-х гг. в результате теоретических обобщений в процессе работ над планом ГОЭЛРО, схемами экономического и административного деления страны, первым пятилетним планом постепенно сформировались и нашли практическое воплощение многие исходные положения организации производительных сил в пределах отдельных регионов. Значительная роль в этих исследованиях принадлежит учителям М. К. Бандмана. Так, Н. Н. Баранский дал первую характеристику хозяйства страны по экономическим районам Госплана, Н. Н. Колосовский четко сформулировал основные исходные положения о производственно-территориальных сочетаниях и сделал попытку воплощения их в практику экономического районирования и комплексных предплановых территориальных исследований. М. К. Бандман, став преемником и продолжателем развития этой теории, осуществил публикацию сборника трудов Н. Н. Колосовского (уже после его смерти) – «Проблемы территориальной организации производительных сил Сибири». Эта книга содержит основные принципы формирования энергопромышленных комплексов на базе осуществления технологических циклов.

В 1950-1960-х гг. страна приступила к широкомасштабному освоению сибирских ресурсов. Практика постепенно привела к формированию территориально-производственных сочетаний (ТПС) различного типа и ранга, среди которых ведущее место заняли ТПК. Именно в этот период М. К. Бандман вплотную приступил к созданию теории формирования ТПК.

При существующей в те годы системе предплановых исследований схемы районных планировок оказались единственным территориальным документом, в котором комплексно рассматривались особенности развития всех элементов хозяйства, населения и природной среды конкретной территории. Схемы районных планировок, по мнению М. К. Бандмана, – одна из форм воплощения идей теории ТПК в конкретных технико-экономических проектных документах.

М. К. Бандман был убежден, что ТПК являются территориально-производственной системой, в составе которой взаимодействуют элементы трех более крупных систем: экономической, демографической, природной. Формирование и функционирование ТПК осуществляется в результате взаимодействия составных элементов в условиях конкретной территории и отрезка времени. Экономический эффект ТПК, в отличие от отраслевых систем, получается за счет рационального развития инфраструктуры, использования локальных (земельных, водных) и трудовых ресурсов. Следовательно, ТПК является пространственной формой организации производительных сил, в которой реализуются преимущества специализации, кооперирования, комбинирования всех элементов хозяйства, рационального использования всех ресурсов и охраны среды, организации жизни населения и управления [Моделирование…, 1975; Методы…, 1979; Territorial-Industrial Complexes., 1980]. Результаты решения практических задач по ТПК Ангаро-Енисейского региона с использованием предлагаемого подхода и группы экономико-математических моделей изложены в одной из первых монографий сектора М. К. Бандмана [Формирование., 1975].

Основу группы моделей составляют оптимизационные территориально-производственные региональные мезомодели (ТПРМ). Они имеют довольно четкую блочную структуру, состоящую из трех основных блоков модели: функционального, производственно-транспортного и территориального. Все блоки связаны вектором целевой функции и вектором ограничений. С использованием этих моделей были решены задачи оптимизации размещения по Ангаро-Енисейскому региону и Иркутской области в целом, системе ТПК Красноярского края и отдельно Саянскому ТПК. Работы осуществлялись в тесном сотрудничестве со специалистами Гипрогора (Москва), КрасноярскГражданпроекта, Красноярского ПромстройНИИпроекта, ЦНИИПГрадостроительства (Москва). Некоторые их результаты вошли составной частью в схемы и проекты районных планировок рассматриваемых территорий. Опубликованная в более поздние годы монография [Территориально-производственные комплексы., 1986] обобщает опыт сектора по использованию экономико-математических моделей в работах по районной планировке.

