Коллектив авторов.

«Неправильный аист» и другие наши истории: Книга дневников приёмных семей



скачать книгу бесплатно

Рождённые сердцем

НА ФОТОГРАФИИ СЛЕВА НАПРАВО:

ВЕРХНИЙ РЯД: Ксюша, Таня, Даниил, Андрей, Лена.

СРЕДНИЙ РЯД: Алекса, Юля, Даша, Алёна, мама Наталья, папа Сергей, Маша.

НИЖНИЙ РЯД: Арсений, Ангелина, Лиза. На фото нет Михаила, во время съёмок он был в армии.

Фотограф: ОЛЬГА УТЕЕВА


Автор дневника:

Наталья Кузнецова,

мама 16 детей (12 приёмных, 4 кровных)

Место жительства:

ЛЕНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ, д. ВЯЗИКИНИЧИ

Появление детей в нашей семье – это всегда история: четверо наших детей родились «из живота», а десять – «рождённые сердцем». Эти термины придумала наша Машенька – «рождённая сердцем». Скажу больше, «роды» с Машей были тяжёлые. В 2009 году я увидела на сайте «Питерских родителей» пиар малышки из Мурманска (1200 км от нас): «Маленькая девочка без одной ручки ищет родителей». Внутри меня что-то перевернулось, мы с мужем собрали все документы и поехали знакомиться, предварительно договорившись с Мурманской опекой.

Приехали мы к региональному оператору, она очень удивилась, что мы владеем информацией о малышке, но направление нам выдала, предупредив, что девочка очень сильно больна и лучше бы ей найти родителей за границей! Позже в доме ребёнка мы увидели не медицинскую карту новорождённого, а целый десятитомник хорошего романа – такой толщины была история болезни двухмесячного ребёнка. Каково же было удивление сотрудников дома ребёнка, когда мы подписали согласие! Всё вроде бы хорошо, но нет – региональный оператор сказала, что мы не получим малышку! Тогда девочки-волонтёры пригласили к нам местное телевидение, где мне пришлось объяснить нашу ситуацию. После выхода программы нашим вопросом заинтересовалась прокуратура. Через месяц нам позвонили и сообщили, что нам установлена опека. Так, в июне 2009 года «маленькая девочка без одной ручки» стала нашей доченькой (ей не было ещё четырёх месяцев на тот момент), нашим маленьким солнышком. Или, как говорит она сама: «Я мамина доченька, мамина Машенька. Как хорошо, что ты меня нашла!» Сегодня Машеньке шесть с половиной лет, она очень хорошо развита, знает буквы и цифры, легко учит стихи, начинает читать, хотя её медицинские показатели пророчили нам обратное.

Но началась наша история гораздо раньше. В 1992 году я вышла замуж за Сергея Валерьевича Кузнецова, 30.07.1971 г. р., в городе Нарва Эстонской ССР. Ровно через год у нас родилась дочка Юлия. В 1997 году родился сын Миша, которого я вынашивала два года (за год до рождения Миши у нас родилась дочка, которая получила родовую травму и умерла, и я тогда решила, что ни в коем случае у меня не будет абортов, так и получилось). В 2002-м родился сын Даня, роды были тяжёлыми, Даня попал в реанимацию, а «добрые» доктора предлагали мне отказаться от моего мальчика. В 2005-м родилась дочка Даша. Имена нашим младшим сыну и дочке, «рождённым из живота», мы дали не случайно: Даниил – данный Богом, Дарья – дар от Господа.

Жили мы хорошо: трёхкомнатная квартира, семиместный минивэн, гараж, дача. Но чего-то не хватало, очень хотелось большой дом, и чтобы в нём был детский смех. Но вот беда – граждане России, которыми мы и являемся, не могут иметь в собственности землю в Эстонии, даже если у тебя постоянный вид на жительство в этой стране.




