Коллектив авторов.

Москва. История районов



скачать книгу бесплатно


Церковь Сергия Радонежского, что в Пушкарях


В 1631 г. в Печатной слободе значилось 49 дворов. Приходской церковью московских печатников был храм Успения Богородицы, «что в Печатниках», сохранившийся и поныне. Деревянная церковь значится здесь с 1635 г., каменной упоминается с 1695 г.


«Соборное уложение». Московский печатный двор. 1649 г.


По соседству с селом Напрудным в XVII в. располагалась Троицкая слобода, принадлежавшая Троице-Сергиеву монастырю, крупнейшему из русских обителей. Ныне о ней напоминают названия Троицких улицы и двух переулков. Слобода разместилась здесь неслучайно – именно тут к Москве подходила Троицкая дорога, которая получила свое название от Троице-Сергиева монастыря и вела из первопрестольной к этой обители.

В слободе имелась приходская Троицкая церковь (2-й Троицкий пер., 10), которая была построена около 1632 г. В 1689 г. ее деревянное здание сгорело и было перестроено в камне на рубеже XVII–XVIII вв.


Церковь Живоначальной Троицы в Троицкой слободе в XIX в.


Слобода была одной из самых больших в Москве: в 1631 г. здесь, в селе Новотроицком, как тогда именовалась слобода, значилось 106 дворов. Из описания 1646 г. становится известным, что «Живоначальныя Троицы Сергиева монастыря вотчинная Троицкая слобода, под Москвою, за Земляным городом» располагалась по обе стороны реки Неглинной. Помимо пяти дворов причта здесь отмечены «129 дворов безпашенных бобылей, а кормятся на Москве работою». В начале XVIII в. слобода вошла в городскую черту, и в дальнейшем ее история является составной частью московской.

По соседству со слободой печатников, на месте современного Пушкарева переулка, находилась обширная Пушкарская слобода, в которой жили пушкари (артиллеристы). Появление огнестрельных орудий на Руси относится к концу XIV в. Летописец впервые зафиксировал применение пушек при осаде Москвы ханом Тохтамышем в 1382 г. Служба пушкарей была пожизненной и, как правило, переходила от отца к сыну. В нее вступали, особенно вначале, вольные люди из всех сословий. За свою службу пушкари получали хлебное жалованье, имели свои дома. В 1638 г. в слободе значилось 374 двора, а ее центром была стоявшая здесь до 1935 г. церковь во имя Сергия Радонежского, «что в Пушкарях». В 1625 г. она значится деревянной, а с 1653 г. здесь велось строительство каменного храма, завершившееся лишь к 1689 г. Здесь был известен также и другой храм – во имя Спаса Преображения, построенный в камне к 1683 г. Свой военный характер данная местность сохраняла еще очень долго.

Церковь Троицы, «что в Листах», располагавшаяся на Сретенке, напоминает о стрелецкой слободе. При царе Алексее Михайловиче здесь были поставлены дворы стрелецкого полка, находившегося в приказе Василия Пушечникова.

Дворов здесь было около 500. В конце XVII в. здешними стрельцами командовал Л. П. Сухарев. Троицкий храм, известный по документам с 1635 г., с 1661 г. стал каменным.


Церковь Троицы в Листах в XIX в.


Древнейшим поселением нынешнего района за пределами Земляного города являлось село Напрудное, располагавшееся на берегах речки Напрудной, которая брала свое начало в районе нынешнего Рижского вокзала и затем впадала в Неглинку. В сохранившихся источниках это село впервые упоминается в духовной грамоте Ивана Калиты 1331 г., завещавшего своему старшему сыну Семену «село Напрудское у города». На протяжении нескольких столетий село, переходя от одного московского князя к другому, находилось в дворцовом ведомстве.


Церковь Троицы в Листах в, современный вид


Возможно, центром села издавна являлась церковь во имя святого Трифона. Первые достоверные сведения о ней содержатся в документах Патриаршего приказа за 1625 г., а в описании 1646 г. она значится каменной: «Дворцовое Напрудное село, за Сретенскими вороты, по Переславльской дороге, подле Москвы, а в селе церковь Мученика Трифона каменная, у церкви во дворе поп Варфоломей, в селе 19 дворов крестьянских, людей в них 35 человек». Но, судя по всему, каменный храм существовал здесь значительно раньше: по натурным обследованиям существующее здание церкви было сложено из тесаного камня в первой половине XVI в. Позднее город подошел непосредственно к селу, и оно преобразуется в Напрудную слободу, которая в начале XVIII в. вошла в состав Москвы.

