Коллектив авторов.

Москва. История районов



скачать книгу бесплатно


Жилые дома в Новых Кузьминках. 1960 г.


При этом входящие в состав Московской городской агломерации города можно условно разбить на два пояса. Первый из них сформировался в 10–15 км от границ Москвы в условиях наиболее активного взаимодействия ближайших городов со столицей. Десять городов-спутников (Химки, Долгопрудный, Мытищи, Королев, Балашиха, Реутов, Люберцы, Видное, Одинцово, Красногорск), не считая Зеленограда, административно являющегося частью Москвы, по образу жизни населения, условиям проживания, своим функциям, типу застройки, транспортной доступности по сути представляют внешние окраинные районы Москвы. Из них ежедневно на работу в столицу выезжает 30 % занятого населения, а в целом каждый их житель ежегодно совершает более 50 поездок в столицу. Ко второму поясу относятся города, более удаленные от Москвы (примерно в радиусе 50–70 км от ее границ), но тесно связанные с ней. Из относящихся к нему 30 городов, крупнейшие из которых: Подольск, Электросталь, Ногинск, Щелково, Жуковский, ежедневно выезжает на работу в столицу 15 % занятого населения, а каждый житель за год в среднем бывает в ней около 30 раз.


Рост территории Москвы с XII до конца XX в.

Центральный округ

Кремль

Московский Кремль


Московский Кремль моложе столицы России всего лишь на девять лет. Первое известие о нем содержится в Тверской летописи под 1156 г.: «Князь великий Юрий Володимерович (Долгорукий) заложи град Москву на устниже Неглинны, выше реки Аузы». Здесь следует уточнить, что в данном известии под словом «град» летописец разумел не город в его нынешнем значении, а в древнем, в смысле крепости. Именно так – «градом» или «городом» он именовался достаточно длительное время в русских летописях. Что касается самого слова «кремль», то оно впервые встречается под 1315 г. в Тверской летописи («загореся градъ Тверь, кремль»), а применительно к Москве употребляется Воскресенской летописью под 1331 г. О происхождении слова «кремль» идут споры. Одни исследователи считают, что оно греческого происхождения и связано с древним греческим акрополем, т. е. с укрепленным городом на холме (производя его от греческого слова «кримнос», обозначающего крутизну, крутую гору). Другие полагают, что оно происходит от русского слова «кремь» (в северных областях России так именуют круглый строевой лес в бору). Третьи выводят его от монгольского слова «керем», обозначающего крепость.


План «Кремлен-града». Конец XVI – начало XVII в.


Что же представлял из себя основанный Юрием Долгоруким первый Московский Кремль? Для него был выбран Боровицкий холм на левом берегу Москвы-реки. Ныне его высота составляет 25 м над уровнем воды, но в древности он был выше и круче.

Крепость была поставлена на мысу между Москвой-рекой и впадающей в нее Неглинной. Эти реки надежно защищали подходы к укреплению с юга и запада. С более пологих северной и восточной сторон крепости для обороны были устроены вал и ров, обнаруженные археологами в 1959–1960 гг. при строительстве Кремлевского дворца съездов.

Выяснилось, что укрепления строились не на пустом, а на достаточно обжитом месте – под основанием вала были обнаружены остатки деревянной конюшни, а сам вал был насыпан на культурный слой более раннего времени. Это обстоятельство заставило некоторых историков предположить, что уже до возведения первого известного нам Кремля здесь, возможно, уже существовало какое-то укрепление, лишь заново перестроенное или расширенное Юрием Долгоруким. Но согласиться с этим вряд ли возможно. С определенной долей уверенности можно полагать, что к середине XII в. Москва представляла собой сельское поселение, точнее, довольно большую усадьбу. Подтверждением этого явилась находка в пределах древнейшего детинца киевской печати конца XI в., датируемой 1093–1096 гг.

О размерах Кремля времен Юрия Долгорукого можно судить по расположению древнейшей, первоначально деревянной, кремлевской церкви Рождества Иоанна Предтечи (разобранной в 1847 г.). Она находилась в 120 шагах от Боровицких ворот. Между тем соборные церкви ставились обычно приблизительно в центре крепости. Поэтому можно предполагать, что укрепления крепости по другую сторону церкви находились от нее в расстоянии также 100–120 шагов. Это предположение подтверждается остатками вала и рва, которые были найдены при строительных работах в XIX в. Таким образом, первый Кремль Москвы занимал лишь оконечность Кремлевского холма, площадью около 1 гектара, и не доходил до современного Большого Кремлевского дворца. Все укрепления представляли собой вал с частоколом и сухой ров. Конструкция рва, представлявшего в разрезе треугольник, обращенный книзу несколько округленной вершиной, была типичной для русских укреплений этого времени.


