Коллектив авторов.

Личность в культуре и образовании: психологическое сопровождение, развитие, социализация



скачать книгу бесплатно

Понятие «совладающее поведение» (coping) используется, по мнению Е. В. Куфтяк, для обозначения поведения личности в любых ситуациях, категоризуемых человеком как критические или же трудные [2, с. 16–17].

В большинстве исследований поведение, основанное на применении личностью определенных способов для разрешения сложившейся кризисной ситуации, определяется как совладающее. Задача совладания состоит в том, чтобы выявить наилучшие возможности индивида для анализа кризисной ситуации, использовать максимально адаптивные методы для выхода из нее, а также уменьшение эмоционального напряжения каждого из участников кризисной ситуации. Большинство исследований сосредоточены на изучении индивидуального совладающего поведения человека, его способности справляться со стрессовыми ситуациями разного уровня (Куфтяк Е. В., 2012). Однако в данной статье индивидуальное исследование личности рассматривается в рамках семьи и общей способности всех ее членов справляться с кризисной ситуацией.

Опираясь на эту позицию и принимая во внимания тезисы Е. В. Куфтяк, динамика совладающего поведения рассматривается от индивидуального решения проблемы к совместному. Просматривается переход от точек зрения каждого индивида, занимающего в семье свою позицию, до выработки совместной семейной стратегии разрешения кризисной ситуации. Семейное совладание, таким образом, рассматривается как непрерывный процесс трансформации и оптимизации внутренних убеждений и внешних факторов семьи как единого целого. Учитывая динамику жизненного цикла каждой семьи, при столкновении с кризисной ситуацией и поиском вариантов ее решения необходимо учитывать новые потребности и возможности семьи в соответствии с этапом развития семейных отношений [2, с. 19].

Опираясь на исследования Е. В. Куфтяк, следует сказать о развитии общих представлений психологии семейного совладания в конкретных исследованиях [3, 4]. В русле этих исследований выполнено несколько серьезных проектов «Диадический копинг в контексте близких отношений» (РГНФ, 2009–2010), «Психологические механизмы совладающего поведения как условие устойчивости семейной системы» (РГНФ, 2011–2013). Работы охватывают семьи на разных этапах жизненного цикла, нормально функционирующие и дисфункционально функционирующие семьи, совладающие и несовладающие с жизненными трудностями семьи, семьи с проблемным членом семьи.

Говоря о взгляде зарубежных исследователей вопроса семейного совладания, Е. В. Куфтяк в своем обзоре выделяет Д. Рейсса и М. Оливьери, Г. Маккабана и Дж. Паттерсона [2, с. 18].

Д. Рейсс и М. Оливьери в своей концепции используют три этапа анализа кризисной ситуации и выхода из нее: определение проблемы, пробное воздействие и уверенность в принятом решении (Reiss D. Oliveri M. E., 1980). С их точки зрения, эти этапы являются основополагающими для исследования и анализа стратегии семьи, используемой для выхода из кризисной ситуации. В рамках указанных этапов каждый член семьи использует свои стратегии поведения, основанные на внутренних убеждениях.

Оппонентами Д.

Рейсса и М. Оливьери в этом вопросе выступают Г. Маккабин и Дж. Паттерсон. Они предлагают модель, в которой рассматривают возможные варианты реагирования семьи на приспособление и адаптацию к возникшим трудностям [5]. Авторы утверждают, что семьи используют различные адаптивные стратегии семейного совладания, и выделяют такие фазы, как сопротивление, изменение структуры и укрепление. При прохождении каждой фазы семье необходимо научиться совладать со стрессовой ситуацией, справляться с влиянием стрессообразующих факторов на устойчивость и сопротивляемость семьи, а также найти необходимые ресурсы и способности для выхода из кризисной ситуации. По мнению авторов, указанные фазы располагаются именно в такой очередности, потому что первоначально семья сталкивается с сопротивлением (как внутренним, так и внешним) сложившейся ситуации. Затем происходит осознание ситуации, ее анализ, затем изменение структуры самой стрессовой ситуации и отношения к ней каждого члена семьи, что, в совокупности, ведет к укреплению выбранной позиции и выходу из кризиса. Однако, как мы уже говорили, проживание жизненных циклов у каждой семьи происходит по-разному, поэтому семья может «застрять» в одной из фаз и находиться в ней до тех пор, пока не разберется с ситуацией.