Красносельский

Церковь Николая Чудотворца на Мясницкой (до XVIII в.)


К Москве издавна прилегали многочисленные села, деревни и слободы, постепенно входившие в черту столицы. Одним из них было Красное село, память о котором запечатлена в названиях трех улиц (Верхней, Нижней и Малой Красносельской) восточнее Комсомольской площади, 1–6-го Красносельских проездов, станции метро и в наименовании московского района. Впервые о нем узнаем из завещания 1423 г. великого князя Василия I, отдававшего во владение сыну Василию «селце оу города оу Москвы над Великим прудом».

По духовной грамоте 1462 г., Василий Темный отдавал «село Красное над Великим прудом» своему старшему сыну Ивану, и с тех пор на протяжении нескольких столетий оно находилось в дворцовом ведомстве. Иван III имел здесь загородный двор.

В период Смутного времени Красное было фактическим ключом к Москве. Это хорошо понимал царь Василий Шуйский, который, борясь с «тушинским вором», в 1609 г. приказал «быти в Красном селе для оберегания от воров изменников воеводе Никите Михайлову сыну Пушкина да Нелюбу Васильеву сыну Огареву». С ними было более 600 стрельцов, около 300 ратников и 10 пищалей. Осознавал стратегическое положение села и самозванец. В 1609 г. Красное село было сожжено казачьим атаманом Гороховым, который переметнулся из стана Шуйского в лагерь «тушинского вора». В итоге конец царя был предопределен.


Неизвестный художник. Троицын день в Красном селе. 1840-е гг.


После Смуты село медленно восстанавливалось. К 1638 г. в нем считали 118, а в 1646 г. – 120 дворов. В XVII в. был заселен ближайший участок дороги к поселению, где сегодня пролегает Нижняя Красносельская улица. С 20-х гг. XVII в. упоминается стоявшая на ней деревянная Покровская церковь, при которой в конце того же столетия появился придел Николая Чудотворца. По близости ручья Ольховец за ней вскоре закрепилось наименование «на Ольховце». В 1730 г. был напечатан указ о строительстве каменного храма: предполагалось прибавить новый придел Иоанна Предтечи. Церковь неоднократно перестраивалась впоследствии, пока ее классический облик не был закреплен в 1838 г. мастерством О. И. Бове. Покровская церковь являлась главной доминантой южной половины села, где группировалась большая часть поселения.

В северной части главной была Крестовоздвиженская церковь. В 1692 г. на месте прежней деревянной была построена каменная, которую чаще именовали по приделу Тихвинской иконы Божией Матери.

Красносельский дворец в XVII в. не был значительным архитектурным явлением, как Коломенский или Преображенский. Он включал в себя деревянные жилые покои, придворную церковь Спаса и службы. Хоромы располагались на северном берегу пруда и фасадом выходили на водоем. В 1747 г. дворец ремонтировался под началом известного архитектора Ивана Мичурина. В 1776 г. церковь Спаса была упразднена «за ветхостью» и разобрана, а утварь передали в храм дворцового приселка Гольяново. В 1790 г. сломали последние остатки деревянного дворца, а его место стали сдавать на откуп частным лицам.

В конце XVII в. в Красном считали 220 дворов. Кроме дворцовых крестьян здесь жили подьячие, сокольники, ловцы, купцы, стольник и думный дьяк. В середине и конце XVIII в. к югу от Красного пруда, по берегам речки Чечеры, проходили народные гулянья. Здесь стояло много качелей и других увеселений. В 1759 г. Ж.-Б. Локателли был построен деревянный театр. В 1759 г. командированные из Петербурга в Москву для устройства театра актеры Ф. Г. Волков и Я. Д. Шумский ставили в «Локателлиевом доме» русские спектакли.

Прокладка в 1742–1747 гг. Камер-Коллежского вала фактически очертила новую границу Москвы, в которую включалось и Красное село. С этого времени оно окончательно стало терять сельский уклад. В конце XVIII в. здесь считали 80 домовладельцев, т. е. на протяжении почти столетия население держалось на одном уровне. Около половины дворов принадлежало чиновникам и военным, а около четверти – купцам.