Ещё живя в Прибалтике, я рассматривала фотографии детей из детских домов России. Как их много! Мы продали всё имущество в Эстонии и переехали в Россию, если быть точной, то в российскую глубинку с хорошей экологией. Купили маленький домик, отремонтировали его, пристроили ещё две комнаты и отправились за своими детьми в детский дом.

Тяжёлые дети

Первыми детьми, к уже имеющимся четверым, у нас появились Таня (почти 10 лет), Андрюша (6 лет) и Ксюша (5 лет). Мы их не выбирали, так как считаем, что выбирать – это очень жестоко по отношению к детям. Дети пришли все тяжёлые.

Ксюша и Андрюша были дважды изъятые, в первый раз из биологической семьи, а второй раз из приёмной. Над пятилетней Ксюшкой в детском доме издевались старшие мальчишки, да ещё и снимали на телефон все извращения (об этом рассказывали Таня и Андрюша). Ксюша в свои пять лет почти не говорила, рвала книжки и ломала игрушки, на стенах в туалете регулярно появлялись её «художества». Сегодня Ксюша абсолютно нормальная и весёлая девочка, что кажется особенно удивительным, учитывая тот факт, что в полтора года она перенесла клиническую смерть и как следствие – отёк мозга. Но почти со всеми нашими болячками мы справились. Ксюша занимается танцами и очень любит выступать. Закончила 5-й класс, не отличница, но учится очень даже сносно. Наша девочка дома уже семь лет.

Андрюша – это родной брат Ксюши. Помимо того, что он всё крушил и ломал вокруг себя, он постоянно ходил с острыми предметами, выискивал их везде, всем угрожал, обижал детей и животных в своём окружении. Андрюша очень обижался, когда ему давали кушать такую же порцию, как остальным детям (хотя размер порции был не как у детей, а как у взрослого мужчины). В детском доме он привык питаться иначе, об этом рассказывала Таня: его сажали за отдельный стол и складывали в его тарелку все отходы, которые не доедали другие дети… Сегодня Андрей – нормальный шустрый мальчишка, почти не дерётся со сверстниками, не обижает животных, кушает по-человечески и с удовольствием общается с окружающими. Очень любит рисовать и лепить из глины, увлекается оригами. Андрей уже закончил 6-й класс.

Таня к нам пришла уже большая, ей было почти 10 лет. Она пришла к нам с клептоманией, с которой мы боролись все эти годы, и только последние два года я не ловлю Таню за этим грешком. Татьяне нашей в детском доме тоже пришлось пройти через многое: ей ножницами выдёргивали ногти на ногах, ночью сонную выкидывали со второго этажа… Пришла она к нам ужасно вредная, обижала всех детей вокруг, врала, воровала, на всех кричала и огрызалась. Да и могло ли быть иначе? Ведь, по рассказам детей, что они только не пережили! Даже на ночь ставили на горох в наказание! Понимая все сложности с Таней, мы только поэтому выдержали эту ужасную, тяжелейшую адаптацию. Были моменты, когда я задавала себе вопрос: зачем?.. Сегодня Тане 16 с половиной лет, она модница, умеет готовить и с удовольствием это делает. Помогает мне по дому. С сентября месяца идёт учиться в колледж на повара-кондитера.

Маленькие солнышки

Через год после того, как наша семья, помимо статуса многодетной семьи, получила ещё и статус приёмной, к нам и пришла наша Машенька из Мурманска.

В 2011 году к нашему и так уже большому дому (150 м2) мы пристраиваем двухэтажную баню 6?6 м. На втором этаже планировалась квартира для старшей дочки Юлии, которая закончила школу и поступила в колледж транспортного строительства города Волхова.

Дочка выросла, мы снова собрали документы и решили пополнить наше семейство ещё одной доченькой – Ангелиной. За этой малышкой я давно уже наблюдала и очень ждала, когда же она поедет в свою семью, но этого не происходило! Проблема в том, что у Ангелины отсутствует стопа и треть голени. Когда у нас уже была дома Машенька, я увидела на региональном сайте «Дети ждут» Ангелину, тоже 2009 года рождения. Я очень переживала за неё, но двух малышек одного возраста боялась не потянуть. И супругу я показывала малышку, но с такими словами: «Бедная, у Маши нет ручки – это ещё куда ни шло, но без ножки я никогда бы не взяла, наверное, сложно всё это».