Эффективность семейного совладания определяется по способности семьи восстанавливаться после стрессового события [2, с. 26–27]. Рассмотрим следующие варианты:

1. Семья продолжает оптимально функционировать, несмотря на внесенные изменения в процессе выхода из кризисной ситуации.

2. Кризис незначительным образом сказался на устойчивости семьи, однако после истечения определенного времени и принятия соответствующих изменений семья справляется с ситуацией и продолжает оптимальное функционирование.

3. Кризисная ситуация не разрешена семьей в полной мере. В привычных условиях действие стрессора не вызывает диссонанса в семье, однако при нарушении семейного баланса и привычного функционирования семья неспособна противостоять кризису.

4. Семья длительное время находится в кризисной ситуации, отрицает ситуацию кризиса, отказывается от внедрения изменений в сложившийся семейный уклад.

Устойчивость семей к стрессовым ситуациям в различных теориях и концепциях объясняется по-разному. Она рассматривается как способность семей к адаптации в стрессовой ситуации и основывается на единении всех ее членов и общности семейных ценностей. Устойчивость зависит от эффективности семейных механизмов интеграции семьи (Э. Г. Эйдемиллер); объясняется наличием факторов, определяющих семейную способность адаптироваться (Г. Маккабин, М. Маккабин, А. Томпсон); выступает как действие семейных стабилизаторов системы семьи (А. Я. Варга); зависит от особенностей системы взглядов в семье, организационных особенностей и коммуникативных процессов (Ф. Уолш) [2, с. 27–28].

В семье, как в развивающейся структуре, происходят разные стрессовые ситуации, требующие решения. Они могут быть как краткосрочными, так и долгосрочными, например, утрата одного из членов семьи, хроническая болезнь. Такие ситуации требуют особого внимания, поскольку длительность нахождения в них влияет на эмоциональный и психологический фон как семьи в целом, так и каждого из ее членов. Успешный выход из стрессовой ситуации возможен только при положительном климате внутри семьи, понимании состояния друг друга всеми ее членами и оказании помощи, когда она необходима.

Библиография

1. Клиническая психология. Словарь. Под ред. Творогова Н. Д., ПЕР СЭ, М., 2007 / Интернет-ресурс http://www.insai.ru/slovar/ koping-povedenie

2. Куфтяк Е. В. Семейное совладание: концептуальные положения и исследование // Человек. Сообщество. Управление. 2012, № 2.

3. Куфтяк Е. В. Психология семьи: регуляция и защита. Кострома, 2011. 384 с.

4. Психология семьи: стресс, совладание и устойчивость / Под науч. ред. Е. В. Куфтяк. Кострома, 2012. 160 с.

5. McCubbin H. I., Pallerson J. M. The family stress, process: double

ABCX model of adjustment and adaptation // Social stress and the family / eds. H. I. McCubbin, M. B. Sussman and J. M. Patterson. New York: The Hayworth Press Inc., 1983.

Возможности диагностики честолюбия у детей дошкольного возраста

Барсукова Оксана Владимировна

Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону

Дошкольный возраст – это период активного формирования и развития личности ребенка. Одним из качеств, которое может формироваться у ребенка, является честолюбие. Детское

честолюбие – это стремление ребенка за свои реальные достижения стать признанной личностью для своих родителей, братьев и сестер, а также для других значимых взрослых (воспитателей, учителей, родственников и др.) и сверстников (друзей и др.). Так, например, проявления детского честолюбия можно увидеть в желании ребенка получить «главную» роль в детской игре, в стремлении к первенству. При этом следует помнить, что желание ребенка обратить на себя внимание как обобщенное проявление его честолюбия может носить как положительную, так и негативную направленность.