Деревянный Успенский собор. 1326 г.


В 1263 г. Москва достается в удел младшему сыну Александра Невского – Даниилу. Вероятно, при нем в 70-е гг. XIII в. Кремль вновь был укреплен. Полагают, что именно при Данииле произошло дальнейшее расширение Кремля. Археологические раскопки позволили определить примерную линию тогдашних укреплений на Кремлевском холме, имевшую форму, близкую к треугольнику. От современных Троицких ворот стены шли на юг вдоль Неглинной к ее устью и далее вдоль Москвы-реки приблизительно до 1-й Безымянной башни, а затем через район нынешней Соборной площади – к Троицким воротам. Общая протяженность деревянных укреплений составляла около 850 м. Они стояли на валу высотой около 7 м и были окружены рвом глубиной 5 м.


Иван Калита


Княжеские междоусобицы на Руси нередко сопровождались вмешательством татар. Так произошло и во время «Дюденевой рати», т. е. набега татарского царевича Дюденя в 1293 г. Татары подошли к Москве, но, увидев хорошо укрепленную крепость, предпочли не штурмовать ее, а действовать хитростью. Они «московского [князя] Данила обольстиша, и тако въехаша в Москву». Город был разорен.

Но даже это разорение не помешало восстановлению Кремля. Он вновь возрождался подобно мифической птице феникс. Особенно наглядно это видно в начале XIV в., ставшем порой серьезных испытаний для Московского княжества.

Сразу после смерти в 1304 г. великого князя Андрея Александровича началась ожесточенная борьба за великокняжеский стол между сыном Даниила Юрием и Михаилом Ярославичем Тверским. Последний имел преимущество родового старшинства перед своим двоюродным племянником и формально имел все права занять владимирский стол. И все же Юрий стал его соперником, опираясь в первую очередь на возросшие силы Москвы.

Борьба между Москвой и Тверью продолжалась на протяжении почти всей первой трети XIV столетия, сопровождаясь многочисленными военными походами и сражениями. Первоначально успех был на стороне Михаила Тверского – он получил от хана ярлык на великое княжение. Несмотря на то что тверичи дважды осаждали Москву (осенью 1305 и в августе 1307 г.), взять Кремль им так и не удалось.


Ф. Я. Алексеев (школа). Теремной дворец и собор Спаса на Бору в конце XVIII в.


Не получив великого княжения, Юрий продолжал стремиться к заветной цели. Главную ставку он сделал на татар. Пробыв в Орде почти два года, Юрий женился на Кончаке, сестре хана Золотой Орды Узбека и тем самым сумел приобрести его расположение. Вернувшись на Русь с татарским войском и ярлыком на великое княжение, Юрий вновь вступает в борьбу с Михаилом Тверским и снова терпит поражение. Во время последующих событий в тверском плену погибает Кончака, и рассерженный хан вызывает в Орду Михаила, где последний был казнен в ноябре 1318 г.

Но победа Юрия над своим противником оказалась пирровой. Через несколько лет ему отомстил сын погибшего князя Дмитрий Михайлович Тверской. Есть известие, что он донес хану о том, что Юрий отдавал хану далеко не всю собранную в его пользу дань. Юрий, по ханскому приказу призванный в Орду, был убит Дмитрием 21 ноября 1325 г., в канун седьмой годовщины гибели Михаила Тверского.


Дмитрий Донской


Гибель Юрия в Орде привела к тому, что вместо Юрия на московском столе оказался его младший брат Иван Данилович Калита (его прозвище означает «кожаный мешок с деньгами», «кошелек»). Он остался единственным в живых из всех сыновей Даниила, остальные же к тому времени уже умерли без мужского потомства. Именно его княжение стало временем, когда начинает резко возрастать значение Москвы.


Строительство белокаменных стен Кремля при митрополите Алексии. 1366–1367 гг. Миниатюра Лицевого летописного свода.


