Коллектив авторов.

Pax Africana: континент и диаспора в поисках себя



скачать книгу бесплатно

Ну и, естественно, антисемитизм. «Мой законоучитель, – писал Александр Михайлович, – ежедневно рассказывал мне о страданиях Христа. Он портил мое детское воображение, и ему удалось добиться того, что я видел в каждом еврее убийцу и мучителя. Мои робкие попытки ссылаться на Нагорную Проповедь с нетерпением отвергались: “Да, Христос заповедал нам любить наших врагов, – говаривал о. Георгий Титов, – но это не должно менять наши взгляды в отношении евреев”… Антисемитское законодательство России почерпало главные свои основы из умонастроения высших иерархов православной церкви».[61]61
  Александр Михайлович, великий князь. Книга воспоминаний. Париж, 1933. С. 91, 92.


[Закрыть]

Голоса сомнений в необходимости имперской политики – а то и явного протеста – раздавались с давних времен. Мудрый англичанин Сэмюэл Джонсон еще в XVIII в. писал: «Расширяющиеся империи, как растягиваемое золотое колечко: меняют солидную прочность на кажущееся величие». Француз Алексис де Токвиль, через сто лет: «Это же очевидная истина, что ничто так не мешает благополучию и свободе людей, как обширные империи». А вот ироничный Джером К. Джером: «Многие уверены, что все счастье людей – в пространстве, то есть чем обширнее страна, тем лучше в ней жить. Воображают, что самый счастливый француз не может равняться с самым неудачливым англичанином, потому что Англия обладает гораздо большим количеством квадратных миль, чем Франция. А каким жалким по этой теории должен чувствовать себя в сравнении, например, с русским мужиком, швейцарский крестьянин, глядя на карту Европейской и Азиатской России!..

Счастливые жители Лондона в холодные туманные дни могут согреваться мыслью, что в Британской империи никогда не заходит солнце. Сам лондонец видит солнце очень редко, но это не мешает ему считать себя одним из собственников солнца, так как он знает, что оно начинает и заканчивает свой день все в той же Британской империи, составляя, так сказать, ее особую принадлежность…». Увы, ему пришлось добавить: «Знаю, что мои взгляды считаются еретическими».[62]62
  Jerome K. Jerome. Idle Ideas in 1905. Leipzig, 1905. P. 143–144.


[Закрыть]

Салтыков-Щедрин: «Человек и без того уже наклонен воспитывать в себе чувство национальности более, нежели всякое другое, следовательно, разжигать в нем это чувство выше той меры, которую он признает добровольно, будучи предоставлен самому себе, значит уже действовать не на патриотизм его, а на темное чувство исключительности и особничества».

Е. Собр." id="a_idm139975718759520" class="footnote">[63]63
  Салтыков-Щедрин М. Е. Собр. соч. Т. 5. М., 1937. C. 335.


[Закрыть]

После Второй мировой войны у европейцев появилось чувство вины и даже предвидение расплаты. В 1961 г. Сартр в своем предисловии к книге Франца Фанона предупреждал:

«Европейцы, откройте книгу, вчитайтесь! Сделав несколько шагов в ночном мраке, вы выйдете к костру, вокруг которого сгрудились незнакомые вам люди. Подойдите к ним, прислушайтесь к их разговору. Они говорят о том, что? им предстоит сделать с вашими конторами, с наемниками, их охраняющими… Их освещает и обогревает огонь, но это не ваш огонь. Вы держитесь от него на почтительном расстоянии, оглядываетесь, дрожите от холода. Смена ролей».[64]64
  Fanon F. Les damn?s… Р. 9–26.


[Закрыть]

* * *

Европейские колониальные империи – это совсем недавнее прошлое. Они распались лишь во второй половине XX в. Но ведь в России до сих пор вспоминают о татаро-монгольском, или, как теперь говорят, ордынском иге. У прошлого зла – долгая память. Что же говорить о памяти столь недавней?

Афроцентризм – ответная реакция афроамериканцев и африканцев на длившуюся из поколения в поколение униженность, на угнетение, на европейское высокомерие, на имперский расизм.