На формирование честолюбия ребенка оказывает влияние, в первую очередь, стиль воспитания и отношение родителей, которые могут целенаправленно формировать у ребенка честолюбие или, сами того не осознавая, своим личным примером способствовать развитию честолюбия (П. Ф. Лесгафт, А. Адлер и др.). Как показал анализ психолого-педагогической литературы, к развитию честолюбия ребенка приводят противоположные стратегии воспитания – от игнорирования до воспитания по типу «кумир семьи».

Разработка методов и методик диагностики честолюбия предполагает следующие направления, учитывающие психологические особенности детей дошкольного возраста:

1. Разработка теоретической модели детского честолюбия как основы дальнейшего исследования и диагностики.

2. Определение психологических критериев и маркеров честолюбия, доступных наблюдению и экспериментальному исследованию.

3. Разработка программы наблюдения по выявлению проявлений честолюбия ребенка во взаимодействии с родителями, воспитателями и другими детьми.

4. Разработка критериев экспертной оценки честолюбия ребенка. Экспертами могут являться родители, психологи, воспитатели.

5. Разработка опросника, выявляющего представления родителей и воспитателей о детском честолюбии.

6. Разработка эксперимента, диагностирующего честолюбие, фиксирующего эмоциональные и поведенческие реакции ребенка в ситуации достижения или недостижения честолюбивой цели. Эксперимент следует проводить в форме игры, носящей соревновательный характер.

В композиции (или модели) честолюбия можно выделить три компонента – мотивационный (Я хочу), рефлексивный (самоотношение) и нравственный (отношение к другим людям). Дополнить данную композицию можно, выделив условия развития честолюбия и внешние проявления детского честолюбия в повседневном взаимодействии с детьми и взрослыми.

Психологическими маркерами проявления честолюбия в поведении ребенка, как минимум, могут являться:

• роли в играх, которые выбирает ребенок или хотел бы исполнять (роль «главного» в игре);

• стиль общения ребенка с другими детьми (стремление к лидерству, доминирование);

• способы привлечение к себе внимания, как со стороны других детей, так и со стороны взрослых.

Программа наблюдения за честолюбием ребенка включает в себя следующие блоки (сферы общения ребенка):

1. Семья

• Взаимодействие ребенка со старшими и младшими братьями и сестрами в семье.

• Взаимодействие ребенка с родителями и другими взрослыми членами семьи.

2. Детский сад

• Взаимодействие ребенка со сверстниками в группе детского сада или на детской площадке.

• Взаимодействие ребенка с воспитателями и другими сотрудниками.

В целом, наблюдая за проявлением честолюбия ребенка, следует ответить на вопросы:

1. Как, в чем проявляется честолюбие ребенка (это могут быть слова, жесты, манеры и др.)?

2. С кем (детьми или взрослыми) ребенок ведет себя как честолюбивый?

3. В каких ситуациях ребенок реализует свое честолюбие?

4. Как часто проявляется честолюбие?

Экспертной оценке следует подвергнуть обозначенные выше психологические маркеры и корреляты честолюбия, их качественное содержание и количественную выраженность в повседневном поведении ребенка, ситуации, в которых ребенок проявляет свое честолюбие, частоту данных ситуаций. Экспертами могут выступить как люди, хорошо знающие ребенка – родители и воспитатели, так и независимые эксперты – приглашенный практикующий психолог, специализирующийся по детской психологии, психолог – преподаватель психологии в вузе и др.

В опросник, нацеленный на выявление представлений родителей и воспитателей о детском честолюбии, следует включить несколько блоков вопросов открытого и закрытого типа, в частности:

1. Определение детского честолюбия – как родители и воспитатели понимают, что такое честолюбие ребенка, как и в чем оно проявляется, как можно понять, что ребенок честолюбивый.

2. Оценка детского честолюбия – как взрослые оценивают выраженность честолюбия своего ребенка (родители) или в целом современных детей, большинство детей в группе детского сада (воспитатели).