Этот период занимает особое место и в истории Кремля. Ивану Калите удалось наладить тесные связи с тогдашним главой Русской церкви митрополитом Петром. Он был давним его другом и столь же непримиримым врагом тверского князя Михаила Ярославича. Последний хотел видеть во главе митрополии своего ставленника и предпринимал неоднократные попытки сместить Петра. Тот нашел поддержку у московских князей. Когда после убийства в 1325 г. Юрия великокняжеский титул снова достался тверским князьям, а официальная митрополичья резиденция город Владимир также перешел под их власть, митрополит Петр окончательно переселился в Москву. В Кремле, рядом со своей резиденцией, он начинает возведение Успенского собора – первой каменной церкви в Москве, которая была призвана стать главным храмом всей Северо-Восточной Руси. И хотя достроить собор он не успел (митрополит Петр скончался в декабре 1326 г.), его дело продолжил Иван Калита. Уже к августу 1327 г. собор им был построен и освящен. Сам же инициатор строительства – митрополит Петр был похоронен в нем же в специально созданной гробнице внутри храма. Преемник Петра грек Феогност окончательно утвердил митрополичий престол в Москве, которая с этого времени стала церковной столицей Руси.


Константино-Еленинская башня


Византийская икона Дмитрия Солунского, XI в. Принадлежала князю Дмитрию Донскому


Год спустя Ивану Калите удалось нанести серьезный удар по тверским князьям. 15 августа 1327 г. в Твери вспыхнуло восстание против татар, закончившееся убийством татарского посла Щелкана, который приходился родичем хану Узбеку. Сразу после этого Калита поспешил отправиться в Орду (по одним известиям – по собственному почину, по другим – по требованию хана), чтобы вернуться оттуда с огромной татарской ратью и наказать непокорного соперника. Чуть позже к нему присоединился князь Александр Васильевич Суздальский. «И бысть тогда великая рать татарская», – позднее запишет летописец. После этого разгрома Тверское княжество уже более не могло претендовать на лидерство в Северо-Восточной Руси и с тех пор именно Москва становится центром объединения Руси.


Штурм Кремля Тохтамышем в 1382 г.


Получив первенствующую роль среди остальных русских княжеств, московский князь развивает свои таланты рачительного хозяина, скопидома и домовитого устроителя своего княжества. Эпоха Калиты стала временем большого строительства в Кремле. Именно при нем Кремль становится и внешне похожим на великокняжескую резиденцию. Помимо Успенского собора, Иван Калита возводит в 1329 г. здесь две также каменные церкви: Иоанна Лествичника и Поклонения Вериг Апостола Петра (последняя являлась приделом к Успенскому собору). Весной 1330 г. в Кремле начались работы по строительству каменного собора Спаса на Бору. В 1333 г. вместо прежнего деревянного строится каменный Архангельский собор, ставший усыпальницей для представителей московской династии.

Первые каменные постройки Московского Кремля не отличались большими размерами. Так, например, собор Спаса на Бору, сохранявшийся вплоть до 30-х г. XX в., в плане представлял незначительных размеров прямоугольник (14 на 12 аршин) стремя выступами на востоке для алтаря и четырьмя опорными столбами внутри. Высота храма была не больше 16 аршин. Он увенчивался одной главой. И хотя это была сравнительно небольшая постройка, она резко выделялась на фоне сплошь деревянной крепости и представлялась современникам, непривычным к каменному строительству, великолепным зданием. Московский князь поразил их также небывалыми для того времени темпами постройки.


Вид Кремля при Дмитрии Донском в XIV в. Реконструкция


По соседству с вновь воздвигнутыми храмами располагался деревянный великокняжеский дворец Ивана Калиты. Никаких подробных известий о нем не сохранилось, но можно полагать, что это была большая постройка, состоявшая из ряда хором, связанных сенями, крыльцами, переходами в единое целое.

Незадолго до своей кончины Иван Калита зимой 1339/40 г. вместо прежних городских укреплений (они, вероятно, пострадали при пожаре 1331 г.) возводит новые дубовые стены. Работы по возведению крепости начались 25 ноября 1339 г., а уже через четыре месяца – к марту следующего года они были завершены. Позднее летописец, оценивая градостроительную деятельность князя, запишет: «Постави князь Иван Данилович град древян Москву, тако же и посады в нем украсив и слободы, и всем утверди». Оглядываясь на эпоху Калиты, он характеризовал ее как «зачало княжения Московского».