В Земляном городе, между нынешними Сретенкой и Мясницкой, расположился Панкратьевский переулок, названный так по находившейся здесь в XVII в. черной Панкратьевской слободе. Она была названа так, очевидно, по церкви Святого Панкратия, известной в сохранившихся документах с 1620 г. В ней жили по преимуществу скорняки. Они работали на дому и имели свои лавки в Скорняжном ряду, где торговали готовыми изделиями.

Слобода располагалась по обе стороны Сретенки, близ современного Садового кольца. Возникла она на рубеже 20–30-х гг. XVII в. и в 1653 г. насчитывала 168 дворов. Позднее, при царе Алексее Михайловиче, между дворами Панкратьевской слободы были поставлены дворы стрельцов поселенного здесь полка (приказа Василия Пушечникова), которым в конце века командовал Л. П. Сухарев. Об этом напоминает Костянский переулок, вплоть до 1922 г. называвшийся Стрелецким.

Мясницкая улица зафиксировала название Мясницкой слободы, в которой жили царские мясники. Центром слободы был храм Николая Чудотворца, документально известный с 1620 г., хотя несомненно, что он существовал уже в XVI в. Церковь была снесена в 1928 г., и ныне на ее месте расположилось здание Госкомстата (ул. Мясницкая, 39).

Большая Спасская улица и Спасский тупик напоминают о стоявшей за Сретенскими воротами Земляного города казенной Спасской слободе. В ней жили различные дворцовые служители. Она образовалась в середине XVII в., а ее центром стала Спасская церковь, построенная в 1642 г.

Басманный

Церковь Апостолов Петра и Павла на Новой Басманной. Фото XIX в.


Своим названием этот московский район обязан дворцовой Басманной слободе, память о которой сохранилась в именах Старой и Новой Басманных улиц, переулка и тупика.

Басманная слобода была одной из крупных дворцовых слобод Москвы, по числу дворов уступавшая лишь Садовой, Барашской и Огородной – в 1638 г. здесь считалось 64 двора, а к 1679 г. их ломаных сандриках и крепованных карнизах. Авторство постройки обычно приписывают известному архитектору Д. В. Ухтомскому.


Церковь Великомученика Никиты на Старой Басманной


К концу XVII в. Басманная слобода расширилась на север. Появилась новая улица, на которой не позднее 1695 г. встала «новопостроенная» деревянная церковь Петра и Павла, небесных покровителей царя Петра I. Ее приход состоял из 44 дворов – тяглецов Басманной слободы и «загородных», живших за чертой города. Однако эта территория, находившаяся по соседству с Басманниками, называется иначе – Новой солдатской, или Капитанской, значилось уже 113. Ее центром являлась Сретенская церковь с приделом Великомученика Никиты, известная с 1625 г. В 1722 г. церковь значится уже каменной, а через восемь лет – обветшавшим каменным строением. Но только спустя четверть века, в 1751 г., было построено существующее барочное здание (Старая Басманная ул., 16).


Церковь Апостолов Петра и Павла на Новой Басманной после реставрации


Считают, что оно включило в себя остатки прежней каменной церкви. Однако вряд ли старый слободской храм был таким большим. Прекрасные формы «елизаветинского» барокко видны в ломаных крыше и главке, обрамлениях окон, слободой; реже – Новой Басманной. Здесь указом царя были поселены военные, а с 1714 г. в обеих Басманных слободах дозволено строить дворы купцам. Уже к 1702 г. население района увеличилось более чем вдвое – в приходе стало 114 дворов.

По словам иностранных путешественников, здесь, по соседству с Немецкой слободой, жили те иноземцы, кто перешел на русскую службу и принял православие.

Несколько слобод района располагалось в пределах Белого города.

Лучников переулок, расположившийся между нынешними Мясницкой и Покровкой, напоминает о Лучниковой слободе. По одной из версий, здесь торговали луком, по другой – жили ремесленники, изготовлявшие метательное оружие – луки. Центром слободы являлась Георгиевская церковь, «что в Старых Лучниках», упоминаемая как деревянная с 1625 г. и перестроенная в камне в 1693 г.

Еще об одной слободе – Блинниках напоминает церковь Николая Чудотворца, «что в Блинниках» (иногда она упоминается «что в Кленниках»), располагавшаяся в начале Маросейки. Предшественником этого храма являлась деревянная церковь Симеона Дивногорца, построенная в 1468 г. Иваном III. В XVII в. его сменил деревянный храм Николая Чудотворца, перестроенный в камне к 1657 г. Слободу населяли блинники – мастера, изготовлявшие блины.