Дальнейшие исследования М. К. Бандмана и возглавляемого им сектора были направлены на попытку «вписать» ТПК в сложившиеся уже системы или отраслевого, или территориального управления, организации функционирования их в рамках действующего хозяйственного механизма. Иными словами, основное внимание уделялось ТПК не как объекту прогнозных и предплановых исследований, а как объекту государственного планирования и управления. Поэтому отдельно стали исследоваться вопросы финансирования формирования комплексов и определение их правового статуса, разрабатывались документы долгосрочного и среднесрочного планирования (структура, показатели и логика схем формирования, программы формирования развития и пятилетнего плана ТПК). Работы такого рода осуществлялись в тесном сотрудничестве с учеными юридических и финансовых институтов, работниками плановых органов различного уровня [Территориально-производственные комплексы., 1984].

В проведенных исследованиях авторы подошли к необходимости не только выработки статуса и необходимых документов по ТПК, но и решения вопросов организации процесса его создания. С привлечением строителей, проектантов, научных работников была сделана попытка разработки нового документа – генерального проекта ТПК. Авторами утверждалось, что это важнейший предплановый инженерно-экономический документ по ТПК на долгосрочную перспективу [Территориально-производственные комплексы., 1986]. Основными целями его разработки являлись:

– согласование всех частных (отраслевых и территориальных) решений как в области технологии и взаимодействия между элементами ТПК, так и в области обустройства населения и охраны окружающей среды;

– окончательная привязка всех объектов отраслей специализации и основных элементов инфраструктуры к конкретным промышленным узлам, селитебным зонам и зонам отдыха с учетом интересов ТПК в целом;

– решение вопросов организации строительного проектирования и самого строительства.

При прогнозировании формирования ТПК следует оценить реализуемость поставленной конечной цели, проверку возможности появления критических ситуаций, которые могут не позволить достигнуть конечной намеченной цели. Иными словами, необходимо выявить, к каким отклонениям от заданной производственной структуры ТПК могут привести различные траектории его формирования. Включение в инструментарий аппарата сетей Петри дало возможность изучать динамику развития территориальной системы, пределы ее адаптации к постоянно изменяющимся условиям функционирования, оценивать внутренние резервы, анализировать влияние реализации критических, экстремальных ситуаций на процесс развития, определять возможные последствия от принятия тех или иных решений по управлению, совершенствованию структуры связей и других управляющих воздействий [Бандман и др., 1990].

Федеральная целевая программа освоения Нижнего Приангарья. На всех конференциях по развитию Сибири начиная с 1930-х гг. обсуждались вопросы освоения природных ресурсов этого региона (в первую очередь гидроэнергетических и лесных). Еще в начале 1960-х гг. М. К. Бандман опубликовал брошюру под названием «Красноярское Приангарье», где приводилась подробная информация о географическом положении, природных условиях, формировании населения, современном состоянии хозяйства и основных предпосылках и направлениях развития этого региона. Природные богатства Красноярского Приангарья и высокая экономическая эффективность их использования позволяли предположить, что уже в 1980-е гг. регион будет развиваться быстрыми темпами – на базе местных ресурсов возможно формирование одного из крупнейших в Сибири Енисейского ТПК, ведущую роль в котором займут предприятия лесной, металлургической и химической отраслей промышленности.

Период конца 1980 – начала 1990-х гг., период радикальных экономических и геополитических изменений в стране, явился качественно новым этапом работы над проблемами освоения Нижнего Приангарья. Распад Союза изменил условия ресурсообеспечения России, так как значительная часть источников сырьевых ресурсов осталась за ее пределами. Для решения возникших проблем появилась необходимость переоценки ресурсного потенциала многих регионов страны и выхода «за ресурсами» на новые территории. В этой ситуации в соответствии с оценками специалистов резко выросла народно-хозяйственная значимость ресурсов Нижнего Приангарья, а сам регион по результатам научных и проектных исследований был признан одним из первоочередных проблемных регионов ресурсного типа в Сибири.