Историю афроамериканцев в американских школах начинали с работорговли и рабства. Африканских школьников в колониальный период заставляли изучать не историю и культуру их народов, а прошлое Великобритании, Франции, Бельгии, Португалии… Стремление к самоутверждению и ведет к бурному росту интереса к собственной культуре, собственным традициям, собственному прошлому. Вместо жизнеописаний королевы Виктории, британских Эдуардов и Георгов теперь учат историю своих правителей. И негодуют, что в Европе их называли не королями, а только вождями.

Но дело не только в прошлом. Африканцы винят Европу, Запад, в том, что, разрушив Африку, европейцы ничего для нее не делают сейчас. Недавние жесточайшие войны и конфликты в Анголе, Конго, Руанде, Бурунди, Сьерра-Леоне, Либерии, Сомали… Много ли об этом знает европеец? Европейской прессе эта тематика не интересна. Конечно, сейчас Ближний Восток, Афганистан – у всех на слуху. Но снова не Африка.

Не перегнешь – не выпрямишь. В результате из школьных программ изгоняют не только Эдуардов и Георгов, но и Шекспира, а если и оставляют, то под вопросом. Что уж говорить о писателях меньшего масштаба! «Как южноафриканка, я всегда, с почти религиозным упорством, отказываюсь обсуждать произведения белых писателей Южной Африки, потому что я не хочу соглашаться с расистской установкой, будто только белые писатели являются рупором Южной Африки». Это слова Телмы Ревел-Пинто, черной южноафриканки, преподавательницы литературы. Среди южноафриканских писательниц она назвала только черных, а о белой Надин Гордимер сообщила, что ее произведения «остаются в кругу расистско-патерналистских».[65]65
  Ravell-Pinto T. M. Woman’s Writing and the Politics of South Africa. The Ambiguous Role of Nadine Gordimer. P. 19. (Доклад, представленный для обсуждения на заседании Программы южноафриканских исследований Йельского университета весной 1989 г.)


[Закрыть]
(Вскоре Надин Гордимер была присуждена Нобелевская премия.) Ревел-Пинто разделила мировую литературу на четыре группы: литература, созданная белыми мужчинами, белыми женщинами, черными мужчинами и черными женщинами. На вопрос о Шекспире и Льве Толстом ответила, не задумываясь: литература белых мужчин.

Неясно, по этой ли причине или из-за неконформистского содержания его произведений не пользуется популярностью среди нынешней черной элиты ЮАР и Джон Куцие, трижды лауреат Букеровской премии, в 2003 г. ставший лауреатом Нобелевской премии по литературе. После присуждения ему Нобелевской премии в южноафриканской прессе появились почти обиженные статьи: и белый мужчина, и в романе «Бесчестье» показал новую Южную Африку в неблагоприятном свете.

* * *

Как мы видим, афроцентристские идеи неоригинальны. Вера в непререкаемое превосходство твоего народа? У кого только ее не было. Классик румынской литературы Ион Караджале (1852–1912) сто лет назад высмеивал своих соотечественников, которые, как он писал, произносят название своей родины через три «р»: «Р-ррумыния». Такой румын – «ярый патриот, исключительный националист, румын до мозга костей! Пусть это знает весь мир!.. Поэтому он страстно ненавидит все нерумынское, ненациональное… Кто думает иначе – тот предатель!»[66]66
  Караджале И. Л. Избранное. М., 1953. С. 263–264, 271.


[Закрыть]

Анвар Садат, далеко не самый радикальный из афроазиатских лидеров, говорил почти то же самое, только всерьез: мы «против разделения арабов на реакционеров и прогрессистов, монархистов и республиканцев, социалистов и капиталистов. Наша идеология в межарабских отношениях сводится к следующему принципу: мы являемся лишь арабами».[67]67
  Правда. 12 декабря 1976.


[Закрыть]

Идея, что иноплеменники не могут познать и понять твой народ? Этим тоже грешат не только афроцентристы. Сталину приписывали слова: «Историей славян должны заниматься славяне».