В Древней Руси блины пеклись, как правило, в двух случаях – во время Масленицы и поминок, являясь непременным их атрибутом. Обычай справлять Масленицу – неделю, предшествующую Великому посту, был перенесен на Русь через Византию из Древнего Рима, где встрече мартовских календ предшествовали дни поминовения усопших. На Руси в старину первый масленичный блин всегда отдавался нищим на помин душ покойных.


Церковь Святого Георгия Победоносца в Старых Лучниках в XIX в.


Современный Архангельский переулок между Мясницкой и Покровкой был назван по располагавшейся здесь церкви Архангела Гавриила. В ее окрестностях находилась патриаршая Гавриловская слобода. Поскольку этот переулок в старину именовался еще и Котельниковым, можно полагать, что слобода была ремесленной. В 1632 г. в ней значилось 62 двора. Храм на этом месте впервые упомянут в 1551 г. и именовался тогда церковью Гавриила Архангела «в Мясниках». В 1620 г. он именуется как «Гавриила Великого, что на Поганом пруде» и уже тогда является центром Гаврииловской патриаршей слободы. С 1657 г. церковь значится уже каменной.


Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня)


С 1699 г. владения к северу от храма начинает скупать любимец Петра I Александр Данилович Меншиков, а к 1705 г. на месте современного почтамта сформировалась его обширная усадьба. В 1704 г. стоявший с нею храм разобрали и уже к 1707 г. возвели новую постройку, невиданную в Москве по высоте (81 м), вошедшую в историю под названием Меншиковой башни.


Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня)


Новая церковь вызвала пересуды у москвичей, ибо оказалась на полторы сажени выше колокольни Ивана Великого. Но простояла она недолго – 14 июня 1723 г. она загорелась от удара молнии: занялся деревянный шпиль, огонь перекинулся ниже, и все 50 колоколов упали, проломив своды. Так закончилось это предприятие всесильного вельможи. Лишь в 1770-х гг. храм был приведен в порядок.


Церковь Николая Чудотворца в Блинниках в XIX в.


Но, пожалуй, древнейшим поселением являлось село Кулишки, располагавшееся в районе между Маросейкой, Покровкой и Солянкой, память о котором долгое время сохранялась в названиях церквей Петра и Павла, Трех Святителей, Рождества Богородицы, Всех Святых, Кира и Иоанна, имевших одинаковые определения: «что на Кулишках». Свое название Кулишки получили от слова «кулига» – мокрое, топкое место. По преданию, именно здесь располагалось одно из сел боярина Стефана Ивановича Кучки, первоначального владельца Москвы в тот период, когда она являлась еще сельским поселением.

Еще одним древним селом здесь являлось Подкопаево, память о котором сохранилась в названии Подкопаевского переулка и церкви Николы, «что в Подкопаеве». Впервые оно упоминается летописцем под 1493 г., когда после большого московского пожара сгорел дворец в Кремле, Иван III вынужден был поселиться «у Николы у Подкопаева под конюшнею в крестьянских дворех». Главным здесь являлся храм Николы Чудотворца. Здание церкви было каменным уже в 1629 г.

Спасоглинищевский переулок был назван так по церкви Спаса, «что в Глинищах». Впервые в сохранившихся источниках Глинищи упоминаются в духовной Адриана Ярлыка – старца Симонова монастыря, составленной в 1460 г. Название этого поселения достаточно прозрачно. Здесь жили глинники, мастера, изготовлявшие глиняные печи.

Колпачный переулок, как полагают, был назван по Колпачной слободе, где жили ремесленники, делавшие колпаки. Ныне под этим словом, имеющим татарское происхождение, понимают головной убор. Но в древности первоначально так именовали высокую суживающуюся кверху шапку с узким меховым отворотом и с одной или двумя прорехами, к которой прикреплялись пуговицы и запоны. Делались колпаки из дорогих материй, преимущественно бархата «червчатого», и украшались жемчугами и другими драгоценными камнями. Носили их московские князья. Колпаком также называли воинское наголовье, состоявшее из венца или околышка и навертья или высокой остроконечной тульи. Иногда для защиты щек, затылка и плеч к этому наголовью прикреплялась кольчужная сетка, застегивавшаяся у шеи или на груди запонами. Позднее этим словом стали обозначать головные уборы простонародья.

По соседству известны Хохловские переулок и площадь, напоминающие о существовании здесь Хохловки, поселения украинцев. Здесь они селились с начала XVII в., еще до воссоединения Украины с Россией. Церковь известна с 1625 г. и была перестроена в камне к 1657 г. Определение же «на Хохловке» впервые фиксируется с 1653 г.