Работа над Федеральной целевой программой освоения Нижнего Приангарья стала значительной вехой деятельности коллектива и творческих усилий М. К. Бандмана и потому важно, нам кажется, остановиться на этапах ее разработки:

– 1984–1988 гг. – уточнение перспективности региона в качестве объекта первоочередного освоения и государственного программного регулирования, оценка предварительных параметров и путей возможного его развития. В 1986 г. был подготовлен первый научный отчет сектора «Нижне-Ангарский ТПК», содержащий обобщение научных и проектных материалов прежних лет, модифицированную к конкретным условиям региона экономико-математическую модель, исходную информацию к ней и результаты экспериментальных расчетов;

– 1989 г. – экспедиция («водная и вертолетная») в административные районы Нижнего Приангарья и Эвенкию, проведение там совещаний с представителями предприятий, геологических партий и административными работниками;

– 1990–1992 гг. – выполнение заданий Госплана СССР и Госплана РСФСР в рамках подготовки соответствующих отраслевых схем с выделением Нижнего Приангарья. Для разработки программы были привлечены специальные материалы в виде отчетов и статей различных ведомственных организаций (по техническим заданиям ИЭОПП). Использовались также материалы ранее выполненных отраслевых разработок научных и проектных институтов и схем районных планировок на данной территории. В конечном счете по результатам проведенных исследований было опубликовано 11 работ (препринты и сборники статей);

– 1992–1993 гг. – совместная работа сектора и Главного экономического управления администрации Красноярского края по обоснованию необходимости включения освоения Нижнего Приангарья в перечень проблем федерального значения, подлежащих программной разработке. Для рассмотрения представленных обоснований образована правительственная комиссия под руководством заместителя Председателя Правительства РФ А. Н. Шохина;

– 1994 г. – поездка правительственной комиссии РФ в регион и как ее результат – подтверждение целесообразности освоения Нижнего Приангарья. В августе того же года в Правительство РФ было направлено предложение Минэкономики РФ о разработке соответствующей Федеральной программы;

– 1995 г. – разработка концепции программы освоения Нижнего Приангарья с учетом переходного и постпрограммного периодов реализации отдельных мероприятий и проектов. 16 января 1995 г. Правительством РФ принято Постановление № 49 «О Федеральной программе освоения Нижнего Приангарья в Красноярском крае» и три приложения к нему: «Статус Федеральной программы…», «Положение об администрации Федеральной программы.» и «Состав совета администрации.». В перечисленных документах были определены цель и задачи программы, ее государственный заказчик – администрация Красноярского края и разработчик – Совет по размещению производительных сил и экономическому сотрудничеству (СОПСиЭС);

– 1996 г. – подготовка проекта программы и ее согласование с заинтересованными организациями (в первую очередь с отделами и департаментами Министерства экономики РФ).

Для сопровождения процесса реализации программы были предложены методы мониторинга выполнения мероприятий программы и оценки ее адаптации по параметрам и срокам реализации к изменяющимся условиям экономической среды и технологической политики.

Основным научным результатом работы над программой освоения Нижнего Приангарья является предложенная логическая схема реально проведенного исследования, которая, по мнению авторов, может быть рекомендована как для подобного типа разработок, так и для управления процессом реализации программы. При этом авторы исходили из того, что комплексный подход совершенно необходим к исследованию существа проблемы, условий и социально-экономических последствий ее решения. Однако при формировании самой программы как документа в основу должен быть положен селективный принцип отбора программных объектов и мероприятий, которые непосредственно связаны с решением конкретной проблемы и могут быть включены в конечный документ – Федеральную программу освоения региона. Этим данный тип целевой программы должен принципиально отличаться от комплексных программ социально-экономического развития субъектов Федерации или иных официально оформленных территориальных образований. Кроме того, при формировании такого типа программ следует особо выделить не только первоочередные, быстроокупаемые и среднесрочные объекты и мероприятия, но и исследовательские проекты более отдаленной перспективы, реализация которых во многом определит будущее исследуемого региона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Поделиться ссылкой на выделенное