Так, в марте 2011 года мы – опять кандидаты в приёмные родители и едем с документами знакомиться с Ангелиной. Оказывается, не так всё просто! Ребёнка-инвалида вырвать из системы очень сложно: нас отговаривают, тянут с документами, наша с супругом медицинская справка подходит к концу (у неё ограничен срок), а Ангелину нам не отдают, у дома ребёнка находятся всё новые и новые нерешённые проблемы. Нас ставят перед фактом, что опеку установят не раньше, чем через месяц… Тогда мы с супругом пишем письмо в правящую партию «Единая Россия», они-то нам и помогли. Через два дня позвонили из органов опеки, чтобы сообщить, что опека нам уже установлена! Так у нас появилось ещё одно солнышко – наша доченька Ангелина, Геля, как мы называем её дома. Ангелинка приехала домой, когда ей был год и восемь месяцев, а по развитию – как новорождённый ребёнок. Она абсолютно не понимала человеческую речь! Да, из дома ребёнка Геля принесла к нам чесотку. Её биомама стояла на учёте в психоневрологической клинике, и мы очень боялись, что наше солнышко не будет развиваться, но… через три месяца она уже научилась ходить на горшок и понимать обращённую речь. Сегодня нашей доченьке пять с половиной лет, она ещё не развита на свой возраст, но мы медленно и уверенно приближаемся к этому. Говорить Ангелина начала ровно в четыре года.

Пожар

Всё шло ровно и размеренно. 21 ноября 2011 года меня пригласили в Санкт-Петербург на празднование «Дня матери». Вечером Сергей (мой супруг) встретил меня в городе после праздника, мы поехали домой, купили пирожные, чтобы попить с ними чай, но… Только мы с детьми наладили на стол, как услышали посторонние звуки. Это был пожар!!! Мы успели только вытащить всех детей и схватить документы и кое-каких животных. Некоторых животных не нашли в дыму – сгорела пара наших любимых сфинксов… Пожарные приехали минут через десять, тушить было уже нечего. Так мы из большой, счастливой, состоятельной семьи превратились в бомжей! Вся жизнь пронеслась перед глазами, хотелось лечь и не вставать. «Что теперь будет?» – только эта фраза крутилась в голове. Жильё, вещи, сбережения – всё сгорело в один миг!

Эту ночь мы ночевали у друзей. Мысли привести в порядок было практически невозможно, но у нас были дети – девять несовершеннолетних детей. С утра к нам приехали из опеки. Мы очень боялись, что заберут детей, а дети, как птенчики, прятались в комнате, в которой ночевали, со страшной мыслью, что жизнь закончилась и опять детский дом! Однако наши инспекторы из опеки оказались ЛЮДЬМИ, они предложили нам свою помощь. Да, нам предложили временно поместить кого-то из детей в реабилитационный центр, но я объяснила, что мы семья и что дети, пережившие пожар и всё остальное, через что им пришлось пройти до нас, не могут даже временно быть забраны из семьи. И со мной согласились. Мы поселились в маленькой комнате 89-летней бабушки Серёжи, 11 человек на 12 метрах. Огромное спасибо людям, очень сильно они нам помогли, нас сразу одели и снабдили всем необходимым. Старшие дети, когда выбегали из пожарища, забрали с собой ноутбук, так я осталась с интернетом. Днём мы с мужем объезжали и оббегали все инстанции, чтобы добиться хоть какой-нибудь помощи от государства, а до середины ночи я писала письма через интернет в вышестоящие инстанции, так мы «выбили» две квартиры в новом доме, но на временное пользование, с нами договор продлевали каждый месяц, и мы с девятью детьми сидели на чемоданах, которые появились благодаря добрым людям. Сергей (наш папа) зарабатывал деньги, я максимально везде обращалась за помощью. К весне у нас «на руках» было 300 000 рублей. Наше государство ничего не обещало, мы начали строиться своими силами… В начале лета мы уже съехали с квартир в маленькую, но уже свою комнатку, строительство продолжалось. К нам приехало 100 ТВ, после этого люди начали приносить деньги, и по мере поступления финансов наш папа Серёжа вместе со старшим сыном Мишей (Мише на тот момент было всего 14 лет) вдвоём продолжали строить дом для нашей далеко не маленькой семьи. Потом «проснулось» и государство, нас включили в программу «Социальное развитие села». Сегодня у нас стоят два дома – один по программе, но программа рассчитана только на родных детей, и для всех нас он маловат (но ничего, дети растут, их у нас немало, дом, может, кому-то и пригодится), и тот дом, что мы построили сами. Дом получился большой – у каждого школьника своя комната, а малыши по двое. И баня у нас теперь опять есть.