Идея, что до чужих вторжений жизнь твоего народа была сплошной идиллией? Да вот хотя бы книга «Чудо, каким была Индия».[68]68
  Бэшем А. Л. Чудо, которым была Индия. М., 1977.


[Закрыть]
Или распространенная среди россиян вера в светлое доордынское прошлое Руси.

А желание видеть в истории собственного народа только героев? В московской «Новой газете» журналист Иосиф Вердиян написал о своем знакомом, помешанном на известных армянах и выискивающем их повсюду. «Однажды я ему посоветовал написать об армянских пройдохах международного масштаба и предложил заголовок: “Без негодяев народ неполон”. Он написал… и вроде (во всяком случае, для меня лично) демографическая ситуация в республике выправилась. Как бы устранился дисбаланс между нравственным и безнравственным в национальной действительности».[69]69
  Новая газета. 16–19 июля 2001 г.


[Закрыть]

В труде Маримбы Ани «Афроцентристская критика европейской культуры и поведения» нет даже упоминаний о кровавых африканских диктаторах прошлого и настоящего. Нет имени Иди Амина, который залил Уганду кровью соотечественников и довел страну до полного развала. Может быть, потому, что кого-то из африканцев тешило, что однажды он заставил нескольких европейцев нести его на носилках, как когда-то африканцы носили белых. И когда он выслал из Уганды 40 тыс. азиатских торговцев и предпринимателей. И что он, как и Каддафи, гордился, что вел борьбу с европейцами до тех пор, «пока они не убежали из Уганды». Он объявил себя «победителем Британской империи». Нет в книге и упоминания о геноциде в Руанде, устроенном африканцами против африканцев.

Афроцентристы избегают обсуждения конфликтов между африканскими странами. Конфликтов как бы не существует – а ведь они бесчисленны. Республика Чад подавала жалобы в Организацию африканского единства на захватнические действия Ливии, а Сомали требовало ввести такое понятие, как «африканский колониализм над африканцами». В июле 2006 г. в Киншасе были демонстрации под лозунгом «Конго – для конголезцев», направленные против беженцев и переселенцев из Руанды и Бурунди.

Войны, этнические междоусобицы и религиозные преследования, а отнюдь не единство политики и культуры, характерны для афро-азиатского мира сегодня. Религиозные погромы христиан в Индонезии, на Филиппинах. В Афганистане проповедь христианства талибы карали смертной казнью. В странах Юго-Восточной Азии – повторяющиеся нападения на китайцев. Конечно, можно во всем этом усмотреть лишь пагубные результаты имперского владычества Европы – иногда это даже справедливо. Но далеко, далеко не всегда. Во многих случаях колониализм, наоборот, сдерживал конфликты. Но афроцентристы этого не видят.

Антизападничество, ненависть к Европе, презрение к европейской рациональности и «бездуховности», свой, совершенно особый путь, своя, совершенно особая духовность? Кому, как не нам, россиянам, все это до боли знакомо. Славянофилы, русские почвенники выступали с этими идеями за полтораста лет до Асанте. Да разве только славянофилы? «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить» – это тоже было сказано за полтора столетия до Асанте.

«Борьба с Западом в нашей литературе» – под таким названием известный публицист Николай Николаевич Страхов издал в Санкт-Петербурге в конце XIX столетия три тома статей.[70]70
  Страхов Н. Н. Борьба с Западом в нашей литературе. Т. 1–3. СПб., 1882–1896.


[Закрыть]
Он считал, что не только в культуре, но даже и в науке Западной Европы идет процесс загнивания и разложения. Рецензент из журнала «Русский Вестник» подвел такой итог исследованию Страхова: «Наступает эпоха, когда бороться уже будет не с чем. И мы должны только благодарить Бога, что с этим процессом разложения цивилизации на Западе совпадает процесс национального самосознания у нас».[71]71
  Русский Вестник. 1896. № 2. С. 246.