Дело Ивана Калиты продолжил его сын Семен Гордый. При нем в 1344 г. начались работы по росписи двух главных кремлевских храмов – Успенского и Архангельского соборов. В следующем году приступили к росписи собора Спаса на Бору, а в 1346 г. была расписана церковь Иоанна Лествичника. Таким образом, были расписаны все построенные при Иване Калите каменные кремлевские церкви. Тогда же для них были отлиты три больших и два малых колокола.


В подклете Архангельского собора находятся 35 гробниц русских цариц и княгинь, перенесенных сюда в 1929 г. из Вознесенского монастыря


Одним из самых заметных этапов в истории Кремля стало княжение Дмитрия Донского. Получив в результате борьбы с суздальскими князьями великое княжение, Дмитрий, по словам летописца, начал «всех князей приводить под свою власть, а которые не повиновались его воле, на тех начал посягать». В борьбе за гегемонию в Северо-Восточной Руси Дмитрий преодолел сопротивление рязанских и тверских князей, провел целый ряд мероприятий, направленных на усиление военной мощи Московского княжества. Первым шагом в этом направлении стало строительство первой каменной крепости в Северо-Восточной Руси – белокаменного Московского Кремля. Несмотря на то что дубовый Кремль Ивана Калиты простоял немногим более четверти века, он уже не отвечал изменившимся условиям военного искусства – наступала эпоха артиллерии, и он должен был уступить место новой, на этот раз каменной крепости.


План Благовещенского собора


Непосредственным толчком, послужившим к строительству, стал грандиозный пожар, произошедший в Москве летом 1365 г., во время которого погорели Кремль, Загородье (территория позднейшего Китай-города) и Заречье (этим словом в XIV в. именовали Занеглименье). Он начался в разгар жары, когда стояла засуха, было мало воды, а на город неожиданно налетел шквальный ветер. Урон от огня был весьма значительным, ибо серьезно пострадали кремлевские стены. Тем самым город оказывался практически незащищенным от внешней угрозы. А в том, что она могла последовать, и в первую очередь со стороны Орды, доказывали события осени этого года в Рязанской земле. Один из татарских князей «тайно и безвестно» пришел в рязанские пределы, захватил Рязань и сжег ее.


Великий князь Московский и всея Руси Иван III


Митрополит Петр закладывает Успенский собор. Клеймо житийной иконы


Но приступить сразу к возведению новых кремлевских укреплений было просто невозможно – в преддверии зимы горожане сначала должны были восстановить уничтоженные по жаром свои дома. Лишь через полгода после «великого пожара», в начале 1366 г., у москвичей появилась возможность начать строительство нового Кремля. Для строительства московских укреплений привлекались средства и силы не только великокняжеской казны, но и московского боярства. Об этом становится известным из анализа имен современных кремлевских башен. Еще в XIX в. ученые обратили внимание, что ряд из них носит двойные названия, первое из которых является более древним: Беклемишевская (Москворецкая), Свиблова (Водовзводная), Собакина (Угловая Арсенальная). Из документов XV в. выясняется, что еще несколько кремлевских башен также имели другие названия, ныне уже почти позабытые. Так, главная башня Кремля когда-то именовалась Фроловской, Константино-Еленинская называлась Тимофеевской, а Тайницкая – Чешковой.


Успенский собор Московского Кремля


Хотя о белокаменном Кремле Дмитрия Донского известно крайне мало, тот факт, что тогдашние башни практически располагались на тех местах, что и современные, позволяет оценить те новшества, которые были применены при строительстве Московского Кремля в XIV в.


Вид Благовещенского собора. Гравюра 1830-е гг.


Чертеж Благовещенского собора в XIX в.


Золотая Орда внимательно следила за ростом влияния Москвы, стремительно усилившегося после сражения на Дону. Пытаясь ограничить его, новый хан Тохтамыш решился наказать Дмитрия Донского. В конце лета 1382 г. он двинулся на Русь.

Согласно летописцу, Тохтамыш «прииде къ Москве месяца августа въ 23 день въ понеделникъ въ полобеда». Наутро начался штурм. Однако взять прекрасно укрепленную крепость Тохтамышу не удалось. Тогда хан прибег к хитрости. На четвертый день осады к Кремлю подъехали татары с двумя суздальскими князьями, шуринами Дмитрия Донского, которые поклялись, что хан не сделает осажденным ничего плохого. Горожане «же емше имъ веру и отвориша врата градныя и выидоша со кресты, и со княземъ, и з дары, и съ лутчими людми». Но татары нарушили клятву, а затем в городе началась резня: «начата вся безъ милости сещи».