Церковь Рождества Богородицы на Кулишках, что на Стрелке, в XIX в.


Церковь Успения Богородицы «в Котельниках» на углу нынешних Покровки и Потаповского переулка свидетельствует о наличии здесь слободы котельников. Церковь известна с 1511 г., а в 1652 г. была перестроена в камне. Ремесло котельников требовало использования открытого огня, и поэтому неудивительно, что их поселение располагалось на окраине города. Однако с расширением городской территории слобода оказалась внутри жилых кварталов, и котельники, очевидно, вынуждены были перебраться за Яузу, где ныне известны Котельнические переулки и набережная.


Церковь Николая Чудотворца в Подкопаеве в XIX в.


Другие слободы расположились между современными Бульварным и Садовым кольцами. Между нынешними Мясницкой и Покровкой располагалась дворцовая Огородная слобода, обитатели которой поставляли различные овощи. Из них наибольший спрос имели капуста и огурцы. Из других овощей наиболее распространенными культурами являлись морковь, лук, чеснок, редька, свекла. Из фруктов наиболее популярными были яблоки. Несмотря на суровость московского климата, для нужд двора здешние огородники умудрялись выращивать в «содилах» (парниках) даже арбузы и дыни.


Церковь Николая Чудотворца в Подкопаеве, современный вид


Память о слободе сохранилась в названии переулка Огородная слобода. Она была одной из самых больших в Москве. В 1638 г. в ней значились 174 двора, а к 1679 г. их число возросло до 373. Главной здесь являлась упоминаемая в источниках с 1625 г. церковь Святого Харитона Исповедника, по которой получили названия Большой и Малый Харитоньевские переулки. Кроме этого, в слободе существовала и другая церковь – Трех Святителей, «что в Старых Огородниках», документально известная с 1635 г. и перестроенная в камне к 1680 г.


Церковь Успения Богородицы на Покровке в Котельниках. XIX в. Литография


Несколько больших дворцовых слобод находились южнее Покровки. Барашевская слобода дала название Барашевскому переулку. О занятиях населявших ее барашей в литературе долгое время шли споры, пока не стало ясно, что барашами назывались княжеские, а затем царские слуги, возившие за государем в походах шатры и раскидывавшие их в поле для царского отдыха. Документы отмечают в Барашевской слободе две приходские церкви: Воскресенскую и Введенскую. Первая из них упоминается с 1620 г., а вторая вошла в историю Москвы тем, что при ней в 1660-х гг. действовала одна из первых известных нам московских школ, которую на свои средства устроил местный священник И. Фокин. По некоторым сведениям, до поселения барашей здесь существовала небольшая Ильинская слободка.


Церковь Введения в Барашах


Два Казенных переулка (Большой и Малый) сохраняют память о Казенной слободе, располагавшейся с правой стороны Покровки. В Древней Руси казной называли запасы всяких вещей, драгоценных камней, денег и т. п. Отсюда выражения: казна домовая, казна постельная, казна золотая, казна серебряная и проч. Но чаще всего это слово употреблялось по отношению к великокняжеской, а затем царской казне. Ею заведовал казначей (эта должность начинает встречаться в источниках с конца XV в.), а затем Казенный приказ, впервые упоминающийся в 1578 г. Сама казна помещалась в Кремле, при Благовещенском соборе. Ее обширные и прекрасно устроенные кладовые под собором сохранялись очень длительное время, вплоть до начала XX в.


Церковь Троицы в Сыромятниках. Фото 1881 г.


Поскольку значительной частью казны являлись меха, различные наряды и т. п. ценные вещи, становится понятным, что в распоряжении приказа находились скорняки, портные и другие мастера. Основное население слободы составляли дворцовые служители, хранившие различного рода дворцовое имущество. В конце улицы стояла церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи. Существовал здесь и второй приходский храм – церковь Апостола Якова, прослеживаемая по документам с 1625 г. и перестроенная в камне в 1676 г. Последняя иногда именовалась «что в Хлебниках в Казенной слободе».


И.-Р. Сторн. Вид Немецкой слободы на реке Яузе


Находящийся неподалеку от них Казарменный переулок когда-то именовался Дегтярным – по дегтярному двору, а также Малые Садовники – по небольшой (в 1638 г. в ней значилось 25 дворов) слободе садовников по его правой стороне.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47