3. Половые и возрастные особенности детского честолюбия. Кто, по мнению взрослых, более честолюбив, девочки или мальчики, с какого возраста о ребенке можно говорить как о честолюбивом. Насколько представления взрослых соответствуют реальной ситуации (сравнение результатов наблюдения и эксперимента с детьми)

4. Нравственная оценка честолюбия – оценка взрослыми честолюбия как положительного или негативного качества личности, надо или не надо целенаправленно формировать у ребенка честолюбие.

5. Способы воспитания честолюбия. Какие стратегии и приемы воспитания приводят к развитию честолюбия у ребенка. Экспериментальное исследование детского честолюбия следует проводить в форме игры соревновательного характера, игры, типичной для жизнедеятельности детей. Это может быть ролевая игра, спортивное соревнование и пр., в правилах которого определено достижение первенства.

Таким образом, представляется, что предложенное направление исследования и диагностики детского честолюбия позволит провести первоначальное эмпирическое и экспериментальное исследование, предполагающее получение информации как от детей, так и от взрослых. В дальнейшем полученные результаты позволят расширить психолого-педагогические представления о детском честолюбии и разработать методику диагностики честолюбия детей.

Библиография

1. Барсукова О. В. Честолюбие: возможности эмпирического исследования и психологической диагностики //Известия

Южного федерального университета. Педагогические науки. 2013. № 1. Ростов н/Д, 2013. С. 107–112.

2. Ильин Е. П. Психология зависти, враждебности, тщеславия. СПб., 2015.

3. Устина Ю. Н. Особенности честолюбия как этической характеристики в период становления личности: Автореф. дисс… канд. психол. наук. Казань, 2008.

4. Шевченко В. Г. Педагогические факторы воспитания честолюбия у учащейся молодежи: Автореф. дисс… канд. пед. наук. М., 2007.

Особенности отцовского отношения к младшим школьникам разного пола

Бережная Алина Михайловна, Борисенко Анна Петровна

Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону

Изучение феномена «отцовства» в настоящее время находится на этапе накопления научных знаний, Главной проблемой, тормозящей научные изыскания в данной области, является отсутствие единого определения понятия «отцовское отношение». Его практически полностью заменяет понятие «родительское отношение», что в свою очередь является более широким определением, не позволяющим разграничить материнскую и отцовскую роль в воспитании ребенка.

Для определения отцовства И. С. Кон приводит аналогичный термин из английского языка, где отцовство понимается двояко: с одной стороны обозначается как «fatherhood», то есть институт с его социокультурными нормами и ожиданиями, а с другой «fathering» или деятельность, практики и стили поведения, которые отцы применяют к своим детям [1].

Что касается определения понятия «родительское отношение», то здесь существует большое количество интерпретаций от различных авторов. На наш взгляд, наиболее содержательным определением данного понятия является определение А. Я. Варга, В. В. Столина, которые понимают под данным термином систему разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, проявляемых в общении, и особенностей восприятия характера и личности ребенка, его поступков [2].

Несмотря на то, что изучение роли отца в воспитании детей в последнее время становится очень актуальным, наименее изученной остается сфера взаимоотношения отца с детьми разного пола. Действительно существуют ли различия в отношении отца к мальчикам и к девочками или таких различий не существует? Именно ответ на этот вопрос и является целью нашей статьи.

Отношения с собственным отцом играют важную роль в становлении отношений к ребенку [3].

Проведенные исследования обнаруживают, что роль отца в воспитании и развитии ребенка младшего школьного возраста имеет ключевое значение [4]. В данном возрастном периоде на основе усвоенных образцов поведения отца складывается нравственный облик и способы поведения ребенка.

Цель нашего исследования заключается в изучении особенностей отцовского отношения к младшим школьникам разного пола. Объектом исследования выступают отцы младших школьников, предметом в свою очередь является отцовское отношение к детям младшего школьного возраста. В процессе организации исследования были сформулированы следующие гипотезы:

1. В особенностях отцовского отношения к младшим школьникам разного пола существуют различия. 2. Прослеживается взаимосвязь между уровнем развития принятия и уровнем контроля, и отцовским отношением к детям разного пола. По отношению к дочерям младшего школьного возраста отцы совершают больше нарушений воспитательного воздействия, а отношение с сыновьями отличает наибольший уровень принятия и контроля.