Несмотря на то что нашествие Тохтамыша нанесло серьезный урон Кремлю, оно не смогло остановить его дальнейшего развития. От рубежа XIV–XV вв. до нас дошли первые сведения о топографии Кремля. В него въезжали через несколько ворот, устроенных в надвратных башнях: створки ворот были обиты железом. К устью Неглинной выходили Боровицкие ворота, на Москву-реку – Чешковы или, Водяные (впоследствии Тайницкие). На восток были обращены Тимофеевские (позднее Константино-Еленинские), Фроловские (позднее Спасские) и Никольские ворота. С этой, наиболее доступной для неприятеля стороны, Кремль был дополнительно защищен рвами и валами. Западная сторона прикрывалась болотистой долиной Неглинной. Таким образом, Кремль в плане по-прежнему представлял собой треугольник.


Росписи Благовещенского собора. XVI–XVII вв.


Грановитая палата


Главным его украшением все так же являлись каменные соборы, построенные при Иване Калите. Рядом с Архангельским и Успенским соборами стоял «златоверхий терем» великого князя со «стекольчатыми оконцами» (что по тем временам было редкостью). Самой красивой частью деревянного дворца являлись выходившие на Москву-реку Набережные сени. Спускавшиеся от них лестницы с рундуками придавали терему живописный вид. По соседству с великокняжеским двором находились митрополичий двор, а также дворы удельных князей – совладельцев Москвы: каждый из них представлял собой целый комплекс хозяйственных построек. Постоянная угроза вражеских нашествий заставляла искать защиты внутри Кремля и всех, тогда еще немногочисленных, московских бояр. Боярские дворы являлись усадьбами, в центре которых стояли хоромы владельца, окруженные хозяйственными службами. Иногда рядом с хоромами выделялась домовая церковь.


Кутафья башня


Тогдашний Кремль по территории был несколько меньше нынешнего, поскольку весь его северо-восточный угол еще не входил в пределы крепости. Условно территория Кремля делилась на две части: нагорную, где стоял великокняжеский терем, и низменную – Подол. Полагают, что скат кремлевского холма, обращенный к Москве-реке, первоначально был более пологим, чем теперь, и по нему располагались боярские и княжеские дворы. Позднее, для укрепления края холма от обвалов, началось его укрепление сваями и небольшими срубами, и он стал более крутым: в XVI в. его стали именовать «зарубом».

Внутри Кремля проходило несколько улиц. По вершине холма тянулась Большая улица, связывавшая Боровицкие и Фроловские ворота. От нее отходило несколько боковых переулков и улиц, две из которых вели к Фроловским и Никольским воротам. Проезжая улица имелась и на Подоле: она выходила к Тимофеевским воротам, которые связывали Кремль с посадом.

После нашествия Тохтамыша Кремль постепенно отстраивался вновь. Летописи донесли до нас отдельные известия об этом. Так, под 1389 г. впервые упоминается деревянная церковь Св. Афанасия. В 1393 г. вдова Дмитрия Донского Евдокия на месте прежней деревянной церкви Воскресения Лазаря строит каменный храм Рождества Богородицы. При этом в качестве придела к новому храму был сохранен престол во имя Воскресения Лазаря. Однако позднее, уже в XVII в., по неизвестным нам причинам этот придел был заброшен и в дальнейшем совершенно заброшен. Память о нем глухо хранилась только в летописях. И только в 1837 г., когда производился ремонт Теремного дворца, замурованная церковь была случайно открыта и восстановлена. Ныне она считается древнейшей сохранившейся постройкой Кремля и всей Москвы.

В 1407 г. незадолго до своей кончины Евдокия закладывает каменную церковь Вознесения в Вознесенском монастыре, который позднее стал местом захоронения великих московских княгинь и княжон.


План Архангельского собора


В те же годы по соседству с великокняжеским двором был построен каменный Благовещенский собор, ставший домовой церковью московских князей. Весной 1405 г. его расписали иконописцы, среди которых выделялись Феофан Грек, Прохор из Городца и снискавший вскоре всеобщее признание своим мастерством Андрей Рублев.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47