Снова пополнение

Наш дом был уже почти в том виде, что и сейчас, как на сайте города Волхова мы с супругом увидели ещё двух девочек: Лену 2006 года рождения и Лизу 2008 года. Собрали документы и забрали их домой. Лиза – «маленький Маугли», на ногах был грибок, кушать она умела только руками. Теперь она научилась есть нормально, но до сих пор рвёт книжки и ломает игрушки (дома два года), правда, очень любит помогать. Лена пришла очень тихая и замкнутая, сейчас уже лучше. Нам в приюте, где находились девочки, не дали их медицинские карты, и вскоре через манту и диаскин-тест выявилось, что Лена уже давно тубинфицирована, теперь мы лечимся. Лена занимается танцами, закончила второй класс, и неплохо закончила, несмотря на то что у неё в «эпикризе ребёнка, выбывшего в семью», стоит лёгкая умственная отсталость.

Вот, вроде бы семья и полным составом, но не тут-то было! Звонок из опеки: «У нас появилась крошечная новорождённая девочка, недоношенная, кушает очень плохо, мама живёт в ПНИ, забери!» Говорю, куда мне такая кроха, что я с ней делать-то буду? Да к тому же мы начали заниматься протезированием Маши и Ангелины – не возьму!» Прошло время, дочки уже с протезами, опять звонок: «От неё два отказа, не возьмёшь – поедет в дом ребёнка, кушает плохо, всё срыгивает, что съела». Думаю, супругу скажу, он ответит «нет», и совесть чиста… А он вдруг сказал: «Почему бы и нет!» Так у нас появился наш «комочек счастья», наш позитивчик и улыбашечка Алёнка. Сложности, конечно, были, перепробовали все смеси, прежде чем подобрали ту, что хоть как-то усваивается, кушали по 50 граммов каждые полчаса и ночью тоже. Сегодня нам уже год и три месяца, не представляю нашу жизнь без нашей любимой Алёнушки.

Прошло полгода, я случайно увидела статью про маленькую девочку, которой ампутировали ножку из-за травм, нанесённых отчимом. Недолго думая, мы привезли домой нашу Алексу. Она хорошая, добрая девочка, но травма осталась не только физическая… Она дома ещё только полгода, и нам понадобится много любви и терпения по отношению к ней, чтобы вырастить её полноценным человеком.

Вместе с Алексой к нам в семью попал ещё и малыш Арсений. У Арсюшика ДЦП, когда мы его забрали, он передвигался только с поддержкой и сидел в подушках. Сейчас хорошо сидит без поддержки, ходит сам, даже танцует, и очень любит обниматься.



Дети «из живота»

Немного о детях «из живота»: Юля закончила колледж с красным дипломом, устроилась на работу в БТИ города Лодейное Поле кадастровым инженером. Вышла замуж. Всегда с удовольствием помогает нам – с радостью откликается на нашу просьбу посидеть с детьми, если кого-то из детей нужно везти в Санкт-Петербург, это 120 км от нас.