[Закрыть]

Стремление многих афро-азиатских стран видеть виновника своих бед вне себя тоже хорошо нам знакомо. Философ Георгий Федотов был свидетелем такого же настроения в России после Первой мировой войны, Революции, Гражданской войны. «Русское национальное чувство было уязвлено глубоким поражением, разделом, падением России, – писал он, – и, не желая взять на себя ответственность, не имея мужества покаяния, стало искать виновника вне себя – на Западе…»[72]72
  Федотов Г. П. Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуры. Т. 2. СПб., 1992. С. 230.


[Закрыть]

* * *

Асанте сетует, что не все афроамериканские лидеры и не все интеллектуалы склонны думать и действовать в духе афроцентризма. Это действительно так – у него были и есть влиятельные противники и в Африке, и среди афроамериканцев.

Сам создатель теории негритюда Леопольд Сенгор еще в 1970-х годах, будучи президентом Республики Сенегал, говорил, что не надо все проблемы Африки сваливать на колониализм. Афроцентристы не любят вспоминать Сенгора и не упоминают его среди своих предшественников: ведь он хвалил европейскую культуру и говорил, что конечной целью негритюда является слияние с ней в единое общечеловеческое целое. К тому же он был женат на француженке и, уйдя с поста президента, не остался в Африке, а поселился во Франции, в Нормандии.

Один из преемников Сенгора, Абдулай Вад, отказался поддержать призывы некоторых своих коллег, руководителей африканских стран, объявить работорговлю и колониализм преступлениями против человечности, потребовать за них компенсации и назвать нынешний разрыв в уровне жизни западных и бедных стран экономическим расизмом. Вад еще менее популярен среди африканского руководства, чем Сенгор: ведь он не раз заявлял, что притеснения африканцев в Европе не идут ни в какое сравнение с этническими конфликтами в самой Африке, напоминал о геноциде в Руанде и Бурунди, о войне в Восточном Конго, о столкновениях между мусульманами и христианами в Нигерии, о разрушительной политике Мугабе в Зимбабве. Кампанию же требований компенсации за работорговлю и колониализм он назвал «ребячеством».[73]73
  www.guardianlimited.co.uk (30.01.2001).


[Закрыть]

Еще категоричней выступает сенегальский социолог А. Кабу, глава школы «африканской внутренней мысли». Сторонники этой школы выступают против мифа об особой духовности африканцев, они полагают, что Африка может добиться успеха только на основе современной науки и техники. Вслед за своим президентом Кабу призывает африканцев обсуждать некомпетентность и коррумпированность своих собственных правительств, а не ссылаться на колониальное прошлое и «международный заговор».[74]74
  Кабу А. Считать ли Африку неизлечимой? // Компас. ИТАР-ТАСС. 1992. № 175. С. 33, 39–40.


[Закрыть]

Книга Кита Ричбурга «Из Америки»[75]75
  Richburg K. B. Out of America: A Black Man Confronts Africa. N. Y., 1997.


[Закрыть]
произвела фурор среди афроамериканской и африканской интеллигенции, да и вообще среди читающей публики, связанной с Африкой. Готовя ее, Ричбург провел в Африке три года. Он ехал туда афроцентристом: радовался, что возвращается из Америки в прекрасное прошлое своего народа, в первозданную ясность африканского мира, музыки, ритма и танца, жаждал слиться с африканской природой. В своем багаже он вез портрет Маркуса Гарви и стихи Сенгора.

Первые его корреспонденции были оптимистичны. Его радовало падение нескольких тоталитарных режимов в начале 1990-х годов, и он рапортовал: «Африка выбирает демократию». Но скоро его настроение изменилось. Он видел горы трупов в Руанде, встречался с бандитами, вооруженными автоматами Калашникова,[76]76
  АК47 в Африке – не просто оружие, а символ борьбы за независимость. Мозамбик поместил изображение советского автомата в центр своего флага.


[Закрыть]
сам не раз оказывался под дулом. Картины «патологии бойни» и «деградации» континента заставили его задуматься о вине не только и не столько белого человека, сколько африканских лидеров, да и самих африканских народов, подверженных «духу рабства» – всепроникающей пассивности и позволяющих обмануть себя расовыми байками.

Кажется, больше всего возмутило его поведение братьев-афроамериканцев. На конференциях и встречах в Африке они устраивали овации кровавым местным диктаторам (Джесси Джексон, например, назвал нигерийского диктатора Ибрагима Бабангиду одним из величайших лидеров современного мира). А в номерах своих пятизвездочных гостиниц говорили о жизни на исторической родине с ужасом или презрением.

Самым скандальным пассажем книги стали слова Ричбурга о том, что он благодарен Господу за то, что он американец, что когда-то его предка продали белому работорговцу, и этот предок выдержал путешествие в Америку, не умер по дороге. От афроцентризма Ричбурга не осталось и следа. Он решил даже, что не будет больше называть себя «афроамериканцем», а будет просто американцем или черным американцем. Главная идея его книги: спасение Африки не в культе исключительности, а в приобщении к общемировой культуре. Афроцентристы объявили автора ренегатом, предавшим историческую родину в угоду белым расистам. Давление было столь сильным, что ему пришлось даже, во всяком случае на время, покинуть США и уехать в Гонконг.

Во многом сходные взгляды ставились и в вину писателю В. Найполу, индийцу с острова Тринидад, поселившемуся в Англии. В своих книгах Найпол показывал неприглядные стороны современной Африки и, осуждая колониализм, не списывал на него все беды континента. Современная цивилизация для него – именно современная, общечеловеческая, и заменить ее нечем. Если верить отзывам знатоков его творчества, именно из-за этого его кандидатуру на Нобелевскую премию по литературе отвергали почти четверть века, и присудили только после 11 сентября 2001 г., когда терракты в Нью-Йорке заставили некоторых его противников отступить.

* * *

«Столкновения на расовой почве» – этими заголовками пестрят сегодняшние газеты. Столкновений этих становится все больше, география их ширится. Почему?

Создавая свои империи, европейцы покоряли Азию и Африку, но не заселяли их, во всяком случае сколько-нибудь значительно. Наибольший приток выходцев из Европы (русское и русскоязычное население) получили Сибирь, Дальний Восток и Центральная Азия. На втором месте оказался Юг Африки: сегодняшняя Южноафриканская Республика, Намибия и Зимбабве. Численность европейского населения там достигла 5 млн человек (главным образом потомки выходцев из Голландии и Англии). В Алжире – больше миллиона французов. В Анголе и Мозамбике – 600 тыс. португальцев. Во всех остальных странах Азии и Африки никогда не было значительного числа переселенцев из Европы.

Как распад империй повлиял на численность этого населения? Из Алжира, Мозамбика и Анголы в ходе антиколониальных и гражданских войн уехали почти все европейцы. Из Зимбабве – большинство. Из ЮАР с переходом власти к черному большинству начался отток белого населения, хотя и не в столь крупных масштабах. Из республик постсоветской Средней Азии, как известно, стремится уехать немалая часть русского и русскоязычного населения.

Но одновременно усиливается «цветной» поток из бывших колоний в бывшие метрополии: быстро растет афро-азиатское население в Европе. Никто не знает точно, сколько миллионов выходцев из Азии и Африки обосновалось в Европе в течение последних десятилетий. Во Франции сейчас каждый десятый житель – араб или африканец. В Германии – значительная «прослойка» турков, в Великобритании – выходцев из Африки и Индостанского субконтинента. А сколько граждан среднеазиатских и закавказских республик переселилось в европейскую часть России? Сколько-то достоверной статистики на этот счет нет.

Государства Европейского Союза ужесточают меры по регулированию иммиграции. Усиливается пограничный контроль и проводится координация деятельности правоохранительных органов, ведающих борьбой с нелегальной иммиграцией.

В странах Европейского Союза и в США создаются организации, считающие себя защитниками белой расы; наиболее известны из них скинхеды – бритоголовые. В Интернете полно сайтов, проповедующих идеи защиты Европы и европейцев. Кажется, первым стал сайт «Штурмовой фронт», созданный в марте 1995 г. американцем Доном Блэком, бывшим членом Ку-Клукс-Клана. Число посетителей этих сайтов невелико, но сбрасывать их со счетов не стоит. Вот «Страница свиданий арийцев» (на сайте «Штурмовой фронт»). Здесь помещают свои объявления те, кто хотят «активно бороться против небелых», как, например, 36-летняя Кэти из штата Пенсильвания (она хочет переехать в место, «где живут БЕЛЫЕ!»). Или как 19-летняя девушка из Новой Англии, поместившая такое объявление: «Я, молодая женщина белой расы, ищу человека, глубоко преданного движению белых. Того, чья решимость непоколебима».[77]77
  Бэк Л. Белые крепости в киберпространстве // Курьер ЮНЕСКО. 2001. Январь. С. 44–45.


[Закрыть]

Эти новые тенденции в межнациональных и межрасовых отношениях касаются и России. Ведь и отечественные скинхеды ненавидят иностранцев, да и своих сограждан – тех, кого они называют «черными» и кого зачастую официально и оскорбительно называют «лицами кавказской национальности». В журнале «Западная Африка» еще в 2001 г. вышла статья «Расистский террор в Москве».[78]78
  Yablekowa O., OFlynn K. Rasist Terror in Moscow // West Africa. 4–10 June 2001.


[Закрыть]
Нам может не нравиться заголовок, но приведенные там факты, увы, трудно опровергнуть.

Не стоит давать выдержки из таких газет и журналов, как «Штурмовик», «Белое сопротивление», «Крутой» или «Уличный боец» и других отечественных изданий, которые у нас почему-то стыдливо называют «радикальными». Но вот статья «Абсолютная идея нашего будущего» из считающегося солидным журнала «Молодая гвардия». Появилась она в преддверии XXI в. «Русские и чеченцы, русские и азербайджанцы, русские и грузины, русские и узбеки, русские и арабы, русские и негры – нации абсолютно некомплиментарные (то есть несовместимые), – утверждает автор. – Это означает, что наши интересы всегда будут прямо противоположны, а любое приближение друг к другу на расстояние ближе пистолетного выстрела будет восприниматься как вызов».[79]79
  Лысенко Н. Абсолютная идея нашего будущего // Молодая гвардия. 1994. № 9. С. 25.


[Закрыть]

Такие идеи самоубийственны. Прежде всего для Европы, но и для нашей страны. Если уж делить мир на белых и небелых, и к тому же не по научным основаниям, а по обыденным представлениям, то придется вспомнить, что доля белых в мире сокращается, пусть и не как шагреневая кожа (как сказал один из западных публицистов), но все же весьма быстро. Уже сейчас их не больше 15 %. Тенденция – к дальнейшему уменьшению. Население Европы стареет. Сугубые скептики говорят: вымирает.

По подсчетам экспертов, Европа к 2025 г. столкнется с нехваткой 160 млн человек трудоспособного населения.[80]80
  Моисеев А. Иммигранты: бедствие или благо? Потоки незваных гостей из бедных стран нарастают // Европа. 2001. Апрель. С. 15.


[Закрыть]
Есть и еще более пессимистические прогнозы. А наша страна, несмотря на приток иммигрантов, теряет ежегодно сотни тысяч человек. Как результат имперского прошлого, меняется и демографический состав России. Уехали миллионы – евреи, немцы, греки… Приезжают миллионы жителей бывших южных республик.

Сферы соприкосновения белой расы со всеми остальными расширяются год от года и будут расширяться все больше. И дело тут не только в том, что люди бегут из бедных стран Африки и Азии в сравнительно пока благополучную Европу. Дело и в том, что самой Европе они нужны – с каждым годом все более. Массовая иммиграция в Европу неизбежна и необходима самой Европе. И вопрос о том, как сосуществовать друг с другом миллионам, десяткам миллионов представителей разных рас, придется решать уже не в Африке, но в самой Европе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10