В организации и проведении исследования были использованы следующие психодиагностические методики: опросник родительских отношений А. Я. Варга, В. В. Столин; методика «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис), и методы математической статистики (Точечно-бисериальный коэффициент корреляции, пакет программ статистической обработки данных SPSS).

Базой нашего исследования выступила МАОУ СОШ «Эврика-Развитие» имени М. В. Нагибина г. Ростова-на-Дону. Выборка состояла из 40 отцов и их 40 детей младшего школьного возраста: 20 – девочек, 20 – мальчиков.

Эмпирическое исследование состояло из трех этапов. Первый этап представлял собой подбор методов и организацию исследования по проблеме особенностей отцовского отношения к младшим школьникам разного пола. Второй этап занимала диагностика отцов младших школьников с помощью опросника родительских отношений (ОРО), который выявлял степень принятия и уровень контроля; и методики анализа семейных взаимоотношений (АСВ), которая применялась для диагностики количества нарушений воспитательного воздействия. Третий этап представлял собой анализ и интерпретацию полученных результатов, а также их обработку с помощью методов математической статистики.

В результате с помощью методики «Анализ семейных взаимоотношений» (Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис) было установлено существование различий на уровне 1 % значимости в отцовском отношении к детям разного пола младшего школьного возраста. (Рис. 1).


Рис. 1. Количественная представленность нарушений воспитательного воздействия: гиперпротекция (Г+), потворствование (У+), недостаток требований – обязанностей (Т-), чрезмерность требований – запретов (З+), недостаток требований – запретов (З-), неустойчивость стиля воспитания (Н), воспитательная неуверенность родителя (ВН), вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания (ВК), предпочтение мужских качеств (ПМК)


Полученные результаты говорят об использовании отцами в воспитании девочек такого стиля семейного воспитания, как потворствующая гиперпротекция. Этот факт свидетельствует о том, что все потребности ребенка в семье удовлетворяются и при этом минимизируется количество обязанностей. Что вместе с низким уровнем контроля и родительского принятия может привести к развитию у ребенка демонстративных и гипертимных черт [5].

Также результаты по настоящей методике показали, что из отцов, имеющих сыновей, 66 % совершают нарушения воспитательного воздействия по отношению к детям; что же касается отцов девочек, то из них данные нарушения совершают 83 %. Что наглядно демонстрирует тот факт, что большее количество нарушений воспитательного воздействия отцы совершают по отношению к дочерям. Полученные значения показаны на рис. 2.


Рис. 2. Анализ воспитательных воздействий отцов мальчиков и девочек младшего школьного возраста


В начале исследования мы выдвинули гипотезу о взаимосвязи уровня отцовского принятия и уровня контроля с полом ребенка. Для доказательства данной гипотезы был использован опросник родительских отношений (А. Я. Варга, В. В. Столин). Полученные данные по этой методике позволили сформулировать следующие положения. Уровень развития принятия представлен высоким, низким и средним показателем выраженности признака. Отцовское отношение к мальчикам характеризуется высоким уровнем принятия; по шкале «кооперация» не было выделено различий в родительском отношении к мальчикам и девочкам младшего школьного возраста. Так же, как и по шкале симбиотических проявлений. Что же касается уровня контроля, то здесь показатели существенно различаются. У отцов мальчиков данный признак находится на высоком и среднем уровне, в то время как у девочек на низком. По шкале «отношение» к неудачам различий между отцами мальчиков и отцами девочек выявлено не было.

Для подтверждения связи между полом ребенка и уровнем контроля и принятия со стороны отца был применен метод математической статистики точечно-бисериальный коэффициент корреляции.

Значения, полученные в ходе обработки данных, позволили сделать вывод об обнаружении статистически достоверных данных о взаимосвязи пола и степени родительского принятия (6,567) и контроля (7,891) на уровне 1 % значимости. Но в отношении взаимосвязи пола ребенка и уровня кооперации (0,38), уровня симбиоза (0,33) и уровня отношения к неудачам (0,28) статистически достоверных данных выявлено не было.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9