Миша – главный папин помощник, закончил 11 классов, поступает в Петрозаводск на водителя электровоза.

Даня закончил 7-й класс. Добрый хороший мальчик, с удовольствием помогает мне с малышами.

Даша перешла в 4-й класс. После школы вместе с Ксюшей и Леной занимается танцами, куда я их регулярно вожу. Ещё у нас танцуют Маша и Геля, и никто даже не обращает внимания на то, что у Гели вместо ножки протез, она полноценная!!!

На этом я заканчиваю свой рассказ о моих детках. Сейчас в нашей семье 13 несовершеннолетних детей, четверо из которых дети-инвалиды. Окружение наше обращает внимание на то, что они немного отличаются от них, но я учу своих детей тому, что они ничем не хуже остальных людей, несмотря ни на что! Мои дети ВСЕ самые лучшие!

Надеюсь, что в скором времени все дети будут жить дома с родителями!


От редакции.

Когда книга сдавалась в печать, в семье уже было на двух детей больше – появились двухлетняя Тася и 18-летняя Настя.

Неправильный аист

НА ФОТОГРАФИИ СЛЕВА НАПРАВО: Игорь, Даниил, Юлия.

Фотограф: ТРИФОН СЕДЯХ


Автор дневника:

Даниил Новиков,

папа 2 детей (1 кровный, 1 приёмный)

Место жительства:

г. Псков

Победитель Первого Всероссийского конкурса дневников приёмных семей «Наши истории» в спецноминации «Папин дневник»

Эта история – о моём сыне и о том, как он изменил мою жизнь. Я хочу рассказать о трудных решениях, о радостях достижений и переживании неудач, о страхе, о гордости, о дружбе и любви. Наверное, это ещё история о том, что большая семья может родиться совсем не так – совсем не таким способом, – как все привыкли. Мне хотелось, чтобы люди знали об этом и не боялись действовать так, как подсказывает сердце.

2 декабря 2012 г.
ШПР

Записался на курсы Школы приёмных родителей. Зачем? Сам пока не знаю зачем – может, и правда, я занимаю в Школе чьё-то место. Место того, кому срочно нужен сертификат, в то время как на курсы – очередь.

Формально я хожу на ШПР потому, что наша общественная организация задумала замахнуться на собственную Школу. Вот и присматриваемся, изучаем опыт. На деле же я, пожалуй, хочу пройти обучение для того, чтобы разобраться – нужен ли мне приёмный ребёнок самому.

В то же время вокруг меня каждый день – сироты, сироты, сироты. Они пишут мне в соцсетях, а я пишу в СМИ о семейном устройстве. Они приезжают ко мне на выходные и на каникулы, а летом я живу с ними месяц в лесу. Сейчас мы с оператором уже два месяца колесим по региону и снимаем видеоанкеты детей для благотворительного фонда. А до этого два года подряд я организовывал для сирот экскурсии, волонтёрские мастер-классы и добывал деньги на другие проекты – всего и не перечислишь. Зимой начнётся «Клуб выпускников» для студентов-сирот – только что выиграли грант на поддержку тех ребят, что уже подросли. И вот – докатился: ШПР.

Мне, между тем, 31 год, и у меня ещё нет своей семьи. Зато есть интересные поездки, события – моя жизнь наполнена общением и новыми встречами. В моём доме всегда гости. И гостьи, временами, но всё какие-то не те. Я, как принято говорить, в поиске. Только, похоже, привычка жить одному незаметно превращает меня в хрестоматийного холостяка. И это уже беспокоит.

А теперь и ШПР. Для «отца-одиночки». Странно всё это: надо ведь сперва жениться, а потом уже растить детей – своих, кровных. А тут – я всерьёз задумался о ребёнке, не будучи в браке. Что скажут близкие? Как такая «семья» скажется на ребёнке? Миллиард вопросов.

10 февраля 2013 г.
Шесть интернатов

Мы отправляемся в очередное «турне» по региону: за неделю надо отснять видеоанкеты полсотни детей в шести интернатах. После ШПР я теперь точно понимаю: у меня есть ресурсы только для мальчика (логично) определённого (самостоятельного) возраста – не младше 10 лет. Ребёнка с инвалидностью я тоже не потяну: его надо ежедневно возить по массажам и «развивалкам», быть с ним 24 часа в сутки. А когда зарабатывать деньги?

Я всё ещё не уверен, что мне именно сейчас нужен приёмный ребёнок. Да, я определённо готов и справлюсь. Да и отцовский инстинкт даёт о себе знать. Но ребёнка – того самого, «своего», я пока не видел.


16 февраля 2013 г.
Игорь

Игорь был последним, чью видеоанкету мы снимали. Мы вообще могли его не застать – в учреждении в съемочный день его не было, он уехал на соревнования по лыжным гонкам. И уже на обратном пути, после четырёхдневного марафона, оператор предложил заехать в тот интернат снова.

Мальчишке 12 лет, и он в общем-то ничем не выделяется среди сверстников. Также любит спорт, также неважно учится и также тушуется перед камерой. Единственное, что зацепило: он предпочитал не отвечать на дурацкие вопросы – сразу дал понять, что не будет выглядеть на видео таким простачком, каким его видят остальные взрослые. Чувствуется, что в парне есть стержень, да и история его спортивных успехов, невозможная без самодисциплины, впечатляет.

Думаю, что если и оформлять опеку, то вот он – самый подходящий кандидат. Не питаю иллюзий, что мне с ним будет легко. Но если мыслить рационально, то ресурсов для достойного воспитания Игоря у меня хватит. Осталось только узнать, что он сам думает о такой перспективе.

24 февраля 2013 г.
Чемпион

Сейчас «микроканикулы», и с пятницы Игорь у меня на «гостевом». Но лыжные гонки пропускать нельзя, и в субботу мы ездили на соревнования. Игорян там всех порвал – на дистанции 2,5 км оторвался от ближайших соперников больше чем на минуту. Пофоткал его не пьедестале: рядом с Игорьком – прославленный тренер Олимпийского чемпиона, он подарил чемпиону новые лыжи.

20 марта 2013 г.
Забираю

В очередной приезд Игоря на выходные обсудили с ним возможные перемены в его судьбе – он замешкался, попросил время, чтобы подумать. Потом выяснилось: из-за мамы, которая живёт в том же городе, где интернат. Переживал, что не сможет с ней видеться. Игорю я разъяснил, что к маме будем ездить так часто, как Игорёк этого захочет. Маму тоже успокоили. Классно, кстати, что она есть – его мама. Игорь созванивается с ней каждый день и рад, конечно, что уйдет из интерната. Светится, как самовар.

Завтра утром в опеку по месту жительства – окончательно оформлять все документы. Потом – в школу, выбирать класс и классную.

Написал друзьям о том, что вращения пальцем у виска принимаются до конца рабочей недели. Потом будет не до шуток – каникулам конец, начнётся учёба и новая жизнь.

26 марта 2013 г.
Минус один

Опекунское дело в теруправлении, ученическое дело и медкарта в школе. Ребёнок – в сложном состоянии радости и прострации.

Сейчас едем записываться в секцию биатлона – надо передать юного чемпиона от интернатовского тренера к городскому.


30 марта 2013 г.
Про недуги аистов

Друзья-соратники обсуждают последние события. Вот, Алина, например, разразилась постом в ЖЖ: «Аист что-то совсем плох стал… Самое страшное, как правило, случается с близкими. Вот, например с Даней. И теперь он принадлежит не только мне, а ещё и маленькому дерзкому лыжнику-чемпиону. Поскольку всё своё недоумение и негодование по этому поводу я уже изливала Дане раньше, и это не сработало, мне остаётся просто от души поздравить новоиспечённого отца».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное